Анатолий Маскаев.

Путешествие поневоле



скачать книгу бесплатно

Не пытайтесь сравнивать персонажей с своими знакомыми, а также места действий и населенные пункты, это не более чем совпадение.

Артем Грач\псевдоним\

© Анатолий Юрьевич Маскаев, 2018


ISBN 978-5-4490-3804-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Этой весны он ждал с прошлой осени, надеялся на нее и готовился к ней.

Разобрал и тщательно смазал весь мотоблок, перебрал второй запасной старенький движок.

Собрал из подручных материалов небольшую, но компактную телегу к мотоблоку, размером два на полтора метра.

В нее по бокам укладывались все вещи, инструмент и запасной двигатель, а в середине можно было спокойно спать самому.

Для этого соорудил небольшой каркас и накрыл тентом от прицепной телеги к машине.

Весила телега и всего ничего, максимум килограмм семьдесят, можно было и руками ее тащить, даже с вещами.

Но это конечно так, на всякий непредвиденный случай.

Груженная, она была килограмм под сто пятьдесят не меньше.

В общем к путешествию было все готово, к вынужденному путешествию, не хватало только денег.

Именно из-за них он не уехал осенью, а остался ждать весны.

Денег осенью было взять абсолютно негде, а та заначка, в размере шести тысяч, не позволяла начинать жизнь с нуля на новом месте.

И он остался ждать весны, надеясь, что к весне бычок, который был на откорме, наберет свой вес и его получится сдать на мясо, и выручить столь необходимые в дорогу, и на первое время деньги.

Жизнь здесь, в Рязанской области, с гражданской женой, так у него и не сложилась.

Уже и дом вроде совместный построил, и хозяйства полный двор, но что-то в жене изменилось, и она доставала его по каждому поводу, а то и вовсе без всякого повода.

То ли эйфория от совместной жизни закончилась на втором году этой самой жизни, то ли ее внезапное и тяжелое заболевание наложили свой отпечаток на характер, но совместная жизнь стала просто невыносима.

Он прекрасно знал, как порой тяжела жизнь примака в чужой семье, но человек всегда надеется только на самое лучшее.

Надеялся и он, с азартом берясь за строительство сначала бани, потом скотного двора и наконец дома.

Практически уже все было построено, оставались незначительные доделки в доме, да не проведено отопление.

Но он уже жил в этом доме решив проблему с отоплением просто, снял печь-каменку с бани и поставил ее в прихожей, тем самым обеспечив тепло.

В свой дом готова была переехать и супруга в течении октября, но снова у них не заладилось в очередной раз, и они рассорились, на этот раз весьма серьезно.

Он остался жить в доме, а она по-прежнему в доме сына.

Он перестал приходить к ней кушать, питаясь тем, что Бог подаст, то есть с хозяйства.

Корова пока доилась, куры понемногу неслись.

Мясо, овощи тоже были с своего хозяйства, тратился лишь на хлеб и сигареты, в прочем от последних пришлось отказаться, докуривал окурки, которые собирал на черный день.

И в итоге этот день наступил, денег осталось, и то при жесткой экономии, на один только хлеб.

С января пришлось и корову пускать в запуск, молока не стало.

Ходил на речку, ставил «телевизоры» и донки.

Так и пробедовал до мая, поставив жене условие, что ему от нее не нужно ни копейки, но бычка он заберет себе, а с остальной скотиной, что хотят, то и делают.

Правда скотины то осталось всего ничего, корова, которая отелилась в марте и принесла телочку, бык на откорме, свиноматка с хряком, да гуси с курами.

Это не в прошлые годы, когда одних только свиней было по двадцать с лишним штук, да овец полтора десятка, коз штук по восемь, плюс корова с приплодом и птицы голов под пятьдесят.

Овец, коз, свиней он постарался вывести.

Мысль о том, что рано или поздно придется уехать, сидела в голове уже давно.

И вот это время пришло.

Жена через сына и дочку пыталась найти путь к примирению, но ничего из этого не получалось.

