Анатолий Грешневиков.

Информационная война. Внутренний фронт. Технологии, манипуляции, фальсификации. Книга II



скачать книгу бесплатно

© А. Н. Грешневиков, 2016

© Книжный мир, 2016

Закон переписан ради себя

В России с выборов снимают сильных. Слабых не трогают. В России наказывают губернаторов, не способных задавить оппозицию.

Раньше потеря власти в России означала потерю головы. Теперь стало не хуже и не лучше, потеря власти означает потерю смысла жизни. А смысл жизни у власть предержащих – это огромные сферы влияния, роскошь, связи, положение в обществе и деньги, деньги, деньги.

При ярославском губернаторе Анатолии Лисицыне моя команда заняла второе место на выборах в областную Думу, получив семь депутатских мест.

Новый губернатор Сергей Вахруков, боясь уступить моей команде лидирующее положение, добился снятия ее с выборов. Нас, по беспределу, но по суду, вычеркнули из бюллетеней в самый последний день.

Следующий губернатор Сергей Ястребов не мог рассчитывать на снятие нашего отделения партии «Справедливая Россия» с очередных выборов, так как на подобную расправу с парламентскими партиями существовал негласный запрет кремлевских идеологов партии власти. Региональным чиновникам предоставили право искать иные пути ослабления и разгрома оппозиции.

Перед ярославскими активистами партии власти «Единая Россия» встала невыполнимая задача. Три крупных и влиятельных партийных объединения – КПРФ, «Гражданская платформа» и «Справедливая Россия» – создавали не просто реальную конкуренцию, а единый монолит, разбить который нелюбимой в народе партии чиновников было невозможно. Не осознавать наличие такой политической силы ни руководители единоросов, ни их доморощенные политтехнологи не могли. Многочисленные опросы населения показывали, что в городе Ярославле лидирует партия «Гражданская платформа», возглавляемая популярным народным мэром Евгением Урлашовым. А в городах и районах области избиратели, как и прежде, отдают явное предпочтение партии «Справедливая Россия»

Региональные газеты запестрили прогнозами политологов: победителей не будет, работа областной Думы возможна лишь при создании коалиции.

Между политическими партиями, действительно, задолго до начала выборной компании, начались консультации, переговоры. Мне, как руководителю отделения партии «Справедливая Россия», довелось вести переговоры со всеми основными лидерами предвыборной гонки. Разногласий не возникало только с коммунистами. Они готовы были к совместной борьбе и не ставили никаких предварительных условий. Нелегким был разговор с губернатором области С. Ястребовым. Предложение о сотрудничестве он вел исходя из того, что партия власти набирает 75 процентов голосов избирателей, потому все оппозиционные партии должны подстраиваться под большинство. Лидер «Гражданской платформы» Е. Урлашов также считал выборы выигранными. Его намерение создать коалицию подкреплялось кадровыми предложениями, председателем областной Думы должен быть его заместитель по работе в мэрии О. Виноградов.

Чем ближе приближалась предвыборная гонка, тем крепче становилась коалиция оппозиционных сил, и пессимистичнее рисовались прогнозы политологов для партии власти «Единая Россия».

Вести борьбу при таких политических раскладах для единоросов означало пойти на самоубийство. Шел усиленный поиск вариантов устранения оппозиции.

Просчитывал ходы партии власти, и я. Какую партию единоросы могли лишить права на участие в выборах? Ни нас, ни КПРФ однозначно нет. За этим обязательством кремлевских чиновников перед парламентскими партиями стояла скандальная история. В ходе региональных парламентских выборов единоросы так усердно и нагло уменьшали количество депутатских мест для оппозиции, что все три ошельмованные и обворованные партии встали на сессии Государственной Думы России и покинули зал заседаний до переговоров с Президентом страны.

Владимир Путин вынужденно пошел на уступки оппозиции. Спустя время можно было забыть про договоренности и снова пойти на отработанный механизм фальсификаций и снятий с выборов неугодных. Но тут произошли непредсказуемые события на Болотной площади в Москве. Оскорбленные избиратели устали терпеть воровство голосов на выборах, переписывание протоколов, встали с мягких диванов и вышли на уличные митинги протестов. Полиция применила против них насилие, замахала дубинками. Пролилась кровь невинных демонстрантов. В стране появились политические заключенные.

