Анатолий Рашкевич-Щербаков.

От нас несёт человеком…



скачать книгу бесплатно

Разумный Лео да Винчи ошибался в своих земляках и явно недооценивал всей той животной ненависти, накопившийся у людей за века. Вопрос: «Почему он держит животных в клетке?» – должен по праву являться ответом. Любой представитель квадратных людей смело заявит: «А где же им быть еще, как не в клетке?» Клетка – это квадрат, выполненный по модели пустоты. Удержать абсолютность в клетке для зверья никто и не пытался. Прутья решётки – один из символов абсолюта человека, которые частоколом очерчивают границы пространства для узника. Скрыть животное от глаз будет означать потерять его из вида, что недопустимо в абсолютном квадрате. Площадь, занятая зверем, насквозь видна. Узник – лишь украшение пустоты.

Квадратный человек совершенно не осознает своей природной близости к рыбам и птицам. Приручив их раз, а позже употребив на ужин, люди переставали жалеть, а тем более сожалеть. Это ещё не повседневная и укоренившаяся злоба на всё, но первый признак плохого. Диоген Синопский безумно ненавидел людей и серьёзно считал, что с ними должны поступать так же, как с животными. Античный весельчак искренне верил, что от толстопузых немного толку. И рьяно рекомендовал «людям разумным, следовало бы их провести по городу, подвергнуть очистительным обрядам и убить, разрубить на мясо и употребить в пищу, как делают с крупными рыбами, мясо которых вываривают и вытапливают из него жир; у нас, в Понте, так добывают свиное сало для умащения. Право, я думаю, у таких людей не больше души, чем у свиней».

Жестокое и алчное высказывание, брезгливое по своей натуральности, очень ярко и правдиво звучит в устах одного из сыновей абсолютистов зла. Диоген был злым и жестоким чудаком, веселившим толпу своей внешностью и занудством. Но если бы изнеженные греки знали или хотя бы догадывались, что этот оборванец, корчивший из себя дурака, является настоящей машиной зла, то, наверное, забили бы его палками. Диоген очень умно и грамотно ценил добро и зло. Проповедуя только добродетель своим «порченым» горожанам, сам оставался злым и неудовлетворенным. Он прямо утверждал, отметим, что вполне осознанно и серьезно рекомендовал в случае крайнего голода питаться мясом ближайшего человека. Каннибализм для киника-философа не являлся злом. Стоит также обратить внимание, что Диоген не объяснял, как добыть кусок свежей человечины у живого человека, при этом не сделав последнего мертвым. Собака-философ был прекрасным технологом-психологом и верно подмечал, что именно из его слов пугает, веселит или вынуждает задумываться слушателей. И главное – кого. Не совсем понятно, как правители того времени не предчувствовали, какая угроза исходит для их власти от «человека из бочки», питающегося голыми костями.

Диоген является «святым» для квадратных людей; требуя добродетели от всех граждан, сам философ творил только зло: мочился на людей, мастурбировал на глазах толпы, плевал гражданам в лицо, бил палкой тех, кого удавалось догнать, оскорблял сирот и стариков. Абсолютное зло – это характер и темперамент Диогена из Синопы.

Он утверждал, что человек должен вернуться к природе. Для квадратных людей природа – это коврик для ног, лежащий при входе в черный абсолют. Но и тут Диоген не хотел добра. Он очень сожалел, что человек, отказавшись от «природного» – бесплатного, нерукотворного, вынужден теперь строить, учить, хоронить, ремонтировать, созидать. Абсолюту быт не нужен. У него лишь существует потребность в ничегонеделании. Его роль – соблюдать безграничность, но не следить за соблюдением.

Философ именовал себя собакой, животным, преданным своему хозяину. Диоген не признавал над собой господ, но образом своей жизни их выдавал. Он был верен всему плохому и злому. Всему тому, что было назло. Наизнанку. Его хроническая ненависть к человеку не знала границ. Он всячески отрицал значимость человеческой жизни. «Многие заживо гниют, вымокая в банях и истребляя себя в любовных утехах, а умирая, они велят бальзамировать свое тело, или же положить его в мед, чтобы задержать гниение», – в ярости кричал Диоген. Как говорится – добавить нечего.

Человек возгордился собой через меру. Мы стали летать, не имея крыльев, нырять, не имея жабр, думать, не имея мозгов. Человек восстал с горшка. И тут бы Богу пора что-то делать и закричать: «Нет ничего тише мёртвого человека», – но он милосерден к своим детям. Человек всячески пытается напомнить Богу о себе. Влезть к нему в душу. Танцует в храмах, плюёт на иконы, освящает браки содомитов. Но когда жизнь катится кубарем, винит всегда Бога, того далёкого и забытого… Иногда это смотрится довольно комично. До боли душевной.

