Анастасия Вихарева.

Ангел и демон



скачать книгу бесплатно

Крас отрицательно качнул головой, усаживаясь за стол.

– Нет, вашей патогенной микрофлоре я не по зубам. Браслет защиты вырабатывает антитела для меня и образует защитное поле для вас. У нас такие вирусы защищают империю, что попади они к вам, ваша планета через час будет одним большим кладбищем.

– Круто, – Анна засыпала порезанный картофель в бульон, взглянув на его руки. Никакого браслета не было, но гуманоид почему-то был уверен, что он у него есть.

– Наверное, Правителю Карсаду уже доложили, что один из телепортов сработал криво, – воодушевленно произнес гуманоид. – Вот увидишь, в империи всех ученых на ноги поднимут. Меня найдут – это лишь вопрос времени.

– У нас тут в родном подъезде люди пропадают, найти не могут, человек просто покурить вышел, – не разделила Анна его оптимизма. – Космос огромный. Как он тебя найдет, он же не Господь Бог, – для себя она уже решила: чем меньше у инопланетянина иллюзий, тем больше шансов выжить. В принципе, если подключить тетю Марину – уши обрезать, глазки подшить, волосы подкрасить – с его мозгами не пропадет. Можно даже так оставить, с некоторых пор внешность эльфов вошла в моду.

Крас утвердительно кивнул.

– Бог. Он ангел. И дело не во мне, а в искривлении пространства – это нападение на империю. Возможно, полукровки применили новый вид оружия, поэтому Правитель Карсад лично возглавит расследование, – голос прозвучал уверенно.

Анна приподняла бровь: фанат?

К фанатам она всегда относилась настороженно – мутные люди. Ни один человек не мечтал быть ограбленным, и тут же славил вора, укравшего две тысячи свиней и свалившего кражу на бесов. Никому в голову не придет восхищаться человеком, который собирается разделить его с детьми, и тут же молился на того, кто пришел разделить детей с родителями. Ни один не пригласит в дом того, кто будет требовать обливать его слезами и умаслить пятки, или мечтает собрать урожай, не его руками посаженный, но фанаты впускали именно такого бога не только в дом и на поле, но в сердце и разум. Еще и другим свое безрассудство навязывали. Полное отсутствие логики. Хотя в бытовой жизни фанаты часто оказывались вполне себе адекватными людьми.

М-да, в кои-то веки понравился парень, и тот оказался… с тараканами.

– Оставь надежду всяк сюда входящий, – посоветовала она. – Здесь Бога нет.

– Живой Правитель – воплощение вашей мечты, – гуманоид заглянул в холодильник, изучил микроволновку, пощупал торшер, пощелкал выключателем, радуясь мигающей лампочке. – Только ему не надо приносить себя в жертву – он наше прошлое, настоящее и будущее. Мне достаточно того, что благодаря их разработкам продолжительность моей жизни увеличилась с двух тысяч лет до десяти, – едва заметная усмешка пробежала по его губам, а глаза весело блеснули искорками.

Анна не сразу осознала услышанное…

– Что, реально десять тысяч?! – уставилась она на пришельца округлившимися глазами.

История человеческого рода?! Он что, ровесник египетских пирамид?! Она вдруг сообразила, что слова его вполне могли оказаться правдой.

Сказочные герои именно столько и жили, например, если он эльф…

Охренеть!

– Правители не любят, когда люди часто меняются, – Крас скромно потупился на белоснежный ботинок. – Если б мы жили так же мало, вряд ли построили бы цивилизацию, которая насчитывает свыше четырех миллиардов лет. И это мало, просто пока сделать нашу жизнь длиннее не получается. Есть расы, которые лично видели падение империй Гидра и Дайкон. А это случилось в вашем летоисчислении шестьдесят пять миллионов лет назад.

– Да-а?! – протянула Анна, со смешанными чувствами.

Что сказать еще, она не нашлась. О бессмертии человечество грезило всегда, но посмотришь на столетнюю старушку, сама в гроб попросишься. А этот ничего, хорошо сохранился.

– И сколько ж тебе лет? – наконец, выдавила она.

– Не так много, – эльф приятно улыбнулся, смерив ее снисходительным взглядом. – Я еще не в том возрасте, когда нуждаются в регенерации. По биологическим часам я не на много тебя старше.

Рассеянно и не без зависти, размышляя о несправедливости отпущенных ей лет, Анна накрыла на стол. На первое борщ со сметаной и зеленью, на второе рожки и котлеты. Наполнила плетеную корзинку хлебом и сухариками. Наверное, глупо было спрашивать, чай или кофе будет пришелец, но она спросила.

