Анатолий Кораблев.

Флешка от прадеда



скачать книгу бесплатно

Я догадываюсь, какие мысли могут возникнуть в твоей голове. Но такова реальность. Они узнали о твоем существовании и подобрались очень близко. Наше преимущество в том, что у них нет информации о том, как ты выглядишь и под какой фамилией живешь. И мы этим воспользовались, чтобы тебя переправить ко мне. Ты даже не представляешь, как важно, чтобы ты добрался до меня живым и здоровым. Береги себя, мой мальчик. И вот еще что… – Через секунду на экране появилась фотография, частично заслонившая больное лицо старика. – Этот человек очень опасен. Будь осторожен. Именно он охотится за тобой. – Глеб внимательно посмотрел на фотографию. На ней был запечатлен Афанасий Тимофеевич! Тот милый старик, с которым Глеб сегодня встречался. – Берегись его самого и его людей! – Фотография исчезла с экрана. – Так что, Глеб, будь осторожен. Я очень надеюсь на нашу встречу. И уничтожь флешку. Она не должна попасть к ним в руки».

Запись закончилась. Глеб закрыл ноутбук и, положив на него ладони, уставился в окно. Ничего не видел. Ничего не понимал.

– В Мытищах какая улица? – спросил водитель. Этот вопрос как будто разбудил его. Он вдруг увидел мелькающие за стеклом машины, дома, людей, жизнь, которая продолжала идти своим чередом. Услышал шум города, доносившийся с той стороны металлического кузова автомобиля.

– А мы где сейчас едем? – поинтересовался он у водителя.

– Мы въезжаем в Мытищи с Ярославского шоссе, – произнес тот.

– Нам нужно в центр. К зданию администрации города.

– А улица какая? Я в навигаторе сейчас забью.

– Улицу не знаю. – Глеб действительно не знал улицу, на которой находился дом Женьки. Как правило, он к нему ездил на электричке, которая ходила от Ярославского вокзала до платформы «Тайнинская». Там он выходил и шел пешком до дома приятеля. Этот путь однажды показал ему Женька. Вот с тех самых пор он так и добирается до него. Поэтому сейчас ему было сложно сориентироваться.

– Э-э! – недовольно протянул кавказец и стал притормаживать. Машина остановилась. Водитель вышел и пошел к желтому такси, возле которого стоял темноволосый парень. Они о чем-то поговорили минуты две, и кавказец вернулся. Машина тронулась, и примерно через десять минут они подъехали к зданию администрации.

– А здесь куда? – нервно спросил водитель.

– Да прямо здесь я и выйду.

Глеб протянул семьсот рублей и вылез из машины, держа в одной руке ноутбук, а в другой – сумку от него. Даже наушники не вынул из ушей.

Глава 3. Где реальность?

Дом, в котором жил Женька, располагался напротив здания местной администрации. Глеб перешел на противоположную сторону и вошел во двор. Несколько серых кирпичных пятиэтажек окружили с разных сторон участок земли, образовав уютный и тихий дворик. На детской площадке в песочнице в тени деревьев играл мальчик лет пяти. Пожилая женщина в большой светлой шляпе и белом сарафане с большими красными розами сидела рядом на скамейке и увлеченно читала книгу. У дальнего подъезда на скамейке сидели две старушки и что-то бурно обсуждали.

Глеб направился к знакомому подъезду. Ему оставалось до него дойти метров десять, когда дверь подъезда резко открылась, и из него выбежал мужчина. Синие джинсы, черная футболка с какой-то надписью в области груди на арабском языке, как показалось Глебу. На его голове был шлем черного цвета с опущенным темным стеклом. На спине висел небольшой черный кожаный рюкзак. Сев на мотоцикл, стоявший рядом с подъездом, мужчина за несколько секунд скрылся со двора, оставив после себя только немного шума и недовольство пожилых дам.

Глеб вошел в подъезд и поднялся на второй этаж. Остановившись перед металлической дверью коричневого цвета, он нажал на кнопку звонка.

Женька работал дома. В конце восьмидесятых он окончил художественную школу, какое-то время поработал реставратором. Но век технологий сделал свое дело. В двухтысячных он познакомился с компьютерной программой по 3D-моделированию, и это его увлекло. С тех пор занимался дизайном интерьеров на заказ, ну а для души ваял различные художественные модели.

Глеб подождал несколько секунд. Никто не открывал. Он еще раз нажал на кнопку. За дверью вновь раздался звонок, а спустя пару секунд послышались щелчки замка. Дверь распахнулась.