Дальнейшее запугивание и обман оппозиции, особенно тех политических партий, которые были представлены в парламенте, могло привести к социальному взрыву в стране. Я был одним из инициаторов выхода оппозиции из зала заседаний парламента, участвовал в переговорах с высокопоставленными чиновниками, потому знал, что нашей партии больше не грозит снятие с выборов. Но интуиция подсказывала, что никто оппозицию в покое не оставит. Нас ждут серьезные испытания, нападки, провокации. Снимать с выборов, скорее всего, будут партию «Гражданская платформа», так как она не была представлена в парламенте, и на нее не распространялись кремлевские договоренности. Ну, а против нас будет использован в самом жестком варианте административный ресурс, то есть шельмование в СМИ, подложные газеты, подкуп избирателей и, самое главное, – натиск и преследование со стороны правоохранительных органов.

Долгое время я не мог разгадать замысел противников мэра Евгения Урлашова. То, что его участие в выборах для единоросов было недопустимо, у меня не вызывало сомнений. Он лидирует по всем опросам. На площадях города в его поддержку идут многотысячные митинги. Олигарх Михаил Прохоров сулит под победу своему единомышленнику десятки миллионов рублей. Между мэром и губернатором развернулась такая острая информационная война, что выход из нее простым перемирием вряд ли был возможен. И тут пришло понимание, что неуправляемый мэр будет непременно уничтожен, убран с должности экстравагантным политическим путем – провокацией взятки или подбрасыванием наркотиков.

Я позвонил Евгению Урлашову и договорился о встрече. Вместе с друзьями-однопартийцами мы приехали к нему вечером на работу. Обсудили текущие хозяйственные дела в городе, выпили по чашечке кофе, и я изложил свои опасения.

– Мне тоже известно, что единоросы жаждут расправиться со мной, – признался мэр, демонстрируя при этом завидное спокойствие.

– Тогда скажи, какие меры защиты ты предпринимаешь?

– спросил я. – Не полагайся на авось, не надейся, что они не съедят тебя. Обязательно съедят. Иначе они проигрывают…

– Пока мер предосторожности никаких нет. Некогда даже поставить в кабинете камеру видеонаблюдения, заодно проверить – не поставлена ли прослушка.

– Зря. Поторопись.

Урлашов все же меня не услышал. Он, видимо, не осознавал степень нависшей над ним опасности. Его многочисленные походы к избирателям во дворы, встречи на предприятиях выдавали в нем желание как можно крепче и убедительнее разбить на выборах монополию одной партии. И чем шире становился круг общения, тем очевиднее и реальнее становилась угроза расправы.

Чтобы еще раз предупредить Урлашова о неизбежности беды, я написал и опубликовал статью в многотиражной партийной газете «Губернатор и мэр вышли на тропу войну». Таким образом, ярославский избиратель также был оповещен о возможной провокации взятки.

Подготовительные дни к выборам продолжали обрастать скандальными приготовлениями. Лидер областного отделения партии «Единая Россия», он же председатель региональной Думы Илья Осипов сделал неожиданное заявление о пересмотре закона о выборах. Изменения касались отмены партийных списков. Если избиратель не готов голосовать за партию власти, то зачем подставляться и играть в рулетку?! Лучше ликвидировать риск, избавить народ от голосования за партии. Так выгоднее. Избиратель выбирает лишь кандидата-одиночку. А чтобы оппозиция не обвиняла ушлых и хитроватых единоросов в свертывании партийного строительства, следует разрешить партиям выдвигать в округа своих представителей. То, что они там проиграют тем кандидатам, за которыми будут стоять административный ресурс и бизнесмены с деньгами, – это допустимо. Закон есть закон. Не готов к выборам – значит, сам виноват. Или ищи деньги, или думай, зачем тебе состоять в оппозиционной партии, не имеющей ни средств, ни поддержки власти.

