Анастасия Вечерина.

Рыцари дорог: в погоне за умирающей мечтой



скачать книгу бесплатно

Всё это усиливало противоречия между клубами, но до прямой вражды и открытых столкновений пока не доходило. Тем более, что время от времени клубы всё же объединялись для каких-то совместных дел.

Вот и сейчас предстояло обсудить похожее мероприятие, мысли о котором не давали покоя Викингу с того момента, как к нему заявились парламентёры «с той стороны».

Прикидывая так и эдак, глава мото-клуба «северных» всё равно не находил однозначного ответа, слишком уж много противоречивых факторов сплелось тут воедино.

«А, ладно, – досадливо махнул он рукой, не желая больше забивать себе голову раздумьями. – Все равно голосование… Как решим, так и будет!»

Слегка раздражённо он хлопнул дверью родного бара. Сказать по правде, данное заведение никогда не приносило большого дохода, обычно выходя в ноль или чуть-чуть в плюс, и держалось лишь ради репутации – ведь тут был их официальный «клаб-хаус», место сбора, клубный штаб. Подсобное помещение позади бара ещё в прежние времена кое-как разобрали от хлама, расширили и попытались замутить нечто «атмосферное», чтобы соответствовало стилю. Мрачноватые низкие своды были украшены вычурными светильниками, похожими на факелы; на стенах висели всевозможные постеры и плакаты с тематикой мото-движения; а в центре зала стоял большой дубовый стол, на котором искусный резчик по дереву когда-то выгравировал эмблему клуба. Стулья с высокими спинками и грубая мебель из темного дуба венчали картину помещения.

Именно здесь по вечерам собирались те, кто имел право голоса в клубной иерархии – «members», постоянные члены. Здесь обсуждались и принимались общие решения для клуба в целом – обязательные к исполнению всеми прочими.

Возле входа, как правило, торчала парочка «саппортов», т.е. «поддерживающих» – стремящихся в члены клуба, но ещё не принятых и не имеющих пока никаких серьёзных прав.

– Потеряйтесь! – коротко бросил им на ходу Викинг, давая понять, что разговор будет не для их ушей. Те послушно испарились. Спорить с президентом клуба, когда он не в духе – себе дороже, это знал каждый.

Пока народ рассаживался за столом, Викинг задумчиво оглядывал каждого из них, мысленно примеряя к ситуации и прикидывая, как кто поступит. Почти всех здесь он знал давно и заранее мог предсказать, как поведёт себя тот или иной член клуба. И всё же окончательное решение было неясным.

Он молча и отстранённо заслушал обычные доклады. Вице-президент рассказывал о том, как прошло открытие сезона и какие ещё мероприятия планируются… Казначей уведомил, что клубные взносы собраны в полном объёме, бар оплачен на два месяца вперёд, других расходов пока не планируется, но лучше бы всё-таки подужаться и не шиковать пока, не на что особо… Дорожный капитан завёл было речь о грядущей поездке «на дальняк»… Всё это Викинг слушал молча, краем уха, особо не вникая в суть – это были дела привычные и не требовавшие долгих раздумий. И лишь когда слово взял сержант, отвечающий за безопасность, пришлось «проснуться» и сбросить с себя прежнюю задумчивость.

– Что там у нас со «зверьками», кстати? Всё наглеют?

– Не то слово.

Всё больше и больше. Расплодилось их…

– И дурь толкают? А мы опять ничего не делаем?

– Ты ж знаешь, Викинг…пытаемся противодействовать. Но они, сволочи, новую моду взяли – распространяют через «закладки», покупателей ищут через интернет, связываются через «телеграмм», сами на улицах не торчат. Как их вычислишь?

– А вот «южные» додумались, кстати…

– Чччего? Ты про что, Викинг? – по залу пронёсся вздох удивления, сменившийся хмурым ворчанием.

