Анастасия Васек.

Посланники



скачать книгу бесплатно

Анастасия Васек «Посланники»

В оформлении обложки использована фотография с https://pixabay.com/ по лицензии CC0.


Предчувствием бури окутан был сад.

Сильней заструился цветов аромат.

Узлистые сучья как змеи сплелись.

Змеистые молнии в тучах зажглись.


Как хохот стократный, громовый раскат

Смутил, оглушил зачарованный сад.

Свернулись, закрылись цветов лепестки.

На тонких осинах забились листки.


Запрыгал мелькающий бешеный град

Врасплох был захвачен испуганный сад

С грозою обняться и слиться хотел

Погиб – и упиться грозой не успел.


К.Бальмонт «Гибель»

Пролог


– Мам, пожалуйста, не ходи с ними! Папа сам проводит того человека! – горячо шептала моя младшая сестра, держась за мамину юбку.

Я с умилением взглянула на нее:

– Кристина, ты же умница, вполне взрослый ребенок! А все еще держишься за маму! Оставит она тебя на пять минут, ну и что? Она же никуда не денется, – я решила применить секретный прием: сестра очень смышленая девочка и любит быть самостоятельной. Осталось только надавить на ее слабое место, и она уже поддалась.

Кристина отпустила маму и отвернулась к стене. Гордость самой младшей из Логренов сделала свое дело.

Мы вышли из комнаты, чтобы проводить гостя. И уже стоя на пороге, мама вспомнила о том, о чем стоило забыть, по крайней мере, до конца света.

– Простите, я совсем забыла! Вы не хотите взглянуть на Тот свиток?

Я удивленно на нее посмотрела: это же семейная реликвия! Зачем она про это вспомнила?

И все же я промолчала. Не положено семнадцатилетней девушке высказывать свое мнение о решении матери.

Мы зашли обратно в дом. Я взглянула на того скользкого типа, который пришел именно за этим. Его звали Антон Манарский. Его темные глаза одарили меня липким, холодным взглядом и губы искривились в ядовитой ухмылке.

Мама привела нас в зал, где мы храним ценности.

– Вот он, – она достала старинный пергамент и протянула его Манарскому. – хотите взглянуть поближе?

– Да, с удовольствием… – Антон взял в руки свиток и буквально через минуту положил его к себе за пазуху – …с удовольствием заберу его себе!

Мама придвинулась к нему и сделала неудачную попытку ударить гостя, но вместо этого нарвалась грудью на кинжал.

– МАМА-А-А?

Я обернулась и увидела в дверях зала свою младшую сестру.

– Кристина, неси свою книгу! – видя, что сестра не шевельнулась, я на нее закричала. – Быстро!!! Может, мы еще сможем ее спасти!

– Не торопись, детка, не внушай сестре ложную надежду, – послышался ядовитый голос у меня за спиной. Тут же он повернулся к спокойно наблюдавшему за ситуацией моему отцу. – Правильно я говорю, Бен?

– Отец? Что происходит?! – я сама схватила с полки рапиру и шагнула к убийце. Я долго обучалась фехтованию и теперь не боялась сражаться со взрослым мужчиной. – А вы, – я закричала на Антона. – Что вы стоите? Сражайтесь!

– Глупая девчонка, думаешь испугать меня своей иголкой? Не получится!

Все тем же кинжалом он с легкостью атаковал меня.

Антон искусный боец, и бой давался мне не просто.

Послышался гулкий стук удара двери о стену. Со слезами на глазах в комнату вбежала Кристина и бросилась ко мне:

– Нет! Кристи! Не надо! – переживания сестренки стоили мне жизни. Как только я отвлеклась, Манарский проткнул меня своим кинжалом прямо на глазах у сестры.

Я упала и тут же Кристи бросилась ко мне с книгой. А отец, не отдав должного внимания произошедшему, спокойно переговариваясь с Антоном, покинули усадьбу.

– СМОТРИ, КРИСТИНА! СМОТРИ!

Из пола повсюду стали появляться зеленые призрачные руки и, будто обнимая, забрали нашу мать в Загробный мир. Я тоже чувствовала, что скоро Они появятся за мной. Но ведь Смерть обычно безмолвна. Странно.

– НЕ-Е-ЕТ! Мама!

– Кристина, – отрывисто прошептала я. – Брось это! Спасайся сама.

Пока Кристина рыдала и судорожно листала свою книгу, меня покидали силы.

Что ж это все становилось интересным.

Острая боль пронзила меня снова. Становилось холодно, и шевелиться было невозможно. Я закашлялась. Изо рта потекла струйка крови. Теперь платье было испорчено окончательно.

– А? Сестра! Сестра! – но голос сестренки становился едва различим.

– КРИСТИНА! СМОТРИ И БОЙСЯ! – руки тащили меня вниз, туда, куда недавно забрали мою мать.

Но сестра не хотела сдаваться и попыталась вернуть меня. Потянула за руку, и ей почти удалось меня вытащить, но я отпустила маленькую руку сестренки и добровольно окунулась в бесконечность.

Глава 1. Мир, в котором нет солнца


Не верь тому, кто говорит тебе,

Что смерть есть смерть: она-начало жизни,

Того существованья неземного,

Перед которым наша жизнь темна,

Как миг тоски-пред радостью беспечной,

Как черный грех-пред детской чистотой.

Нам не дано понять всю прелесть смерти,

Мы можем лишь предчувствовать ее…

К.Бальмот «Смерть»


Я очнулась в каком-то подозрительно странном месте. Кругом было темно и холодно. Дул промозглый ветер, а на небе с огромной скоростью плыли темно-фиолетовые облака. Я осмотрелась: кругом пустырь. Только несколько мощных деревьев стояло неподалеку.

– Новенькая? – передо мной возник высокий широкоплечий мужчина с довольно грубыми чертами лица и близко посажеными глазами. Но, несмотря на свою нелепую внешность, он внушал сильное уважение к себе. Мужчина был одет в черную судейскую мантию. Не хватало только накрахмаленного парика, но здесь я ошиблась, парик мужчина держал в правой руке. Другая рука была занята длинным свитком, в который он изредка посматривал – Назови свое имя и причину смерти.

– Элеонора Логрен…

– Можешь не продолжать! Вчера здесь появилась твоя мать. Глупая смерть, хотя большинство и умирают по глупости. А ты умерла в бою. Хотя твое время еще не пришло. Я ожидал увидеть здесь твою сестру. Кажется, ее имя Кристина?

Я кивнула:

– Да, но почему? И неужели это и есть Загробный мир?

– Нет, ты только на распределении и в принципе у прибывших есть возможность служить Совету и стать Посланником Тени или отправиться дальше. Хотя лично у тебя выбора уже нет, – судья нахмурил свои косматые брови. – Пойдем, я провожу тебя до места проведения испытания.

Я удивленно вскинула на него голову. И в мыслях был только один вопрос: «Испытание?»


* * *

– Мама!

Услышав мой голос, мама обернулась и подбежала ко мне:

– Эл, как? Ты тоже здесь? это невозможно!

Но взглянув на мое лицо, мама остановилась в изумлении: ее старшая, подающая надежды дочь мертва. В этот момент мне стало ее очень жаль, но я же не виновата в том, что Кристина осталась сиротой.

– Я рада была увидеться, но мне уже пора, – я грустно кивнула на судью. – Меня ждут. Я должна идти.

– С Судьей Кренклоуди? Но зачем? Ты же не хочешь сказать, что тебя хотят избрать в Посланники? Скажите, что это не так! Кренклоуди, я не… – и только взглянув на строгое лицо Судьи, она поняла, что самые худшие ее опасения верны.


* * *

Уже через несколько минут мы стояли около огромной пещеры.

– Ну вот! – судья сунул мне в руки кинжал и толкнул в пещеру. – Желаю удачи!

– А что мне с этим делать…? – но вход закрылся сам и судья уже не мог меня слышать. Я обреченно вздохнула и зашагала внутрь.

Рядом послышалось сопение. Я обернулась, и ненависть охватила меня. Мне не удалось отомстить за маму, и спускать Манарскому все это с рук я не собиралась. Да, именно он стоял позади меня сейчас, и я намерена была отомстить. Мне не могло даже в голову прийти, что Антон здесь забыл, теперь мне это было неважно, и я поняла, зачем мне нужен кинжал. Не задумываясь, я атаковала Манарского прямо в сердце. Но вопреки моим ожиданиям, он не упал, истекая кровью к моим ногам, Антон просто испарился в воздухе.

Я была вне себя. Я пылала лютой ненавистью к этому животному вору!

Однако именно его испарение привело меня в чувство. Мне вдруг пришло в голову, что это была всего лишь его имитация.

Удивительно, но после смерти я стала лучше мыслить, будто пришло некое озарение. Возможно, я действую слишком поспешно, а в жизни категорически нельзя совершать необдуманных поступков, тем более находясь во власти эмоций. Человек сам кует себя и свою судьбу, а излишняя поспешность и отсутствие самоконтроля могут лишить тебя всего самого дорогого, как лишила меня жизни.

Некоторое время после произошедшего, я пыталась прийти в себя.

Глубоко вздохнув, я огляделась: вокруг меня был абсолютный мрак. В чем заключается мое испытание я так и не могла понять. Но сейчас меня очень интересовало, как там, наверху, Кристина? Или не наверху? Где вообще, интересно, расположен Живой мир? «Надо будет узнать у Судьи Кренклоуди» – заключила я и пошла вперед. Мои шаги гулким эхом разносились по темному лабиринту. Над головой проносились летучие мыши. Одна в меня врезалась, и я почувствовала у себя на лбу что-то прохладное и липкое, однако, немного после оказалось, что та, просто была без головы.

Я уже с большей осторожностью продолжала идти в темноту, не зная, чего можно ожидать от этого места. Наконец, я зашла в тупик. Медленно я начала ощупывать стену пещеры, опасаясь обернуться, но с возрастающей настойчивостью появлялось ощущение чьего-то присутствия. Было похоже, что сзади меня кто-то стоял. Я услышала странный звук и, не зная к чему мне готовиться, повернулась – передо мной стояло странное существо, смутно напоминающее мифическую ящерицу – дракона. Он сидел, выкатив на меня свои зеркальные глаза и обдавал ужасным смрадом серной кислоты так, что перехватывало дыхание.

– Кто ты? – просвистел дракон, и я вжалась в стену. – Новый Посланник? А ты знаешь, что если не пройдешь лабиринт, то не только не найдешь смертный покой и не станешь Посланником, но и будешь стерта с лица миров? – я в ужасе кивнула и он продолжил: – А ты знаешь, что если не отгадаешь загадку – не пройдешь дальше? – нет я не знала и, стараясь унять дрожь осторожно мотнула головой. – Не знала? Так делай выбор: сдаться или продолжить путь вперед?

– Вперед, – заикаясь, говорила я, стараясь не глядеть дракону в глаза.

В моей памяти стали всплывать обрывки из старых книг по мифологии. Драконы, как и сфинксы, часто охраняли входы и выходы, и так же отличались от остальных мифических животных любовью загадывать загадки.

Дракон выдохнул предупреждающую тонкую струю пламени, к счастью не задевшую меня:

– Чем больше этого, тем меньше мы это видим.

Я не знала, что мне ответить, в голове мысль за мыслью проносились неведомые мне ранее образы. Это могло быть все, что угодно, а с загадками у меня всегда было плохо, потому что я постоянно искала во всем подвох.

