Анатолий Шендриков.

Тропами Кориолиса. В подворотнях темной ночи



скачать книгу бесплатно

К 2035 году полностью остановилось вращение Земли вокруг своей оси.

«Это была долгая и холодная ночь. Мы ждали рассвета, кажется, целую вечность. И он наступил лишь в феврале 36-го. Первый рассвет, которому, судя по всему, уже не будет конца»

Рассвет над Испанией
от 8 февраля 2036 года

Время суток – день и ночь – теперь сменялось лишь благодаря вращению Земли вокруг Солнца. Поэтому рассвет стал неторопливо приползать с долин Запада, а закат, спустя долгие полгода, утопать где-то за горизонтом на Востоке. И если в той же Испании восход Солнца приходился на февраль, а закат лишь на август, то в Новой Зеландии, практически полностью ушедшей под воду, все было вплоть до наоборот.

Ученые никак не могли объяснить то, что происходило с планетой, поэтому вина пала на астероид, объяснив это критическим влиянием сильнейшего удара не только на магнитное и гравитационное поле Земли, но и на всю инерциальную систему. И теперь на первом месте стояла уже другая задача – нужно было спасать себя и других от неминуемой гибели. Ведь, кроме того, что сутки теперь будут длиться ровно год, при этом день будет невыносимо жарким, а ночь невероятно холодной, так еще и мировые океаны последуют к полюсам, затопив преимущественно всю Европу (кроме Испании), большую часть Северной Америки и значительную часть Азии. А вслед за морями последует и атмосфера, но на это уйдет намного больше времени, оставив возможность безмерно коварным условиям еще немного поиздеваться над выжившими.

В 2010-м году сотрудник компании-разработчика геодезического программного обеспечения ESRI11
  ESRI – американская компания, производитель геоинформационных систем (ГИС). Компания основана в 1969 году Джеком и Лорой Дэнджермонд, сегодня в ней работает более 4000 человек.


[Закрыть]
, Витольд Фрачек, с помощью ArcGIS22
  ArcGIS – семейство геоинформационных программных продуктов американской компании ESRI. Применяются для земельных кадастров, в задачах землеустройства, учёта объектов недвижимости, систем инженерных коммуникаций, геодезии и недропользования и в других областях.


[Закрыть]
, флагманской программы студии, построил виртуальную модель Земли, где полностью отсутствует центробежная сила, опираясь на которую команда такого известного научно-популярного телеканала, как National Geographic33
  National Geographic Channel (Nat Geo, канал National Geographic) – американский телеканал, транслирующий научно-популярные фильмы производства Национального географического общества США.


[Закрыть]
даже сняла фильм.

А еще, именно благодаря этому любопытному эксперименту ученого, у человечества появилась карта новой Земли с единым континентом, кольцом опоясывающим планету по экватору и двумя бескрайними океанами на полюсах. Очертания планеты лишь незначительно отличались от тех, что предложил ученый в своей теории, и это вовсе не помешало людям назвать новый континент именно в его честь – «Венец Фрачека».

Вооружившись нужными теориями и накопленными знаниями, человечество, наконец, приступило к их реализации на практике.

За достаточно короткий период времени под водами Карибского моря, не имевшего теперь прямого выхода в океан и ставшего, как следствие, внутренним морем, был возведен огромный спасательный комплекс – купол под названием «Сток», который мог вместить до полумиллиарда выживших. По данным статистики, за пять лет остановки вращения Земли большая часть населения планеты погибла по разным причинам. Первой, и самой очевидной причиной, считались землетрясения, возникающие в разных уголках планеты вне зависимости от сейсмоактивности зоны. И продолжались они вплоть до того момента, пока твердая земная кора, вязкая мантия и железное ядро полностью не прекратили вращения вокруг своей оси. И пришествие этих природных явлений связывалось с тем, что каждый слой останавливался со своей скоростью. Энергия от трения слоев высвобождалась на поверхность, уничтожая города, наземные коммуникации и жизнь на планете. По той же причине происхождения на пьедестал карателей, заняв почетное второе место, взошли вулканы с их разрушительной силой. Вкупе с землетрясениями они забрали жизни две трети населения планеты. А это около пяти миллиардов человек. Третьей причиной стала физическая и психологическая неспособность человека адаптироваться к новым условиям существования. Это как в дикой природе: слабые отсеялись сразу. Но оставалось еще около полутора миллиардов выживших. И билет под «волшебный» купол, конечно же, достался далеко не каждому смертному. Разумеется, вовсе не эпизодическую роль здесь сыграла и старая добрая коррупция.