– Час назад ко мне заезжали Найджел с Боярином. Предложили совместно поучаствовать в хитрой схеме. Кавказцы расширяются, через интернет ищут распространителей – курьеров, которые будут делать «закладки» по городу. Разумеется, эти «курьеры» сами напрямую с поставщиками не видятся, общаются виртуально, товар забирают в определённом месте, где им скажут. Потом фасуют на дозы, раскидывают по закладкам и присылают заказчику фото тех мест, где запрятана наркота. Те получают деньги с нариков на карту, в ответ высылают им фото «закладки». При такой схеме – никто ни с кем лично не встречается, и даже если кого-то загребут – он не сможет никого «сдать», т.к. в глаза не видел ни одного человека вживую. Всё, что у него есть – это контакт в интернете, который бесполезен, ведь вычислить его владельца всё равно не получится.

– Это мы и сами знали. А дальше-то что?

– Они предлагают самим стать этими курьерами. Откликнуться на «вакансию» в интернете. Получить заказ на распространение. Расфасовать «спайс» и раскидать по «закладкам». Поскольку напрямую никто ни с кем не общается, «зверьки» и знать не будут, что на самом деле их товар забрали мы.

– Чччего? И нафига это нам?

– Так мы будем знать, где лежать «закладки». Установим наблюдение, сможем взять каждого, кто за ними придёт. Поговорим с ними вдумчиво – авось чего и нароем любопытного. Как правило, у каждого нарика со стажем есть и «друзья по теме», и проверенные поставщики… Словом, много чего можно узнать интересного, если с таким «пассажиром» вдумчиво поговорить. А уж это мы умеем!

– Это да! – усмехнулся сержант.

– Кроме того, со временем поднимаясь по «служебной лестнице», можно подобраться и к кому-то повыше. Глядишь – до головы змеи доберемся, не всё же хвост ей рубить. А даже если и нет – после того, как мы регулярно будем хватать их клиентов, народ начнёт напрягаться и впредь будет бояться брать «товар» у кавказцев. Короче, обломаем им малину, испортим бизнес…

– Чёрт, толково придумано! Но это ж получается, что мы сами своими руками будем наркоту толкать? Стрёмно как-то… А если заметут?

– Полиция у нас в городе даже ворон не ловит, сам знаешь. Если бы они работали – то нечего было бы и огород городить.

– Ну, всё равно… своими руками наркоту распространять???

– Ничего мы распространять не будем. Возьмём товар, спустим в унитаз, а в «закладку» положим какую-нибудь безобидную хрень. Ну там, соль для ванн – вместо спайса, муку – вместо кокаина…или чем они там барыжат сейчас, я не в курсе…

– Лихо придумано! Только так ведь тебя быстро вычислят, как только нарик до своей дозы доберётся. Поймет, что это фуфло, а не наркота, побежит жаловаться дилеру. Тот посмотрит, что все битые «закладки» – от одного человека, да и сложится картинка-то…

– Ты забываешь, что нариков будем принимать мы на «закладке». А взяв, вдумчиво с ними поговорим – и чтобы они нам рассказали всё, что знают, и чтобы не палили контору перед дилером.

– Тогда и правда – толково придумано. Можно ещё…

– Много чего можно, – перебил говорящего Викинг. – Но… Я так понимаю, мы собираемся принять их предложение?

В ответ повисло напряжённое молчание. Все как-то подобрались и посерьёзнели, словно и правда на время забыли во что ввязываются, а теперь вдруг опомнились и погрузились в тяжелое раздумье.

– Кстати… а чего это «южные» нас хотят запрячь? Самим-то боязно? Или руки пачкать брезгуют? – подал голос кто-то из дальнего угла.