Все заканчивалось снова упреками и обидами с ее стороны.

Наконец дождался мая, приехали покупатели азербайджанцы.

Бычка он кормил вдосталь и надеялся взять за него приличные деньги.

– Здравствуй Кирилл…

– Вот и снова встретились… -проговорил невысокий плотный азербайджанец лет пятидесяти.

– Здравствуй Али…

– Что-то припоздал, я тебя ждал в двадцатых числах апреля…

– Кирилл дорогой, Али, предполагает, а Аллах располагает, сам знаешь, как в нашем бизнесе…

– Ну давай показывай своего бычка Кирилл…

– Не обижайся, но в прошлый раз был все же дохленький бычок, я его еле-еле продал, веришь, никто не хочет брать мясо без жирка…

– Али, ты сказки своей бабушке будешь рассказывать, телятина, это не свинина, чтоб о жире говорить…

– Э-э, Кирилл, какие сказки, о чем ты говоришь, ты сам хоть раз продавал за прилавком мясо, а-а…

– Продавал Али, продавал, и как мясо положишь, так его и продашь, да не мне тебя учить, ты наверно с пеленок торгуешь…

– Это верно Кирилл, толк в мясе знаю…

Так за разговором они зашли в скотный двор.

Али подошел к бычку, хлопнул его по заду ладошкой, чтобы тот поплясал, подвигался немного.

Затем задумчиво поцокал языком.

На азербайджанском обратился к своему напарнику, они перекинулись несколькими фразами.

– Али, давай говори на русском, не я у тебя в гостях в солнечном Азербайджане, а ты у меня в России… -недовольно произнес Кирилл.

– Да это мы так, обсуждаем…

– Вот и обсуждай со мной, ты же быка у меня покупаешь…

– Верно, верно Кирилл, у тебя…

– Это хорошо, что ты про солнечный Азербайджан вспомнил Кирилл, душу мою растопил…

– Ты у нас никогда не был… в Баку был…

– Не доехал Али, в Махачкале был, в Дербенте был…

– Э-э, что такое Махачкала, ты в Баку приезжай, вот где рай земной…

– Что ж ты уехал из этого рая в холодную Россию, Али…

– Или на гарем зарабатываешь…

– Э-э, зачем обижаешь Кирилл, какой гарем, у меня жена есть, дети есть…

– Извини Али, обидеть не хотел…

– Что насчет бычка скажешь…

– А, что скажу, бычок получше прошлогоднего, получше, но все-же мелковат он, Кирилл…

– Мясом хочешь брать Али, или живьем обмеряешь…

– А, ты как хочешь Кирилл, в прошлый раз брал живьем да прогадал я…

– Ну насчет прогадал, это ты врешь Али, можешь мясом брать, я не против, но цена будет другая…

– Какая другая, ты что Кирилл, мы же сами забьем и потом все взвесим…

– Нет Али, я тебе не мальчик пятилетний и что почем знаю, рынком интересуюсь…

– Будешь мясом брать, цена двести тридцать рублей…

– А если живым весом Кирилл, по прошлогодней цене…

– Нет Али, пять рублей на килограмм накинешь, кризис, цены растут на все…

– У кого кризис, у тебя кризис, ты что такое говоришь, ты что импортные корма покупаешь…

– А, я что, Али, только скотиной и кормами живу по-твоему, или мне больше ничего не надо…

– В, общем это моя окончательная цена Али…

– Э-э, Кирилл дорогой, ты подожди, не спеши, поторгуемся…

– Не на базаре Али, торговаться не буду…

– А если я откажусь, куда быка денешь… -ехидно спросил азербайджанец.

– Не переживай Али за моего быка, сам съем, а не съем, так Мусе продам, он уже звонил спрашивал, берет по двести сорок за килограмм…

Азербайджанцы переглянулись.