«Сток» построили именно таким образом, потому как воды Карибского моря не замерзали в суровых условиях ночи. В последние годы, еще до апокалипсиса, словно один из предвестников, проснулся считавшийся потухшим много веков назад Эквадорский вулкан Чимборасо, талые воды которого теперь питали и поддерживали положительную температуру в Карибском море. Сначала кипящие воды стекали в естественный резервуар у подножия вулкана, а затем, уже по спроектированной инженерами-гидротехниками системе каналов, попадали в бассейн Карибского моря. Поэтому даже ночью, при стандартных минус 50—60-ти градусах по Цельсию, вода в море не замерзала. Помимо всего прочего, истощение вследствие отступления к полюсам атмосферы озонового слоя грозило увеличением радиационного фона, а вода, как правило, является хорошим гасителем повышенных излучений.

По всем экранам транслировалась запись интервью первых прибывших в «Сток» счастливчиков, затем шел рассказ об этом огромном стеклянном куполе, подпираемом мощными металлическими столбами, достигающими местами высоты пятисот метров. Под куполом расположился невиданного размера мегаполис. В самом центре мегаполиса были выстроены небоскребы, достающие своими макушками до искусственного небосвода с такими же искусственными облаками и даже искусственным Солнцем. Следом шел жилой район, а затем промзона небывалого масштаба. Сутки под куполом длились 24 часа. В течение искусственного дня взрослый человек должен был работать, а ребенок учиться. Ночью же отдыхать и спать. Под куполом было даже ненастоящее море с песчаным пляжем и рыболовецким промыслом. Эта синтетическая декорация ничем не должна была отличаться от настоящего мира. «Сток» должен был стать мечтой! Здесь человек планировал переждать бурю, затеянную коварной судьбой на поверхности. Здесь же был вполне комфортабельный Ковчег, расположившийся на дне Карибского моря. И если Ною необходимо было оставаться на плаву, то здесь, наоборот, выгоднее было держаться илистого дна.

…Но случилось несчастье. Произошла непредвиденная катастрофа, и «Сток» пал якобы после серии сильнейших землетрясений магнитудой в 10—12 баллов, постигших дно Карибского моря. По слухам, стены строения попросту не выдержали, и он в одночасье превратился в братскую могилу для всех, кто успел туда добраться. Исчезли трансляции из этого искусственного Рая, исчезли улыбки с лиц людей, жаждущих попасть туда, и, в конце концов, исчезли надежды.

Одна из отправных точек в «Сток» находилась в городе Ронда – в Испании, единственной уцелевшей частичке Европы, соединенной с Венцом Фрачека лишь пересохшим Гибралтаром. Воды Северного Полярного океана подошли прямо к порогу дивной Ронды – родины корриды и колыбели спелого граната, горного чуда, расположенного над ущельем Эль Тахо. Это был порт, вытесанный прямо в западном склоне скалы, на которой долгое время мирно существовал молодой район на севере города Меркадильо. К югу от него располагался отрезанный от Меркадильо мостом старейший район с многовековой историей под названьем Сьюдад. А уже дальше, южнее, все было затоплено, в частности, и третий, самый низинный район Ронды, Сан-Франциско, со всеми прилегающими фермами, ранчо и садами. И именно в старичке Сьюдаде, отделенном от материковой части и защищенном глубоким ущельем районе города, на который можно было попасть лишь через мост, и поселились выжившие. Здесь были все условия для временного проживания, потому как большинству, прибывших в порт из разных уголков планеты людей было просто некуда податься. Здесь же осели и те, чей рейс в «Сток» так и не состоялся.



