Анатолий Грешневиков.

Информационная война. Внешний фронт. Зомбирование, мифы, цветные революции. Книга I



скачать книгу бесплатно

Между тем, для специалистов по информационным войнам, как зарубежных, так отечественных, давно понятны масштабы поражения человеческого сознания как со стороны «пятой колонны», так и телевизионных киллеров. Американский писатель Оливер Стоун в своей нашумевшей на весь мир разоблачительной книге «Нерассказанная история США» не только вскрыл все язвы и преступления американской внешней политики по незаконной оккупации чужих стран, но и привел массу доказательств участия в этом злодействе продажных СМИ. Благодаря агентам влияния и заангажированным журналистам Америка широко формировала единый мировой порядок посредством госпереворотом в Панаме, Гватемале, Венесуэле, Бразилии. Потом добралась и до Советского Союза. Великая держава пала от рук предателей. Офицер ЦРУ Ф. Эйджи признался: «Мы взяли на зарплату диссидентов и нет СССР». О ведущей роли журналистов в зомбировании населения, в разрушении нравственного и духовного здоровья общества написал книгу немецкий писатель Удо Ульфкотте под символичным названием «Продажные журналисты».

Сегодня неправительственные организации (НКО), финансируемые Америкой, ведут туже информационную войну с населением, только эта война качественно нового типа. В ней главная цель не захват территорий, а борьба за умы и чувства людей. По утверждению бывшего сотрудника ЦРУ Эдварда Сноудена, объектом поражения может стать любой самостоятельно мыслящий человек, патриот, подвижник. Это война за право управлять людьми. НКО действуют по отработанному сценарию. Их цель – вскрыть нарастающую между властью и народом отчужденность, помочь нелегальным движения, а затем организовать протесты, которые должны моментально политизироваться, радикализоваться и привести к «оранжевой» революции.

В команде Владимира Путина появились эксперты, осознавшие пагубность НКО и понявшие, что информационная война возведена в ранг государственной политики США и Запада. На отечественных телеканалах стали появляться эксперты, писатели, философы, публицисты, которые системно ведут борьбу по защите культурных, духовных, нравственных и исторических ценностей многонациональной России. Среди них – Сергей Глазьев, Александр Проханов, Николай Стариков, Сергей Бабурин, Виталий Третьяков, Наталья Нарочницкая, Кармен Шахназаров, Игорь Коротченко, Сергей Шаргунов.

Особый дар полемиста и защитника русского мира демонстрирует писатель, редактор газеты «Завтра» Александр Проханов. Это отметила и публицист Людмила Лаврова. После того, как она увидела, как в теледебатах о деятельности неправительственных организаций, патриоты побеждают либералов, она написала: «Проханов очень точно описал процесс западной ментальной экспансии: бескровно и бесшумно осуществляется вторжение в сознание людей, его перекодировка. «Добрая бомба» как будто гуманна и действует по принципу «не убий», но когда в твоем мозгу усилиями информационной артподготовки произойдет замещение образа Родины, возможно, незаметно для тебя самого, ты теряешь самость и становишься объектом всевозможных социальных и культурных манипуляций.

Манкуртом…».

Вывести Россию из под удара мощного информационного оружия, нацеленного на создание черного образа России, и готовящего американский народ к дальнейшей конфронтации с Россией, может только правительство, пропитанное национальных духом и имеющем в своем распоряжении еще более мощное информационное оружие. Америка не откажется от «оранжевых революций», пока Россия будет являться серьезной помехой на ее пути к установлению нового мирового порядка. Недавно в Македонии и Венгрии вспыхнули рукотворные митинги молодежи, собранные НКО через компьютерные сети, чтобы припугнуть и настроить власть против Москвы. В этих условиях Россия победит лишь при условии восстановления статуса великой державы. А величие России испокон веков была, есть и будет не только в силе оружия, но и в силе духа русского народа.

Глава II. Определение информационной войны

Сущность информационной войны

Как только человек приобрел дар речи и овладел риторикой, он понял – словом можно убить…

Как только человек догадался, что обладает семантической памятью, то есть информацией, воспринимаемой не только сознанием, но и органами чувств, он стал гипнотизировать и зомбировать людей.