«Бертран Рассел. Кошмар богослова.

Знаменитому богослову доктору Таддеусу как-то приснилось, что он умер и отправился на небеса. Весь путь он проделал без всяких трудностей, так как богословские занятия научили его запросто ориентироваться в небе. Когда же наконец он прибыл к месту и стал стучаться в небесные ворота, то был удивлен подозрительностью, с которой его встретили.

– Прошу впустить меня, – обратился он к привратнику. – Я благонамеренный человек и всю свою жизнь посвятил трудам во славу божью.

– Человек? – удивленно переспросил привратник. – А что это такое? И потом, как может такое странное, я бы сказал, потешное существо, как вы, поддерживать чем-либо славу божью?

Доктор Таддеус был поражен.

– Вы не можете не знать о человеке, – настаивал он. – Вам должно быть известно, что человек – это высшее творение создателя.

– Мне очень не хочется обидеть вас, – сказал привратник, – но то, что вы говорите, совершенная новость для меня. И я сомневаюсь, слыхал ли кто-либо у нас здесь о таком существе. Однако, раз вы так настаиваете, я позову нашего библиотекаря, и вы можете справиться у него.

Появившийся вскоре библиотекарь оказался большим шаровидным существом, у которого было не менее тысячи глаз и один-единственный рот. Несколькими десятками глаз он уставился на знаменитого богослова.

– Что это? – спросил он у привратника.

– Да вот прибыл к нам и заявляет, – пояснил привратник, – что он из породы, которая называется человек, и живет в месте, называемом Земля. При этом у него какие-то странные представления. Он утверждает, будто создатель проявил особый интерес к их месту и к их породе. Я подумал, быть может, вы что-нибудь знаете об этом?

– Вы не могли бы объяснить мне, где находится то место, которое вы называете Землёй? – весьма любезно обратился библиотекарь к богослову.

– О, – воскликнул д-р Таддеус, – это же часть Солнечной системы!

– А что такое Солнечная система? – спросил библиотекарь.

– Ох, – несколько смущенно сказал д-р Таддеус, – моя область – Священное писание, а то, о чем вы спрашиваете, относится к мирским наукам. Однако от моих друзей, сведущих в астрономии, я слышал, что Солнечная система – это часть Млечного Пути.

– А что такое Млечный Путь? – тут же спросил библиотекарь.

– Млечный Путь – это одна из галактик, которых, как мне говорили, насчитывается что-то около ста миллионов.

– Раз их так много, – сказал библиотекарь, – то странно, что вы могли предположить, чтобы я помнил об одной из них. Но я припоминаю, что само слово «галактика» мне приходилось слышать. Действительно, среди наших помощников библиотекарей есть один, который специально занимается галактиками. Надо послать за ним, и, может быть, он сумеет помочь нам.

После недолгого ожидания появился помощник библиотекаря, занимающийся галактиками. Это было существо в виде двенадцатигранника. Когда-то оно было светлым и блестящим, но пыль с книжных полок, постоянно оседавшая на нем, сделала его тусклым и мрачным. Библиотекарь подробно рассказал ему, что вот прибывший к ним д-р Таддеус, пытаясь объяснить свое происхождение, упоминает галактики, и в связи с этим хотелось бы надеяться, что надлежащая информация может быть получена от секции библиотеки, занимающейся этим вопросом.

– Все, что можно, будет сделано, – ответил помощник библиотекаря. – Однако прошу иметь в виду, что существует сто миллионов галактик и о каждой на полке стоит один том. Поэтому потребуется некоторое время, чтобы получить нужную справку. А какую именно галактику просит найти эта странная молекула?

– Она часть Млечного Пути, – заискивающе пояснил д-р Таддеус.

– Хорошо, – сказал помощник библиотекаря, – я постараюсь найти ее.

Через три недели помощник библиотекаря вернулся и сообщил, что только благодаря тому, что в их секции имеется исключительно полная, хорошо составленная картотека, они смогли наконец разыскать требующуюся галактику под номером XO 321762.

– Все пять тысяч клерков секции галактик занимались этой работой, – добавил помощник библиотекаря и предложил: – Может быть, вы хотели бы переговорить с тем клерком, который отыскал эту галактику и специально занимался ею?

Послали за клерком, и вскоре к ним вышел восьмигранник, у которого на каждой грани было по одному глазу и всего лишь один небольшой рот. У него был смущенный вид, он щурился от непривычно яркого света, так как обычно всегда находился в мрачной полутьме своих книжных полок. Овладев собой, он обратился к д-ру Таддеусу:

– Что вы хотите знать об этой галактике? – довольно робко спросил он.

