Анатолий Батаршев.

Шестьдесят календарных лет Аркадия Семёнова – на алтарь Отечественного подводного флота. Записки подводника



скачать книгу бесплатно

Предисловие

Изложенные в книге основные эпизоды и события периода Холодной войны 1950-х-1980-х гг. прошлого века, оценки профессиональных, личностных и деловых качеств отдельных военморов (однокашников и сослуживцев) могут вызвать интерес как у ветеранов Военно-морского флота, так и у курсантов военно-морских учебных заведений, а также у всех тех, кто интересуется историей ВМФ России.

В 2016 г. в Интернет-издательстве «Литео» вышла книга автора с соавторами (Ю. Лебедевым и В. Любимовым) «Дети войны с мечтой о море», повествующая о становлении морских офицеров из бывших воспитанников Владивостокского военно-морского подготовительного училища (1946–1948) и Подготовительного курса ТОВВМУ (1948–1949) [1]. Основной акцент в этой книге расставлен на приоритетах и мотивах выбранного жизненного пути детей войны с мечтой о море и морских странствиях.

Ранее, в 2012 г., были опубликованы воспоминания автора «Через горнило Холодной войны – к Андреевскому флагу» [4], описывающие жизненный путь и служебную деятельность собратьев по оружию, оставивших заметный след в истории отечественного подводного флота России в период Холодной войны (1950–1980 гг.).

Своеобразным продолжением летописи профессионального становления военморов является выход из печати данной книги – «Шестьдесят календарных лет Аркадия Семёнова…».

Книга состоит из трёх частей.

В первой части книги повествуется о жизненном пути и профессиональной деятельности однокашника и сталинского стипендиата по ТОВВМУ Аркадия Семёнова, светлой неординарной личности, прошедшей через горнило тотальной слежки на последнем курсе училища. Однако, Аркадий не разочаровался в высоком предназначении кадров для флота, упорно совершенствовал своё профессиональное мастерство. Впоследствии ему доверили кресло в центральном посту атомной подводной лодки. Он стал командиром атомохода ила К-323 пр. 671 «Пятьдесят лет СССР».

После ухода в запас (1989) Аркадий Семёнов не порывает с флотом, прдолжает работать в Военно-морской академии. Основное направление его работы в ВМА стало совершенствование методики и качества практической подготовки слушателей на оперативно-тактическом комплексе тренажёров «Океан». Шестьдесят календарных лет отдано Аркадием Семёновым на благо Отечества и Военно-морского флота.

В первой части книги описаны также пути становления других сослуживцев-подводников, общий стаж службы и работы которых на благо ВМФ составляет более ста восьмидесяти лет. К ним относятся Павел Дементьев, Владимир Любимов, Василий Пошивайлов, Егор Савенко.

Вторая часть книги «Галерея адмиралов» посвящена однокашникам ТОВВМУ-53, удостоенных адмиральских званий: Александру Устьянцеву, Николаю Хромову, Виктору Матюхину, Льву Столярову и др.

В третьей части воспоминаний представлены однокашники и сослуживцы по ТОВВМУ им.

С. О. Макарова и Военно-морскому флоту, оставившие заметный след в развитии Военно-морского флота и становлении военно-морского образования в стране (В. Борисенко,

В. Волков, Ю. Лебедев, В. Любимов, Г. Попов и др.).

Автор надеется, что книга воспоминаний «Шестьдесят календарных лет Аркадия Семёнова – на алтарь Отечественного подводного флота» будет способствовать реализации государственных программ по патриотическому воспитанию граждан Российской Федерации и молодёжи (Постановления Правительства РФ от 5 октября 2010 г. № 795 и 30 декабря 2015 г. № 1493).

Упомянутые выше книги могут быть полезными и для ребят, ещё не растерявших надежду стать военными моряками. Таким – прямая дорога в Морские кадетские корпуса.

Автор заканчивает это предисловие сентенцией о том, что в одной книге невозможно рассказать обо всех достойных пера однокашниках и сослуживцах по Военно-морскому флоту. Поэтому просит его извинить, если об отдельных военморах ничего не сказано или сказано слишком мало.


Бывший флагманский минёр-подводник, капитан 2 ранга в отставке, доктор педагогических наук, кандидат психологических наук, профессор Батаршев Анатолий Васильевич

Часть первая
Шестьдесят календарных лет Аркадия Семёнова – на алтарь Отечественного подводного флота

Командир подводной лодки не только боец, воин, но и инженер, мореплаватель, ядерный физик, гидролог, астроном, дипломат, психолог, наконец… Он должен понимать голоса океанских глубин и тайнопись шифротелеграмм, законы движения небесных светил и ледяных полей, природу атомного ядра и душу матроса…

Н.А. Черкашин

Атомная подводная лодка К-323 «50 лет СССР»


Глава 1
Шестьдесят календарных лет Аркадия Семёнова – на алтарь Отечественного подводного флота
1.1. И это всё о нём

В августе 1949 года в Тихоокеанское высшее военно-морское училище без вступительных экзаменов поступил на учёбу скромный, но знающий себе цену светловолосый паренёк ниже среднего роста Аркадий Семёнов. Когда товарищи его класса поинтересовались, почему он был принят в училище без экзаменов, то выяснилось, что Аркадий закончил школу-десятилетку с серебряной медалью, а это в то время давало возможность поступать без сдачи экзаменов в любой вуз страны. Право выбора вуза было за ним. Одно время он мечтал поступать в МГИМО (Московский государственный институт международных отношений), даже был послан туда запрос. Но прежде чем пришёл ответ из Москвы, путёвка Горкома комсомола г. Свободного Амурской области, где он проживал с родителями, предложила Аркадию поступить в ТОВВМУ. Строился большой Военно-морской флот, которому нужны были офицерские кадры. Так Аркадий стал курсантом училища. Его способности к учению уже на первом курсе были оценены командованием по достоинству, и вскоре он стал наряду с Владимиром Панченко, Виктором Деменцовым и ещё с несколькими курсантами сталинским стипендиатом.

Отношения с товарищами у него были ровными, и хотя шумных компаний он избегал, у него были близкие приятели, с которыми он мог делиться в минуты откровений. Однако, в этот круг приятелей допускались немногие. Вот почему среди некоторых однокашников Аркадий слыл несколько замкнутым и, может быть, на первый взгляд, малообщительным.

На традиционных юбилейных встречах выпускников ТОВВМУ им. С. О. Макарова во Владивостоке Аркадию Ивановичу участвовать не приходилось. Как выяснилось, это не позволял служебный долг (осенние периоды в служебной деятельности Аркадия были весьма напряжёнными). На юбилейных встречах не однажды некоторые наши однокашники при посещении своей «Alma Mater», разглядывая доски на её стенах с фамилиями выпускников, окончивших училище с золотой медалью, вопрошали: «Здесь только две фамилии наших однокашников, выпускников 1953 года, – Виктора Деменцова и Владимира Панченко. Но, ведь, Аркадий Семёнов, наш сталинский стипендиат, тоже медалист! Почему его нет на этой доске?!» Редко кто мог внятно объяснить ситуацию, а если и объяснял, то мало, кто верил сказанному. Разве что его близкие приятели-сослуживцы по Северному флоту и Военно-морской академии! Не проясняла ситуацию и краткая о нём информация в книге «Ходили мы походами…» [3].

В мае 2011 года в канун 80-летия Аркадия Семёнова я обратился к нему с просьбой кратко описать свой богатый жизненный путь. После некоторого раздумья Аркадий согласился. Вскоре он представил информацию о своём профессиональном пути в виде автобиографии, которую приводим ниже, введя лишь отдельные сокращения и незначительную правку [4, с. 243–251].

«Я родился 26 августа 1931 года в Москве в семье советского служащего на Первой Мещанской улице (ныне проспект Мира) в доме № 34. Это был деревянный одноэтажный дом из пяти комнат, в которых проживали пять семей. Дом располагался в глубине двора с окнами, выходящими прямо в Ботанический сад.

Отец, Семенов Иван Петрович, происхождения из крестьян, 1907 года рождения, занимался административной деятельностью в системе Народного комиссариата просвещения (Наркомпроса) в Москве, затем – в системе Наркомцветмета на Дальнем Востоке, а впоследствии – в системе Министерства угольной промышленности в Башкирии. Во время Великой Отечественной войны служил в войсках Дальневосточного военного округа, в 1945 году участвовал в войне с Японией в должности заместителя командира артиллерийской батареи. Умер в 1977 году.

Мать, Семенова (Бокарева) Лидия Ивановна, из рабочих, 1908 года рождения, некогда окончила институт физической культуры, но всю жизнь вела домашнее хозяйство и воспитывала четверых детей. Во время Великой Отечественной войны работала продавцом в магазине и была донором. Пережив отца на 14 лет, умерла в 1994 году.

В 1940 году семья в составе отца, матери и трёх детей переехала на Дальний Восток и попала сразу на глухой таёжный прииск треста Амурзолото, расположенный в верховье реки Зея. Первый класс начальной школы я окончил в Москве, а здесь пошёл во второй класс.

Весной 1941 года отца перевели в город Свободный Амурской области, 22 июня началась война, отец пошёл в армию, мать на работу, а я с 1 сентября – в третий класс начальной школы.

В Свободном в 1949 году я окончил десятилетку и по путёвке горкома комсомола был направлен в Тихоокеанское Высшее Военно-морское училище им. С. О. Макарова (ТОВВМУ), куда и был зачислен 1 августа без экзаменов, как окончивший школу с серебряной медалью. Честно говоря, в школе я мечтал о Московском государственном институте международных отношений (МГИМО), но путёвка Городского комитета ВЛКСМ была свята и почётна, так я стал курсантом училища.

Учился я хорошо и стойко переносил все тяготы военной службы. По итогам первого курса стал Сталинским стипендиатом, а в 1951 году был принят в кандидаты в члены КПСС. Всё складывалось, казалось бы, хорошо, впереди открывались реальные перспективы занять достойное место среди офицерского корпуса Военно-морского флота. Однако, в марте 1953 года на партийном собрании во время выступления начальника факультета с очередной демагогической речью сосед спросил у меня:

– И когда же кончится эта демагогия?!

Не подумав, и не придав особого значения своим словам, я брякнул:

– Потерпи немного, три месяца учебы, два месяца стажировки и к чортовой матери из этой системы.

Я полагал, что сказанное относится лишь к сиеминутной ситуации в отношении очередного «натаскивания» курсантов со стороны начальника факультета, и поэтому не ожидал от этого разговора никакого последствия. Но разговор услышал другой сосед, который доложил о нём, кому следует. Этот эпизод обошёлся мне очень дорого. На курсовом экзамене по предмету «Партийно-политическая работа» мне выставили трояк за «расхождение теории с практикой». На этом моё сталинское «стипендиатство» было завершено. Парторганизация факультета и парткомиссия училища исключили меня из партии, но пожалела вышестоящая партийная комиссия Тихоокеанского флота, заменив исключение строгим выговором с занесением в учётную карточку и продлив кандидатский стаж.

Тем не менее, моё желание стать офицером-подводником было удовлетворено. В сентябре 1953 года я был выпущен из училища по штурманской специальности и направлен на Специальные курсы офицерского состава (СКОС) при подплаве Тихоокеанского флота. Хотя моя выпускная характеристика из-за роковой вышеупомянутой беседы была сплошь в «чёрных пятнах», однако это не помешало мне нормально учиться и успешно закончить курсы в апреле 1954 года. В мае 1954 года, как неугодный Тихоокеанскому флоту я был направлен для дальнейшего прохождения службы, а заодно и «исправления», на Черноморский флот. В новой характеристике (от командования СКОС) появились строчки, подчёркнутые красным цветом (в то время было принято недостатки в характеристиках на офицеров подчёркивать синим цветом, а позитив – красным).

В 1954–1956 гг. я служил в должностях командира БЧ-1—IV, а затем – помощника командира на подводных лодках С-31 (Сталинец IX бис серии) и Щ-209 (Щука) 154-й отдельной бригады ремонтирующихся ил (154-й обрил), которая базировалась в то время в Поти, а потом в Туапсе. В 1954 году после четырёх лет пребывания в кандидатах я был, наконец-то, принят в члены КПСС. В 1956 году был удостоен очередного воинского звания «старший лейтенант» и направлен в загранкомандировку в качестве военно-морского разведчика. Эту командировку я проходил в роли судового штурмана на теплоходе (т/х) «Сергей Боткин» Черноморского морского пароходства (ЧМП) с портом приписки Одесса.

За время плавания было пройдено много тысяч миль и нанесены деловые визиты в Александрию (пять раз), Бейрут, Геную, Йемен, Колло (Алжир), Гибралтар, Сен-Назер (Франция). В Сен-Назере в течение одного месяца на теплоходе проводился гарантийного ремонт. В октябре 1957 года т/х «Сергей Боткин» прибыл в Ленинград, командировка была завершена, все задачи на разведку были выполнены успешно, после чего я был направлен на командирские классы (ВОЛСОК ВМФ) в г. Ленинград.

Учился довольно-таки неплохо, увлекался тренировками по выходу в торпедные атаки и хорошо освоил торпедный автомат стрельбы (ТАС-Л2), что потом здорово пригодилось. Классы окончил без отличий из-за «тройки» по ракетному оружию: на экзамене нахально заявил, что на баллистических ракетах могут быть пороховые ускорители, чем и вызвал гнев преподавателя.

С окончанием классов в 1958 году я был назначен старшим помощником командира подводной лодки С-62 пр. 613 той же 154-й обрпл, но уже в Феодосии. Подводная лодка (командир Е. Мараховский) была кораблем второй линии и занималась в основном обеспечением различного рода испытаний вооружения и военной техники. За время службы на ней мне удалось хорошо изучить устройство корабля и освоить управление им, а главное – пройти суровую школу сдачи зачётов на самостоятельное управление пл под руководством комбрига капитана 1 ранга Л. Ф. Рыбалко, за что я его до сих пор с благодарностью вспоминаю. Впоследствии Л. Ф. Рыбалко было присвоено звание «контр-адмирал». 1958 год был ознаменован для меня допуском к самостоятельному управлению пл пр. 613 и присвоением очередного воинского звания «капитан-лейтенант». Осенью 1959 года я был затребован в Лиепаю (37 Дипл) на должность старшего помощника командира пл С-250 БФ (командир капитан 2 ранга А. Богданов), которая готовилась к переходу в Албанию в составе 40-й обрпл ЧФ, куда незамедлительно и прибыл.

Подготовка проводилась в условиях, приближенных к боевым, и была успешно завершена в назначенный срок. В декабре 1959 года отряд в составе восьми лодок 613 проекта и плавбазы или иначе – плавучей базы самоходной (пбс) «Котельников» перешёл в порт базирования Влёра, в котором с 1958 года уже находились и осваивали пункт базирования четыре подводных лодки и пбс «Немчинов».

Отдельная бригада подводных лодок 613 проекта (40 обрпл, командир капитан 1 ранга Л. Ф. Рыбалко) в составе двенадцати подводных лодок и двух плавбаз дислоцировалась в передовом пункте базирования Влёра на территории Народной Республики Албания. На четырёх лодках первой группы пл и одной плавбазе «Немчинов» были албанские экипажи и перволинейные экипажи советских подводников, на остальных восьми лодках и плавбазе «В. Котельников» – советские экипажи, но все корабли несли Военно-морской флаг Народной Республики Албания (НРА). Бригада выполняла задачу военно-морского присутствия СССР на Средиземном море, несла боевое дежурство, усердно занималась только боевой подготовкой и держала в постоянном напряжении 6-й флот США. Тем более, что восемь наших лодок состояли в первой линии и были готовы к выполнению задач согласно боевому предназначению.

Албания, как и Китай, не восприняла развенчание культа личности Сталина и в 1961 году отношения между СССР и Албанией усилиями Н. С. Хрущева были окончательно испорчены, нашим кораблям было предписано убраться восвояси. В апреле 1961 года отряд кораблей в том же составе начал переход в пункт назначения Лиепая. Полёт Юрия Гагарина застал нас в Атлантическом Океане. Четыре пл и пбс («Немчинов») были подарены Албании. С прибытием в Лиепаю наша 40-я бригада вошла в состав 37-й эскадры пл БФ и продолжила боевую подготовку.

Осенью 1961 года я был назначен командиром подводной лодки С-187 проекта 613, которая завершала ремонт на известном многим заводе Тосмаре. В 1962 году подводная лодка вышла из ремонта, экипаж приступил к отработке курса Боевой подготовки для выхода в первую линию. После отработки задач курса мы совершили поход для несения боевой службы в Северном море. Этот поход был своего рода тренировочным. В январе 1962 года мне было присвоено очередное воинское звание «капитан 3 ранга».