– И то и другое, – живо ответил Крас, понюхав содержимое тарелок.

– А если тебя не найдут, чем планируешь заняться? – смягчилась она.

– Ну, нас учат выживать. Хотя… мне, наверное, здесь не выжить, – трезво признал Крас, прислушиваясь к себе. – Такое ощущение, что над вами поставлено существо иного мира.

– А у вас не так? – поинтересовалась Анна.

– Мы от вас отличаемся, – Крас посыпал борщ сухариками, повторяя за нею. – Так сразу и не объяснишь, но отличия значительные.

– А мы вроде никуда не торопимся? Я о вашем Боге иллюзий не питаю. И тебе не советую. У нас тут как раз разброд и шатания в стране, гражданство и документы можно на раз-два-три оформить. За деньги естественно. М-м-м, вижу в тебе потенциального сисадмина.

– Тьфу, тьфу, тьфу! – торопливо поплевал пришелец через плечо. – С чего бы начать… – он задумался, отщипнув кусочек хлеба и помяв его пальцами.

– С Правителей, – подсказала Анна, решив выяснить глубину его фанатизма. – Что они из себя представляют.

– Да, Правители… Мудрые и многоликие. Это те, кто принимает на себя звезды и объединяет их в империю подпространственными тоннелями и связками. Многие империи еще и в содружества объединяются, как Правители Олеома, есть существующие сами по себе. Правителям, например, ничего не стоит взорвать звезду. Умеют перемещаться на огромные расстояния за доли секунд, и все живые планеты и формы жизни были когда-то созданы ими.

– М-да, тараканы серьезные и неземного происхождения, – объяснила себе Анна. – Не сомневаюсь, вам с Дарвином было б о чем поспорить, – она рассмеялась.

Она решила не принимать близко к сердцу религиозные убеждения своего гостя. Мало ли кто во что верит, в конце концов, веру формирует среда. Поживет на Земле, может еще и буддистом или добропорядочным христианином станет.

– Дарвин! – Крас негодующе возмутился: – Нет ни одного факта, подтверждающего его теорию, а вы упрямо стоите на своем! Один вид от другого отличается, в первую очередь, НАБОРОМ ХРОМОСОМ! – тоном нажал он на последние слова. – Чтобы начать новый вид, нужны как минимум две – выставил перед нею два пальца, – ДВЕ полноценные детородные особи!

– Ну почему же, – не согласилась Анна, – разумно полагать, что живой мир эволюционирует. – за Дарвина она обиделась: столько времени вбивать теорию в свою голову, и что же, просто взять и отказаться от нее? Билет номер двадцать шесть, пункт первый.

– Как ты себе это представляешь, – пришелец наставил на нее ложку, как грозное оружие, – стая, или община, вдруг в одночасье меняет одно количество хромосом на другое и продолжает жить уже в другом качестве, утратив способность скрещиваться с теми особями, которыми были раньше? Что за бред?!

Какое-то время ели молча, слышался лишь треск за ушами гуманоида. Аппетит у него был отменный. Анна растерянно следила за тем, как исчезает последний сухарик.

– Если так думать… – раздосадовано протянула она.

– Кровяные тельца человека, – привел Крас еще один довод, не дав ей высказать свою мысль, – с чего бы им вдруг стать отличными от любой крови млекопитающих? Или группа крови, по-твоему, могла так легко стать другой?

– Ну, образ жизни менялся, – рассудила Анна. – Люди жили обособленно. На Земле разные расы живут. Например, негры – с черной кожей, краснокожие индейцы, желтокожие китайцы и японцы, и мы – бледнолицые.

– Это не расы, это один вид с отличительными особенностями. Их наделили ими во время инициации для выживания при определенной солнечной активности. Расы – это бажби, дины, оборотни, эльфы или вы – мудрики. Если бы было по-вашему, то ваши обжоры давно переменили бы группу крови на пятую и шестую. Однако, губительно переедание, не подстраивается под обжор, – позлорадствовал Крас. – Мутации – одно из свойств выживания вида в целом. При этом особи не теряют репродуктивную способность.

– У нас мало примеров, чтобы подтвердить или отвергнуть твою теорию, – внутренне протестуя, Анна все же не могла не признать его правоту. Уж амебы-то могли бы постараться разродится новым видом. Каждый день миллиарды особей плодились и размножались. Даже вирусы и те оставались вирусами, мутируя в пределах одного вида.