– Они хоть и раздолбаи, но не дураки. Понимают, что если замутить такую схему, рано или поздно «зверькам» это сильно не понравится! Захотят ответить, буза может выйти…

– Ага! А «пластиковые» сами боятся с кавказцами сцепиться, нашей поддержки хотят? Ну да, это ведь им не девчонок катать на свадьбах…

– Если начнётся заварушка, то коснётся всех и каждого! – мрачно бросил Викинг. – Джигиты ведь не будут разбираться, южный ты или северный. Начхать им, лишь бы на мотоцикле был. Короче, братва, мы на пороге полномасштабной войны с кавказцами. Уяснили мою мысль? И лучше хорошо подумать, прежде чем влезать в этом дело. Ну что, будем голосовать?


* * *

Чёрт, чёрт, чёрт!!!

Вот теперь он точно попал! Полный абзац!

И надо ж было так встрять! Не те, так эти кончат. Куда ни кинь – всюду край! Ну за что ему бугурт такой, за что???

Привалился Колян к стенке, и стало ему так самого себя жалко, что аж затрясся весь. И до этого ведь было паршиво, а так совсем труба…

Главное, ведь не хотел же он с этими кавказцами связываться, говорили же ему знающие люди, что муторно там всё, лучше не лезть – так нет же…

Хотя, с другой стороны, а куда ещё деваться, коли так ломает по абстяге? Скрючило всего, аж колотун бьёт, несмотря на жару. А проверенный дилер – Хмурый с Верхушки – запропал куда-то и который день носу не кажет. Уж как ни старался его Колян сыскать – нету, сгинул бесследно, хоть ты тресни. И плевать ему, что тут, может, люди подыхают без дозы.

Эх, Колян-Колянушка, Колянчик колотый, за что ж тебе такой компот кислый? И не жрал-то ничего который день, и за квартиру не плочено хрен знает сколько уже… Сколько именно, про то он и сам не помнил, да и вообще туго соображал в последнее время, какой сейчас месяц и число. То есть, если постараться – наверное, вспомнил бы. Но – какая разница? Зачем себе голову забивать ненужными подробностями?

Короче, хавчик, квартира да число – это туфта, не так уж и важно. А вот то, что доза ему теперь требовалась регулярно, хоть сдохни, вот это серьёзно. А где столько денег взять?

Мать, конечно, присылает какие-то крохи, хватает на чуть-чуть, а потом снова – край. Больше, говорит, никак не могу. Крутись уж там сам как-нибудь, вам же стипендию платят. Ага! Какая нахрен стипендия??? Колян уж и забыл давно, как тот институт назывался, в котором учился когда-то. Вообще, в последнее время он много чего не мог вспомнить. А вот крутиться самому и правда приходилось как-то…

Обычно по вечерам, ближе к ночи, когда окончательно его скрючивало да скукоживало нещадно, так что терпеть нету мочи никакой, выползал он «на промысел». Затихарившись в какой-нибудь арке возле магазина, поджидал мужичонку загулявшего или там дамочку. Налетал сзади, бил хуком в висок, хватал бумажник или сумочку, что там у них в руках имеется… И драть.

Попадалась чаще мелочь, рвань да дрянь всякая. Много не взял ни разу, но хоть пару тысчонок – и то хлеб!

От дому старался подальше поначалу, а потом забил и на это. Когда уж припрёт, тут никакой тебе осторожности, сил не хватит терпеть.

И ничего, прокатывало.

Только вот с недавних пор проверенный кент Хмурый – с которым давно сторговался Колян, и который никогда фуфла не втюхает и цену не заломит – вдруг потерялся совсем. Как не было его. А делать-то что-то надо? Коляну без «хлеба» никак, тоже ж его понять можно.

И сунулся он, дурак, к кавказцам. Хотя отговаривали знающие люди. Мутная, мол, тема. Себе ж хуже сделаешь. Те, кто с ними свяжется – долго не протянут. А в последний месяц вообще что-то странное там творилось… Короче, не советовали. И не зря, как видно. Так и получилось…

Нет, поначалу всё было чин-чинарём… Товар предложили любой – на выбор, цену назначили божескую. Деньги, правда, взяли вперёд, но Колян уж был на всё согласен к тому времени. И прислали ему фотку какой-то там «закладки», что недалече, в переулке за гаражами. Место тихое, никого рядом быть не должно…

И сунулся Колян, сунулся олух такой, попёрся на свою голову!

А там – только приподнял покрышку старую да заветную дозу узрел – как появились откуда не возьмись те хмыри в коже байкерской. Сзади двое и спереди. Рожи небритые, страшные, один вообще со шрамом через всё лицо. Другой с усами как у кота, ходит мягонько, медленно, крадучись… А глаза холодные, стальные, что твой Терминатор. Убивцы, короче.

И проняло Коляна до самого нутра, понял он, что встрял по полной, как ни разу ему ещё попадать не доводилось! Дёрнулся было, да только – куда ты денешься? Все ходы-выходы перегородили эти ироды, и видок у них такой, что сразу видно – не забалуешь. Башку открутят на раз. Колян ещё сначала подумал было, мол, милиция…или полиция…кто там сейчас у нас? Хрен разберешь… Хотя один черт… Но нет, эту мысль он прогнал от себя скоренько – видно, что не из таковских.

И приняли они Коляна под белы рученьки, да стали вопросы ему разные задавать. А тот всё трясся, как лист осиновый, и никак не мог уразуметь, что хотят-то с него…

Денег не требовали, сильно не били, вроде, не угрожали даже. Но всё равно скрутило его изнутри, будто верёвками, и холод прошиб аж до донышка. Потому как спрашивали его настойчиво, да вопросами такими, что сразу страшно становилось – про того, у кого товар берёт, про дружков-приятелей, кто тоже на теме сидит, да про всякое прочее…

По-хорошему о подобном говорить не следовало, себе же могилу выроешь. За стукачество такое порешат тебя быстро, хоть кавказцы, хоть дружки Хмурого. Сдохнешь жестоко и мрачно, в кошмарных мучениях. Это Колян понимал прекрасно, даром что соображалка туго варила в последнее время.

Только как им не сказать-то? Эти ведь тоже кишки наизнанку вывернут и не побрезгуют. Короче, расклад со всех сторон хреновый, как ни посмотри. И куда деваться бедному, когда ещё изнутри крутит, аж трубы горят и взвыть хочется?

Застучал Колян зубами, к стенке привалился, призывая карму сжалиться над ним, убогим. И действительно ведь помогло, принесло облегчение!

Подошёл к нему один из этих, кожаных-мотоциклетных. Вежливо так обратился, без сквернословия. Обрисовал расклад культурно. А потом и выход подсказал, как свет в конце тоннеля. Ты, грит, парень, не мучай себя. Расскажи нам все обстоятельно, а мы тебе и дозу оставим, да и ещё сверху дадим. Всё, мол, будет чин-чинарём. Только язык держи за зубами потом. Сам себе хуже не сделай.

Поманил, короче, Колянушку, как бабочку-мотылька на огонь. А тот и рад стараться. Уж если к нам так вежливо, с понятием, так и мы нешто отказываться будем? Хотя врал Колян, пофиг ему было на все культурные обхождения в тот момент, просто трубы горели, и за дозняк он бы маму родную продал. Когда припрёт-то эдак, какие уж там рассуждения…

Короче, выложил Колян всё, что знал, сдал с потрохами и друзей, и кавказцев этих, чтоб им пусто было, гори они все синим пламенем. И ведь действительно отпустили его, все честь по чести, не накололи. И рванул он так, что только пятки сверкали да поджилки тряслись, зажимая дозу в руке и пряча за пазуху.

И успел только услышать за спиной, как те ироды между собой переговаривались:

– А с размахом работает Аслан. Всего месяц, как крутим его, и гляди – сколько привалило! Это ж какие тогда у него объёмы, получается?

– Вот то-то и оно. Что меня и беспокоит. Ну, не верю я, чтобы он один всё это проворачивал, и никто – ни сном, ни духом… И менты спят, и конкуренты не шевелятся. Зуб даю, кто-то его наверху прикрывает. Кто-то очень высоко сидящий…

Только Коляну до тех разговоров уже дела не было. Мчал он со всех ног, аж кровь в висках стучала, и сердце ходуном заходилось. Но на душе отлегло, попустило… Потому как не судьба ему была сегодня кончиться, пронесло всё ж таки на этот раз.


* * *

Офис Евгения Викторовича располагался, как водится, на последнем этаже сияющего здания из стекла и бетона, откуда открывался великолепный вид на реку. В самом же кабинете царила сдержанность и функциональность. Здесь не было показного великолепия и аляповатой роскоши неожиданно дорвавшихся до власти скороспелых «выдвиженцев». Скорее, чувствовался неброский стиль, та самая продуманность и элегантность, что порой внушает уважение куда большее, чем напыщенность и чванливость.

Под стать был и сам хозяин кабинета – звёзд с неба не хватал, умел отделять лишние амбиции от сути дела, но «своё» держал в руках твёрдо. Пару лет назад он отказался от весьма лестного перевода в Москву, здраво рассудив, что в своём родном городе всё же проще и привычней, чем ловить рыбку в мутной столичной водичке и слыть там мелкой рыбёшкой на подхвате у крупных акул. Нет уж, лучше быть первым в галльской деревушке, чем последним в Риме. А Москва от нас никуда не уйдет, настанет ещё и наше время, только войдем мы туда уверенной поступью, своим среди равных, а не бедным родственником на торжестве влиятельных соседей!

– Евгений Викторович, вас ожидают в приёмной…, – секретарша Вика осторожно заглянула к шефу. Тот лишь усмехнулся, но быстро погасил ненужную улыбку. Секретарша у него была новенькая, свеженькая, только недавно взяли взамен прошлой многоопытной Катерины, так бездарно опростоволосившейся во время последней командировки.

Не успевшая ещё привыкнуть к здешним реалиям, эта новая пигалица носилась испуганной ланью, смешно цокая каблучками. Из кожи вон лезет, чтобы быть полезной и угодливой, старательно напуская на себя деловой вид, а в глазах нет-нет да и промелькнёт настороженность и страх. Мол, кто его знает, что взбредёт в голову её всесильному шефу? То ли премию выпишет, то ли уволит… То ли возьмёт с собой в заграничную командировку, то ли наорёт и вышвырнет вон… А ещё ведь с ним спать, наверное, придётся? Нет, если для дела нужно, то она была готова, но лучше бы всё-таки, чтобы как-нибудь обошлось… Девчонки-подружки пугали её рассказами про всякое такое, но – откуда им знать? Слухи – слухами, но никто из них с людьми такого уровня и не общался ни разу, только по телику и видели. Или они правы?

Эх, зачем только рвалась на эту должность? Само собой, карьера, перспективы, зарплата опять же – такая, что закачаешься… Когда её взяли на эту работу, она от счастья прыгала, а теперь вот сама не рада. Столько забот и хлопот, кругом подводные камни и скрытые течения… Один раз оступишься – и всё… Эх, лишь бы не накосячить! Не лопухнуться и не пропустить сигнал шефа, когда он начнёт намекать на…

«Господи, да кому ты нужна! – снова усмехнулся про себя Евгений Викторович, глядя на украдкой кусающую губы секретаршу. – Спать ещё с тобой… как будто больше не с кем или других забот нет. Хотя, может, и стоит трахнуть её как-нибудь в пятницу после работы, чтобы успокоилась уже, наконец, и не переживала…»

– Да, Виктория… Кто там у нас? – сказал он вслух твёрдым голосом, не допускающим фривольностей и настраивающим на деловой лад. Секретарша моментально «подтянулась», приняв строго-официальный вид.