Как только человек понял, что всякое управление немыслимо без информации, он стал использовать в войнах информационное оружие.

В 1991 году американские войска провели против Ирака военную операцию «Буря в пустыне». Уже с первых минут ведения боевых действий было заметно не только техническое, но и информационное преимущество армии США. Заключалось оно первоначально в объявленной против Ирака информационной блокаде, а затем и в применении информационного оружия. Недооценка этого оружия привела к поражению… К сожалению, не только Ирак или другие страны третьего мира, но и западноевропейские державы, а особенно Россия, недооценивали значимость информационного оружия.

Еще до начала бомбовых ударов по Ираку весь мир услышал ту информацию, которая рождалась в министерстве, обороны США и которая необходима была США. Это же информационное превосходство сохранилось и во время боевых действий.

Впервые американские военные специалисты не скрывали того, что именно на этом отрезке времени они переиграли иракцев в информационном противоборстве, в так называемой информационной войне. Термин «информационная война» назывался открыто. Так как Ирак вообще не имел понятия о сути и задачах информационной войны, то, ни о каком превосходстве и тем более информационном противоборстве, говорить не приходится. Американцы просто испытали в Ираке новое информационное оружие.

21 декабря 1992 года министр обороны США издал официальный документ – «Информационная война».

Через год Комитет начальников штабов издает директиву под № 30, в которой четко излагаются принципы ведения информационной войны.

Трудно предполагать, являются ли эти документы первыми официальными документами США. Известно одно – данные документы стали достоянием гласности и, конечно, появлению их способствовала война в Ираке. До иракской войны подобные разработки в сфере применения информационного оружия и ведения информационной войны скрывались. Как утаивалось и само понятие «информационная война». Между тем, на пустом месте ничего не рождается, и история войн, и тем более история утверждения нового мирового порядка, говорят о давнем существовании информационного оружия.

Еще древние жрецы знали цену информационному противоборству: и техническому, и психологическому. Известен их афоризм: «КТО ВЛАДЕЕТ ИНФОРМАЦИЕЙ, ТОТ ВЛАДЕЕТ МИРОМ».

Но жрецы в основном прибегали к психологическому оружию. Тогда как последователи их – масонские организации – пошли гораздо дальше, они уже стали прибегать и к техническому информационному оружию. Афоризм жрецов они переиначили на свой лад: «ВЛАДЕЮЩИЙ ИНФОРМАЦИЕЙ – ГОСПОДИН, НЕ ВЛАДЕЮЩИЙ – РАБ».

Так что информационная война ведется на планете давно. Другое дело, что данный термин озвучен был в этот период гласно и широко, да и само оружие этой войны стало более изощренным, технологически сложным и опасным.

События в Югославии, а затем и в России на территории Чечни показали знакомые схемы проведения информационной войны. Но первым был все же Ирак, так как именно здесь они были апробированы. Уже самые современные методики.

С первых минут войны Ирак попал в информационное рабство. Никто не вступился за него, стратегические, союзники и те молчали, никто не узнал правды о войне, ибо все думали о завоевательской агрессии Ирака, и никто не думал об американских интересах в Кувейте. Американские же интересы хоть и за семью печатями, но очевидны: дешевая кувейтская нефть, сохранение возможности за США квотировать продажу арабской и прочей нефти, борьба за новый мировой порядок и т. д.

Информационное рабство обернулось для Ирака не только международной изоляцией, а затем и введением блокада, эмбарго… Оно парализовало систему обороны. Американцы часто пугали мировую общественность растущей военной мощью Ирака, тем, что у иракцев есть ракетные комплексы, химическое оружие. Многие люди и верили, и знали: Ирак закупает ракеты, имеет крепкую систему ПВО. Но когда война началась, многие ракеты Ирака почему-то оказались небоеспособными. Только поездка в Ирак и встреча там с видными военачальниками дает ответ, скрываемый, невидимый для мира. Оказывается, иракцы закупили в Германии и ряде других западноевропейских «ран системы ПВО. Именно они и не сработали, так как в них были заложены информационные логические бомбы. В самый напряженный момент зона Персидского залива оказалась оголенной, без должного прикрытия. Объекты Ирака были уничтожены. Взлетали только российские ракеты, не имеющие иностранного информационного обеспечения.