– Привет! – произнес появившийся в дверном проеме в шортах и с голым торсом Женька. Он пытался улыбаться, но у него не очень-то получалось. Волнение и удивление ясно читались на его лице. Однако Глеб этого не заметил. Он до сих пор находился под впечатлением того, что с ним произошло за последнее время.

– Как добрался? – как-то неуклюже спросил друг.

– Можно пройти?

– Да, конечно, заходи. У тебя что-то случилось? Вид какой-то ненормальный. Все плеер в наушниках слушают, а ты вон целый ноутбук под мышкой таскаешь! – по-прежнему пытаясь улыбаться, произнес Женька.

И действительно, Глеб выглядел странно, держа в левой руке сумку, а под правой подмышкой – ноутбук, от которого тянулся белый провод прямо к ушам. Он переступил порог квартиры, и хозяин закрыл за ним входную дверь.

– Давай подержу плеер-то, – предложил Женька. – А ты пока разувайся. Вон тапочки. – Глеб послушно вынул наушники и отдал их вместе с ноутбуком и сумкой приятелю.

– Давай-давай, влезай в тапочки, – поторапливал хозяин квартиры, – и на кухню, чай будем пить. – И с этими словами он направился в комнату.

Квартира была трехкомнатная, и Женька жил в ней один. Жениться не торопился. Он очень любил спокойствие и гармонию и боялся это потерять. Нет, жениться он, конечно же, планировал. И часто говорил после литра хорошего чешского пива: «Когда-то придется, конечно, обзаводиться семьей! Но… Чем позже, тем лучше. Не представляю я пока себя женатым! Дети! Бессонные ночи! Ну и все такое! Не вижу я себя во всем этом. Поэтому пока так». Да и Глеб сам не был женат. Он, может, был бы и не против, но как-то все не складывалось. Семья – это на всю жизнь, считал он. А прожить жизнь с человеком, которого не любишь, – это, по меньшей мере, грустно. А вот с любовью-то у него как раз ничего и не получалось.

Мужчина разулся и пошел прямиком в кухню. Следом спустя несколько секунд зашел и Женька. В его руке был какой-то продолговатый черный предмет, напоминающий мобильный телефон. Хозяин квартиры прислонил указательный палец к своим губам, показывая, чтобы Глеб молчал, и провел вдоль его тела от головы до ног этим прибором, наблюдая за экраном. Затем уселся напротив своего друга и с нескрываемым любопытством стал его разглядывать.

– Это что было? – поинтересовался Глеб.

– Что было? – Женька сделал вид, что не понимает, о чем спрашивает его друг.

– Ну вот это, – он указал на прибор.

– А! Это?! – как бы невзначай проговорил Женька. – Это, Глеб, прибор, который определяет, есть на тебе подслушивающие устройства или нет. Понимаешь, о чем я?

– Да, – кивнул Глеб. – И что? Есть?

– Нет. А что – должны быть?

– Возможно, – задумчиво произнес Глеб.

– Может, ты мне все расскажешь? – В голосе друга звучал нескрываемый интерес. – А я тебе расскажу, что мне довелось узнать.

Глеб внимательно посмотрел на Женьку. Повисла пауза. Но она не была неловкой. Напротив, была логичной. Выжидающей, что ли.

– Так что? – указывая взглядом на лежащий прибор, в очередной раз спросил Глеб. – Точно все нормально?

– Все нормально, – утвердительно произнес друг. – Можешь смело рассказывать, а я пока чай заварю. – Он встал и поставил на плиту чайник.

Женька знал толк в чае. Заказывал себе из Индии, Китая, Японии особые сорта. Знал, какой сорт, на каком острове и в какой провинции растет. Знал, как правильно заваривать и пить. И еще много чего знал. Рассказывать об этом мог часами.

Глеб окинул друга внимательным взглядом и тихо произнес:

– Кажется, мне угрожает опасность, старик. Я куда-то вляпался. Пока не могу понять куда, но такое впечатление, что кому-то насолил своими статьями.

– «Кажется» или «угрожает»? – уточнил Женька.

– Пока не пойму сам. Понимаешь, какая штука получается. Вчера в редакции ко мне подошел представительного вида мужчина. Представился Владимиром. Передал мне приглашение в устной форме от некоего Розина Афанасия Тимофеевича. Я принял и сегодня встретился с ним. Приятный старик. Живет на Старом Арбате. Он адвокат и выполняет поручение одного клиента, который живет за границей и сейчас активно ищет своих родственников. Так вот, Розин предложил мне подключиться к поиску этих людей. Посулил высокий гонорар. Договорились, что я беру пару дней на раздумье.

– А откуда он о тебе узнал? – поинтересовался Женька.