Часть I. Уснувшие под Солнцем

И пока мне не явится шанс увидеть,

Я буду смиренно молчать


Глава 1

1

Город Ронда стал причалом для многих скитающихся после полной остановки Земли бродяг. Некогда цветущий гранатовый рай превратился в настоящую колыбель для тех несчастных, кто уже перестал верить в будущее. Большинство из них и вовсе позабыли это доброе слово. Уж слишком много страдания и потерь выпало на участь выживших. Жизнь тянется к жизни, и инстинкт вел человека туда, где он еще мог ощутить тепло и разделить свою печаль с другими. И для того, чтобы замерзший и уставший странник не заблудился на умирающих землях нового континента, уцелевшие жители Ронды установили поверх выполненной в ренессансной манере колокольни католической церкви Святой Марии44
  Церковь Святой Марии (Санта Мария ла Майор – Santa Maria la Mayor) – главная христианская соборная церковь Ронды. Расположена в центральном и самом старом районе города Сьюдад.


[Закрыть]
пламенеющий маяк, который своим ярким синим светом манил каждого, кто проходил неподалеку. Этот маяк, а впоследствии и само поселение, назвали Западной Пальмирой, чей свет готов обогреть каждого нуждающегося.

Испания – единственная из стран Европы – не ушла под воды Северного Полярного океана, но ее берега также изменили свои лазурные очертания. Теперь Ронда – это южное побережье Испании, а стены домов, что в течение многих эпох, словно мох, покрывали скалу, где расположился Сьюдад – это лагерь для множества выживших.

Обычно на входе в заселенную часть города, у моста Пуэнто Нуэво, нависшего над стометровой глубины ущельем Тахо, соединяющего старый Сьюдад и новый Меркадильо, где теперь расположился контрольно-пропускной пункт, скапливалась целая куча народа: жители Пальмиры, которые находились в вылазке, вновь прибывшие скитальцы, бродяги, торговцы, а также аферисты, воры и сироты. Яркий синий свет Западной Пальмиры по-прежнему непрестанно сиял, но в этот раз будто ни для кого.

Конец января 2039 года. Близился долгожданный рассвет. Портной с Гансом Ланге, возвращающиеся в этот час с двухнедельной вылазки, переглянулись, проводя грубые параллели между тем, как может быть связана банда головорезов, с которыми они недавно повстречались, и столь непривычная тишина у входа в их добрую Пальмиру.

Приблизившись к мощным пятиметровым деревянным воротам, возведенным на месте КПП, Портной постучал в дверной молоток, вслед за чем через передаточный лоток ему были предложены карандаш и бумага, где он мог написать либо кодовое слово, любо кто он такой и зачем пришел. Он черкнул на листе пароль: «Подарок для мавританина», вложил в лоток и спешно толкнул его обратно. Это словосочетание существовало для уже осевших в Западной Пальмире людей, дабы не стоять в очереди, пока выясняется личность очередного бродяги, желающего поселиться в портовом городке.

– И давно так глухо у вас? – сосредоточенно прищурившись и взглянув карими глазами на охранника, спросил Портной.

– За последние сорок восемь часов кроме вас, ребята, никто не пересекал границ Пальмиры, – медленно проговорил седобородый пожилой охранник, держа в одной руке жестяную кружку с разведенным в кипятке цикорием, а другой передавая возвратные документы им на подпись, – не заходил… и не выходил. Вообще Рауль Маноло пока запретил покидать пределы Польмиииры (так по-стариковски протянул он, потягивая горячий напиток) до выяснения причин, – после чего добавил в кружку еще ложечку сахара и вновь поднял глаза на парней, готовый к новым вопросам.

