Анастасия Вечерина.

Рыцари дорог: в погоне за умирающей мечтой



скачать книгу бесплатно

В книге упоминается изрядное количество байкерских историй, шуток, баек, легенд и прочего материала, который давно уже вошёл в байкерский обиход и стал частью мото-фолклора. И ныне кочует по мото-тусовке, рассказываемый разными людьми и в разных интерпретациях.

Зачастую просто невозможно определить первоисточник и то, как звучала эта история в начале. Поэтому авторы заранее извиняются перед всеми, кого такой вольный пересказ может как-то задеть.

ПРОЛОГ

– Бози тха! – Аслан в сердцах двинул кулаком по рулю.

Жара стояла просто адская. Солнце палило нещадно, духота внутри салона изматывала. Узкие улочки города в этом районе были причиной постоянных заторов на дороге, а если ещё и случалась какая-нибудь авария, то километровые пробки тут же выстраивались нескончаемым потоком. Плестись по такой жаре со скоростью черепахи было сущим наказанием – эта консервная банка, которую Нурслан ему впарил на той неделе, моментально нагревалась, отчего внутри салона духота стояла, как в Ташкенте. Кондиционер потёк на следующий же день после покупки, а на третий просто сдох и лишь гонял горячий воздух по салону, ничего не охлаждая.

– Чёртов ишак! – снова выругался Аслан, вспоминая, как тот, заискивающе улыбаясь, нахваливал свою колымагу: «Вай, бери, дарагой, не пажалеешь! Не машина – карэта! Все дэвушки твой будут! Как увидят тебя на такой шикарный тачка – сами будут внутри запрыгивать и трусики мокнуть! Отбиваться будешь, мамой клянусь!»

Но пока взмок только Аслан. Струйки пота стекали за шиворот, рубашка прилипла к телу. Ежеминутно утираясь, он открыл окно, надеясь хоть чуть-чуть проветриться, но стало только хуже – загазованный воздух обдал его столбом пыли и копоти, оседая мутными пятнами на его белой рубашке, в которую он вырядился ради такого случая. Как же, к большому человеку едет, о делах договариваться, не шутки тебе… И угораздило же так попасть!

Сотни машин, застрявших так же, как и он, на этой проклятой улице – гудели, газовали, воняли и потели под палящим солнцем. Спасения не было никому.

– Кунэм ку лявэт! Да что ж сегодня за день такой! – Аслану уже начинало казаться, что это какое-то проклятие. Стоило только потоку машин чуть-чуть тронуться, как они мигом упёрлись в светофор, который, конечно же, тут же загорелся красным по закону всемирной подлости. Он уже готов был втопить педаль газа, наплевав на все светофоры в округе, но как назло, его шикарная тачка оказалась зажатой в плотном потоке между вонючим «тазиком» и ещё какой-то древней колымагой. Больше всего Аслана бесило, что стоять приходилось всем одинаково – и он, уважаемый человек, державший крупнейший рынок в городе и получающий чуть ли не со всей шпаны в округе, был сейчас ничуть не лучше какого-нибудь пенсионера-колхозника в этой ситуации. А куда ты денешься? Хоть на «бентли», хоть на «феррари» – в пробке вы все равны.

– Шайтан тебя забери!

Аслан сплюнул в окно и прислушался. В многоголосом хоре гудящей улицы появился какой-то новый звук.

Ровный, басовитый, похожий на порыкивание дикого зверя – негромкое ворчание уверенного в себе хозяина джунглей. Такому незачем повышать голос – все и так разбегаются, слишком хорошо зная, на что он способен.

Аслан выглянул в окно, крутя башкой во все стороны. Долго озираться не пришлось – через минуту источник звука сам предстал во всей красе перед вспотевшим джигитом. Блистающий хромом и кожей, отсвечивающий весёлыми солнечными зайчиками на стальных деталях, красавец-мотоцикл, ловко лавируя между рядами машин, пролетел до самого светофора и встал рядом, дожидаясь зелёного света.

Аслан приосанился. Это уже было что-то новенькое… и интересное!