– Ну и почему ты не хочешь ему отдать…

– У него сейчас есть мясо, просил месяца полтора подождать, а я ждать не хочу, хотя могу и подождать…

– Ладно Кирилл не будем спорить, возьмем живым весом по прошлогодней цене, по сто пятнадцать рублей…

– Али, ты похоже меня плохо слушал, по сто двадцать и торговаться я не буду…

– Если не хочешь, то извини дорогой, дела у меня, идти надо…

– Кирилл ну что ты такой нетерпеливый…

– Хорошо, давай по сто двадцать…

– Будем замерять…

– Будем Кирилл… -он попросил у напарника рулетку матерчатую.

– Али, в этот раз будем моей рулеткой мерить… -и он достал из кармана специальную рулетку для замера крупного рогатого скота.

Али враз поскучнел.

Э-э, Кирилл, где взял такую хорошую вещь, сколько ищу нигде не нахожу, продай, а…

– Нет Али, не могу, не моя рулетка, на время взял…

Они замерили быка, он потянул на сорок шесть тысяч рублей.

Али попытался было смухлевать, но Кирилл зорко следил за всеми его движениями.

– Не балуй Али… -предупредил он азербайджанца.

Быка забрали и отвели за огород к крайнему столбу.

– Потроха и шкуру, выбросишь вот в эту яму, потом я закопаю… -и Кирилл вернулся на скотный двор.

Вечером сходил к жене и предупредил ее, что утром уедет.

Скотину покормит и подоит, и приберется на скотном дворе, приготовит корма на пару дней, а дальше они уж сами.

– Кирилл, решил все же уехать, а долг не хочешь вернуть… -недобро спросила супруга.

– Не переживай, при первой же возможности постараюсь все вернуть…

– Хотя я уже и не должен тебе ничего…

– Как это ничего… -удивленно спросила жена.

– А, ты возьми калькулятор и посчитай все эти четыре года, что прожили здесь…

– Сколько я вам всего настроил, да не за спасибо, а по полной стоимости, и сколько я отработал с хозяйством…

– Сейчас нанимают за таким поголовьем ухаживать, не меньше чем за тридцать тысяч рублей, да к тому же семейную пару, а я один все эти годы…

– И сколько ты мяса и молока реализовала, тоже не забудь посчитать…

– Ты тоже кушал… -зло произнесла супруга.

– Не смеши меня, я за месяц вместе с сигаретами и редким пивом, и на три тысячи то не съедал, можешь их вычесть за все эти годы…

Он развернулся и ушел.

Вечером пришла дочь жены.

– Дядь Кирилл, ты как хочешь, но корову я доить, и кормить твою скотину не буду…

– Мне надо было тоже такое сказать, когда я за твоими курами ухаживал…

– А, кормить и доить ты будешь, никуда не денешься, не захотите же вы почти двести тысяч за всю скотину терять…

– Это каких двести тысяч, откуда… -удивленно спросила Ирина.

– А, таких, что одна только корова стоит не меньше ста пятидесяти тысяч, телочку до осени подержите, еще тысяч двадцать, свинину продадите…

– Да ты ее еще продай попробуй…

– Да запросто, могу хоть сейчас продать…

– Так продай…

– А, может вы и сами пошевелитесь за такие деньги, с меня хватит, устал…

Ирина ушла.

Утром Кирилл подоил корову, налил с собой три литра молока.

Наготовил кормов на два дня, всех покормил, прибрался и стоял курил, глядя на скотину.

К горлу поднимался комок горечи.

Корова как бы чувствуя, что больше они не увидится, терлась мордой об его руку.

Он тяжело вздохнул и вышел на улицу.

В семь утра выехал в сторону Зинино, на мотоблоке с тележкой.

Так и уехал не оглядываясь назад.

В душе стояла пустота, как будто из нее все вынули и там больше ничего нет…


Доехал до «рыжика», так местные называли березовую посадку, разделяющую поля.

Одно поле он уже проехал, еще два и будет Зинино.

Заглушил двигатель, достал сигареты и закурил, только теперь оглянувшись назад.

Деревни с этого места уже видно не было, но стоило пройти метров сто правее назад, и она была бы как на ладони.