– Говорит, что меня рекомендовали ему. Но кто – не сказал.

– Ну и что дальше?

– А дальше начинается самое интересное! В метро парень, чье лицо я не смог разглядеть, сообщает в самое ухо, что мне угрожает опасность! Понимаешь! Ни с того ни с сего мне угрожает опасность! Да, еще сказал, что положил мне в карман флешку! Ты представляешь?! Положил так, что я и не почувствовал! Понимаешь, какой бред?! – Глеб прервал рассказ и посмотрел на Женьку. – Он мне сказал, что старик, у которого я был, опасен. Что за мной следят. И что, возможно, прослушивают мой телефон, но как выяснилось – нет. – Он посмотрел на прибор, лежащий на столе. – И что установлены жучки в квартире и на даче. Короче, как в хорошем детективе! Я как параноик, идя домой, всю дорогу думал, что за мной следят. В каждом подозревал посланца старика. Зашел домой, и как раз ты звонишь. Я забрал ноутбук и к тебе. По дороге, пока ехал в машине, посмотрел, что было на флешке. Где мой ноут? – неожиданно спросил он.

– В комнате, – ответил Женька.

Через несколько секунд Глеб вошел в кухню, держа в руках ноутбук.

– Смотри, что там было! – Он включил компьютер и вставил флешку. Они оба стали смотреть запись, на которой больной старик, с одной стороны, рассказывал, а с другой стороны, предупреждал об опасности. Когда запись закончилась, друзья несколько минут сидели молча и смотрели друг на друга. И неизвестно, сколько бы они так просидели, если бы не чайник, который в отчаянии пыхтел и выпускал плотную струю пара, пытаясь привлечь к себе внимание.

Женька первым пришел в себя. Он выключил плиту и взял с холодильника белый конверт.

– Интересная история получается, старичок! – произнес он и положил конверт на стол перед Глебом.

– Что это?

– А ты посмотри! Мне тоже очень интересно! А я пока чай заварю.

Глеб взял конверт. Чистый прямоугольный конверт. Не запечатан. Без надписей. Он открыл его и вытащил фотографию. Фотография была старой, но на ней все же четко просматривались два стоявших молодых человека. Эта фотография была очень знакома Глебу. Она в данный момент должна была находиться в его семейном альбоме.

– Откуда у тебя это? – недоумевая, спросил он.

– Принесла очень симпатичная девушка, – ответил Женька, продолжая колдовать над чаем. – Пришла и сказала, что нужна моя помощь. Что ты можешь попасть в беду. Попросила позвонить тебе и сказать, чтобы ты срочно приехал. Я хотел ее послать подальше, но она меня убедила. Сказала, что если с тобой что-то случится, то ответственность частично будет и на моей совести. Все, что мне нужно сделать, – передать этот конверт, проверить, есть ли на тебе жучки, и даже если нет, сказать, чтобы ты на всякий случай переоделся в новую одежду, а твою мне нужно будет уничтожить, когда ты уйдешь. И телефон, кстати, тоже. Я согласился. Она поблагодарила меня и уехала. Классная девочка! Если ее увидишь, может, потом познакомишь? – Он улыбнулся.

– А если бы на мне был жучок? – спросил Глеб. – Что тогда тебе нужно было делать?

– Написать на листке бумаги, что на тебе «прослушка». Кстати, я уже подготовил такой лист. – Женька взял лежащий на противоположном конце стола листок и пододвинул его к Глебу. – Ты его должен был прочитать и узнать, что на тебе жучки. Далее мы разыгрываем сцену, что ты облился или испачкался, и под этот шумок переодеваешься, попросив у меня какую-нибудь одежду. Так, без особого подозрения, ты мог бы уйти от меня. Ну как-то так.

– Бред какой-то, – пробурчал под нос себе Глеб. – Откуда у какой-то девочки фотография из моего семейного альбома? Ни мои родители, ни я никогда никому не показывали его! Дед запрещал. Да и как они узнали про тебя? Белиберда какая-то!

– Ты внимательно изучил содержимое конверта? – спросил Женька.

– А что?

– Ничего, просто спрашиваю тебя. Там есть что-то еще?

Глеб положил фотографию на стол и посмотрел внутрь конверта. На дне, в углу, действительно что-то лежало. Он перевернул конверт и вытряхнул содержимое. Раздался слабый металлический звон и на стол упал небольшой предмет. Это была половинка зеленого яблока. Размером в половину пятирублевой монеты. Глеб взял ее и стал внимательно изучать. Обычное ювелирное изделие. По всей видимости, уже старое, но не дорогое. Ничего особенного, если не считать, что на обратной стороне краска стерлась и отчетливо выделялась нацарапанная буква «П». Глеб полез в карман и достал связку ключей от дома. Положил ее на стол, а рядом половинку яблока из конверта. Воцарилась тишина. На столе лежали две половинки одного яблока: одна из конверта, другая – в виде брелока – была прицеплена к связке ключей. Глеб взял их и приложил друг к другу. Место среза совпало идеально. На обороте второй половинки была нацарапана буква «Г».