– А ваша теория эволюции палеозоя?! – пренебрежительно оттопырил пришелец губу.

– А что не так с нашим палеозоем? – Анна порылась в памяти. А, кажется, это тот, в котором материк раскололся и все животные в первый раз вымерли.

– Глупо полагать, что животные за НЕСКОЛЬКО ТЫСЯЧ ЛЕТ смогли приспособить шею, чтобы срывать листья с деревьев, и за МИЛЛИОНЫ ЛЕТ не сумели приспособиться к меняющимся погодным условиям, ВЫЗВАННЫМИ не более и не менее, как РАЗЛОМОМ МАТЕРИКА! И все те виды таинственным образом исчезают, а на их место, опять же, в короткие сроки, приходит многообразие совершенно иного качества, которое за последние миллионы лет ОСТАЕТСЯ в НЕИЗМЕННОМ ВИДЕ, – Крас приподнял бровь: – Ваши материки продолжают двигаться с той же скоростью, почему же вы не вымираете?

С мрачным видом, Анна нервно скомкала салфетку.

– Ну, а что у вас по этому поводу думают?

– Генетический код, как паспорт, учитывает особенности живой формы, и изменить его может только Правитель, – уверенно ответил Крас. – Кстати, ваша короткая продолжительность жизни лишь подтверждает мои слова. Четыре группы крови – это четыре вида силы, и на один народ наложен замок в виде отрицательного резус-фактора. Их детей может вынашивать любой народ, а они только свою силу, в крайнем случае, одного ребенка. Если бы они не смешивались с резус-положительными, рано или поздно сила вернула бы их в исходное состояние, и тогда, возможно, вы сумели бы составить представление об инициированных людях.

– А я могу жить так долго?

– Несомненно, – подтвердил Крас. – Правители легко переписывают генетический код. Это как модернизировать железо компьютера, установив новую операционную систему с сохранением наработанных файлов, когда организм начинает воспроизводить себя по новой программе в новом качестве. Этот принцип использовали при создании расы оборотней, которые легко меняют форму телесной оболочки.

– Я уже хочу к вам! – полушутя заявила Анна. – Жить вечно… круто!

Крас взглянул на нее, язвительная улыбка слетела с его губ. Он покачал головой.

– Вытаскивать людей с планет закрытого типа строго запрещено. У нас достаточно проблем с полукровками, – заметил ее внезапное разочарование Крас. – Они тоже верят, что, если получат все, что мы имеем, справедливость восторжествует. Но мало кто из них становиться счастливее и богаче, ограбив очередную планету. Мы копим богатства всю жизнь и передаем из рода в род, – терпеливо объяснил он. – Как у полукровок, у вас есть только один способ достигнуть нашего уровня жизни – украсть. А вслед за вами воровать начнут те, кто приехал в империю по приглашению – переселенцы и наемные рабочие, ограниченные в правах. И что мы получим? То, что вы имеете здесь. Правитель не будет разбираться, кто прав, кто виноват, он сразу избавиться от нас и начнет заселение своих планет с нуля. У него на это время есть, а у нас второго шанса не будет.

– Значит, у вас существует классовое неравенство?

– Ты не поняла. Вы помешались на себе, – Крас выпрямился, во взгляде появилась твердость. – Грабежи, насилие, убийства. Чистота информационного поля значит для вас так же мало, как душа и ближний, о которых вы не имеете ни малейшего понятия. Как вы собираетесь с нами договариваться, если не можете поладить друг с другом? Мы разные, как, например, бажби и диноторки – они никогда не станут для вас равноценной расой. Одни жители водной стихии, другие звероподобны и живут на планетах с высоким содержанием углекислого газа в атмосфере. Но нам необходимы и те, и другие. Одни возделывают планеты-океаны, другие планеты с высокой вулканической деятельностью. Или орки – у вас их зовут йети – живущие на остывающих планетах. Они покрыты теплой шерстью. Часто впадают в спячку, но именно их планеты снабжают империю мирксом, волокно для одежды из грибницы, которая растет только в определенных условиях. Долгое лето и длительные зимние периоды.

– Мы тоже ценим хороших людей, – возразила Анна.

– Как потенциальную жертву!

– Как людей, с которыми можно найти общий язык, – не согласилась Анна.

– Осознанная информация – она здесь, – Крас постучал себя по лбу. – А бессознательная входит наружу. Расы телепатов придут в ужас, увидев скандалы и боль в вашем информационном поле. Даже полукровки не рискнут принять вас, как свой народ.

– А разве нас нельзя научить? – раздраженно спросила Анна.