Перед глазами вдруг встал его скотный двор и корова.

Кирилл выбросив наполовину докуренную сигарету, зло дернул стартер, сел в самодельное кресло спереди телеги, включив сразу вторую скорость выехал на следующее поле.

Поначалу была мысль ехать грунтовыми дорогами, стараясь миновать населенные пункты, но здраво рассудив, решил этого не делать.

Две десятилитровые канистры бензина, неизвестно насколько хватит и заправляться где-то все же будет необходимо.

Это, во-первых, а во-вторых, случись серьезная поломка, из оврагов да буераков вытаскивать мотоблок с телегой нереально.

Ну и в-третьих, совсем немаловажна скорость.

Одно дело грунтовка с кочками, да колеями, и совсем другое асфальт, где он на квадроцикловских колесах сможет развить вполне приличную скорость.

Вот только менты будут на дорогах шугать, нельзя на мотоблоке по дорогам общего пользования, правилами не положено.

Зимой пытался найти в интернете путешествовал ли кто-либо на мотоблоке на большие расстояния, не менее двухсот километров.

Желающих попробовать не нашлось.

Попался лишь один парень, лет под тридцать, который вместо телеги приспособил лодку, ее он и транспортировал до реки, а потом погрузив в нее мотоблок, на ней и плавал.

В итоге преодолел, что-то около ста пятидесяти километров и то более ста из них на лодке.

В прочем у него и цель стояла такая, плавать, а не путешествовать на мотоблоке.

Кирилл же был вынужден выбрать такой способ передвижения.

Помимо себя, необходимо было каким-то образом и вещи свои передвигать, и инструмент.

Да и не оставлять же им мотоблок, который верой и правдой отслужил ему четыре года.

Основной цели куда-то конкретно ехать не было.

Была, как бы, предварительная договоренность с семьей фермеров под Алексиным, на Оке.

Им требовался помощник по хозяйству, в общем то же, чем и занимался здесь он сам.

Обещали зарплату в тридцать тысяч после испытательных двух месяцев, а для начала двадцать.

Кирилл не особо верил в то, что оно так и будет, хотя может и не обманут, но верилось в это с трудом.

Ехать было все-равно некуда, а это хоть какая-то цель и хоть маленькая, но надежда на заработок.

А вот как дальше жизнь сложится и самое важное, где она сложится, об этом даже думать не хотелось, полная неопределенность.

В примаки к кому-то желания идти больше не было, значит придется искать работу с жильем.

А это лишь два варианта, либо сельское хозяйство, либо строительство.

Первое все же устраивало больше, место постоянное, все вещи и инструмент при тебе, тот же мотоблок.

При втором варианте, или все это куда-то пристраивать, или продавать все по дешевке, то есть даром почти.

Кирилла это не устраивало, лишь только если подрядится на строительство и отделку дач, тогда все остается при нем.

С такими мыслями не заметил, как доехал до Зинино.

Остановился на краю деревни, проверил бензин, еще больше полбака, а проехал уже километров восемь, в общем то нормально.

Посмотрел время, десять минут девятого, ехал почти час.

В Зинино вроде был магазин, вот только работает ли он, открываться по идее должен в половине девятого.

Въехал в деревню, через километр на повороте заметил магазин, тормознул, глянул на часы, двадцать пять девятого, магазин еще закрыт и то, что его через пять минут откроют, уже брали сомнения.

Но ровно в половине девятого, откуда то из-за магазина вышла женщина лет пятидесяти и загремела на двери навесным замком.

Кирилл подождал пару минут и двинулся следом за ней.

Ассортимент изобилием не блистал.

Кирилл прошелся взглядом по нему, оглядывая прилавки и два стеклянных холодильника.

В одном из них колбасы, сало и нарезки, в другом пиво и напитки.

Продавщица молча смотрела на него без всякого интереса.

– Сигареты, Ява классическая красная в твердой упаковке, есть… -спросил он ее.