Знакомство с результатами информационной войны в Ираке повергает многих в шок. С одной стороны, поражает сравнение потерь в живой силе и технике между США и Ираком. С другой стороны, поражает информационная ложь, дающая некое право историкам делать после войны заключение о ее справедливом и почти безкровопролитном исходе.

Благодаря высокоточному оружию, особым электронным информационным системам, новейшим средствам радиоэлектронного подавления, американцы парализовали сразу всю систему противовоздушной обороны, систему государственного и военного управления. Радиоэлектронное глушение ощущалось даже за пределами Ирака. Но эти высокоточные удары приходились и на мирные объекты! В Ираке были уничтожены все продовольственные склады. Последнее уцелевшее хлебохранилище руководство Ирака вынуждено было открыть и раздать хлеб населению, для того, чтобы хоть каким-то образом уберечь страну от повального голода. Бомбежка электростанций также велась из высокоточного современного оружия: поражалась не вся станция многочисленными авианалетами, поражалась лишь турбина – сердце станции – с тем, чтобы никогда ее не восстановить. К тому же меньше тратилось сил и средств.

Америка выиграла войну благодаря информационной блокаде, информационному оружию, информационным электронным шпионам. Не зря их военные специалисты делают выводы о том, что обычный компьютер оказался полезнее урановых боеголовок.

Сегодня иракцы изучают деятельность информационных шпионов. К сожалению, другие страны не очень озаботились сущностью этой войны, ее последствиями, как мало думают и в России о защите собственных информационных ресурсов от воздействия противника.

Одна Америка продолжает совершенствовать подготовку. В 1995 году американцы издают специальный словарь понятий информационного противоборства. В этом же году Национальный университет обороны выпустил первых соответствующих специалистов. Готовится новый устав армии США, где основным предметом значится – действие против системы управления войсками и оружием врага с целью достижения информационного превосходства.

Этим же проектом устава дается американское определение информационной войны:

«Действия, предпринятые для достижения информационного превосходства в интересах национальной стратегии и осуществляемые путем влияния на информацию и информационные системы противника при одновременной защите собственной информации и своих информационных систем».

Конечно, с учетом российского фактора информационная война приобретает свой оттенок. Потому, соглашаясь с концептуальным и схематичным обозначением американского достижения превосходства, можно дать более конкретное и сущностное определение информационной войны:

«Средство уничтожения в стране исторических, духовных ценностей и подавления в человеке нравственного созидательного начала».

Да, это определение значительно идеологизировано. Но, чего ради американцы по всем направлениям готовятся к ведению информационной войны? Почему с 1994 года расходы армии, флота и спецслужб США на оснащение информационным оружием превышают расходы космических и ракетно-ядерных программ?!

Ответ прост: Америка рвется к мировому господству, к утверждению на планете нового мирового порядка, а установить это господство можно только с устранением России. Иного оружия, иной войны, кроме информационной. Америка и Запад сегодня не могут противопоставить России.

Исторический почерк ведения информационной войны

Из всех свойств информации человек в войне с противником или даже в бытовом конфликте использовал основное ее свойство – разрушение.

Тот человек, который обладал информацией, тот и управлял людьми, совершал магические обряды, насылал порчу, казнил людей, выигрывал в конфликтах и войнах, укреплялся во власти. Без полной информации о повадках и жизни животных невозможна была охота. Без информации о численном составе и вооружении противника, без знания его слабых сторон невозможна была победа в войне.

История знает множество примеров использования информации в войне и дипломатии. Главными разрушительными компонентами информации являются – дезинформация, пропаганда, агитация. Однако, какими бы древними ни были примеры и методы ведения подобной войны, они сохраняют определенную закономерность – подавить или подорвать моральный дух противника.