– Не знаю, как реагировать на все это, – еле слышно прошептал Глеб.

К этому времени Женька уже перестал возиться с чаем. Они смотрели друг на друга и молчали, а на столе лежали две соединенные половинки яблока, фотография, конверт и связка ключей.

– Наливай свой чай, – произнес Глеб, отодвигая лежащие на столе предметы в сторону. – Нужно в конце концов понять, что к чему.

Женька поставил две чашки с налитым чаем на стол и сел напротив.

– Расскажи подробно, как все было. Ну, про приход этой девушки и… – попросил Глеб.

Глава 4. Как это может быть?

– Я сидел, работал, когда раздался звонок в дверь, – начал Женька. – Еще подумал: кого это принесла нелегкая. У меня работа в разгаре, а тут «незванчики»! Вроде ни с кем ни о чем не договаривался. В общем, открываю и вижу красивую девушку. Лет двадцать пять, не больше. В руках шлем. Она назвала мою фамилию, имя и сказала, что причина, по которой она здесь, – это то, что ты можешь попасть в беду, и тебе нужна помощь. Я пригласил ее в квартиру. От чая отказалась. Сказала все то, что я тебе уже говорил. Потом собралась и уехала. Вот вроде и все.

– А ты при ней мне набирал?

– Да.

– Понятно. Хотя чего понятно? Скорее, наоборот – ничего как раз таки и не понятно.

– Ах, да! – вдруг вспомнил Женька. – Она попросила тебе передать на словах, чтобы ты ехал в то место, где поймал большую щуку. Она сказала, что ты знаешь, о чем идет речь. Там будет тебя ждать человек, от которого ты узнаешь, что делать дальше. Ну и как я уже говорил: телефон, ноутбук, одежду, обувь. Вообще все ты должен оставить здесь. А меня попросила, чтобы я все это выкинул после твоего отъезда. – Он встал и вышел из кухни. Через несколько секунд вернулся, держа в руках большой целлофановый пакет. – Вот, – Женька положил его на пол перед Глебом. – Теперь вроде все. – Взял чашку с чаем и сел на стул.

– Что это? – недоуменно спросил Глеб.

– Я полагаю, что вещи, в которые тебе нужно будет переодеться. Она с собой принесла этот пакет.

Глеб раскрыл его и посмотрел внутрь. Действительно, в нем лежала одежда, а на самом дне – обувь. Он посмотрел содержимое и отодвинул пакет в сторону.

Все то время, пока Глеб слушал рассказ друга, он внимательно смотрел на лежавшую фотографию. Что-то в ней было не так. А вот что, он никак не мог понять. Глеб взял ее и стал внимательно рассматривать. Спустя минуту или чуть больше, он еле слышно произнес:

– Это не та фотография, что у меня дома. Очень похожая, но не та. Она сделана там же и, возможно, тогда же, но есть отличия. На той, что в альбоме, они тоже стоят с голым торсом на фоне реки, но на этой фотографии мой прадед обнял своего брата. И еще одна деталь: на шеях у них что-то висит. У тебя есть увеличительное стекло? – неожиданно спросил Глеб.

– Да, есть, – ответил Женька и быстро пошел в комнату. Через несколько секунд он вернулся, держа в руке лупу. Глеб взял и стал внимательно разглядывать фото. Спустя минуту он положил увеличительное стекло на стол и посмотрел на стоящего рядом Женьку.

– Это не крестик, как я думал.

– А что? – заинтересованно спросил приятель.

– Это вот эти половинки яблок, – Глеб указал на лежавшие, на столе объединенные две половинки. – Ну-ка, – он пододвинул ноутбук и включил запись. Несколько раз в течение минут пяти он то останавливал кадр, то перематывал.

– Вот, – утвердительно произнес он, указывая пальцем на изображение, где старик, после того как попил воды, немного отклоняется назад. И вот здесь, на шее у него, они увидели ту же самую половинку яблока.