– Мне бы хотелось знать, что вам известно о Солнечной системе, – громко и самоуверенно заговорил д-р Таддеус. – Она как раз находится в той галактике, что вы нашли, и в ней небесные тела вращаются вокруг одной звезды, которая называется Солнце.

– Гм! – пробормотал клерк. – Было весьма трудно отыскать одну из миллионов галактик, но несравненно труднее найти какую-либо звезду в этой галактике. Я знаю, что в ней около трехсот миллиардов звезд, но как их различать одну от другой, я не знаю. Мне известно, однако, что по указанию нашей администрации были как-то составлены списки всех этих трехсот миллиардов звезд, и они хранятся в подвалах. Если вы считаете, что стоит заняться поиском звезды, которая называется Солнцем, то для этого придется привлечь значительное количество сотрудников из других отделов.

В конце концов решили, что, поскольку вопрос уже возник, а прибывший д-р Таддеус находится в беспокойном состоянии и очень мучится, поиски звезды, которая называется Солнцем, следует предпринять.

Через несколько лет сильно утомлённый, унылого вида четырехгранник явился к помощнику библиотекаря, ведающему секцией галактик.

– Мне удалось отыскать звезду, которая называется Солнце, – сказал он. – Но я совершенно не могу понять, чем вызван такой особый интерес к ней. Она такая же, как и большинство других звезд в этой галактике. Среднего размера, со средней температурой и окружена небольшими телами, их называют «планеты». В результате исследования я обнаружил, что на некоторых планетах имеются микроорганизмы, и думаю, что вот это прибывшее к нам существо, толкнувшее нас на эти поиски, должно быть, одно из них.

В этом месте д-р Таддеус не выдержал и разразился горькими и негодующими сетованиями.

– Почему, ох, почему, – восклицал он, – создатель скрыл от нас, бедных обитателей Земли, что он создал без нашего ведома огромное множество других небес?! Всю свою долгую жизнь я усердно служил ему, веря, что он заметит мою службу и вознаградит меня вечным блаженством. А теперь оказывается, что он даже и не подозревал о моем существовании. И к тому же вы заявляете, что я какое-то бесконечно малое микроскопическое существо, обитающее на крошечной планете, вращающейся вокруг одной из незначительных звезд, которых только в нашей Галактике насчитывается триста миллиардов. Нет, я не могу вынести этого и не могу больше восхвалять моего создателя.

– Очень хорошо, – сказал привратник. – В таком случае вам следует отправиться в другое место. И тут знаменитый богослов проснулся.

– Власть дьявола над нашими сновидениями поистине ужасна, – в большом смущении пробормотал он».

Обвинив «невинного» дьявола, человек продолжил жизнь в уподоблении зверю. А ведь человек создан лишь слугой для творца. Чарльз Дарвин «изобрёл» эволюцию для богатых, так как им ну очень уж не хотелось вести свою родословную от рабов. От обезьян можно вести свой род, благо все они в клетках, а вот Бога осилить всё никак не получается. Человек не хочет даже слышать об их существовании, не то что верить в древние святые книги. А ведь в них написана скрытая истина:

«Создам существо, назову человеком.

Воистину я сотворю человеков.

Пусть богам послужат, чтобы те отдохнули.

…Связали его, притащили к Эйе.

Объявили вину его, кровь излили.

Людей сотворил он на этой крови,

Дал им бремя Божье, богам же – отдых», – вавилонский эпос Энума элиш. Без комментариев не получится.

Да, соглашусь, что быть творением из трупа плохого человеку не совсем к лицу, но такова история, которую заслужили.

Человек вне зависимости от разума, веры и положения, не оглядываясь на прожитое и созданное культурное наследие, так и не осмелился отказаться от мифических героев своего «я». Человеческое существо независимо от своего мировосприятия и душевной глубины остаётся тварью на теле Земли. Казалось бы, человек, который достиг многого в этом мире и даже впоследствии отказавшийся от Бога – творца самого же себя, почему-то всячески избегал поднятия вопроса о прекращении своей родословной от героев типа Прометея, Геракла и подобных субъектов мифологии. Парадоксально, что Бог-творец, который всегда воспринимался в образе природы, то есть мира, окружающего все видимое, в итоге был предан исторически и убит культурно. Почета и обоготворения оставались достойны лишь псевдогерои, никем не видимые и скрытые в веках. Человек всячески и по сей день не смеет сознаться, что окружающее – его рук творение. Он не хочет нести ответственности за то, что происходит с ним, прекрасно осознавая, что Прометей тут совершенно не при чем. Во все времена люди стремились героизировать свои деяния и поступки. Убийство также должно было быть освящено как благое деяние человека. Доводы, что убивать – это грех, не воспринимались. Вера позволяла убивать врага. А врагом мог быть кто угодно, даже родные отец или мать. Веруя в Бога, жгли и распинали, колесовали и рубили. Человек пытался всю свою жалкую историю бытия высосать из грязного пальца, своеобразное культурное оправдание своему бесовству. Люди искали добродетель в луже крови и ямах с телами. Вся мифология построена на уничтожении Бога через отождествление последнего с человеком. Лишь ислам думает по этому поводу немного иначе. И в этом его некая культурная прелесть.