В 1963 году подводная лодка выполнила уникальный для пл этого проекта поход с целью несения боевой службы в Средиземном море. Переход совершался до сорокового градуса северной широты в надводном положении, далее – в смешанном режиме, а пролив Гибралтар проходили под водой в попутном течении. В Тунисском проливе в соответствии с боевым распоряжением лодка всплыла в надводное положение и пошла в залив Габес на встречу с плавбазой «Котельников» для пополнения запасов по топливу, пресной воде и продовольствию. Минут через тридцать мы были обнаружены противолодочным самолетом типа «Нептун», а через два часа уже шли в сопровождении трех эсминцев США. Американцы держались на кормовых курсовых углах, вежливо желали «Доброго утра» и «Спокойной ночи», каждые 4 часа сообщали наши координаты и периодически интересовались планом дальнейших действий.

С прибытием в точку назначения ошвартовались к плавбазе, первым делом вымылись в бане и затем пополнили запасы. После двух дней отдыха отошли от плавбазы и в надводном положении проследовали в назначенную точку погружения в сопровождении, на этот раз, одного эсминца. С прибытием в точку выполнили срочное погружение, поднырнули под эсминец, успешно оторвались от незваного сопровождающего и приступили к действиям в заданном районе.

Примерно через сутки после отрыва наш район был накрыт полосой поиска АПУГ (авиационной противолодочной ударной группой) 6 американского флота. Разрядив до нуля аккумуляторную батарею, мы были вынуждены всплыть в надводное положение и донести на Центральный командный пункт (ЦКП) ВМФ. Слегка непривычно было идти в надводном положении в ордере АПУГ: американцы вели себя вежливо, будучи удовлетворены тем, что им удалось нас накрыть и вынудить к всплытию. Командир АПУГ отметил наш грамотный отрыв от эсминца и пригласил меня к себе «для вручения приза за успешный отрыв», а заодно и на обед. Было бы интересно принять это приглашение, тем более, что по отзывам своих сослуживцев английский язык я знал превосходно, но по понятным причинам я вежливо отказался.

Самостоятельный отрыв от АПУГ после зарядки батареи нам не разрешили и для подстраховки прислали плавбазу. Обговорив с командиром бригады капитаном 1 ранга В. С. Козловым план совместных действий, успешно осуществили его и продолжили выполнение поставленной задачи. Дальнейшее несение боевой службы и возвращение домой прошли без приключений. В целом поход продолжался два месяца и завершился благополучно и без потерь. 1964 год запомнился тем, что мы завоевали приз ГК ВМФ по торпедной стрельбе среди дизельных подводных лодок, а я был награжден орденом «Красной звезды».

В марте 1965 года мне присвоили воинское звание «капитан 2 ранга» и разрешили готовиться к поступлению в Военно-морскую академию. Успешно сдал экзамены, был зачислен, и с 1 сентября приступил к расширению военно-морского кругозора. В 1968 году был выпущен с «красным» дипломом и назначен на строящуюся атомную подводную лодку с торпедным и ракето-торпедным вооружением К-323 проекта 671. Лодка строилась в Ленинграде на Ленинградском адмиралтейском объединении (главный конструктор пла 671 проекта Г. Н. Чернышов).

Комментарий автора

Это была апл с противолодочным уклоном, способной вести борьбу с ракетными подводными лодками потенциального противника на позициях вероятного использования ими оружия, а также способной осуществлять противодействие подводным и надводным силам, действующим на противолодочных рубежах, обеспечивая тем самым развёртывание собственных пларб. Не снимались, разумеется, и традиционные для торпедных лодок задачи по борьбе с надводными кораблями противника (в первую очередь, – с авианосцами), действия на коммуникациях (А.Б.).

В августе 1965 года убыл на Камчатку за офицерским составом экипажа, в январе 1969 года мы уже были в г. Обнинске. Летом сформировали экипаж полностью и приступили к его подготовке. В феврале 1970 года мне присвоили очередное и последнее воинское звание «капитан 1 ранга».

14 марта 1970 г. К-323 было торжественно спущена на невскую воду. Вскоре мы погрузились на родную пла и в плавдоке Беломоро-Балтийским каналом перешли в Белое море, а далее под буксиром – в г. Северодвинск. А в декабре этого же года мы завершили заводские и государственные испытания и своим ходом перешли в Западную Лицу, вошли в состав 3-й Дипл (командир капитан 1 ранга Ф. С. Воловик)

1-й Краснознаменной флотилии подводных лодок (командующий контр-адмирал В. С. Шаповалов).

В 1971 году отработали курс задач Боевой подготовки, вошли в первую линию и вышли в поход для несения боевой службы в Средиземном море. Этот поход мне запомнился тем, что по приказанию мы вышли на контакт с американской АПУГ, осуществили длительное слежение в дистанции применения оружия, поиздевавшись над нею, как хотели (свободно маневрировали внутри ордера в дистанции применения торпедного оружия по авианосцу, периодически отрывались для донесений на ЦКП и снова скрытно прорывали охранение и т. п.).

В 1972 году начальник штаба флотилии контр-адмирал А. П. Михайловский предложил мне должность его заместителя по оперативной части и боевой подготовке. Трезво оценив обстановку и взвесив все обстоятельства, я согласился, о чем и не жалею. В том году пла К-323 выполнила еще один поход на боевую службу в то же самое

Средиземное море под моим командованием, после чего я приступил к исполнению новых обязанностей.

В должности заместителя начальника штаба флотилии я прослужил почти 5 лет, из которых примерно 3,5 года в силу различных обстоятельств фактически исполнял обязанности начальника штаба. Об этом периоде моей жизни у меня сохранились самые светлые воспоминания. Тем более, что в 1976 году я был награжден орденом «За службу Родине в ВС СССР» III степени. Отчётливо понимая отсутствие перспективы дальнейшего продвижения по службе на действующем флоте, я попросил перевести меня в Военно-морскую академию на преподавательскую работу. Просьба была удовлетворена, и в феврале 1977 года я прибыл в академию на должность преподавателя кафедры «Управление силами ВМФ».

Через три месяца, благодаря стараниям своих ныне покойных друзей капитанов 1 ранга Н. И. Ивлиева и Г. А. Слюсарева, а также настойчивости начальника командного факультета вице-адмирала В. С. Шаповалова меня перевели на кафедру «Оперативное искусство ВМФ», более близкую мне по духу. Здесь я начал работать по настоящему и прослужил практически 12 лет до увольнения в запас: семь лет в должности преподавателя и пять лет в должности старшего преподавателя. С 1984 года с принятием на вооружение оперативнотактического тренажера «Океан-4» вплотную занимался вопросами подготовки и проведения командно-штабных военных игр (КШВИ) с использованием этого тренажера, а затем и «Океана-3», что очень пригодилось мне в дальнейшем при работе в Научно-исследовательском центре оперативно-тактических игр (НИЦ-ОТИ).

С самого начала службы в академии я решил не защищаться, дабы не пополнять ряды лжеученых (согласно иронической классификации моего ныне покойного приятеля Ф. В. Крючкова, который делил нашу братию на две категории: «неучёные» и «лжеучёные»). Поэтому я и не стал ни доцентом, ни тем более профессором, хотя мне неоднократно мои коллеги и друзья по службе предлагали заняться научной карьерой.

В мае 1989 года мне вручили «черную метку», т. е. уведомление об увольнении, а 31 июля уволили в запас. В итоге я отслужил в Военно-морском флоте ровно 40 календарных лет.

1 августа 1989 года я был принят на работу старшим научным сотрудником научно-исследовательской группы (НИГ-1) при академии. С образованием НИЦ-ОТИ в декабре того же года был назначен начальником группы научных сотрудников Научно-исследовательского отдела (НИО) этого центра. Основным направлением нашей работы было совершенствование методики и качества практической подготовки слушателей на оперативно-тактическом комплексе тренажёров (ОТКТ)

«Океан». В этой должности я и состоял по 30 сентября 2009 года, отдав службе и работе на благо нашего Отечества и Военно-морского флота 60 календарных лет. С 1 ноября 2009 года нахожусь на вполне заслуженном отдыхе.

Таким образом, я добровольно и с удовольствием отдал Военно-морскому флоту шестьдесят лет своей жизни из 80-ти. И от имени своего поколения могу сказать только это:

 
Считаем мы – нам повезло,
Что настоящий Флот застали,
Жалеем только об одном:
Друзей мы много потеряли».
 

Пожалуй, к автобиографии Аркадия Семёнова, написанной им достаточно полно и ёмко, искренне и вдохновенно от сознания выполненного долга перед Родиной и Военно-морским флотом, мало, что можно добавить. Разве что весьма лестные и правдивые отзывы о нём от его сослуживцев. Приведём некоторые из них. Николай Щербина в своей книге «Подводный истребитель К-147» тепло отзывается об Аркадии Ивановиче Семёнове, сохранив навсегда доброе уважительное отношение к его неординарной личности:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7