Заявление Ильи Осипова единоверцы встретили радушно. Давно пора вывести партию из-под удара. То, что такая лукавая политика противоречит установке Президента страны о развитии партийного строительства в регионах, местных чиновников и прокуроров не смущало. Они знали, что в тех городских законодательных органах, где работали двадцать и более депутатов, решено было проводить муниципальные выборы по партийным спискам. Но такая инициатива свыше губила партию власти на местах, подрубала ее могущество и всевластие под самый корень. Стоило на Ярославской земле запустить этот эксперимент, как сразу раздались вопли и пораженческие настроения. Выборы по партийным спискам в городе Переславле-Залесском принесли поражение партии чиновников «Единая Россия». Избиратели без раздумий отдали предпочтение партии «Справедливая Россия».

Не знал Президент, как опасна его идея, не думал, что единоросы встретят ее в штыки и в скором времени придумают такие обходные пути, которые позволят лишить народ права голосовать за партии.

Кто на Ярославщине первым увидел в инициативах президента угрозу своей власти, история умалчивает. Однако в беседах с единоросами я понял, что и у рядовых членов партии, и у её руководящего состава существует не только единодушие в понимании надвигающейся дележке власти, но и общая тревога за будущее политической организации.

Удивительно, что у двух чиновников-единоросов, возглавляющих разные города области, такие, например, как Гаврилов-Ям и Тутаев, мнения совпали. Глава Гаврилов-Ямского района Николай Бирук ответил мне искренне на вопрос, почему в городе не будет выборов по партийным спискам:

– Зачем главе района депутаты от партий, которые будут только мешать работать?!

У главы Тутаевского района Сергея Левашова был похожий ответ:

– Тут со своими депутатами сложно работать, а когда придет оппозиция, то «сложностей» прибавится в разы.

Лидер единоросов Илья Осипов, будучи руководителем законодательной власти, не счел нужным выполнять установку президента и организовывать выборы в городах области по партийным спискам. Он закрыл глаза на проводимые повсеместно чиновничьи игры с законодательством. Не поправил коллег из города Углича, которые хитро перекроили законодательство и сократили количество депутатов для того, чтобы не претендовать на партийные выборы. В законе же сказано, что если в городской Думе трудится более 20 депутатов, то эта Дума обязательно должна формироваться по партийным спискам. Допустить политическое состязание – значит, рисковать. Угличские единоросы побоялись пойти на такое решение. Они быстренько собрались на заседание и уменьшили количество депутатов, чтобы никакой острой политической борьбы между партиями в городе не было.

Зарегистрированные в области партии ждали от руководителей областного отделения партии «Единая Россия» незамедлительных шагов по исправлению ситуации – уж больно позорно власть уходила от борьбы. К тому же подставляла Президента страны. И вообще, не думала об исторической ответственности за стабильное развитие политической системы в России.

Но вожди единоросов, видимо, еще больше боялись появления в политической жизни региона непредсказуемых выборов по партийным спискам. Никто местных коллег не одернул, не заставил вернуться к требованиям законодательства.

Выгоду от решения угличских единоросов тотчас почувствовали чиновники в городе Тутаеве. Там тоже изменили количественный состав местного парламента и тем самым отменили партийные выборы.

Затем своеобразная открытая зачистка партий, вернее, лишение их права выдвигать команду на суд избирателей, состоялась и в остальных городах области. Надежда была на Рыбинск. Он крупнее Переславля-Залесского, к тому же там никакими законодательными маневрами и хитростями не убаюкать общественное мнение. Избиратель сразу разгадает и упрекнет власть в трусости и беспределе. Но лидеры единоросов, хоть и оттягивали принятие непопулярного решения, все же дали отмашку на отмену выборов по партийным спискам. Избирателям предложили жить по лозунгу единоросов: «Дело не в партиях, а в людях» и выбирать одномандатников. Партиям, конечно же, разрешили пока выдвигать по округам своих кандидатов, но это уже не борьба партий, а борьба кошельков и административного ресурса.

Моя попытка поддержать намерения Президента страны укреплять политическую систему страны и вернуть городам выборы по партийным спискам успеха не имела. Когда я писал запрос прокурору области с предложением навести порядок в выборной системе, то полагал, что если многочисленные избиратели усматривают в переписывании единоросами законодательства под свои интересы, извращая идею президента, то и прокуроры, блюстители закона это видят.