– Есть…

– Почем за пачку…

– Восемьдесят девять рублей…

– На шесть рублей дороже чем в их деревне… -мелькнуло у Кирилла.

– Блок Явы, две зажигалки, упаковку спичек, полуторку «Русского», печенье «С Юбилеем», батон хлеба и полбатона колбасы «Стародворской».

– Все…

– Все.

Продавщица насчитала ему полторы тысячи.

Верно это, или обманула, Кирилл пересчитывать не собирался, прикинув, что около этой суммы и будет стоить.

Расплатился и собрался уже идти, но вернулся с полдороги.

– Вы мне не подскажете, напрямую дорога есть до Серебряных Прудов…

Продавщица с любопытством посмотрела на него.

– Уж не на этом ли драндулете ты собрался до туда ехать…

– Какая ты проницательная лапуля, именно на нем…

– Так что насчет дороги…

– За магазином сразу свернешь и поедешь полем на Сапково, затем на Пионерку, а уж от Пионерки по прямой до Серебряных Прудов по асфальту…

– А, не по асфальту напрямую есть дорога…

Продавщица непонимающе уставилась на Кирилла.

– А, те чо, охота на своем драндулете грязь месить…

– Не охота, но надо…

– Почему надо…

– Да потому, что нельзя на нем по асфальтированным дорогам ездить, менты не разрешают…

– Вона оно что, так бы сразу и сказал…

– Тогда слушай, доедешь до прудов, их три у нас…

– Я знаю, рыбачил как-то… -перебил ее Кирилл.

– Ну раз знаешь то свернешь направо возле первого пруда, по дамбе проедешь между прудами и потом мимо крайних домов к лесу…

– Лес небольшой, проедешь его, там поле будет, тебе левым краем ехать надо, не спутай…

– За полем начнется грунтовка, она от Пионерки идет на дачи…

– До этих дач километров пятнадцать будет, а дальше уже граница Московской области…

– На дачах и спросишь, как дальше до Прудов…

– Спасибо, я понял…

– А, ты чо, на этой колымаге путешествуешь что ли… -недоверчиво спросила продавщица.

– Что-то типа этого… -ответил Кирилл.

– Во блин, совсем мужики с ума по сходили от перепоя, скоро на самокатах поедут…

– Подожди, подожди, да я ж тебя знаю, ты же Систовский, Любкин муж, хозяйство у тебя еще огромное…

– Все бабы Любке завидуют, где она такого мужика отхватила…

– Это же надо такое хозяйство одному содержать, наших мужиков хер заставишь, а ты сам в такое хозяйство впрягся…

– Отхозяйствовался… -мрачно произнес Кирилл и вышел из магазина.

Продавщица выскочила за ним следом.

– Подожди, не помню, как тебя зовут то…

– Как отхозяйствовался, а Любка как же, хозяйство твое…

– А, ей и оставил, пусть хозяйствует… -ответил он.

Продавщица остолбенела.

– Да ладно, кому там без тебя хозяйствовать то…

– А, ты как же… разошлись что ли…

– Вот баба стерва, заездила все же мужика…

– Ты постой, постой, звать то тебя как…

– Кирилл.

– Кирилл, Кирюша… а теперь то ты куда…

– Не знаю, дорога есть, куда-нибудь да выведет.

– А, дома то своего у тебя нету что ли…

– Выходит теперь нету, бомж стало быть… -горько усмехнулся Кирилл.

Он положил пакет в телегу под тент, запустил двигатель мотоблока.

Продавщица тронула его за плечо.

– Ты это, Кирилл, ведь далеко ехать до Прудов то, давай сейчас я магазин на сегодня закрою и ко мне пойдем…

– Зачем… -спросил Кирилл, в прочем уже догадываясь зачем.

– Вдовая я, мужик то спился у меня прошлым годом, одна живу…

Кирилл молча смотрел на продавщицу.

– Ты пойми Кирилл, я ж без задней мысли какой, мужик ты хороший, хозяйственный, ну что ты по белу свету мыкаться будешь…

– Звать то тебя как?