Пожирая завидущим взглядом железного коня, он снова вытер пот со своей физиономии и посильнее высунулся в окно.

– Эй, уважаемый… я извиняюсь! …эээ… а как звать такого красавца? – набрался он наконец храбрости чтобы обратиться к байкеру.

Тот лениво поднял стекло шлема, продемонстрировав шрам на небритой физиономии, смерил любопытствующего неторопливым взглядом и коротко бросил:

– Булевар.

Аслан, которому это ни о чем не говорило, тем не менее расплылся в улыбке:

– Хароший скакун, да? А эта… скока жрёт, скока прёт?

– Тебе зачем? – пожал плечами байкер.

– Ну как… эта… Проста… интересуюсь вот, да? Может, думаю, мне тоже пересесть на такого… А то, знаешь, жара, пробки… Дорого стоит, наверное?

– Ты не потянешь! – насмешливо буркнул тот.

– Что??? Я??? – на мгновение даже оторопел от такой наглости Аслан. – Да ты… Ты хоть знаешь, кто я такой? Видишь, какой у мэнэ тачка, да? Знаешь, сколько у мэнэ дэнэг? Вай, слюшай, да я хоть дэсять…

– Чувак, это не вопрос денег! – внезапно посерьёзнел наездник железного коня и даже наклонился поближе к Аслану. – Понимаешь, чтобы ездить на мотоцикле, чтобы променять комфорт и безопасность на ежедневный риск и жесткий драйв – нужны стальные яйца. У тебя их нет, иначе ты бы уже был на мотоцикле.

Усмехнувшись, байкер крутанул ручку газа. Двигатель послушно взревел – так, что заложило уши. Зажёгся зелёный свет. Мотоцикл стремительно сорвался с места, обдав Аслана клубом пыли и выхлопных газов, отчего тот зашёлся в приступе удушливого кашля.

Когда он смог, наконец, разлепить глаза – сзади сигналили и кричали на него другие водители, раздраженные тем, что он не едет, пока зелёный. Аслан выругался в ответ, обливаясь потом, но его голос потонул в окружающем шуме.

Солнце медленно ползло по небу, поток машин медленно полз по узким улочкам, в салоне стояла все та же нещадная жара…

ГЛАВА 1. Май

На окраине города байкер немного притормозил. Дальше дорога шла по набережной, здесь уже не было светофоров и пешеходных переходов, можно было бы и прибавить, но ему не хотелось торопиться. Наоборот, он хотел насладиться моментом, растянуть подольше всё это – ветер за спиной и брызги придорожных луж, солнечные зайчики на хромированных деталях мотоцикла и басовитое рычание мотора, знакомые перекрестки и старые воспоминания, невольно всплывающие в памяти… Так обычно ведет себя человек, который давно не был в родном городе.

Железный друг послушно сбросил обороты, тон работы двигателя изменился – вместо зычного рёва яростного хищника теперь раздавалось лишь низкое урчание довольного сытого зверя. Байкер усмехнулся – казалось, его стальной конь тоже радовался возвращению домой.

Всё здесь было знакомо, всё дышало воспоминаниями. Если повернуть вон на ту улочку, то можно доехать до бывшего Дворца Пионеров (ныне Дворец Детского Творчества), где когда-то его, ещё юным несмышленышем, учили музыкальной грамотности. Другая улочка вела в большой заросший парк, где когда-то жарким летним днём он выкурил свою первую в жизни сигарету, давясь дымом и испуганно озираясь по сторонам. А если вон туда…

Свернув с набережной в какую-то богом забытую улочку, он остановился в очередном только ему известном дворе и заглушил мотор. Стянул с головы шлем, явив миру заросшую щетину и шрам через всю физиономию, огляделся по сторонам. Увидев то, что искал, усмехнулся с довольным видом человека, который хочет сказать: «Есть вещи, которые не меняются!»

В дальнем углу двора стоял здоровенный макси-скутер. Уютно развалившись на нём, будто в гамаке, дремал толстый усатый мужик в косухе и надвинутой на глаза бейсболке, словно греющийся на солнце кот. Глядя на эту картину, все сразу понимали, как этот персонаж заработал своё прозвище.