– Нет, – Крас с сожалением покачал головой. – Мы – единый организм, а вы, с вашими идеологиями, стали бы его разрушать изнутри. Вы утвердились во лжи, поставив над собой человека, который даже смоковницу не смог заставить дать ему плод, готовы убивать только за то, что другой человек не может принять вашу точку зрения. Вам и вашим правителем удобна такая идеология, она оправдывает ваши преступления и мерзости, наделяя одних особыми полномочиями, других вынуждая терпеть беспредел.

– Получается, у вас все верующие?

– Вера убивает сознание, мы просто знаем истину. Два человека, как две звезды, связаны между собой. Их пространство – одна плоть. Она нематериальна, но многомерна. Примером могут служить дворцы Правителей, которые стоят одновременно на многих планетах, не имея в пространстве, казалось бы, никакой связи. Но если шагнуть из одной комнаты в другую, можно оказаться на другой планете. Неужели ты думаешь, что все те организации и люди, которые отрабатывали на вас технологии зомбирования тысячи лет, откажутся применить их на нас? Вспомни, первые христиане – и отдают до последнего кодранта. Первые мусульмане – и непрекращающиеся ни на день войны и грабежи. А забитые плетьми женщины? А равнодушие взирающих на костры с сожженными заживо? Твоя планета, как большая мясорубка. Это, знаешь ли, слишком сильный аргумент в пользу Правителя.

Анна с минуту с сомнением смотрела на инопланетянина. Зачетную они там курят травку.

– Дворец на нескольких планетах? – она покрутила пальцем у виска. – Ты сам-то их видел?

– Видел, – с улыбкой взглянул на нее пришелец. – Дед пару раз брал меня во дворец. Он у меня ученый, курирует пару правительственных проектов. В его лаборатории выход на три планеты. Для нас норма жить на одной планете, а учиться и работать на другой. Порталы построены по принципу переходов, но без стяжек. Во дворце Правителя расстояние вообще не имеет значения, даже если он расположен в разных галактиках. Там существуют стяжки, когда одно пространство привязано к другому. Это их суть: чем большее пространство они занимают, тем они сильнее. Это существа иной природы, они существовали задолго до того, как появилась вселенная. То время они называют «Проклятым эоном».

– Бред, это физически невозможно, – не поверила Анна.

– А как ты объяснишь, что я сижу здесь, не имея ни флаера, ни крейсера? – Крас раздраженно забарабанил пальцами по столу. – Я ведь как-то попал сюда!

– У нас фантасты о попаданцах много чего понаписали, – отрезала Анна. – Я скорее поверю в параллельные миры. Ну или, перемещение через субпространство в виде расщепленной материи.

– И как это возможно, убив человека физически, воскресить его в другом месте? – ядовито подловил Крас. – Мы часто перемещаемся с планеты на планету с помощью аэлранов. Проснулся, позавтракал и переместился на работу. На эти планеты можно добраться другим способом, например, на корабле или крейсере. Это исключает параллельность мира.

Анна не стала продолжать бессмысленный спор: еще сто лет назад никому бы не пришло в голову, что можно в считанные секунды доставить письмо в любую точку планеты в виде файла. Возможно, у них там наука открыла какие-нибудь пространственные дыры.

Крас отпил кофе, поморщился, потом попробовал еще раз.

– Горький, как мюраль, – сделал он вывод. – У нас тоже подобный напиток заваривают, – лизнул сахар и обрадовался, как старому знакомому. Добавил в кофе сразу пять кусочков, помешивая ложечкой.

– Ну, а кроме Правителей, у вас еще кто-то есть? Шаманы, например, которые Правителей вызывают?

Крас сделал вид, что пропустил ее слова мимо ушей. Скучающе посматривая на свой камень, он теребил его, избегая смотреть в ее сторону, неспеша попивал кофе, то и дело, заглядывая в кружку, будто надеялся обнаружить что-то на дне.

Молчание затянулось.

Наконец, Анна не выдержала.

– Согласись, несколько странно обнаружить у себя инопланетянина, который преодолел вакуумные глубины космоса… в шортах и футболке. Смахивает на шизофрению. Она, знаешь ли, жутко правдоподобна, все психи свято верят в свои глюки. А вдруг я разговариваю с пустым местом, вдруг у меня сдвиг по фазе? Я в одно время психологом собиралась стать, читала про нее. Меня эта ситуация немного напрягает. По правилам, я бы должна вызвать бригаду скорой помощи, чтобы меня в психушку отвезли. Но у шизофрении есть одно свойство – она не умнее самого человека.

