Анатолий Половинкин.

Синтетик: начало



скачать книгу бесплатно

– Да.


Глава IV


Сесть вместе с этой штукой в машину – а иначе как «штукой» Чак Крейвен не мог называть Дэвида – было выше его сил. Кто знает, что у него на уме, кто знает, что вообще можно от него ожидать? Заверения Уинстона Смита о том, что этот синтетик подчиняется теперь исключительно его боссу, ничего не значили для Чака. Да, он увидел, что техники Смита проделали какую-то манипуляцию с процессором Дэвида, но что именно они сделали, он не мог знать. Разве же их поймешь, этих яйцеголовых, может, они напротив, дали приказ убить их всех, а потом вернуться обратно в лабораторию. А что, вариант вполне правдоподобный. И пять миллионов заработают, и от заказчика избавятся. Может, они уже не первые, кому эту штуку продают, а потом всех покупателей находят где-нибудь в реке. Он видел силу этой штуки, она сможет расправиться с любым человеком голыми руками.

При мысли об этом у Крейвена на лбу выступил холодный пот. Да нет, не может быть, пытался успокоить он сам себя. Его босс не такой человек, которого можно легко обвести вокруг пальца. Он сам свернет кому угодно шею. К тому же он сам заказывал внешность, которую должны были придать синтетику эти робототехники. А это значит, что его раньше не существовало, он был создан специально для них. Это немного успокаивало.

Но что за абсурд, Чак прекрасно знал, что не существует в природе человекоподобных киборгов, тем более таких, которые могли бы заменить собой профессионального убийцу. Современные технологии не позволяют создать такое чудо. Пока не позволяют. И, по уверенности Крейвена, не позволят еще лет так пятьдесят. Но вот оно опровержение. Синтетик, ничем не отличимый от человека, и только что продемонстрировавший свои способности. И эти способности впечатляли.

– Ну же, садись в машину, – приказал Рони Дитрих.

Это было сделать нелегко. Хорошо еще, что ему, Чаку, не нужно было садиться рядом, его задача была вести машину.

Большой черный «Бьюик» был припаркован на стоянке, и Крейвен открыл заднюю дверцу, рассчитывая, что его босс, как обычно, сядет на заднее сиденье. Он ошибся. Сзади сели Херц и Скеррит, а между ними разместился Дэвид. Чак содрогнулся. Это означало, что эта штука будет сидеть прямо за его спиной.

Дитриха, похоже, такое обстоятельство совсем не волновало. Он спокойно сел на пассажирское сиденье рядом с водителем. Крейвену ничего не оставалось, как сесть за руль.

– Трогай! – махнул рукой Рони.

Чак завел двигатель. Выезжая с парковочной стоянки, он то и дело бросал взгляд на синтетика, ожидая от него полной непредсказуемости. Дэвид сидел неподвижно, и вообще за все последнее время не произнес ни одного слова.

Сидевшие рядом с синтетиком Херц и Скеррит были напряжены. Это было заметно по их лицам. Однако у Херца еще было и что-то похожее на восхищение. Да, он действительно был восхищен. Насколько знал Чак, Херц обладал неплохими знаниями в области компьютерных технологий, и его чувства были вполне понятными.

Но, чтоб ему провалиться на месте, если Крейвен их разделял.

Весь путь до особняка Рони Дитриха прошел в молчании. Стояла ночь, это время суток Дитрих выбрал специально, чтобы не было свидетелей. Чак не знал, насколько противозаконно то, что они сотворили, точнее, сотворили для них, и противозаконно ли это вообще, но он был уверен, что такое действительно лучше держать в тайне.

Их ждали. Как только автомобиль Дитриха появился на дорожке, ведущей к особняку, охранники открыли им ворота. Крейвен въехал внутрь.

Они вошли в дом и поднялись на второй этаж особняка. Дэвид послушно шел вместе с ними, двигаясь совсем как человек, и легко преодолевая ступеньки. Оказавшись внутри просторной комнаты, Дитрих велел:

– Зашторьте окна.

Скеррит послушно исполнил приказ, и в комнате вообще воцарилась беспроглядная тьма. Хозяин дома зажег верхний свет.

Теперь они стояли, держась ближе к стенам комнаты, а Дэвид в самом ее центре. Все устремили взгляд на него. Синтетик неподвижно стоял, глядя куда-то в пространство и, как будто совершенно не интересуясь окружающими его людьми.

Рони Дитрих неторопливым движением достал из внутреннего кармана сигару и закурил ее. Потом засунул руки в карман пиджака и задумчиво посмотрел на Дэвида, словно бы решая, как ему быть дальше.

– Ты испытываешь усталость? – спросил он.

– Нет, я не знаю, что это такое, – последовал равнодушный ответ.

– Тебя нужно выключать, заряжать твои аккумуляторы или что вообще?

– Я не нуждаюсь в подзарядке, мне не нужен отдых, и я могу функционировать круглосуточно.

Дитрих нехотя кивнул, размышляя.

– В таком случае, ты можешь просто стоять все то время, пока я не буду нуждаться в твоих услугах?

– Да, я могу стоять, и это никак не скажется на состоянии моей системы. В необходимости экономить энергию нет нужды.

Снова удовлетворенный кивок.

– Прекрасно, тогда оставайся здесь, пока я не решу, что с тобой делать дальше.

Они прошли в соседнюю комнату и уселись вокруг большого круглого стола.

– Что скажете? – спросил Рони, выпустив под потолок струю сигарного дыма, и вопросительно глядя на своих собеседников.

– Этого просто не может быть, – отозвался Скеррит.

– И, тем не менее, чудо произошло. Мы сделали это!

– Мы? – переспросил Чак.

– Ну, точнее, для нас. Но за мои деньги. Теперь вы осознаете, что ваш босс отнюдь не безумец, носящийся с бредовой идеей?

Что тут можно было на это сказать, ответ был ясен и без слов.

– Вы понимаете, что эти ученые передали в наши руки?

– Новейшие технологии, – ответил Херц. – Будущее робототехники, невероятное по своему могуществу.

Он по праву мог считать, что понимает, и разбирается во всем этом лучше любого из присутствующих.

– Не только это, – поправил Дитрих. – Перед нами невероятно могучая ударная сила, боевая машина, способная смести все со своего пути, и решить многие наши проблемы. Больше нам не нужно будет заниматься грязными делами. Синтетик сделает за нас все грязную работу. Он устранит всех конкурентов, и наших врагов, которые пытаются выжить нас из бизнеса.

Чак подумал о том, что для выполнения этих задач вполне хватило бы и обычного профессионального киллера. И он так и сказал своему боссу.

– Дело в том, что киллер – это обычный человек, которому нужно платить, которого могут выследить, захватить, и который выведет на наш след, – сказал Рони. – А то, что Смит называет синтетиком, не является человеком, оно не заговорит ни под какими пытками, так как оно машина.


Глава V


Все это напоминало какую-то комедию, и походило на водевиль. А еще больше на речь пациента психиатрической клиники. Не бывает таких терминаторов, это бредовая фантазия душевнобольного человека или же просто сюжет для дешевого фантастического фильма. Такие речи нельзя принимать всерьез, и глупо даже просто обсуждать. Но синтетик остается фактом. Вот он стоит в соседней комнате, ожидая приказаний от своего босса. Но на что он способен в реальности? Действительно ли он может быть боевой машиной, и не превратится ли в груду металлолома и кусок мяса в первой же схватке? У него плоть и кровь человеческие, а значит, его можно ранить, изуродовать, изувечить.

Так думал Чак Крейвен. И, судя по выражению окружающих его лиц, не он один. Лишь только один Рони Дитрих был настроен весьма оптимистично. Похоже, он был единственным, кто верил в неуязвимость и незаменимость синтетика. И Дитрих произнес длинную речь, в которой поведал слушателям о своих дальнейших планах, и поделился причиной своей такой непоколебимой уверенности.

– Вы все знаете, что наш бизнес претерпевает не лучшие времена. Цены на наркотики постоянно падают, а значит, наши доходы уменьшаются. И, самое главное, растущая конкуренция. Я в этом бизнесе уже десять лет, начинал с малого, можно сказать, был мальчиком на побегушках. Мне потребовалось немало усилий для того, чтобы стать тем, кем я стал сейчас. Мое нынешнее положение далось мне потом и кровью. В этом бизнесе слабаки не выживают. Когда я достиг сегодняшних высот, под моим контролем находился один из крупнейших районов Лос-Анджелеса. И никто не осмеливался вставать на моем пути. Никто даже не мог и помышлять о том, чтобы попытаться перейти мне дорогу. И что же, теперь вдруг, откуда не возьмись, повылазили какие-то твари, какие-то жалкие козявки, которые вдруг объявили себя новыми хозяевами города. Они осмеливаются устраивать передел собственности, перераспределение территории, которая уже распределена ни одно десятилетие. И я, законный наследник своего предшественника, который сам назначил меня своим приемником, должен сдавать свои позиции, и забиваться в нору, как трусливый кролик. У этих шакалов хватает наглости заявить о том, что я должен уйти из бизнеса, передать его другим. Они заявляют, что мое время кончилось, и что новые хозяева города меня здесь больше не потерпят. Они смеют мне даже угрожать физической расправой. Но эти ползучие твари не на того напали, я покажу им кто здесь есть кто.