Люди не желают видеть себя взрослыми и считают себя «детьми» Прометея. Однако живут по-взрослому и творят безудержно. Утверждать, что именно Прометей наделил людей всеми благами комфорта – от огня до кораблей – очень разумно, с точки зрения дальнейшего почитания и веры в Бога, который, наоборот, скрывал «дарованное» и наказал за распространение последнего. Прометей будет нужен людям всегда. При бездарном капитане корабля, который идет ко дну, Прометей будет проклят и обвинен. То, что передано Прометеем человеку, оказалось в наличии у героя, а значит, именно он делал выбор важности и значимости дарованного объекта в целом. Человек гордится древнегреческим героем Прометеем, который был простым вором и обманщиком. Его деяния для человека – благо, а вот для Зевса – зло. Разобраться в мифологии Эллады – занятное дело, но не в этой работе. Поступок человека в мифах очень метко характеризует современного обывателя. Древний грек не пощадил четвероногого кентавра с хвостом. Не заметил он и широту ума и глубину мудрости Хирона. Также не увидел честность и ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ в поступках полуконя. А зачем?! Что Хирон дал человеку? Вот Прометей – истинный герой.

Люди, безголовые люмпены, вынудили «ум, разум, мудрость» в образе Хирона умереть, оставить их в покое на радость идеям Прометея и Геракла. «Случайная» смерть от руки «друга», добровольно выбранный ад, лишь бы только спасти Прометея, вора и предателя, о котором кентавр и узнал-то от своего друга Геракла. Хирон – вот истинное и идеальное лицо человека, благодетеля и счастливца. Его культурный образ есть символ добра. Хирон, по сути дела, совсем не человек. Это мифический кентавр – симбиоз человека и всеобъемлющей природы. Это баланс мира. Это не бог Пан, внешне мало чем схож с человеком. Обыкновенный черт. А вот кентавр – это человек, оседлавший природу. Люди отказываются от рационального баланса, они брезгуют быть потомками разума. Они хотят быть детьми выдуманных «героев» Прометея и Геракла. Сообщников по несчастью, действия которых были направлены лишь на решение своих личных целей и тайных планов. Последствия их «благих» деяний расхлебываем мы по сей день. Их объедки – это наша культура и цивилизация, беспомощность и слабоумие. Именно из-за «героя» Геракла среди нас живет ложь. Именно из-за «героя» Прометея мы в ярости вырабатываем желчь. Диоген утверждал, что даже самые жалкие жители греческих городов писали у себя на дверях слово «геракл», тем самым предупреждая соседей о своем «величии».

Мудрый Хирон добровольно покинул сумасшедший мир, лишь чтобы не видеть безудержного зла. Прометей, не будучи богом, но очень мечтавший им быть, стал им для людей, а сам согласился оставаться слугой у Зевса, которого не смог свергнуть. Не будет удивлением, что выбор на Хирона пал вполне осознанно и предвзято. Геракл, будучи в печали, не придумал ничего конкретного в помощи раненному и ноющему другу-кентавру: «Скройся с глаз моих долой!» Хирон, осознавший, что дружбы-то и не было никогда, не особо и корил Геракла, зная, что последний всё равно считает себя правым. Геракл же, случайно встретивший на скале прикованного Прометея, не особо-то и собирался спасать его. В те далекие времена, да и более позже – что видим с распятием Иисуса Христа – подходить к убиенному не смеет никто, тем более его спасать. Приговор не мог быть обжалован случаем! Чтобы снять с креста распятого Христа, близкие ему люди просили или подкупали. Геракл же и прошел бы мимо преступника, кстати, угрожавшего его родному отцу, если бы не одно «но». Геракл – типичный представитель семейства дураков. С детства не любивший знания и убивший своего учителя музыкальным инструментом, что было очень символично для определения причины боли и зла через предмет культуры, предназначенный для производства звуков, так ласкающих слух. Геракл доказал обратное – даже благотворное легко превратить в злотворное.

Так нужен ли был Прометей человеку? Да и кто он такой, что мы помним имя и тем более его деяния до сих пор? Человек не знает имени Бога, но данного героя знают все. Прометей – мифический персонаж, супер-существо, сверхбог, и уже потом титан, то есть по-гречески – вор, протягивающий руки к чужому добру. Почему человек, муравей в мире Богов, вдруг оказался обласкан заботой и вниманием столь важной персоны? Зачем выбор пал на людей при (зло) деяниях Прометея, которые объяснялись лишь благими намерениями? Люди, согласно мифам, мало чем отличались от представителей животного мира, которые являлись обыкновенными конкурентами в пищевой цепи. Это были жалкие существа, которых животным все никак не удавалось истребить до конца. Для выбора у Прометея был огромный ассортимент претендентов – красавцы барсы, дисциплинированные волки, гордые львы, преданные сердцем аисты, миролюбивые олени. Но и не менее жалкие существа, чем человек, такие как опарыши, глисты, черви, змеи, жабы и крысы. Почему выбор пал именно на оборванцев вселенной? Почему? Неужели человек, понимая, что на него смотрят, стал малевать по земле картины S.O.S. или размахивать куском шкурки белого кролика, умершего своей смертью?

Все дело в том, что единственным жалким и несчастным в этом мире оказался только человек. Все живые существа были счастливы! Животные не хотели никого просить и унижаться, что-то видоизменять и дополнять, они были хозяевами своего дома. Человек – этот недобитый подранок природы – всячески чернил идеальный мир. «Для Бога все прекрасно, хорошо и справедливо, а люди одно считают несправедливым, другое справедливым», – утверждал Гераклит. Размахивая условным флагом с надписью SOS, он тем самым спровоцировал жалость к себе. Дикий зверь не нуждается в сторонней жалости. Он есть очаг бытия своего мироздания. Завыть значит пометить себя слабым и беспомощным в этой картине. Все зверье молчало, понимая, что смотрят с неба с оценкой их жизни. Мировой порядок был идеален. Каждый член живого мира был дополнением, составляющей гармонии и порядка. Лишь грязный и дурно пахнущий человек, спрятавшийся за зловонной кучей слоновьего помета, моргал глазёнками, умоляя его заметить. Человек страдал в этом для него чужом мире. Он осознавал, что рано или поздно животные его уничтожат. Он гость на этой планете. Человек состоит из одного вида, и уже этим бесил все живое.

Помогать кому-то Прометей желал лишь назло верховному богу, Зевсу, и только для этого. Личность героического персонажа вполне соответствует нормам и ценностям как современного человека, так и древнего. Титан Прометей, предавший своих родных и перешедший на сторону Зевса в гражданской войне, ожидал от победителя только власти, в знак благодарности за оказанную помощь. Зевс же, будучи мудрым и оставаясь реалистом, поспешил предателя, так сказать, «опустить с небес» (что впоследствии и было совершено) своего псевдовеличия и предложил довольствоваться тем, что предоставлено в качестве награды. Прометей очень обиделся на Зевса и стал замышлять против Верховного обыкновенный бунт. Понимая, что союзников титану найти не удастся, а злоба накапливалась, Прометей ничего лучшего не придумал, как обратить в оных – земных людей. Ни червей навозных, ни глистов шакала, ни медуз жалящих, а именно отрыжку мира – человека. Дело в том, что глисты и черви Прометею бы не могли помочь по одной простой причине – они были счастливы. Менять нажитую кучу дерьма на неизвестное даже глисты отказались. Волки, тигры, медведи – те прямо в глаза рассмеялись упрашивающему их Прометею. Титан осознавал, что миром правит Бог, рабы которого довольны его властью. Но желание отомстить, желание извратить, желание изменить, желание опорожнить полное Прометею не давало покоя. Титан задавался вопросом – почему он обделен счастьем? Почему червь, с улыбкой кушающий фекалии бегемота, доволен властью Бога, вопрошал Прометей. Почему волк, упавший прошлой зимой в студеную прорубь, также не желает присоединиться к бунту? Ведь он чуть не помер, обморозил лапы, разбил челюсть об лед, но при этом хвалит Бога. А почему бабочка, жизнь которой столь коротка, что она вправе требовать у Зевса продление ее, порхает и радуется свету, посланным Богом??? Прометей печалился, когда видел счастье жизни, излучаемое животными. Тут можно было титану и заплакать от бессилия, если бы он не услышал тихий голос из кучи дерьма.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Поделиться ссылкой на выделенное