– Просыпайся, Котяра! Труба зовёт! – приехавший легонько пихнул его в бок. Тот ленивым движением приподнял бейсболку и, щурясь, приоткрыл один глаз.

– Ааа, Найджел… Вернулся-таки?

– Как видишь. Только что прибыл. Что у вас тут нового?

– Да ты знаешь… Всё новое. Всё бесит! – лениво потянулся толстяк, устраиваясь поудобнее, опустил бейсболку и снова закрыл глаза.

– И это всё, что ты можешь сказать старому другу, которого полгода не видел? – усмехнулся тот, кого назвали Найджелом. – Вставай, лежебока!

– Чего ты пристал? Я не выспался! – донеслось недовольное бурчание из-под бейсболки.

– Да ты вечно не выспавшийся, старый лентяй!

– Нет, в этот раз и правда… Представляешь – задрали спамеры! Раньше они хотя бы тупо писали письма на почту, а сейчас уже прям звонят и начинают нудеть в трубку. Аж спозаранку! Я с ужасом думаю, что будет дальше? Приходить начнут? Прямо домой?

– К тебе уже пришли?

– Да нееет… позвонили! – устало проворчал Кот, приподнимая бейсболку с видом недовольно-разбуженного человека. – Представляешь? Нынче ночью – лег спать часа в 3. Светало уже. Надеялся проспать до обеда. Но где там! Часов в 8 меня будит эдакий вкрадчивый мужской голос с незнакомого номера: «Здравствуйте! Как у вас дела?»


«Ну, ты знаешь… всё по-старому», – задумчиво чешу репу я, судорожно соображая, кто же это там настолько бесстрашный, чтобы звонить мне в такое время. «Могу я занять пару минут вашего времени, чтобы рассказать вам о продуктах нашего банка?» – интересуется голос в трубке. «Мы общаемся меньше одной, а я тебя уже ненавижу. Представляешь, что будет через две?» – говорю я ему. – «Если намерен продолжать, то сообщи сначала, где там находится тот банк, в котором я смогу тебя найти?»

– Ну, а он что? – улыбнулся Найджел.

– Бросил трубку.

– Ожидаемо. Ты на открытие сезона едешь?

– Да чего там делать? Каждый год одно и то же…

– То-то и оно. Традиция! Повидать старых друзей, присмотреться к новичкам, собраться всем вместе, пересчитаться, осмотреться, по городу прокатиться… Святое дело, сам понимаешь!

– Ну да… ты вон тоже каждый год в конце мото-сезона уезжаешь неизвестно куда, а в начале следующего появляешься… весь заросший и небритый! Тоже уже традиция, можно сказать.

– Так уж повелось…, – пожал плечами Найджел. – Ещё с давних пор, когда я был подростком, любили мы тогда путешествовать…

– Помню-помню! – махнул рукой Кот. – У тебя тогда ещё был древний «Урал» эдакого паскудного цвета…

– Зелёного. Темно-зелёного, словно бутылочное стекло. Не такой уж паскудный, кстати… Ну так что – едем?

– Блин, это ж вставать придется…

– Ага. И заводиться. Ты ездить-то ещё не разучился? А то, может, только лежать на мотоцикле и умеешь, а заводить уж забыл как?

– Сейчас посмотрим, кто что умеет! – обиженно фыркнул Кот. – Ну что, к Боцману?

– Для начала – да!

Два мотора взревели синхронно, словно басы в хорошо слаженном оркестре, и через лабиринт запутанных улиц друзья рванули хорошо знакомой дорогой. И снова было солнце над головой, и свист ветра за плечами, и разлетающиеся из-под колес брызги придорожных луж. Тесные закоулки дворов снова сменила широкая набережная, выходившая на бульвар, а дальше – вновь окраины и перекрёстки заброшенных улиц.

Где-то здесь, среди серых коробок и неприметных гаражей, располагалась неказистая на вид, но лучшая в городе (как утверждали знающие люди) мото-мастерская того, кого в известных кругах принято было называть Боцманом.

В прошлом действительно служивший на флоте, а ныне осевший на берегу, любитель копаться в моторах и синхронизировать карбы, разбирать и собирать всё, что движется, а также гонять по ночному городу на каком-нибудь очередном кастомном звере собственной сборки – Боцман был одновременно кумиром и грозой всех окрестных подростков. Каким-то только одному ему известным способом он собирал по близлежащим дворам и помойкам самую отъявленную шпану – мальчишек-беспризорников, не успевших ещё стать юными гопниками – после чего, «изрядно накрутив им хвост, чтобы дурь из башки повыбилась», Боцман брал их к себе в мастерскую на должность «подай-принеси», ну и просто «чтобы к делу приучались, а не шлялись, где попало». Очарованные байкерской романтикой и побаивающиеся сурового нрава своего наставника, пацаны потом не вылезали из гаража, увлечённо копаясь в железках и упоённо мечтая о том, что и им когда-нибудь посчастливится заиметь себе такой мотоцикл и промчаться по улицам ночного города.

Вот и сейчас остановившиеся неподалеку от мастерской Кот и Найджел наблюдали привычную картину – Боцман устраивал вдумчивый разнос очередному подростку, который, видимо, что-то накосячил по мелочи.

– Что значит «я не виноват»??? – слышался его мощный бас. – Если ты мне обещаешь, что всё будет в порядке, а оно не в порядке – так ты лучше не обещай! Мужчина проверяется тем, сколько стоит его слово. А ты что? Совсем забыл бояться? Борзость отрастил и совестью не пользуешься? Ну и с кого мне теперь спрашивать? Ась? Как ты считаешь?

«Да, есть вещи, которые не меняются!» – друзья обменялись понимающими взглядами.

– Ладно, грозный Черномор, кончай дрючить молодежь. Отвлекись на минутку ради старых приятелей! – усмехнулись приехавшие, подходя к дверям мастерской.

– Чтоб мне потонуть в тихой бухте! Найджел! Ты где пропадал, вобла солёная??? Сто лет тебя не видел… Глянь, до чего заросший-то! С того года не брился, что ли? Ну и рожа… Как ты докатился до жизни такой?

– Да знаешь…я люблю кататься! – усмехнулся тот, обнимая старого друга.

– И Кота с собой притащил! Как ты умудрился его разбудить? – продолжал восторженно реветь здоровяк в тельняшке. – Этот хмырь, небось, дрых с утра и вставать не хотел???

– Я, кстати, ещё так и не выспался до сих пор, – пробурчал толстяк, поудобнее устраиваясь на кушетке в углу мастерской. – А что тут у тебя за шум? Что там натворил этот охломон?

– Я не охломон…, – попробовал было подать голос провинившийся мальчишка, глазеющий во все глаза на приехавших байкеров.

– А ну шурш мне тут! – снова взревел Боцман. – Накосячившим слова не давали! Так что сиди пока и не чирикай, пока твоя судьба решается старшими товарищами и… и… как там дальше, Найджел?

– И твой моральный облик обсуждается вышестоящими инстанциями на заседании…, – в тон ему продолжил тот.

– На залежании! – хохотнул с кушетки Кот.

– На залежании сокращённой комиссии по рассмотрению досадных промахов среди подрастающего поколения имени Антона Семёныча Макаренко… Ты, кстати, знаешь, кто такой Макаренко, юное поколение?

– Нет, – виновато шмыгнул носом подросток.

– Я так и думал. Что ж, товарищи, мы видим перед собой бренное тело, поражённое духом темноты и необразованности, каковые ведут к досадным промахам, недоразумениям и иным инцидентам, вызывающим раздражение и даже гнев у моего старого друга Боцмана. «Доколе так будет продолжаться?» – можем мы задать вопрос. И мы его зададим!

– Ну, понеслось…, – зевнул Кот. – Разбудите меня, когда закончите…

– Да, товарисчи, мы прямо и смело, со свойственной нам прямотой, спросим – а не стыдно ли нашему подрастающему поколению демонстрировать столь явное неуважение к законам и традициям сего гаража, зная, что за подобное несознательное поведение вас, юноша, уже давно разобрали бы на партсобрании личности менее добрые, чем мы? Не надо отвечать, юноша, это риторический вопрос. Однако, в таком священном для всех байкеров месте, как мото-мастерская нашего друга Боцмана, дух безверия и нигилизма, поразивший юные умы… Вы, кстати, верите в бога, юноша? Это был не риторический вопрос. Отвечай!

– Только в бога дорог и моторов!

– Истинно верующая душа! Боцман, дай ему поцеловать разводной ключ!

– Ладно, прощён! – хохотнул Боцман. – А ну шурш в гараж! И смотри там у меня… Эх, братцы, сколько же я вас не видел? Может, ради такого случая…?

– Позже. Ехать пора ужо. Ты бы собирался побыстрее…

– А, ну да, ну да… Открытие сезона же сёдни. Традиция, как-никак!

С улицы раздался рёв новых моторов, и у ворот мастерской затормозили два спорт-байка. Одинаковые, словно зеркальное отражение друг друга, они венчались двумя такими же одинаковыми седоками – в одинаковых куртках, с одинаковыми шлемами, мото-ботами и даже перчатками. Окончательно добило вылезших поглазеть мальчишек то, что сняв шлемы, эти двое всё равно остались одинаковыми, как две капли воды.

– Три шторма и один абордаж! У меня в глазах двоится, или прибыли близнецы Саша и Паша? – приветливо хохотнул Боцман. – Вот только разобрать бы ещё, кто из них – кто?

Приехавшие переглянулись и принялись тихонько переговариваться между собой, как бы не замечая окружающих.

– Сдаётся мне, это звучит недружелюбно….

– Я бы даже сказал – неуважительно!

– А мы ведь не любим, когда к нам так относятся?

– Однозначно.

– Но сегодня такой день…

– Традиция…

– Простим? Ради открытия сезона?

– Но только на этот раз.

Закончив этот странный разговор, они подошли поближе и засыпали хозяина мастерской двойными вопросами:

– Рад видеть, Боцман.

– Как сам?

– Да ничего, вроде… Вашими молитвами, как говорится! – усмехнулся Боцман

– Мы слышали новость.

– Говорят, нас посетил сам Найджел?

– Ага, был такой слух, – в тон им продолжил Боцман. – Снизошёл-таки… Вернулся в родные пенаты и прямиком в мой гараж.

– Тогда где он?

– Мы хотим его видеть. Ведь не может же быть, что вот та небритая рожа…

– Может-может! – хохотнул Боцман.

– О нет! Ты видишь то же, что и я?

– Однозначно!

– Допускаешь мысль, что это может быть он?

– Не исключено!

Эти двое, казалось, общались только между собой, не обращая внимания на окружающих, причём, понимая друг друга с полуслова.

– Да хорош уже вам прикалываться! Идите сюда, черти синхронные! – первым не выдержал Найджел. Последовала новая порция дружеских объятий, после чего Боцман скрылся в недрах своей бездонной мастерской, дабы разогнать по углам повылазивших на шум мальчишек-подростков, которые радостно сбежались поглазеть на прибывших байкеров.

– А чего они всё время обнимаются? – недоумённо спросил один из самых маленьких.

– Эх ты, салага! – презрительно скривился тот, что постарше. – Байкеры всегда рады друг другу, потому что, кто знает, встретятся ли они завтра, и кто из них доживет до следующего раза. Вот и обнимаются, как будто сто лет не виделись…

– А прощаются?

– А прощаются, как будто навсегда…

Очередной строгий окрик Боцмана разогнал любопытствующую детвору по углам мастерской.

– О, Найджел, ты и Кота притащил? – наконец разглядел валяющегося на лежанке один из близнецов.

– Как тебе это удалось? – подал голос второй.

– Ну, пришлось попотеть… Но я справился! – улыбнулся Найджел.

– Может, обмотаем его скотчем?

– Приклеим к дивану, пока спит?

– Я не сплю! И только попробуйте, охломоны! – раздалось с дивана.

– О нет! Ты разбудил древнее зло!

– Смотри, оно даже встает!

– Будем спасаться бегством?

– Не исключено. Но позже… пока он ещё до сюда доковыляет!

Мальчишки-подростки прыснули от смеха из своих углов.

– Вам бы только ржать! – подал голос доковылявший наконец Кот. – Таких, как вы, вообще на открытие пускать нельзя. Испортите всё мероприятие только…

– Что ты…Мы ещё тихие.

– Дааа, а вот наш дедушка….

– Этот хмырь ржал даже на похоронах.

– Сорвал всю торжественность момента.

– Его из-за этого так и не дохоронили…

Очередной взрыв хохота сотряс мастерскую.

– Да хорош, охломоны! Пора ведь уже ехать. Традиция всё ж таки… Такой день… Сами понимаете… А куда подевался Боцман?

– Он сегодня замаскирован под зебру и не хочет пугать местное население.

– Чего?

– Тельняшку пошел переодеть, говорю. Сейчас нацепит косуху и двинем.

Рёв нового «железного зверя» снаружи прервал разговор, и все дружно уставились на остановившегося перед входом залихватского персонажа на новеньком спорт-байке, расписанном аэрографией в виде языков пламени и полуобнажённых девушек.

– А вот и Грязный Стёбщик пожаловал! – устало вздохнул один из близнецов.

– Куда же без него, – синхронно вздохнул второй.

– Эх! А ведь день был почти хорошим…, – поморщился Кот.

– Здорово, братва! – радостно заорал только что прибывший. – Я тут новый охренительный способ знакомства с девушкой придумал! Хотите – расскажу?

– Знаешь, Стас… а ведь я по тебе даже скучал! – задумчиво сказал Найджел. – Вот до этого момента…

– Чего так? Не хотите, что ли? Ну как хотите…, – скривился Грязный Стёбщик.

– Стас, а ты хотя бы изредка можешь говорить о чём-нибудь кроме секса? – поинтересовался подошедший Боцман.

– О чём, например?

– Ну, не знаю… о погоде?

– Да ничего себе погодка. Солнышко светит, птички поют, весна пришла, стали распускаться… руки! Короче, отличная погодка, чтобы потрахаться! Разве нет?

Все переглянулись, пожав плечами, а кто-то даже устало махнул рукой, как бы говоря: «Ну что с него возьмёшь?»

– Ладно, рассказывай свой способ…

– Ага, интересно всё-таки стало? Ну то-то же…

– Нет, просто ты всё равно не уймёшься, пока не расскажешь. Так что там у тебя?

– В общем, представьте – находишь ты клёвую тёлку где-нибудь в интернете, например, Вконтакте. Выбираешь у неё фотку классную, немного изменяешь и печатаешь на футболке.

– Зачем?

– Слушайте, не перебивайте! А то ничего не поймете, там интрига сложная! В общем, делаешь футболку с этой девахой. Фотографируешь её…

– Деваху?

– Футболку! Да слушайте же вы! Потом берёшь фотку своего отца в молодости и фотошопишь на него эту фотку футболки. Типа она на него надета. Должна получится фотка – типа твой отец в футболке с этим принтом. Ну, с девкой…

– Как всё сложно-то…

– Потом надеваешь футболку. Идёшь к месту учебы (ну или работы) той девушки. Ждешь, когда она пройдет мимо и заметит тебя в футболке с её личиком.

– А место её учебы – ты тоже из Вконтакта узнал?

– Ну да… В общем, она, типа, случайно увидела тебя в такой футболке. И спрашивает – что, мол, за хрень и откуда футболка? Ты дико удивляешься. Говоришь, что эта футболка досталась тебе от погибшего отца, который был путешественником. И пропал 15 лет назад. Где-нибудь в Таиланде\Камбоджи\Малайзии (ну или куда ты там хочешь поехать). А футболка – это последняя посылка от него из Камбоджи. И показываешь фото отца в той футболке.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7