Крас сверлил ее раздосадованным взглядом.

– Еще есть полукровки, – сдержано ответил он. – Это дети Правителей. От нас, от людей, – он задумчиво потер лоб. – Не знаю, но они друг друга обычно ненавидят.

– Что так?

– Ну-у, полукровки селятся на планетах, на которых жизнь создали до них, а истощив ресурсы, уходят. После войн Правителей остается много бесхозных звезд. Воевать друг с другом у них в порядке вещей. Без звезд им никак. Нас, людей, их разборки не касаются, пока Правитель жив, а полукровки нацеливаются именно на нас. Воруют воду, уводят в плен, отнимают имущество. Нападают внезапно, там, где не ждут. И мы против них бессильны. У нас на планетах даже правоохранительных органов иногда нет. А еще они славятся жестокостью. Вокруг них собираются отщепенцы, изгои, преступники, народы, у которых убили Правителя, иногда люди достаются им вместе с планетой. С людьми из империй они не церемонятся, у них существует рабство.

– Если нет армии, как же Правители воюют?

– Армия есть, но ее не используют против людей. Она предназначена для охраны империи от других Правителей. Правитель – второй после Создателя. Никто не сможет убить его, кроме другого Правителя или демона – жители центрального Декара. Так что, – закончил он, – зря вы здесь рассчитываете поставить на колени вселенную или думаете, что мы придем вас покорять. Мы не встанем, мы жаловаться побежим. И ресурсы нам ваши не нужны – своих хватает.

– Не хочу тебя огорчать, но, если ты продолжишь нести бред про свое неземное происхождение, лаборатории, откуда гуманоиды живыми не выходят, тебе не избежать.

– Ничего удивительного, что вас изолировали, – Крас поморщился. – Правители создают нас по необходимости, а не для того, чтобы мы устанавливали мировое господство.

– Как рабов, – пренебрежительно дополнила Анна.

– Как помощников, – поправил Крас. – Аморфы и макали – наша десантура и посланники Карсада. Огневики – жители раскаленных гигантов, достают нам воду и некоторые материалы, необходимые для нашей промышленности. Диноторки разводят динозавров и пригоняют их на место забоя, они снабжают нас мясом. Бажби – жители морей и океанских глубин, тоже наши кормильцы. Есть эльфы, исконное ремесло – охрана живых планет. Я, скорее всего, по вашей классификации отношусь к этой расе. Мудрики – производственники. Гномы разрабатывают недра, орки – скотоводы, гоблины – строители, могут взглядом поднять многотонную плиту. Раса первопроходцев умеет выживать в таких условиях, в которых другие и минуты не протянут. Кстати, четверть моей крови от них. Оборотни… ты у оборотней спроси, как они внедряют новый ген!

– Спят с животными? – ехидно поинтересовалась Анна.

– Спят с женой, а на работе работают, – ничуть не смутился гуманоид. —Они внедряют новые формы в уже устоявшиеся биологические виды или расширяют кормовую базу, – Крас задумчиво повертел салфетку в руках. – В сущности, такие планеты, где преступники доживают свой век, наверное, есть в каждой империи. Но обычно преступников стерилизуют и лишают долголетия. Вас долголетия лишили, а стерилизовать, очевидно, забыли.

– Что, вырезают детородные органы?

– Им достаточно снять с человека браслет защиты и воззвать к силе, запретив ей воспроизводить саму себя, – терпеливо объяснил Крас, снова прислушиваясь к себе и потирая виски: – Пожалуй, всю вашу планету можно стерилизовать.

– Ты тоже телепат? – Анна невольно покраснела.

– Скорее, эмпат. Телепатия – тяжелое бремя. Представь, что ты вдруг начала слышать, как один рисует в уме картины, второй изобретает, третий думает о том, что ему надо что-то купить. Ужас! Поэтому диноторки предпочитают жить отдельно, а аморфы и макали встречаются с нами лишь по необходимости, – он с интересом взглянул на нее. – Я пришел к выводу, что вы тоже в какой-то мере эмпаты, поэтому у вас так много преступлений, связанных с насилием, и часто преступники оказываются в выигрышном положении. При сильных эманациях чувственных и мысленных посылов возникают возмущения электромагнитных полей, – объяснил он, очерчивая концом чайной ложки на столе круг. – Они расходятся, как круги на воде. Вы чувствуете их, и у вас начинается ответная реакция. Не осознавая, как хищники, нападаете на слабую особь, и пресмыкаетесь перед хищником как жертвы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11