– Вы говорите об Эрле Таккере? – подал голос Херц.

– Да, об этом вонючем Эрле Таккере, который не просто хочет части моей доли, а желает отобрать весь мой бизнес, разорить меня. Этот жалкий выскочка, приехавший сюда откуда-то из Техаса, и заявляющий о своих правах на мою территорию.

Да, это было возмутительно, это было недопустимо, но в глубине своей души все присутствующие уже смирились с этим, как с неизбежным. Конечно, можно было самим попытаться устранить Таккера, но это означало бы войну между наркокартелями, а Таккер был слишком силен, за ним была большая поддержка. И его люди славились особыми жестокостями. Признаться, и Херц, и Скеррит их очень боялись. Наверное, их боялся и сам Рони Дитрих, но он не показывал виду, и не желал сдаваться.

– И вы полагаете, что эта штука, этот синтетик способен решить нашу проблему? – хмуро спросил Чак.

– Я уверен в этом. Уинстон Смит ручается, что его создание способно это сделать. Он утверждает, что синтетик разрабатывался специально как универсальное оружие, как боевой робот, солдат и убийца, которому не страшны никакие преграды, и которого невозможно остановить стрелковым оружием.

– Тогда почему военные отказались финансировать этот проект?

– Потому что он показался им слишком фантастическим, и они не поверили в него.

– Ясное дело, – вмешался Херц. – Я бы тоже на их месте не поверил.

– И, тем не менее, именно ты и предложил мне Уинстона Смита. – Дитрих вперил леденящий взгляд в Херца.

– Да, я. Но ведь это вы сами заговорили о невозможном, о той силе, которая способна устранить все наши препятствия.

Рони затушил окурок в пепельнице.

– Что ж, Смит действительно доказал, что он способен выполнить то, что обещал.

– Пока мы не видели его в действии, – возразил Чак. – Нам показали только демонстрацию его возможностей. Но тренажерный зал – это одно, а столкновение с живым и вооруженным противником – совсем другое.

С этим Дитрих не спорил, и в его глазах промелькнула озадаченность. Он медленно, словно нехотя кивнул.

– Верно. Синтетик должен будет сдать нам экзамен. И этим экзаменом и будет сам Эрл Таккер.

Присутствующие переглянулись между собой. Собственно, именно такого решения они и ожидали. Дэвид должен показать, на что он способен. И не заставлять же его стрелять по бомжам в подворотнях.

– И если он справится? – спросил Скеррит.

– Это будет означать, что деньги были вложены не зря.

– А если не справится? Если он окажется просто механической куклой, не способной ни решать, ни думать, ни самостоятельно выполнять возложенные на него функции.

По лицу Дитриха пробежала мрачная тень, и уголки его рта скривились в злобной гримасе.

– В таком случае, у мистера Смита будут очень большие проблемы. Но я не думаю, что это произойдет. По его словам синтетик наделен искусственным разумом или чем-то в этом роде.

– Искусственного интеллекта не существует, – с уверенностью сказал Херц. – И я вам это уже говорил раньше. Имейте в виду, я вас не уговаривал ввязываться в эту авантюру. Я лишь предложил, но я же и предостерегал.

Херц чувствовал страх. Он ясно понимал, что все заверения Смита могут оказаться лишь фикцией, и вовсе не хотел оказаться ответственным за провал. Поэтому он сделал все, чтобы снять с себя всяческую ответственность. Рони Дитрих тоже был жестоким человеком и, в случае неудачи, мог сорваться на нем самом. А Херцу очень не хотелось стать крайним. Тогда, теперь уже кажется, что это было давным-давно, его босс сам заговорил о возможности создания человекоподобной машины-убийцы, и он, Херц, всего лишь сказал, что существуют люди, которые вплотную занимаются таким проектом и, по слухам, достигли успеха. А дальше Дитрих сам взял инициативу в свои руки, ухватившись за слова Херца. Сам он не верил даже в возможность успеха такого фантастического проекта. Не пришло еще время.