– Аслан Султанович ждёт в приемной. А ещё тут приехала ваша жена, Светлана…, – чуть растерянно и сбивчиво закончила она, видимо, не зная, как реагировать на подобное. Ох, всему-то её ещё учить и учить…

– Зови Аслана. А ей скажи, что я освобожусь через 20 минут. Хочет – пусть подождёт. И ни с кем меня не соединяй до того времени!

Послушной мышкой та выскользнула за дверь. Евгений Викторович поморщился. Всё-таки общаться с женой через секретаршу и заставлять её ждать в приемной – совсем уж моветон. Но что поделать… Бизнес есть бизнес. В конце концов, чего она прискакала в разгар рабочего дня? Небось ещё с какими-нибудь глупостями, как всегда… Потрещать о погоде и рассказать о том, как она соскучилась, пока он целыми днями пропадает на службе. Могла бы хоть в обеденный перерыв…

Аслан тоже не вызывал у него приятных эмоций. Опять будет жаловаться на что-то, клянчить и просить помочь… А ты слушай внимательно, сочувственно кивая головой и выражая озабоченность лицом. Честно говоря, Евгению Викторовичу давно прискучили все эти местечковые князья с их мелочными заботами, но – ничего не попишешь. Раз интересы дела требуют…

Конечно, большинство таких шестёрок, возомнивших себя королями, можно было давно прищучить, хотя бы просто чтоб отстали. Но – нецелесообразно. Уберёшь одного, его место займёт сосед и возвысится. А зачем нам сильные союзы и амбициозные лидеры? Нет уж, разделяй и властвуй, как говаривали древние римляне. Тоже ведь не дураки были, недаром их империю кое-где до сих пор в пример приводят.

Вместо того, чтобы ввязываться в серьёзное противостояние с врагом – оставайся над схваткой, и пусть более мелкие группировки воюют между собой, тратят силы и ресурсы в своей бесконечной вражде. А ты соблюдай баланс, поддерживай отношения со всеми сразу и следи за тем, чтобы они не объединились. Да знай себе стриги купоны с каждого за свою поддержку! А если кто-то и дёрнется недисциплинированно, начнёт забирать себе слишком много власти, да наверх карабкаться стремительно – всегда можно объединиться с его врагом, уничтожить зарвавшегося нахала… а потом притушить и своего временного союзника, после того, как он ослабнет в этой нескончаемой борьбе, неся потери и издержки. Стратегия divide et impera в чистом виде, с тех пор никто ещё ничего лучше не придумал.

Но всё же – как же надоели все эти маленькие фюреры с их мышиной вознёй и мечтой о власти! Так и хочется иногда их всех…

– Вика, а вызвони-ка мне Леонида Мелентьева. Пусть зайдёт сразу после Аслана. Пора и нашим доблестным органам правопорядка немного поработать…

Отпустив кнопку селектора, Евгений Викторович самодовольно улыбнулся своему отражению в зеркале. Всё-таки светлая у него голова, это все признают!

Что ж, раз уж Аслан просит помощи – поможем. Не отказывать же старому знакомому! Что там у него? С байкерами опять проблемы или с конкурентами? Впрочем, не важно… Нам-то это без разницы.

А потом и его самого надо будет… Давно напрашивается, в конце концов.

Только – чур! Пока об этом рано…

– Входи, Аслан! Входи, дорогой! – радушно поднялся он навстречу гостю.


* * *

Леонид Мелентьев, известный в определённых кругах по прозвищу Мент (ещё с прежних времен прозвище осталось, так и приклеилось), звонку Евгения Викторовича ничуть не удивился. Или, во всяком случае, виду не подал. Вызывают – значит, надо. Значит, прибудем вскорости и выслушаем внимательно. В конце концов, Евгений Викторович по пустякам беспокоить не станет, это давно известно, не того полёта птица.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7