Вылазчики поблагодарили старика и ушли. Они не стали рассказывать охраннику о том, что видели, решив сразу доложить обо всем совету и непосредственно Раулю Маноло Видэл – главнокомандующему, главе, наставнику. Его называли по-разному, хотя по стилю правления он больше походил на вождя, так как заботился о жителях, словно о собственных детях, вел их, к какому бы оно ни было, будущему, хоть и сам иной раз сомневался в том, что оно наступит.

В ратуше, расположившейся в бывшем полуразвалившемся здании Дворца Конгрессов, сразу же по другую сторону моста, что находилась в пределах Сьюдада, ставшего теперь островом, соединенным с континентальной частью лишь высоченным каменным мостом Пуэнто Нуэво, как раз проходило собрание совета старейшин. Рауль Маноло вместе со своими советниками обсуждал положение дел внутри общины, насчитывающей уже более трех тысяч человек. Поднимался вопрос готовности экспедиции к февральскому походу спецотряда на восток и возможные проблемы, с которыми им предстоит столкнуться в связи с постоянно меняющимися условиями.

Отворив почерневшую от времени кованую калитку, Ганс и Портной скользнули под белокаменную арку, быстро преодолели открытый светлый внутренний дворик старого двухэтажного здания Дворца Конгрессов и вошли в помещение. Тем временем в зале заседаний Рауль Маноло отчитывал одного из своих четверых заместителей за то, что тот не справился с задачей подготовки скотных дворов к дневному сезону. Заму и его подчиненным требовалось всего лишь освободить сараи от трехметровой толщи оледеневшего навоза с помощью отбойных молотков и газовых резаков. А это не требовало особого мастерства от исполнителя.

– Но вы даже с этим не справились! – закричал Рауль, стукнув кулаком по столу.

– Мы все исправим, сеньор Видэл! Просто подтаивающая на крыше вода всю долгую полугодовую ночь заливала сараи, и мы боимся повредить древесину при освобождении. Она еще очень хрупка от мороза.

– Я устал слушать отговорки! Примитесь за дело прямо сейчас. Животные больше не могут находиться в изолированном от свежего воздуха помещении. Через неделю я сам надену резиновые сапоги, засучу рукава и лично приду с проверкой, все ясно?!

– Да-да, сеньор! Сделаем! Уверяю! – убеждал его щуплый лысоватый заместитель с большой круглой головой. Он собирал трясущимися руками отчёты, постоянно озираясь на вождя и уже наполовину поднявшись со стула. В этот момент ребята и ворвались в зал. Выбегающий из комнаты на полусогнутых ногах заместитель, словно испуганный заяц, спешащий исправлять недоработки, просочился между ними и аккуратно прикрыл за собой дверь, чтобы ни дай Бог больше никого не взбесить своими оплошностями.

Портной и Ланге озадаченно переглянулись, задумавшись, уместным ли сейчас будет их визит.

– Чем обязан, господа? – поинтересовался еще немного раздраженный сеньор Видэл.

– Мы хотели бы… эээ… – замялся сбитый с толку Ганс Ланге, спрятав смущенный взгляд под кучерявой каштановой челкой.

– Мы знаем, почему к нам в город больше никто не идет, – поддержал его Портной, расстегивая молнию куртки. В комнате было душно.

Рауль Маноло окинул их взглядом, затем посмотрел на реакцию замов и с недоверием прокомментировал:

– Ну, коль знаете, так рассказывайте. Кто вы такие, и что видели?

– Я – Портной, занимаюсь пошивом и починкой одежды, обуви, экипировки, тентов. А это мой друг, Ганс Ланге – он разбирается в электронике, в свое время помогал строить Маяк, а сейчас работает над совершенствованием технологий коммуникации с другими поселениями. Мы совершили вылазку, но недалеко, в ближайшие окрестности. Только что вернулись… – начал было Портной, но его перебил один из замов – мужчина с аккуратно выбритой бородой и хитрым, задумчивым взглядом – по имени Маурицио:

– Так-так-так, вот уже в течение 48 часов никто не появлялся, даже на границе. Десятки вылазчиков пропали без вести. А вам удалось вернуться?! – саркастично заметив, удивился тот. – Связь же с окрестностями и вовсе исчезла несколько часов назад.

– Что, даже из Арриате55
  Арриате (исп. Arriate) – муниципалитет в Испании, входит в провинцию Малага, в составе автономного сообщества Андалусия. Муниципалитет находится в составе района (комарки) Серрания-де-Ронда в пяти километрах от Ронды.


[Закрыть]
нет вестей? – поинтересовался молодой Ганс Ланге. Арриате был слабо укреплённым населенным пунктом, ближайшим к Ронде, в котором был установлен один из узлов связи. – Мы заходили туда 24 часа назад, когда возвращались обратно. И я лично протестировал все оборудование на работоспособность.

– Даже из Арриате… – высокомерно произнес Маурицио Каррера, издевательски вытаращившись на парня.

– Ладно, что вы там видели? – поторопил их Рауль Маноло и сосредоточился на рассказе.

– Это был последний привал перед возвращением… – начал Портной.

2

Это был последний привал перед возвращением. Чтобы спрятаться от обжигающего кожу сырого, еще морозного утреннего ветра, Ганс и Портной нашли место за небольшим скалистым уступом и развели костер. Даже в сумеречном свете уходящей ночи красота андалусийских полей, что не захлебнулись в стылых водах нового Северного Полярного океана, припорошенных подтаявшим мокрым снегом, завораживала. Эта картина напоминала танец двух стихий: огня и ветра, где огонь олицетворял навсегда утерянное цветущее изобилие прошлого, а ветер – холодное и беспощадное настоящее, беспросветное одиозное будущее.

– Погляди на Рыжего, как устроился?! – указал Ганс Ланге на отдыхающего у костра пса (это был пес Портного – древней породы боснийских гончих66
  Боснийская грубошерстная гончая – это древнейшая порода гончих, другое её название – кельтский бракк. На Балканах эти собаки считаются самой древней породой, их внешний вид почти не изменился за более чем 2000-летнюю историю существования. Современное название кельтский бракк получил в 1966 году.


[Закрыть]
, которому было около десяти лет отроду, умное и верное животное). – Ему ведь вообще плевать на все, что происходит?

– Надеюсь… – вздохнул Портной.

– Хотел бы я оказаться на его месте, – скинув капюшон пуховика и подложив руки под голову, задумался Ганс. Легкая улыбка осветила его лицо.

Дрова тихонько потрескивали в небольшом костерке, обложенном обычным бутовым камнем, и языки пламени отсвечивали от темных запотевших стен скалистого уступа. Необходимо было просушить носки и обувь, чтобы не схватить простуду или ещё чего-нибудь похуже, а также перекусить и собраться с силами. Поужинав распаренным рисом с сельдереем и сухой горчицей, Портной раскурил с Гансом папиросу из обычного сырого табака и Корри – нового вида – помеси растения и гриба, появившегося после падения астероида. Ученые долго не могли определиться, к какому царству живых организмов относится это нечто. Но, проведя некоторые исследования, выяснилось, что корри – это феномен, образовавшийся вследствие влияния радиационного фона упавшего астероида, симбиоз, которого раньше не случалось между обычной коноплей и состоящего с ней в микоризе77
  Микори?за (греч. ????? – гриб и ???? – корень, грибокорень) – симбиотическая ассоциация мицелия гриба с корнями высших растений.


[Закрыть]
некоего гриба. Родиной корри, соответственно, стал считаться Сенегал. Самое удивительное в этом виде было то, что растет оно только в местах бывшего обитания человека. Дело в том, что жизненно-важной составляющей для корри является наличие канцерогенов в почве, которые попали туда искусственным путем через выхлопы автомобилей, выбрасывание вторичных продуктов после приготовления пищи в виде отходов, оставшихся как следствие производства некоторого сырья и тому подобное. С виду корри было похоже на круглый гладкий гриб, достигающий размера теннисного мячика и чуть меньшего размера волосатого корня. Он неприхотлив в уходе и растет весь день. Это растение вмиг приобрело популярность, особенно на фоне случившегося апокалипсиса. Каждый свободный угол, где есть хоть немного влаги и почвы, заполонили эти салатового цвета растения с горизонтальной серой полоской, опоясывающей плод, точно Венец Фрачека, окольцевавший по экватору планету. Корри можно было употреблять в пищу, очистив от волокнистой мягкой кожуры, которую просто забивали с табаком в папиросы, перед тем хорошенько просушив. Папироса, заправленная шелухой корри, давала легкий расслабляющий наркотический эффект – это ей досталось от знаменитого предка-растения. Из-за этого со временем термин «Корри» стал ассоциироваться со словами «удовольствие», «блаженство», «наслаждение». А еще из корня корри готовили лекарства и использовали вместо хмеля для приготовления некоторых алкогольных напитков.

Затянувшись ароматным дымом смеси табака и корри, Портной решил открыть еще и бутылочку рома, чтобы окончательно расслабиться, не забывая и о солнечной радиации, уровень которой теперь зашкаливал из-за отсутствия магнитного поля Земли и сильно истощенной атмосферы над материковой частью планеты. Некоторые виды алкогольных напитков немного гасили и успокаивали эту разыгравшуюся бестию, способную привести к серьезным заболеваниям и даже к смерти.

– Ну, пока у тебя не выросла шерсть, как у Рыжего, предлагаю испробовать со мной вот эту вот… – предложил Портной, повертев бутылку в руках, но, так и не сумев прочитать названия, – прекрасную выпивку.

– А давай! – выхватив у него бутыль янтарного ядреного рому, выкрикнул Ганс Ланге. Но, сделав глоток, закашлялся и сплюнул его в костер, в котором тот вмиг воспламенился и сгорел, оставив за собой аромат карамели и пряностей.

– Дай сюда, изверг! – усмехнулся Портной. – Видимо, тебе и в самом деле проще отрастить шерсть, чем научиться пить алкоголь.

Дремлющий у костра Рыжий иногда недовольно похрапывал. Своей болтовней друзья мешали ему спать. Казалось, это единственное, что могло потревожить зверя. Но нет. Неожиданно пес вскочил и беспокойно взвыл. «Вуф-Вуф!..» – протянул он, стряхнув со своей дрожащей худой спины покрывало, которым заботливо прикрыл его хозяин, чтобы тот не замерз.

– Ладно-ладно, мы больше не будем тебе мешать, дружище! – отшутился Ланге.

– Тихо! Помолчи, Ганс… – прислушиваясь и вглядываясь вдаль, попросил его Портной. Он знал, что Рыжий не будет без причины выть на Луну или лаять, словно вредная мелкая шавка, впечатленная кошмарным сном про котов-убийц или тараканов-ниндзя. Это был взрослый и спокойный пес, история породы которого уходит за пределы двух тысячелетий. – Рыжий не стал бы просто так лаять. Затуши костер! – попросил он Ланге.

Ганс, не задавая лишних вопросов, резко схватил согревающее его ноги одеяло и бросил его на костер, чтобы ограничить приток кислорода. Портной тем временем прижал к себе пса, успокаивая его и поглаживая по голове. Рыжий перестал лаять, но продолжал озабоченно поскуливать.

– Ты что-нибудь слышишь? – шепотом обратился Ганс.

– Нет… и не вижу, – взволнованно посмотрел на него Портной.

Друзья знали, что этот новый мир полон опасностей со стороны как диких зверей, так и людей. И если животное просто пытается найти себе пищу, чтобы выжить, то человек не упустит возможности воспользоваться всеми благами анархии и просто насладиться безнаказанностью, просто так, ради забавы ненадолго слететь с катушек. Отторжение каких бы то ни было норм, мародерство, тяга к жестокости, саморасправе и другие отголоски неконтролируемой социопатии процветали в полной мере. Они, словно чума, преследующая кризис, распространялись с бешеной скоростью, развивались и трансформировались в невообразимые формы – гибриды глупости и жестокости.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9