– Да, ты предостерегал, – согласился Рони. – К счастью, ты ошибся.

– Ни один человекоподобный робот пока еще не даже близко не приблизился по своим возможностям к человеку. Я уже не говорю о том, чтобы их превзойти. – Херц говорил осторожно, проверяя реакцию своего босса.

Но тот оставался самоуверенным.

– До сегодняшнего дня, – последовал его ответ.


Глава VI


Рони Дитрих решил не откладывать дела в долгий ящик. Тем более что тянуть с решением проблемы дальше было нельзя, и он сам, и вся его организация висела на волоске. Перед его мысленным взором до сих пор стоял тот день, когда Эрл Таккер назначил ему встречу, а в ушах звенели его слова. Они встретились за городом, неподалеку от шоссе, на открытой местности, где негде было укрыться снайперу. Да в снайпере, собственно, не было и надобности, обе группы приехали на нескольких машинах, все люди были хорошо вооружены, и не только огнестрельным оружием, но и гранатометами. Стрелки укрылись за машинами, и с тревогой и враждебностью смотрели друг на друга. Дитрих и Таккер двинулись навстречу друг другу. Что ни говори, а это был кадр из дешевого гангстерского фильма.

Они встретились в самом центре, на одинаковом расстоянии от обеих группировок. Рони выглядел высокомерно, стараясь держаться с достоинством, как и полагается главе мафиозной организации. Его возраст – за шестьдесят – хорошо сопутствовал этому, но на Таккера, похоже, не оказал нужного впечатления. Тот был моложе Дитриха лет на десять и, по-видимому, видел в этом факте свое явное преимущество. По крайней мере, весь его вид показывал, что он считает своего оппонента слишком старым для занимаемого им положения, и что тому уже давно пора идти на покой.

Разговор был не слишком длинным, но и не сказать, что слишком коротким. Таккер без обиняков начал сразу с главного. Он сказал, что Дитрих должен устраниться, если хочет сохранить свою жизнь, что он уже сколотил достаточное состояние для того, чтобы тихо и спокойно жить на пенсию, сидеть в кресле-качалке, потягивать виски и смотреть телевизор. Теперь пришло время действовать молодым. Время стариков прошло.

Рони посмотрел на носки своих ботинок, прежде чем ответить. Затем он посмотрел прямо в глаза своему конкуренту, и с достоинством высказал тому все то, что он о нем думает. Вкратце его речь сводилась к тому, что Дитрих и его организация не потерпят в своем городе чужаков, тем более таких, которые пытаются отнять у него заслуженный кусок пирога. Он уже достаточно долго находится в этом бизнесе, и за это время перегрыз глотки многим псам, и не таким щенкам как Эрл Таккер. Закончил он свою речь тем, что посоветовал техасскому выскочке убираться обратно в свой штат, и пасти там коров, как это делали все его предки. Присовокупив, при этом, что самое достойное занятие для Таккера это чистить навоз где-нибудь в хлеву, а не играть в игры взрослых мужчин.

Эрл Таккер внимательно выслушал Рони, глядя на него прищуренным взглядом, после чего презрительно сплюнул на землю, и сказал, что с этого момента Дитриху нужно беречь свою спину, и что его бизнес все равно перейдет к нему, и что с сегодняшнего дня самым престижным районом города будет править он, и в Лос-Анджелесе больше не будет места ни самому Рони, ни его людям.

После этого они расстались, обе группировки разъехались. Но Таккер сдержал свое обещание, и с той поры Дитрих не знал ни дня покоя. На него было совершено несколько безуспешных попыток покушения, его клубы и заведения подвергались погромам, а на его территории его клиентам продавались наркотики людьми Таккера.

Разумеется, Рони не пожелал оставаться в долгу, и предпринял ответные действия, в результате которых между двумя организациями развязалась открытая война. И пока она длилась, пользуясь беспорядками, на территорию Дитриха стали проникать различные мелкие дельцы, чем тоже значительно подтачивали благополучие бизнеса. Надо было что-то предпринять, чтобы покончить со всем этим раз и навсегда. И именно тогда ему и пришла в голову фантастическая, и даже бредовая идея о том, чтобы найти ученых, которые смогли бы создать универсального и несокрушимого бойца, которого трудно было бы остановить, и который смог бы устранить все препятствия на пути Дитриха.

Уинстон Смит показался Рони человеком дела. Удивительная вещь, но почему-то он сразу поверил в то, что тот действительно сумеет создать то, что обещает. Что-то в нем было такое, что вызывало доверие. Смит в подробностях изложил идею своего проекта. То, что он предлагал создать, было невозможным но, тем не менее, убедительным. Но стоило дорого: пять миллионов долларов. Именно столько запросил Уинстон за всю работу.

Пять миллионов долларов сумма баснословная. Но, в то же время, если результат будет таким, как обещает Смит, это будут сущие гроши, так как человекоподобный киборг не имел бы цены, так как один стоил бы целой армии. И Дитрих решил рискнуть.

Все то время, что шла работа над синтетиком, Рони, и все его люди, ушли в глубокое подполье. Могло даже показаться, что Дитрих и в самом деле отстранился от дел, испугавшись Эрла Таккера. Но это было не так. Рони продолжал руководить бизнесом из-за кулис. Это было необходимо для того, чтобы его окончательно не спихнули с арены.

Все изменилось в тот день, когда Уинстон Смит продемонстрировал синтетика, и Дитрих привез его к себе домой. Он понял, что наступил момент решительных действий.


Глава VII


Сидя за рулем черного «кадиллака» Чак Крейвен задумчиво барабанил пальцами по рулю. Рядом с ним сидел Херц, и наблюдал в бинокль за входом в один из ресторанов. Был вечер, точнее как раз та самая пора, когда ночная жизнь только начинала вступать в свои права.

– Он здесь? – спросил Чак.

– Угу, – пробормотал Херц, не отрываясь от бинокля. – Точен, как часы. Тютелька в тютельку. Я бы на его месте поостерегся заводить постоянные привычки.

Автомобиль Чака стоял в самой темной части улицы, подальше от фонарей, и свет, падающий от них, создавал как бы световой занавес, что являлась дополнительной защитой от нежелательных взглядов.

– Итак, что мы знаем об Эрле Таккере? – спросил Крейвен, обращаясь к своему напарнику.

– Каждый вечер, регулярно в девять часов, он приезжает в этот ресторан, владельцем которого является он сам, чтобы поужинать, весело провести время. Примерно после полуночи он покидает заведение, и едет домой. Там он спит до середины дня, а может, занимается еще чем-нибудь, после начинается его трудовые будни.

– Так, – произнес Чак. – Проникнуть к нему в дом не представляется возможным.

– Не-а, – подтвердил Херц. – бронированные окна и двери, и множество охранников с собаками. Точно также обстоит дело и с его фешенебельной квартирой.

– Понятно. А что насчет ресторана?

– Слишком много народа, а также вооруженной охраны. Кроме того, Таккер никогда не сидит вблизи окон, его столик всегда запрятан где-то в глубине зала. Попасть в него снаружи нереально. А проникнуть внутрь… Что ж, это, конечно, возможно, но грозит жуткой перестрелкой. К тому же куча свидетелей. А убирать его нужно тихо, чтобы никто ничего не видел.

– Что же тогда остается?

– Остается его возвращение из ресторана. Он всегда ездит одним и тем же маршрутом, и по пути встречается довольно много глухих мест, идеальных мест для засады.

Крейвен потер ладонью подбородок, его взгляд по-прежнему был устремлен на вход в заведение.

– Вот это меня и беспокоит. Слишком уж подозрительно. Он что, такой беспечный или самоуверенный?

Херц пожал плечами.

– Может, он чувствует себя победителем? С тех пор как мы ушли на дно, он мог решить, что выгнал нас окончательно, и теперь расслабился, будучи уверенным, что дело сделано.

Чак озадаченно покачал головой.

– Нет, нельзя считать противника глупее себя. Он ездит один или с охраной?

– При нем всегда находятся водитель и один телохранитель. Никаких машин сопровождения.

– А что известно о его машине?

– Черный мерседес, самый обычный, никакой брони.

– Это точно? – Крейвен вперил пристальный взгляд в своего собеседника. Тот опустил бинокль, но головы не повернул.

– По крайней мере, так было совсем недавно.

– Ощущение, будто бы он сам напрашивается на нападение.

Херц ничего не ответил, но было видно, что и у него данное обстоятельство вызывает подозрение.

– Рони хочет спустить на него синтетика, – сказал Чак. – Он убежден, что у того все получится.

Херц содрогнулся.

– А что скажешь ты?

Он повернул голову, и его прищуренный взгляд встретился с холодным взглядом Крейвена.

– Я не доверяю этой штуке, – сознался Чак. – Я не уверен, что он вообще способен на боевые действия. Ведь для этого надо не просто палить из пистолета, а надо мыслить, планировать свои действия.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6