«Наверное, это что-то простое. То, что нам почти не видно… может быть, это стекло? Но ведь от его количества не зависит, хуже или лучше мы его видим. Плохо видно в сумерках, и по мере сгущения сумерек, появляется сплошная темнота и постепенно мы хуже видим. Как сложно… – мысли плыли все стремительнее и от их многообразия я все больше путалась. -Вероятно, мне просто стоит рискнуть» – решила я и выкрикнула, крепко зажмурив глаза:

– Сумерки

– Верный ответ, – прорычал ящер. – И я чувствую твою мощь, после долгих лет томлений, наконец, я ощущаю такую силу, ты достойный Посланник! Теперь дозволь дать тебе наставление: Идя в Посланники, ты берешь на себя огромную ответственность и вряд ли когда-нибудь ты обретешь свободу. Ты стоишь на пути, выход у которого один… – у дракона заплыл один глаз, и он продолжил быстрым и хриплым голосом: – Ты должна бороться! Не позволяй им взять контроль над твоей судьбой! Только ты в праве выбирать свой путь! Иначе ты лишишься души…

Последние слова он говорил как в агонии, а после ударил хвостом о стены довольно узкого прохода, через который я пришла, так что он осыпался и был перекрыт.

– О нет, – прошептала я и в ярости крикнула на дракона. – Ты его разрушил!

– Никогда не оглядывайся назад – всегда иди только вперед, если ты не видишь в конце пути просвета, это еще не значит, что его там нет…

С последними словами он исчез, оставив на своем месте яйцо. Такое крупное и светло-зеленое оно напоминало большой ровный кусок позеленевшего кварца.

Не в силах более выносить его ровного и спокойного, как жизнь сияния я перешагнула через него и погрузилась во власть темноты.

Глава 2. Кира


Часто нам дано видеть лишь маски,

потому как истина – девушка хитрая,

она любит играть с тобой и

прятаться в самых неожиданных местах,

показывая свою наготу

лишь самым внимательным.


– Элеонора! Немедленно зайди в мой кабинет! – раздался из мегафона голос Судьи Кренклоуди, я обреченно вздохнула и обулась.

После своего испытания я долгое время проводила в зале Конторы Посланников в ожидании своего приговора.

Время здесь текло по-своему. Одна минута и один час могли длиться одинаково долго, и дело здесь вовсе не в моем восприятии. Тень – это место вне времени и четких правил законов живого мира. Одна неделя могла равняться одному году или двум минутам. Создавалось ощущение, что время забавлялось со всеми умершими и устанавливало свои правила, словно капризная барышня.

По моим меркам, я сидела в зале уже около двух дней и совершенно не могла понять, почему Совет так и не мог принять решение касательно меня.

Услышав призывной голос Судьи из рупора, я двинулась по коридору в кабинет Кренклоуди.

Подойдя к темной металлической двери, я повернула алмазную ручку и оказалась в мире роскоши, в котором купает, себя Судья. Говорят, при жизни, он был смутьяном и скользким типом, вроде Манарского. Но я думаю, что это заблуждение, хотя смерть может глубоко исправить человека. Например, она начинает сильно исправлять меня.

Я начала мыслить и мыслить гораздо обширнее и глубже, чем при жизни.

– Ну, наконец-то! – проворчал Кренклоуди, когда я вошла. – Долго тебя еще ждать? Между прочим, мы решаем вопрос, куда тебя пристроить.

– Что значит куда?! – я пораженно уставилась на Судью: мне казалось, на испытание меня отправили лишь для того, чтобы определить меня в посланники, а теперь внезапно нарисовалась абсолютная неопределенность. – Судья Кренклоуди, это что, значит, вы отправили меня в это ужасное место, рискуя моей душой, к этому ужасному существу, только для того чтобы в один прекрасный миг вы мне сказали, что я никому здесь не нужна?!

Судья пригладил свой парик и жестом приказал мне помолчать:

– Вовсе нет. Нам нужен Посланник, но пойми, не все, даже те, кто прошли Лабиринт даже те, кто прошел подготовку, и половина из их не стала Посланниками.

– Звучит глупо и подло – сдавленным голосом прошептала я и выбежала из кабинета, так и не дождавшись того, что хотел сказать мне судья.