Я ошибся. То есть, я лучшего мнения был о нашей прокуратуре. Все-таки решение президента излагалось и писалось не эзоповым языком, а четко и ясно. В органах местного самоуправления должны трудиться представители разных партий, они обязаны нести солидарную ответственность за развитие города и района. Прокурору ничто не мешало проанализировать практику единоросов по изменению законодательства, которое написано ради выгоды и революционной целесообразности, а затем разгадать замысел трусливых политиков-временщиков и поправить их.

На мое предложение разобраться с перекройкой законодательства прокурор ответил, что все действия единоросов законны.

Тут и сомнениям нет места. У единоросов не зря бдительные юристы хлеб с маслом едят. Если должны быть выборы по партийным спискам, а их не желательно проводить, опасно, неразумно, то следует в законе найти лазейку и сделать так, чтобы слово «должны» не имело никакого значения. При этом закон есть, а выполнять его бессмысленно. Надо бы выдвигать и выбирать партии в городские Думы, как предлагал президент, но в какие Думы, если по закону местных единоросов Думы теперь другие, малочисленные, не подпадающие под федеральные требования.

Пришлось пожаловаться на ярославских единоросов самому президенту. Посмотрите, мол, господин президент, как нас с Вами обхитрили местные чиновники.

Молчание президента подвигло меня понять, что он, видимо, сам теперь не рад тому, что предлагал. Ошибочность партийных выборов в провинции, конечно, официально не объявлялась. Но и заняться расследованием, почему в крупных городах Ярославской области отменено партстроительство, то есть присутствие оппозиции в парламентах, у команды главы государства не хватило политической воли.

Федеральная власть могла, но не захотела погрозить пальцем непослушным политикам. А те сразу сообразили, что они могут и дальше наступать на интересы политических соперников, экспериментировать с выборным законодательством. Сообразительность посетила и Илью Осипова, так как он вдруг стал смелее смелого. На заседании областной Думы прозвучала его угроза отменить выборы по партийным спискам не только в городские законодательные органы, но и в областную Думу.

Общественная жизнь откликнулась протестами на это выступление. В городе прошли митинги. В газетах прозвучали критические заявления и журналистов, и политиков, и представителей гражданского общества.

В день принятия единоросами, составляющими большинство областной Думы, провокационного и репрессивного закона об отмене партийных выборов, я пришел на заседание регионального парламента. Внимательно выслушал доклад Ильи Осипова, а также его ответы на вопросы независимых депутатов и тех немногочисленных лидеров оппозиционных партий, которые были против наступления на их права.

Осипов на трибуне выглядел миротворцем, обещал сотрудничать с оппозицией, обещал прислушиваться к чужому мнению, обещал развивать демократию. И чем больше из его уст звучало красивых, но неуместных заклинаний о необходимости принятия нового закона, который приблизит, якобы, политиков к народу, тем очевиднее становилась его ложь. Желание Осипова сократить расстояние в общении политиков и избирателей на самом деле ведет к обратному. Намерение убрать из бюллетеней «паровозы», то есть лидеров партийных списков, подразумевало лишить народ права выбирать известных политиков с четко выраженной идеологией. И самое главное, эта борьба с «паровозами» обезглавливала партии, обесценивала и запутывала смысл борьбы партийных программ, превращала закон в ловушку, ибо этот переписанный закон резко ограничивал возможности оппозиционных партий пройти в региональный парламент.

Соглашаться с очевидным обманом я не мог, потому попросил слово для выступления.

Единоросы слушали меня внимательно, но при этом старались покричать, посвистеть и сбить с толку. Им не нравились аргументы в защиту честных и открытых выборов по партийным спискам. Их не беспокоил упавший до низкой черты уровень доверия населения к власти, которую олицетворяет «Единая Россия». Когда 80 процентов населения области не желает участвовать в политической жизни своего региона, отказывается идти на избирательные участки и выполнить гражданский долг, то это говорит только об одном – о неверии ярославцев в то, что путем выборов можно поменять ненавистную им власть. Принятие единоросами запрета прежней партийной системы выборов нанесет непоправимый удар по демократии и гражданскому обществу, приведет к радикализации народных настроений и социальному взрыву. Переписывать выборное законодательство, менять правила игры так часто и с такой откровенной выгодой для себя – это недопустимо. Следует думать не о том, как сохранить под собой пошатнувшиеся теплые кресла, а как вернуть доверие народа к власти.

Однако единоросы не прислушались к разумной, деловой критике крупных оппозиционных партий, дисциплинированно и с радостными улыбками на лицах приняли нужный для себя закон. Несогласные с такой позицией депутаты в полном составе в знак протеста покинули зал заседаний областной Думы.

Известный журналист Мира Королева 30 мая 2012 года на страницах газеты «Золотое кольцо» так охарактеризует этот бунт:

«Залпом тяжелой артиллерии в поддержку оппозиции стало выступление депутата Госдумы России Анатолия Грешневикова. Он заявил, что партия «Справедливая Россия» категорически не поддерживает этот закон, что он направлен на свертывание политических реформ и свобод граждан и узурпирование власти со стороны «Единой России», и призвал губернатора области этот закон не подписывать.

– Иначе все оппозиционные политические партии начнут процедуру отзыва губернатора, – пообещал Грешневиков. Его слова оппозиция поддержала бурной овацией».

После постыдного заседания восставшие против политического шулерства областные лидеры всех до одной крупных оппозиционных партий – КПРФ, ЛДПР, «Патриоты России», «Яблоко» и «Справедливая Россия» – направили губернатору С. Н. Ястребову протестное письмо:

29 мая 2012 года

«Уважаемый Сергей Николаевич!

Ярославская областная Дума голосами депутатов фракции «Единая Россия» приняла сразу в двух чтениях Закон Ярославской области «О внесении изменений в Закон Ярославской области «О выборах в органы Государственной власти Ярославской области и органы местного самоуправления муниципальных образований Ярославской области». Концепция данного закона ущемляет интересы всех оппозиционных партий и создает конфронтационную ситуацию в регионе. Просим Вас не подписывать данный закон».

Губернатор прикинулся глухонемым, на письмо не ответил, от встречи с лидерами протестующих партий отказался.

Тогда мне пришлось самому ехать к Сергею Ястребову. Повторная попытка наладить конструктивные отношения между властью и оппозицией могла привести к успеху, нужны были лишь дополнительные аргументы. Я пытался их найти. Вспомнил даже последние искренние слова признаний предыдущего губернатора Сергея Вахрукова, почему его раньше срока отправили в позорную отставку. Оказывается, главной причиной краха карьеры он считал неспособность наладить хорошие отношения с гражданским обществом и политическими партиями. Не каждый политик высокого уровня может позволить себе признать собственную вину. Еще труднее губернаторам-новичкам научиться избегать тех ошибок, которые привели их коллег к поражению.

Наша продолжительная беседа закончилась признанием Сергея Ястребова в неспособности остановить принятие новой системы выборов. Не в его руках, якобы, рычаги управления данным процессом. Нужно разговаривать с лидером единоросов, председателем областной Думы Ильей Осиповым. Вот он-то как раз может вернуться к вопросу о сохранении выборов по партийным спискам.

Несмотря на то, что мне тяжело было поверить в беспомощность губернатора, в то, что он не решает политических проблем, я согласился на разговор с Ильей Осиповым. Тем более, он не раз заявлял о готовности и слушать, и слышать оппозицию. В газете «Городские новости» сделал на сей счет четкое заявление: «Главной ошибкой партии, на мой взгляд, была потеря связи с людьми. Но это поправимо. Наша цель – создать ответственную власть, максимально доступную для человека. Власть, которая слушает и слышит людей. Отвечает за свои решения».

Встретились мы в его кабинете. Сразу заговорили о предстоящих выборах. На все мои предложения и вопросы Илья Осипов отвечал коротко и сухо. Порой менторский и даже циничный стиль общения обезоруживал меня. Я порывался уйти, но внутренние силы сдерживали меня, и беседа продолжалась вопреки всему.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45

Поделиться ссылкой на выделенное