– Значит, получается, что это ты доверенный человек, – с ненормальной улыбкой произнес Глеб. – Старик говорил и про фотографию, и про предмет, с помощью которого я могу убедиться, что это действительно мой прадед и что мне нужно слушать его людей, чтобы остаться в живых… Знаешь, Жека! Все, что сейчас происходит, – это нереально! Я, конечно, журналист! И у меня привычка воспринимать информацию целиком. Потом, конечно, я, все проверив, отбираю, во что верить, а во что нет. Но здесь прямо какая-то детективная история разворачивается! И все это происходит со мной! А может, кто-то просто разыгрывает меня или нас, коль уж и тебя в эту историю втянули? Кому-то захотелось поразвлечься! Наняли актеров, написали сценарий и давай прикалываться! У богатых большие возможности для реализации своих забав.

– И кто это может быть? – задумчиво спросил Женька. – У тебя на примете есть такие люди?

– Пока нет. Но среди тех, о ком я когда-либо писал, есть такие, которые при желании смогли бы провернуть такой спектакль. – Глеб на какое-то время замолчал, пытаясь в очередной раз проанализировать ситуацию. – Странно все это. Не хочется верить, что это серьезно. Лучше бы разыграли. Да вот еще эта фотография! А здесь люди обладают информацией! Да и Розин с Владимиром! Эта флешка с как бы прадедом. А самое интересное то, что и про рыбу знают, которую я поймал более десятка лет тому назад. Я же один ездил. – Он взял в руки две половинки и перевернул их на другую сторону. Еще раз посмотрел на нацарапанные там буквы «Г» и «П». – Смотри, – Глеб протянул другу половинки. – Видишь, на второй «Г». Эту половинку яблока мне отдал мой отец. Сказал, что это талисман и чтобы я его берег. От деда осталась. Эта буква «Г» здесь с тех самых пор. Что-то, наверное, это да и значит. Не просто так нацарапано. Вот еще одна загадка, которую надо разгадать и понять. А с другой стороны, нужно ли? И загадка ли это вообще? Может, это просто обозначения имен: Глеб и Платон. Как вариант. Почему бы и нет… Ладно. Надо собираться в путь и действовать по инструкции – это единственная возможность пролить свет на ситуацию. Я тебе все оставлю: ноутбук, часы, телефон. Уничтожь все, пожалуйста. Пока нет доказательств, что это чья-то игра, угроза остается реальной. Тем более что я многого на данный момент объяснить не могу. Практически ничего.

– Хорошо, оставляй, – согласился Женька. – Сейчас тебя провожу и займусь этим. И еще, Глеб, если за тобой следят, то они наверняка знают, что ты здесь. И если ты сейчас поедешь на то место, про которое упомянула блондинка, то вероятность того, что они будут следить за тобой, очень высока.

– Возможно, – согласился Глеб. – Об этом я как-то не подумал. – Он облокотился о стену и пристально посмотрел на Женьку. Повисла пауза.

– А эта девушка ничего не говорила больше?

– Нет.

– С одной стороны, если я себя буду продолжать вести естественно, то не вызову у них подозрения, а с другой стороны, я их приведу в то место, где что-то должно произойти. Не зря же она сказала ехать туда. – Глеб чувствовал беспомощность. Он не знал, как ему нужно сейчас поступить.

Глава 5. Рыбак

Глеб не стал переодеваться в оставленную для него одежду. Попрощавшись с Женькой, он остановил машину и доехал до железнодорожной станции Мытищи: там останавливались все электрички. Наступал вечер, и каждый час был на счету. Нужно было торопиться.

Он помнил то место, где поймал самую большую рыбу в своей жизни. Ему нужно было ехать до Солнечногорска. Там, рядом с городом, находилось озеро. Вот именно в этом озере, когда ему было лет двадцать пять, он и поймал большую озерную щуку. Это были незабываемые чувства!

До Солнечногорска он доехал без каких-либо приключений. Как ни странно, но волнение его покинуло еще у Женьки дома. Он успокоился и стал более трезво смотреть на эту ситуацию. Хотя до сих пор у него оставалось двойственное отношение ко всему происходящему: он перестал оборачиваться, но был внимателен, как никогда в своей жизни.

Выйдя на платформу, Глеб в общем потоке пассажиров пошел в город. На небольшой площади стояло несколько машин. Он подошел к «Хундаю» черного цвета и, объяснив водителю, куда ему нужно, сел на заднее сиденье. Машина тронулась, а он, достав из кармана флешку, стал в очередной раз ее рассматривать, прокручивая в голове все события, которые произошли с ним за этот день. Что его ждет впереди, было неясно. «И флешку не уничтожил, – вдруг промелькнула в голове мысль. – Надо обязательно уничтожить».

Машина выехала за город и свернула на проселочную дорогу. Последний раз он здесь был давно: лет пять назад приезжал с ночевкой. Но тогда практически ничего не поймал.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4