– Нина… -с надеждой в глазах ответила продавщица.

– Извини Нина, жила бы ты подальше от Систово, я может быть еще бы подумал, а так, не хочу пересудов, рядом тут все, все друг друга знают…

– И потом Нина, побыл я уже в примаках, досыта наелся, хватило…

– Так что извини, найдешь еще себе мужика…

– Да где ж его здесь найдешь, одна алкашня осталась… -в сердцах воскликнула Нина.

– Извини… -еще раз произнес Кирилл и отъехал от магазина.

На повороте оглянулся, продавщица все так же стояла возле крыльца, вот она помахала ему рукой, он свернул, и она пропала за деревьями.


Дорога прошла меж двух прудов и вывела на поляну к концу села.

Кирилл доехал до крайнего дома и увидев мужика возле палисадника остановился.

– Добрый день…

– Добрый… -мужик приподнял голову и посмотрел на Кирилла.

– На дачи в сторону Серебряных Прудов проеду по этой дороге…

Мужик оценивающе посмотрел на мотоблок и телегу.

– Да в общем то проедешь, если не торопишься…

– Да вроде не тороплюсь…

– Тогда проедешь… -и мужик снова нагнулся к палисаднику поправляя штакетник.

Что-то уверенности в словах мужика Кирилл не почувствовал, и про это, если не торопишься, к чему бы он.

Но деваться было некуда, и Кирилл поехал по дороге, ведущей в лес.

Похоже по ней, кроме охотников на внедорожниках и тракторов, никто сроду и не ездил.

Дорога была вся в колеях, а ветки деревьев почти смыкались над ней.

Проехав с километр решил остановится и проверить бензин.

Меньше полбака, но ехать еще можно.

Чтобы не делать вскорости следующую остановку, он все же долил до полного бака, перекурил и поехал дальше.

О том, что полный бак не следовало наливать убедился уже через двести метров.

Сплошные колеи и корни деревьев кидали мотоблок как мячик, бензин выплескивался из бензобака.

Пришлось чуть ли не до нуля сбросить скорость и ползти черепашьим шагом.

Проехав еще с километр снова остановился.

Лес, который по словам продавщицы не большой и не думал заканчиваться, наоборот, становился все гуще и непрогляднее.

Посмотрел на часы, время перевалило уже за одиннадцать.

Может надо было все же рискнуть через Пионерку.

Выкурив очередную сигарету, глотнув воды, поехал дальше.

Еще наверно пару километров лес не кончался.

Пора было останавливаться и дать остыть мотоблоку от таких нагрузок, все время на первой, и все время в натяжку.

Это конечно не пахать, но все же, рывки его уже достали.

Выбрал небольшую полянку, остановился.

Достал пакет с едой, купленной в магазине, отрезал кусок колбасы и хлеба, открыл бутылку с пивом.

Пообедал, убрал все обратно вместе с початой бутылкой пива.

Потрогал рукой движок, еще горячий, минут двадцать надо бы постоять.

Приоткрыл тент на телеге, проверил как закреплены и лежат вещи, все вроде было нормально, ничего никуда не съехало от такой болтанки по колеям, да корням.

Когда движок остыл, поехал дальше.

Лес закончился неожиданно, на очередном повороте Кирилл выскочил на поле.

Помня, что продавщица велела держатся левой стороны, не останавливаясь устремился вдоль кромки поля, по едва виднеющейся дороге.

Поле постепенно зарастало, на него с леса наступал осинник, березки и кое где единичные сосенки, еще лет пять и лес отвоюет очередные гектары для себя.

Поле было немаленьким, проехал уже около трех километров, но съезда на грунтовку пока не было.

Впереди низко нависли тучи, собирался дождь.

Волей-неволей пришлось останавливаться.

Закрепил получше тент на каркасе телеги, если будет ливень, можно и в телеге отлежатся, не промочит.

Достал еще один маленький тент с вмонтированным в него оргстеклом и две дуги в виде серпа.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное