Анатолий Щепетнов.

Странная книга



скачать книгу бесплатно

Фантастика

Янька


На мой взгляд это страшный рассказ. Поэтому я не рекомендую его для прочтения.


– Янька! Подойди сюда, доченька! – мама выглядывала из окна первого этажа их квартиры, годовалая Настя сидела у неё на руках и с любопытством смотрела на улицу – Солнце, возьми талоны и сходи в «Бастион», получи хлеб

– Ма-аам, а…

– Не волнуйся, сегодня натовцы объявили, что бомбить не будут, сбегай. А то мне надо Настюшку скупнуть и папа обещал ещё уголь привезти

Янька подбежала к окну и вытянувшись, схватила талоны на хлеб. Девочка десяти лет от роду до сих пор не знает, почему мама её Янькой называет, имя же Яна. Но всё равно, сегодня светит солнце, негры не бомбят, папа наконец, должен приехать.


– Надо поторапливаться – решила она, и помчалась в сторону «Бастиона» – Надо ещё Ленку с Алькой предупредить, что бомбить не будут, пойдём играть в ДТЮ

Янька! Будь осторожна, под ноги смотри! – мама помахала обернувшейся Яньке рукой, Настя на её руках улыбнулась – Не подбирай игрушки, дорогая!

Янька внимательно посмотрела на маму. Вчера какой-то ребёнок с соседней улицы взял куклу, которая валялась в развалинах 16-й школы. Кукла взорвалась, и Янька слышала страшный плач мамы погибшей девочки. Ей часто приходится это слышать, несколько лет назад она восторгалась салютам, которые устраивали в честь праздников. Сейчас вместо салютов прилетают ракеты. Они такие же красивые, когда летят.


А когда падают – раздаётся страшный грохот, возникает пожар и пожарники несутся на своих машинах его тушить. Всю зиму над Янькой летали ракеты, мимо их дома ездили пожарные машины, грузовики с солдатами и тяжёлые танки, которые умеют эти ракеты сбивать. Папа вступил в местное ополчение и отбивал атаки негров где-то возле посёлка Северный. Неграми воркутинские дети ооновцев называют, потому что они все чёрные, страшные и жестокие. Янька научилась бояться, дрожать от каждого подозрительного шума. Звон посуды на кухне мог довести её до плача навзрыд, но потом… Янька привыкла, и всегда она знала как действовать, что можно, а что нельзя – и только редко ночью, укутавшись в папину дублёнку, укрывшись тремя одеялами в своей кровати она плакала. Она всё равно боится, хоть старается вида не подать. Каждый раз, когда приезжает папа и снимает свой автомат – Янька думает, что с папой пришёл мир. Она так его ждёт. Все его ждут. И мира, и пап.


Никто не знает, почему Воркуту бомбят. Янька спрашивала даже у солдат. Ведь это же несправедливо – когда дети ни в чём не виноваты, а их бомбят. Где-то за Воркутой сначала взорвали мосты. Потом разбомбили аэропорт. И только потом стали бомбить город. Почему?


Янька замедлила шаг и размазала слёзы по лицу.

– Ну вот, опять мама будет недовольна. Скажет, не надо плакать – скоро прилетит много наших солдат и всех нас спасут.

Янька посмотрела на небо. Чистое, голубое и красивое. Пусть лучше будет такое, это так хорошо, что оно есть.

И пусть все по этому небу отсюда улетят. Негры, ооновцы, французы с латышами. Пусть они перестанут нас убивать, пусть займутся своими детьми. Ведь их надо тоже любить и беречь.


– Янька, привет! – сзади раздался голос Серёжки из соседнего подъезда. То есть, подъезда этого в Янькином доме уже нет, Серёжка с мамой переселились в другой дом, который рядом. Но Яньке для себя решила: война – это страшный сон, и надо жить в реальности. В Янькиной реальности нет войны. Там всё по старому, все горожане гуляют по городу и улыбаются друг другу, дети играют в парке за развалинами ДТЮ… Нет, не развалины, нет!!!

– Привет, я за хлебом – пойдём вместе, сегодня говорят, прекращение огня – Янька улыбнулась – И не вздумай рассказывать страшные истории, мне они уже надоели!


Папу сережки убило в самом начале одной их первых ракет. Он был военным лётчиком и дежурил в штабе на Гагарина. Говорят, там никто не выжил. А Серёжка – когда узнал, он не стал плакать (по его словам), он просто решил отомстить. Ведь он взрослый – ему 12 лет, и он даже стрелял из автомата, когда не было войны. Папа возил его на стрельбище.


Когда негры прорвались в город, и хотели атаковать взлётную полосу на аэродроме – Серёжка выбежал из подвала, в котором все прятались – и побежал в сторону боя. По пути он увидел двух убитых негров, и пытался вытащить автомат у одного из них. Пока пытался – сзади получил тумак от ополченца. Тот что-то орал матом про снайперов, потом схватил Серёжку в руки и бегом вынес его под прикрытие какого-то дома.


Серёга в подробностях описывал, как ополченцы с солдатами его накормили и обещали взять в спецназ разведчиком. Янькин папа, который командует ополченцами рассказывал, что Серёжке следовало бы надрать задницу, потому что в ту ночь чуть не убили его и того самого дядьку, который его спас. Насчёт «спецназа и разведчика» отец улыбнулся широкой улыбкой на пол лица.


– А я и не буду ничего рассказывать. А вообще – лучше бы мы все в подвале сидели бы, потому что неграм верить нельзя, а чтобы поубивать как можно больше нас – они придумывают всякие прекращения огня. Янька – иди лучше в подвал, и маме своей скажи, чтобы это «прекращение» переждать. Если хочешь – я ваши талоны отоварю, и принесу вам хлеб туда. – Серёга посмотрел на Яньку и ударил себя кулаком в грудь – слово разведчика даю! – Будущего правда, но всё равно…


– Я и так тебе верю, но лучше я сама. А потом пойдём, поиграем в парк? Я давно там не была.

– Пойдём. Там, где детский сад стоял – качели дядя Филипп починил, теперь там кататься можно

–Сергей, почему бомбили детские сады, школы, ДТЮ, не знаешь? Даже тот садик, в который я ходила – и тот разбомбили. Он ведь маленький был, ну совсем маленький… И школу мою… Тоже..


– Не хныч, это же ооновцы – они всегда бомбят мирных, ты видела пленных? У них рожи – во! А человечности ну ни капли нет, они как животные.

– Негры что-ли?

– Нет, латыши. Из легиона какого-то. Солдаты их куда-то увезли, потому что Северный они зачищали.

– Господи. Я слышала, что папа маме говорил про Северный. Правда, что там убили всех?


– Правда. Вот так вот ходили по домам и в каждую квартиру гранату кидали. Это латыши и были. Ополченцы потом сорвались и опять Северный захватили. Но поздно. Там ни одного жителя не осталось, а ТЭЦ негры захватили, они заминировали и взорвали все котлы. Что бы мы замёрзли все зимой. Ну не реви ты, я ж не знал, что ты не знаешь!

– Знаю – Янька опять размазала свои слёзы – Папа рассказывал… Маме. А я… – Янька всхлипнула – Я подслушивала! И про Воргашор знаю. Там сильная радиация и братская могила. Почти как на Северном, но Северный негры не бомбили ядерными ракетами.


Сергей достал из кармана платок и стал вытирать Янькино лицо.

– Ничего, всё хорошо будет. Скоро… Я слышал. Прилетят наши, много… Они им покажут, слово даю! Янь, у меня кукла есть, специально для тебя у сапёров выпросил, она как живая – сапёры её проверили, чистая она. А ещё я место одно знаю, где всегда тихо. Даже когда бомбят, там даже электричество есть, хочешь, покажу?


Янька посмотрела на Сергея.

– Правда? Электричество?

– Зуб даю! Там, правда, бункер – а в бункере специальная электростанция работает, стоят радиостанции и наши общаются через них с Москвой. Правда это страшно секретно, но я договорился, тебя тоже пропустят. А ещё я слышал, что откроют воздушный коридор и нас всех отсюда на самолётах вывезут. Вернее вас, я же остаюсь.


– Мы в прошлом году чуть на первом самолёте не улетели – Янька грустно улыбнулась – В него посадили много детей, их мам, но…


Когда самолёт с беженцами взлетел – его сбил ооновский самолёт. Потом вся транспортная авиация стала летать в Воркуту только под прикрытием российских истребителей, доставляли продовольствие, солдат и технику для обороны города и каких-то трубопроводов. Обратно транспортники забирали беженцев и раненых, но Янькина мама отказалась улетать. Потому что она боялась. Все, кто остался в Воркуте – боятся, что их собьют. В подвале переждать можно почти любую бомбёжку. Зиму пережили все. В городе много угля, люди приноровились обогреваться и готовить пищу с помощью мангалов и буржуек. После того, как в городе поставили полк ПВО – самолёты оон перестали сюда прилетать, но ракеты… Ракеты бьют только по мирным, и они прилетали часто. До сегодняшнего дня.


– Серёжа, ты веришь в сказку? – вопрос Яньки был неожиданным – Представляешь, какой-то злой волшебник напустил на нас какое-то волшебство. Мы просто сейчас спим, и нам снится эта война. И Лёнька сейчас спит у себя дома, и он живой и никакая пуля его не убила на самом деле. И папа твой тоже живой, представляешь? Он принесёт тебе кучу стреляных гильз, мой папа подарит мне медвежонка, но только тогда, когда мы проснёмся. Сергей, я так хочу проснуться! Мы думаем, что у нас война. На самом деле мы спим, и нам снится дурацкий страшный сон.

Что это? Как одуванчики, что это?


– Парашютисты – Янька, беги к маме, беги! Сейчас ракеты прилетят, а потом они в город войдут. Побежали, я тебя провожу! – Сергей грубо схватил Яньку за руку и потащил в сторону её дома.

– Больно же, дурак! Вдруг это наши?


Янька посмотрела на Серёгу.

– Ой, у тебя веснушки! Ты смешной, когда злишься – со всхлипом сказала она


За спиной Серёжки медленно вздымалось огненное дерево. Какая-то чудовищная сила швырнула его на Яньку, она отлетела и стукнулась головой об что-то твёрдое. Она пыталась встать и проползти, ведь там мама с Настюшкой, надо к ним. В подвал. Она посмотрела в строну своего дома. Когда-то он был пятиэтажным. Потом во время зимних бомбёжек он стал трёхэтажным. А сейчас… Сейчас на его месте огненный смерч раскручивался в воронку, и втягивал в себя всё, что рядом. Даже людей. А дома уже нет. Нет.


Янька заплакала. Громко, навзрыд. Она давно так не плакала, но рёв огня, который раздавался на её улице – он не в состоянии заглушить её плач. Что-то тупо ударило её в спину и густой мрак поглотил её сознание.


Янька открыла глаза. Синее небо, ни облачка. Тихо. Какая-то тень нависла над ней, и чёрное лицо обнажило ряд крепких белых зубов. Из ствола его автомата, направленного на Яньку, вырвался сноп огня.


– Какой глупый дядечка – успела подумать Янька – он даже не догадывается, что я уже… Проснулась.


Сценаристы


– Чего ему понадобилось? – думал Евгений Ситцев, начальник службы безопасности ООО «Андеграунд», поднимаясь на третий этаж центрального офиса – обычно я не получаю нагоняи напрямую, для этого у шефа есть менеджер по кадрам, да и за что спрашивается, нагоняй-то?


В приёмной томная Наденька улыбкой указала на дверь шефа и ободряюще подмигнула.

– Могла бы и сказать что соскучилась – подумал Ситцев подходя к двери – а то размигалась тут

– Кто там? – спросил он официальным голосом

– Какие-то господа из Америки, Вас приглашали ещё полчаса назад. Вы как обычно или опадываете, или даже забываете позвонить – надула губки Надежда.


Разрешите? – вопрос был задан для иммитации благочинного отношения к вышестоящему руководству, однако Ситцев всегда себя успокаивал тем, что у него это армейская привычка


– Да, пожалуйста. Евгений Дмитриевич, познакомтесь: Сергей Родимцев и Симеон Крафт, они представляют организацию – заказчика.


– Ситцефф. Ежен. Можно просто Женя – неуместно пошутил Ситцев. Данные «господа из Америки» имели русские лица со следами невыносимых тягостей, которые им преподносит их родимая пиндосятия. Изнеженные лица со следами порока.


– Очень приятно, меня можно Сергеем называть, а его – Семёном. Мы представляем интересы разработчика компьютерных игр. Нас интересует сценарий одной из них. Контракт на оказание услуг по разработке сценария уже подписан. Мы приступили к обсуждению замысла, но…


– Дай я – Семён прехватил инициативу своего коллеги-согражданиа – Жень, ты же воевал, я правильно понял? – он посмотрел Ситцеву в глаза.


– Дальше-то что? Да, воевал. В «комманд когьюэре» я захватил весь мир, но на Марсе меня взяли в заложники заговорщики. Николай Петрович, позвольте уточнить. Я тут у вас кем работаю? Безопасником или …


– Успокойся, Женя. Мы действительно столкнулись с одной маленькой проблемой, нам помощь твоя нужна… Консультационная. Да ты присаживайся, что стоишь – шеф указал на кресло и через селектор распорядился Наденьке о «чаем с чем-нибудь» – в общем…


– В общем нам война нужна – встрял опять Семён – самая настоящая третья мировая. Есть много вариантов её начала, но все они банальные как детский подгузник. Мы хотим что-то оригинальное, но наш келейный мозговой штурм приводит к фиаско. Вот Коля и вспомнил, что ты вроде как участник боевых действий… Кстати, где служил-то? Я в войсках связи.


– По пьяни подрался после отставки… И всё забыл. Вроде у дяди Вовы. Но не факт, можт быть у тёти Махруси.


– Уел, честно! Давай о деле, о-кей?? Мы и без Коли знаем, где ты служил. Нас не интересует военная тайна твоей страны, мы её тоже знаем. Нам нужна хорошая зацепка для войны, только и всего. Любой вариант, кроме уже обсосанных. Нам не нужны Чечня, Китай, Югославия, Израил, Ирак, Саудиты блин, с Афганистаном-Пакистаном. Где США нагадили – там не должно быть искры, понимаешь? Той искры, из которой игра наша возгорится.


– США – Ситцев улыбнулся – чем не вариант? Хоть раз с себя начните, а сюжет уже сам нарисуется.


– И начнём! – Сергей начал нервничать, видимо мозговые штурмы плохо действуют на нервную систему Родимцева – но позже, в другом проекте. Надеюсь с участием «Андеграунда». Мы пока ещё граждане России, если что. Просто там работаем.


– Ладно, вам только искра нужна? Так она у вас на Аляске торчит. HAARP называется. – Ситцев посмотрел на Семёна.


– Ну-ка, ну-ка… И что наш безобидный и абсолютно научный центр сможет воспламенить? – по взгляду Семёна стало ясно: этот вариант не рассматривался.


– Да ничего, в общем-то. Всего навсего войнушку. Термояд какой-нибудь. Удачно проведённые исследования на территории Австралии. Или Японии. Лучше Японии. Она делает вид, что мирная. А на самом деле точит зубки. Курилы, Сахалин и малость Камчатки с российским Дальним Востоком хотят.