Древнегреческий историк Геродот (около 484-425 г. до н. э.) одним из первых обратил внимание на средства и значимость информационной войны. Он уже тогда рассматривал информацию, как главную форму психологической войны. В книге «История греко-персидских войн» он рассказал о том, как Фемистокл в пропагандистских целях высек на камне у источника питьевой воды обращение к ионийцам:

«Ионийцы, вы совершаете грех, сражаясь против своих отцов, помогая поработить Грецию! Поэтому лучше переходите к нам, а если не можете сделать этого, то отведите свои войска с поля боя и уговорите карийцев поступить так же. Но если ни то, ни другое вам не удастся и вы вынуждены будете выступить на поле боя, то сражайтесь только для виду, помня, что вы произошли от нас и враждебность варваров к нам берег свое начало от их враждебности к вам».

Подобная пропагандистская информация сыграла свою положительную роль, так как она вызывала у ионийцев доверие, благодаря проявленным Фемистоклом заинтересованности и доброжелательности, а у персов – подозрительность и страх за измену.

Умело использовал информацию для психологического подавления противника знаменитый полководец Чингисхан. Впереди его конницы летели слухи о громадном количестве войск, рассказы об их зверствах и жестокости. Чингисхан одним из первых использовал шпионов не столько доя сбора секретной информации о противнике, сколько для запугивания, подрыва морального духа и распространения необходимой ему информации. Так монголы одержали победу и в Китае, и в Европе, и в других государствах, выигрывая, прежде всего, в военной тактической пропаганде. Известны случаи, когда Чингисхан, перевербовывая вражеских шпионов, так умело убеждал хорезмских лазутчиков в непобедимости и могуществе своего войска, что отпускаемые шпионы деморализовывали своих соотечественников и способствовали падению Хорезма.

До первой мировой войны трудно вообще отдать какой-либо воюющей стране приоритет в умении вести подрывную пропаганду. И японцы, и китайцы, и англичане, и немцы, и шведы, и американцы, и французы прибегали в своих войнах к информационному оружию. Писались листовки, запускались слухи, издавались книги, подсовывались карты, воровалась информация. И какой бы характер война не носила – колониальный или религиозный – вместе с оружием в ход пускались методы психологического и информационного воздействия па противника. Притом информационная война начиналась раньше бряцания оружием… Ее задачи оставались неизменно простыми – подрыв боевого духа армии, разложение моральных сил населения, устранение или нейтрализация союзников.

И колониальные, и религиозные войны требовали от идеологов информационного наступления учета особенностей национального характера, географического расположения страны, вмешательства во внутренние дела и так далее. Чтобы повлиять на взгляды противника, заронить в его душе сомнение, заставить изменить родине, требовались время и планомерная работа.

Так британцы завоевывали Индиго… Индусы численно превосходили колонизаторов. Но, благодаря информационным пропагандистским мерам, Индия покорилась.

Еще более изощренную информационную войну провели маньчжуры против китайцев. Первых было в 400 раз меньше, но они выровняли положение и победили. Помогло, прежде всего, знание психологических методов воздействия на китайцев.

Без информационного обеспечения невозможны были и религиозные войны. Раскол на религиозной почве разгорается мгновенно, ибо затрагивает святое чувство. Стоит нарочно обронить ранящее слово или надругаться над верой, и столкновение становится неизбежным. В романе Чарльза Диккенса «Барнеби Радж» убедительно показано, как во времена американской революции в Англии тонко и умело велась информационная пропагандистская война с католицизмом. Раскол среди английских солдат вносился благодаря именно антикатолическим призывам.

В XIII–XIX веках католическая церковь изобрела судебно-полицейское учреждение для борьбы с ересями – инквизицию. Только в XX веке стало ясно, что инквизиция была мощнейшим информационным и психологическим оружием в руках церкви. Особенно показательна, убедительна и страшна была она в Испании. В основе ее лежат все те же методы обычной колониальной или захватнической военной пропаганды, такие, как дезинформация, клевета, преднамеренное извращение действительности, наговор, однако, путь к сожжению на костре куда страшнее, чем полученное ножевое либо пулевое смертельное ранение в бою.

Об изощренных и страшных методах ведения информационной и психологической войны церковной инквизиции с собственным и чужим народом беспристрастно говорится в гениальной книге Шарля де Костера «Легенда об Уленшпигеле», вышедшей еще в 1867 году. Народ Фландрии (Бельгия) боролся с испанскими угнетателями и католическим мракобесием, а вывод Шарль де Костер сделал одинаково необходимый для всех народов: «Народ умирает, если не знает своего прошлого». Это предупреждение очень злободневно и своевременно.

Сколько бы столетий ни прошло на планете, почерк у всех информационных войн один. И задача одна – лишить солдат и население чести, долга, исторической памяти. И способы одни – развратить, предложить сытую и богатую жизнь.

Что предлагали американские листовки английским солдатам, сражающимся у Бенкер-Хилла? Тогда листовки только научились печатать. В них писалось:

«Что дает дезертирство: 1. Семь долларов в месяц. 2. Свежие продукты в изобилии. 3. Здоровье. 4. Свободу, покой, богатство и хорошую ферму.

Что дает Бенкер-Хилл: 1. Три пенса в день. 2. Гнилую солонину. 3. Цингу. 4. Рабство, нужду и нищету».

Что предлагали немецко-фашистские захватчики русскому солдату, сражающемуся в годы второй мировой войны? В листовках предлагалось, несмотря на гул самолетов и лязг танков, все то же:

«Русский солдат, сдавайся в плен, бросай винтовку, иди к нам – тебя ждет сало и водка».

Если переиначить слова Шарля де Костера, то вывод из всех информационных войн и конфликтов можно сделать один: в информационной войне побеждает память и совесть народа.

Информационное оружие

До появления электронных средств массовой информации, компьютеров виды информационного оружия были широко известны. Как известно было для военных, дипломатов и политиков само предназначение того или иного вида информационного оружия. Листовки, например, предназначались для деморализации солдат. И, в зависимости от обстоятельств, солдаты брали листовки как пропуск и сдавались неприятелю в плен.

По известным дипломатическим каналам шпионы собирали и передавали секретную информацию. Со временем менялась секретность информации, но каналы оставались прежними.

Однако как бы ни были известны старые образцы информационного оружия, оно есть, и оно будет существовать до тех пор, пока дает результат. А результат неизбежен, ибо информация есть лучшее средство психологического порабощения человека.

С расширением информационного пространства на информационном рынке появилось более мощное информационное оружие – радио, телевидение, компьютер. Редкий человек может устоять перед ним. По психологическому воздействию и разрушительной силе оно сопоставимо разве что с ядерным и бактериологическим. Взрыва нет, крови нет, а разум и инстинкт самосохранения утеряны. Такая каверзность информационного оружия пострашнее радиационного, ибо при нем человек быстрее, заметнее разрушается, ощутимей губительные процессы вокруг человека. Информационное оружие не убивает человека сразу, а медленно подтачивает его изнутри, истлевает и развращает душу и в конце концов превращает в равнодушного биоробота.

В отличие от старого информационного оружия, новое еще не распознано, не раскрыто обывателем. Да и действует оно не так давно и не так прямолинейно и откровенно. В обществе поддерживается доверие к радио, телевидению, театру, книге, газете. Необходимо, очевидно, время для того, чтобы выработался иммунитет к средствам информационного поражения, и каждый человек мог отличить лжеинформацию от информации. Только информационное оружие сегодня так стремительно совершенствуется и завладевает людскими душами, что есть опасение опоздать…

В начале XX века самым мощным информационным оружием становилось кино. Не зря вождь революции В. И. Ленин быстро распознал в кинематографе нужного партии пропагандиста и агитатора. Таковым он впоследствии и стал, воспитывая из поколения в поколение доверие к новой Советской власти. Можно долго говорить о том, много ли лживого и правдивого пропагандировало советское киноискусство… Однако речь о другом, – о роли кино в информационном обеспечении власти, о влиянии кино на человека и общество. И здесь в то время равного по силе воздействия на человека информационного оружия, таким являлось кино, не было. Кинематограф владел умами и настроением людей. Не одно поколение выросло на фильмах о Чапаеве, Котовском, Щорсе.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Поделиться ссылкой на выделенное