* * *


Мама долго меня успокаивала, говорила, что это он так не напрасно, но моя обида не знала конца. Помню, какой-то гость, приезжавший к нам, говорил мне о терпении:


Терпение замечательное качество, но жизнь слишком коротка, для того чтобы долго терпеть11
  Абу-ль-Фарадж Сирия 1226-1286 г.


[Закрыть]
.


Да, как же он был прав, правда моя жизнь была еще короче, чем предполагалось.

А вчера я слышала, как мама плакала ночью. Что в жизни, что в смерти она не знала покоя. Страдания находят ее везде, на каждом шагу.


Ночевала я в небольшой комнате вместе с мамой, так как никакого приказа на мой счет не поступало, и я оставалась неприкаянной.

Но, к моей удачи, сегодня вечером я снова была вызвана к Судье. Когда я пришла, в кабинете помимо него была еще какая-то женщина похожая на заключенную и мужчина, который, судя по внешности, был графом или бароном.

– Здравствуй, Элеонора, в прошлый раз я не договорил, мы хотели отчислить тебя, так как подтвердилось, что время твоей смерти не настало, и вместо тебя должна была прибыть твоя сестра Кристина. Но у живых прошло слишком много времени, и мы не можем вернуть тебя назад, а так как ты достойна стать Посланницей, мы назначаем тебя на эту должность, но, – тут судья внимательно окинул меня взглядом, подобным тому, как тогда, когда девушку привели на смотрины. – Но…

– Простите что прерываю, Судья, но прошу вас побыстрее рассказать ей суть, так как подходит время, чтобы идти…

– Хорошо, госпожа Мишель, – Кренклоуди бросил на меня быстрый взгляд и глубоко вздохнув, продолжил. – Но одна ты работать не будешь. Тебя отправят на задание, такое,

которое покажет твои способности, и уже тогда мы


определим тебе напарника или напарницу. Господин Вальмонт ознакомит тебя с сутью задания.

– Пойдем со мной, Элеонора Логрен, – Вальмонт шагнул к выходу и властным движением мертвенно бледной руки велел мне идти за ним.


* * *


– Здесь будет ваша комната, – Вальмонт привел меня в какой-то старый дом. – Здесь живут некоторые Посланники. Хотите взглянуть? – улыбнулся он, проследив за моим печальным взглядом. – О да, вам, Элеонора, надо переодеться. Форму вам вскоре сошьют, – граф посмотрел на мрачное небо Тени. – Немного о посланниках: в зависимости от ваших способностей вам присвоят определенный уровень силы. Их не так много – всего семь. Самый высший и сильный – это уровень седьмой, соответственно самый слабый – первый – это пока вы, но после проявления вашей силы вам присвоят определенную степень. Для начинающего, самый высший – третий. Далее, в зависимости от раскрытия ваших способностей и выполненных миссий, вам будут присваивать степени, но у многих сила не развивается, достигая своего апогея, например, на уровне четвертом. Посланников, достигших последнего уровня ожидает вознаграждение, но об этом не распространяются, – Вальмонт снова взглянул на меня. – Одно могу сказать, таких мало и вознаграждение они получают в связи со своими заслугами. – Тем временем мы уже были возле входа в здание. – Прошу вас, – граф отворил передо мной двери.

Еще раз, неодобрительно взглянув на меня, господин Вальмонт повел меня в комнату.

По скрипучим ступенькам мы поднялись на второй этаж, где нас ждала засада.

По началу ни я, ни Вальмонт ее не заметили и густо поплатились за нашу неосторожность.

Внезапно из стены на нас вылетела девушка едва ли чуть старше меня, она метко пулялась в нас дротиками. Сама не зная как, я умудрилась поймать все до одного.

– ЛИЗ?! – взревел Вальмонт, еще больше побледнев. – ПРАВИЛА ОДИНАКОВЫ ДЛЯ ВСЕХ ЧЛЕНОВ ОРДЕНА! СКОЛЬКО РАЗ ТЕБЕ ГОВОРИТЬ О ВНИМАТЕЛЬНОСТИ? ТЫ УЖЕ ОДИН РАЗ ЛИШИЛАСЬ ЗНАЧКА И ЧТО ХОЧЕШЬ ПОВТОРИТЬ СНОВА?! ВИДНО ДВУХСОТ ЛЕТНИЙ СРОК НЕ ПОШЕЛ ТЕБЕ НА ПОЛЬЗУ!

Отдышавшись, Вальмонт смягчился и отвел прожигающий взгляд от несчастной девушки и перевел взгляд на меня. Тут ему стало не по себе. Видя, что у меня в руках он стал еще более серо-зеленым:

– Но как?

Я пожала плечами, и невинно уставившись в пол – стала ждать. Секунды длились бесконечно долго. Лиз тоже пристально смотрела на меня, так будто я сделала что-то невероятное. Хотя и я такого от себя не ожидала. Но мало ли на что я еще способна?

Вальмонт собрался с мыслями и снова повернулся к Лиз:

– Чтоб больше я такого не видел! Ясно?! – девушка виновато кивнула, а барон все еще удивленно на меня смотря, предложил идти дальше.

Мы прошли еще немного и у входа на чердак остановились:

– Все было занято… но ведь это лучше чем ничего. Верно?

Я молча согласилась, а что же еще оставалось делать? Неуверенно я открыла скрипучую дверь и зашла внутрь.

Обстановка оставляла желать лучшего: покосившееся окно, алая софа, из которой торчат три пружины, паутина, старые газеты на полу, где остались следы птичьего помета и корабельный сундук. Даже подсвечника не оказалось!

– Ты тут располагайся, а я пока позову Мари и загляну к Судье Кренклоуди…

– Ладно, а как насчет одежды и моего задания…? – но барон уже ушел, оставив меня в гордом одиночестве.

Я еще раз осмотрелась: да, вид жалкий и как мне навести тут порядок, я не знала.

Что ж уже все равно. «Интересно, а можно здесь ненужные вещи выкидывать в окно?» – Тихо усмехнувшись своим мыслям, я подошла к дивану и стала двигать его к окну.

– На твоем месте я делать этого не стала бы.

– А что, по-твоему, я должна делать? – оборачиваясь, заметила я. В дверях стояла та самая Лиз, которая чуть не убила нас своими дротами.

Она пожала плечами и подмигнула левым глазом. Диван исчез.

– Чего ты на меня так уставилась? Да, диван я убрала, но остальное делай сама. У нас тут не принято что-либо делать для новеньких, пусть, мол, сами осваиваются и учатся пользоваться Силами. А я, между прочим, зашла извиниться за дроты, это просто рефлекс. Но об этом потом, – я хмыкнула. Да уж, интересные у них тут порядки!

Лиз долго не задержалась. Только объяснила, как и что. «Непростой у меня сегодня выдался день» – вздохнула про себя я и начала убираться…

Смела потоком воздуха пыль и паутину, после чего комната засияла въевшимися пятнами грязи и крови.

Пришлось взять в руки тряпку от старого, поеденного молью сюртука и мыть стены, как рабыня.

Тереть было бесполезно – въедалось еще сильней. А как это оттирать – мне не придумывалось, только если использовать силы…

Только как это сделать я понятия не имела.

Решив поэкспериментировать, я, сосредоточившись, взмахнула рукой и дом затрясся, словно в эпилептическом припадке.

После второй попытки, к моей большой радости, ставни встали на свое законное место и в них появились новые стекла.

Еще через некоторое время я прочувствовала дарованные мне силы, и комната приобрела совершенно иной вид. Теперь, она была похожа на мою родную спальню. В комнате появилась кровать из красного дерева с широкими шторами, уютное кресло, большое зеркало и книжный шкаф, полностью заполненный ветхими томами, что очень понравилось бы моей очаровательной сестричке.

Я огляделась: все же здесь явно не хватало самого главного – просторной гардеробной и занавесок. Вместе с ними, будучи увлеченной волшебством, я добавила письменный стол со стулом и всяческими принадлежностями для письма.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3