– Кто сказал? – Сергей встал и начал курсировать по кабинету – это невозможно в принципе, понимаешь? Япония не сможет напасть на Россию и развязать третью мировую, у неё кишка тонка.


– Это у тебя кишка тонка, вон как мандражируешь! – Семён сказал это резко, и Сергей виновато умолк.


– Говори! Рисуем HAARP – Японию – Россию.


Ситцев посмотрел на Семёна. Семён схватил лист бумаги и начал делать какие-то пометки.


– Ну, Япония наращивает свои силы обороны. Строит и приобретает у братской США новые БДК, правильно? – Ситцеву была интересна реакция Семёна. Семён вздрогнул и поднял голову.


– Правильно – сказал он – ещё они провели учения и начали тренировки по высадке десанта на враждебные территории. Так про это все знают.


– Кроме России. Москве по хрену, чем там япошки занимаются, верно? Значит делаем вывод. Если об этом знают америкосы – значит они неравнодушны. Волнуются. Агась? – Ситцев подмигнул покрасневшему Семёну. – всё нормально, я же только предполагаю. А писать игры – не моя работа.


– Япония нападает на Россиию с целью возврата своих северных территорий, да?


– С целью оккупации исконно русских земель! С дуба рухнул что ли? – Сергей включился в разговор.


– Всё не так. Если япона-мать сунется в Россию, то это не понравится Китаю. Китаю вообще не нравится Япония. А если Китай вмешается, то благодаря недавному заявлению американского президента – США будет вынуждено вмешаться в защиту Японии. – Ситцев сказал это тихо, после его слов в кабинете воцарилось молчание.


– Мы же договаривались насчёт Китая – жалобно сказал Николай Петрович


– Я скажу свою версию. США невыгоден конфликт России и Японии. Поэтому HAARP устроит землетрясение на каком-то ядерном объекте Японии. Мир будет переживать, а америка руками своих клоунов запустит войну в Ливии. Японцам будет не до России. У них будет Чернобыль, часть вторя. После Ливии будет… Скажем так, Иран или Сирия. Всё будет происходить на максимальном удалении от США. То есть жопу-то свою Америка прикроет. Только вот если дедушка Китай вспомнит о своих интересах – он вмешается. Россия свободно вздохнёт, и начнёт вооружаться. Ну как это делается – вы знаете. Хотите дальше?


– Стоп! – Семён поднял обе руки вверх – я преклоняюсь перед твоей прозорливостью, но… где война-то?


– Мировая чтоли? Так она уже идёт. А если по вашей игре – то попробуйте предположить, во что выльются эти маленькие предположения. Да и потом. Ядерные кулачки Ирана и Китая будут очень невежливо намекать США о её судьбе. А США начнёт тонуть в финансовом кризисе. Лучший способ выйти из кризиса – развязать мировую войну. Практика мировых войн показывает, что перед эскалацией боевых действий на территории Европы скромные Соединённые Штаты переживают какой-нибудь финансовый геморрой. Я доступно объясняю? Цена вопроса – весь мир. Цель определена, главное – в средствах её достижения не напутать. Как игра-то называться будет? – Ситцев из корзинки, которую несколькими минутами раньше Надежда поставила на стол взял тульский коржик. – «пипец Америке» или «да здрввствует новый мир»?


– Почему пипец-то? – Семён отхлебнул из стакана – мы же не намерены территорию США в игру включать. Полыхать-то во всём мире должно по сюжету.


– Не, так не получится. Жизнь показывает, что самая играбильная игра будет именно такая. В которой США прекратит своё существование. Люди привыкли, что мир спасает только американец. Мир видит, что на самом деле американец его губит. Если сменить вектор и поставить в качестве супер-героя какого-нибудь русского парня – то размеры ваших прибылей превысят ваши смелые ожидания. Потому что всё остальное – уже обсосано. И другого выигрышного варианто просто не существует. Ладно, я пошёл. Мне надо моих орлов проинструктировать. – Ситцев встал и собрался было уходить – не поминайте лихом!


– Подожди. Думаю, игра пойдёт и так. Спасибо за оригинальную идею, я проходатайствую о выплате тебе надлежащей премии. Но в нашем варианте Россия падёт одна из первых, так и знай.


– Россия, брат, стояла и стоять будет. Это не по игре, а в реале. Реальность-то приговаривает не Россию обычно, а её врагов. Читайте историю, не я её писал. Аривидерчи вам с вашими премиями!


Оператор


– На-ка вот, ознакомься. Эту распечатку нам смежники передали, их слухачи неделю уши парили и фиксировать не забывали. Передача из «Карской плеши» велась, радиостанция известна, имя оператора тоже.

майор Сквознов вручил мне распечатку из нескольких листов, которая была "прошнурована, скреплена и опечатана печатью" . С номером и грифом секретности, как полагается.


Я неохотно взял, расписался в журнале и нехотя взглянул на штамп с исходящим номером, который принадлежал в.ч. ГРУ.

– Вот уж нелёгкая-то занесла, грушники то причём здесь? Пусть сами и разбираются, или это застава "Карская плешь" хулиганила? – мне вообще не нравится, когда в нашу работу кто-то вмешивается, к тому же не из нашего ведомства. К тому же официально.


– Нет. Не застава. Войсковая часть системы спутниковой связи, у низ УКВ-радиостанция в комплекте. Работа основная у них через спутниковую станцию идёт, а радиостанцию они только в особых режимах запускают или для проверки связи. В общем, Серёга, читай и готовься. Завтра борт летит на Карскую плешь, продовольствие с боеприпасами на заставу повезёт. Ты с ними, там объяснение с этого диктора возьмёшь. Мать его, может быть белая горячка у пацана, но наше дело малое. Нужен отчёт в ФСБ и войсковикам из ГРУ. Все вопросами мучаются, а ты поможешь им… Нам с полным освещением проблемы.


В общем я сразу-то и не понял, что за распечатка легла на мой стол. Это был монолог, сначала оператор запрашивал позывные своего штаба, потом вдруг начал задавать вопросы, которые был обязан задать только в случае занятия служебной волны посторонним оператором.


Интересное потом началось. Оператор говорил с девушкой. Скорее всего с ней. Что-то спрашивал, на что-то отвечал.

– А какой сейчас год?

– Какой-какой?

Средства разведчиков не засекли его собеседника, как ни старались. Аппаратура для контроля радиоэфира у них стоит основательная, сбоев не даёт.


Но этот парень говорил про войну, которая закончилась. И про страну, которую уничтожили. Потом он успокаивал, и говорил что это нескоро случится, что войну мы выиграем, и построим всё заново, а под Сталинградом вся армия Паулюса сложит оружие, и Сталин умрёт в 1953 году.


Я ненавижу фантастику. Но этот рассказ меня задел за что-то живое. Парень-оператор нашего россиянского бардачного времени говорил с девушкой из военных лет. Так я представил себе эту одностороннюю «беседу», которая могла на поверку оказаться бредом пьяного старлея, который поймал свою «белку». Несколько дней он говорил в открытом эфире с девушкой, рассказывал ей про наших сволочей из правительства, сожалел о смерти Сталина и даже осторожно признался ей в любви. Типичный блогер или как там называют этих сберендивших от «дебилизма госдуры и её кремлёвских хозяйчиков.»


Последние два листа этого отчёта поставили всё на место. Почти всё. Интерес всех начальников и наших, и ваших будет превышать все мыслимые пределы. Потому что оператор передавал фамилии, имена и отчества президента, премьера и членов правительства с датами и местами рождения. Список составлял около сотни имён, информация в принципе открытая. Но зная параноидальную трусость некоторых фигурантов этого списка, можно предположить – рефлексировать будут все. В том числе и я.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное