Анастасия Торопова.

Это просто дождь



скачать книгу бесплатно

То же мне «храбрец»!

– Это земля дрожит, – как можно спокойнее отозвалась я.

– Допустим, конница нас не заметит, а что с бегущей за ней вражеской пехотой?

…Об этом я не подумала.

– Менять план всё равно уже поздно, – пробормотала я и накрыла ладонью руку, сжимающую копьё. Не дрожи.

Последние отступающие оглядывались и продолжали бежать ещё быстрее. А глухой гул от конских копыт нарастал непрерывными раскатами грома всё ближе и ближе. Мы остались одни перед ним, одни перед этой бушующей стихией войны, одни лицом к лицу с густой темнотой смерти. Шум стал таким нестерпимо громким, что я выронила копьё и закрыла уши руками. Так. Спокойно. Попыталась сделать глубокий вдох, но чихнула и закашляла от пыли.

Резкий топот. Над землёй поднялось густое облако! Первые лошади пронеслись внезапно, неся вооружённых длинными копьями всадников. Потом ещё и ещё. Не останавливаясь, они проносились мимо тёмными смазанными силуэтами, оглушая и лишая воли сдвинуться с места. Через несколько мгновений я привыкла к этому звуку и мелькающим в пыли всадникам и снова взялась за копьё.

– Постой. Что ты…

Ты прав, вражеская пехота – это будет неприятно.

Я слушала, притаившись. Всё ещё скачут, но большая часть нас уже миновала. Земля видит всё – я чувствую, что пик её дрожи уже позади. Вот и последние всадники… Сейчас!

Я выпрыгнула из своего укрытия и метнула копьё в спину удаляющемуся всаднику. О-ёй. Как же плохо я метаю копья! Он меня заметил и возвращается! Если тебе нужен всадник, убей коня. К чёрту копья! Только бы хватило длины меча!

Внезапно у меня над головой пролетело копьё и вонзилось в грудь всадника, насквозь пробив его лёгкие доспехи. Ах, тот незваный сосед.

– Фух, ну и напугала же ты меня, сумасшедшая! Выскакивать так резко, да и ещё с такими плачевными навыками.

Эй. Моё оружие – меч! Ясно тебе?!

– Тебе ведь лошадь была нужна? Или ты уже и её собиралась убить?

Нужна. Но об этом в последнюю секунду своей жизни я как-то забыла.

Мой товарищ поймал под уздцы остановившегося после потери наездника коня и ловко запрыгнул в седло. Эй, это моя лошадь!

– Садись! Быстро! – он подал мне руку, но смотрел вперёд, откуда к нам уже со всех ног неслась вражеская пехота, чтобы добить всех, кого не коснулась первая волна атаки.

– Дай мне поводья! – я неуклюже влезла на лошадь, села впереди товарища и выхватила повод из его рук.

Не то чтобы мне до этого часто приходилось ездить на лошадях… Но с этой формальностью мы как-нибудь справимся (фантазия разрешила). Ударив коня по мокрым горячим бокам, мы понеслись по диагонали от приближающихся врагов в сторону нашего центрального войска.

Однако на полпути к нему я сбавила темп, а мои глаза широко раскрылись от увиденного.

– В чём дело? – не понял товарищ.

– Посмотри. Там брешь.

Как только вражеская пехота и всадники устремились в погоню за отступавшими, в прежде идеально плотном строю неприятельской армии появилась огромная дыра, куда на всех порах мчалась отборная конница из второй и первой армий.

Сзади послышались боевые кличи наших воинов: третья армия начала контрнаступление. Первое войско отправило часть своих сил в тыл преследователей третьей. В это время наша конница уже смела ряды вражеских пехотинцев.

Столь долго балансирующее между чашами весов равновесие было разбито вдребезги. Исход сражения определён.


Вечер не принёс прохлады. Воздух по-прежнему оставался сухим и тяжёлым от запаха крови. Я смотрела на поле боя, усыпанное тысячами мёртвых. Не вижу в них людей, лишь тела. Лучи заходящего солнца играли на бронзовых щитах, наконечниках копий, мечах и частях экипировки.

Как всё это произошло? По чьей невидимой воле? Я даже не знала, что наше отступление было мнимым. Мы стали слепой приманкой. «Так нечестно», – детская мысль. Я чувствую себя незначительной и ненужной. Если бы я умерла, то просто превратилась бы в одно из множества мёртвых тел, и никто бы не заметил, ничего бы на этом поле не изменилось. Полководцы бы продолжили вершить свои замыслы и писать историю. Ведь поле боя принадлежит им. Всё происходит по их слову, только их глаза смотрят сквозь эту резню и видят то, чего не заметила я. До чего же обидная истина.

– Хэй! – меня окликнул сосед. – О чём задумалась?

– Дождя бы, – беспечно бросила я.

– Да, дождь – это хорошо, – серьёзно согласился он и добавил. – Я Идаир, кстати. Будем знакомы!

– Акили.

Я прошла боевое крещение, но то, что я искала на этом поле, ещё более от меня ускользнуло. Я найду это. И научусь видеть то, что действительно важно. Я хочу увидеть поле боя. Я хочу им управлять.

***

*Ты же и так его видела. Во всей красе оно развернулось в твоей голове.

Знаю, но там «я» – это Акили, и «я» не видела. Похоже, эта вселенная займёт меня дольше, чем на пару поездок. Этакая альтернативная жизнь, которая не покинет моё воображение, пока я не проживу её всю до капли. Идаир, да? Будешь мне другом в той жизни. Должен же у меня хотя бы там быть друг.

После бури эмоций во время сражения выходить на станции по объявлению механического голоса и медленно брести к автобусной остановке кажется чем-то скучным и прозаичным. Лишь прохладный воздух даёт свободу сдавленным вымышленной духотой лёгким.

…Я жду этот автобус уже тридцать пять минут. Я замёрзла. Где тот горячий воздух? Ладно, идти всего три с половиной километра. Уже давно стемнело, а улицы пусты. Да, бродить по ним одной, подумаешь, сумасшествие. Случись что здесь, никакой Идаир не придёт помочь. Я и не жду. Что на поле боя, что тут… сама по себе и за себя. Я иду по лужам, мне никто не нужен, но и вы тогда ничего не ждите от меня – по-моему, замечательная позиция. Во всяком случае, лучшая из всех, что я пробовала в жизни.

*Ну да, во всех твоих более отзывчивых позициях об тебя вытирали ноги

Не будет этого.

*Не будет

Этот чёртов автобус проехал мимо меня через десять минут после моего ухода с остановки. Вот же ж…! Дождь опять моросит. Холодно. Жалко, у плеера закончился заряд.

– «Tell Me What The Rain Knows. O are these the Tears of Ages…»33
  Песня Маайи Сакамото «Tell Me What The Rain Knows»


[Закрыть]

У меня сегодня ещё столько дел. Нужно найти себе книжку на завтрашний рабочий день. Да, именно для чтения в рабочее время. Должна же быть на работе хоть какая-то радость? У меня, конечно, есть целый список книг, которые я бы хотела прочитать, но смотрю сейчас на этот список – какие-то сложные произведения я навыбирала. Хватит образовательных книг, немного устала от них.

В прошлый раз, когда мне захотелось лёгкого чтива, мой досуг скрасили «Мушкетёры» Дюма. Легче чтения не придумаешь: примерно половину книги эти мушкетёры плюс д’Артаньян вляпывались во все происходящие в городе неприятности, и там же, конечно, совершенно случайно оказывались и гвардейцы кардинала. И каждый раз после этого святой начальник мушкетёров шёл к королю и отмазывал их. Всем бы таких шефов!

Сейчас думаю почитать Агату Кристи. Всегда было любопытно, что это за знаменитое «Убийство в Восточном экспрессе». Что? Хочешь спросить, когда же я работаю? Ну, знаешь ли. Зависит от загруженности…

*Вовсе нет. Просто ты, бывает, отлыниваешь от работы

Эй, четыре часа в день я могу работать, ещё два-три часа отлынивать от работы, но в своё прочее время я могу заняться чтением.

* Может, хоть иногда будешь использовать прочее время, чтобы наладить контакт с человечеством?

Контакт? Зачем мне контакт с ними? Мы просто работаем вместе. Они ничего не знаю обо мне – я ничего не знаю о них. Ну, разве что всякие мелочи вроде семейного положения и их ежедневных привычек. Например, дизайнер женат, имеет малолетнего сына, мнит себя повелителем мате и чувствует неоспоримое превосходство в разговоре, если его собеседник не имеет представления о природе этого самого мате и вдруг спросит: «Что это?». Правда однажды к нам в офис приходил курьер и заметил невзначай, что дизайнер свой мате неправильно заваривает. Бедный парень даже растерялся и не знал, что ответить. Он-то привык считать себя императором этого напитка. Для него это был шок.

Программист холост. Для того, кто разбирается в дебрях языков программирования, его собственный язык чересчур болтлив, а нос вездесущ. Проходя мимо других столов к своему рабочему месту, он обязательно заглянет в каждый встретившийся монитор и в лучшем случае промолчит.

Альфа тоже не замужем, носит мягкую игрушку на брелке с ключами. На мой взгляд, красится чересчур ярко и вообще озабочена своими внешностью и весом. Для этой черты её периодический выбор коктейльного платья в комплекте с огромными кроссовками в качестве офисного прикида выглядит странным. Её гордость просто стеклянная – может оказаться поцарапанной любой мелочью, и тогда начинается бурный словесный процесс её восстановления, к которому часто подключаются вышеупомянутые коллеги.

Есть ещё бухгалтер (образцовый семьянин с двумя детьми, доброта душевная), SMM-щик (холост, постоянно зависает в интернете) и наш редкий гость – начальник (два высших образования, вторая попытка основать свой бизнес).

Все эти сведения – просто ерунда, они не сблизили нас ни на сантиметр. Если бы эти люди были героями книги, то по информации, данной мной, читатель обвинил бы автора в абсолютной картонности персонажей, словно они просто массовка. В книге так быть не должно, ведь она обязана быть яркой, насыщенной образами и интересной, в отличие от реальности.

Хотя обвинить меня не в чем, я пыталась наладить реальный контакт, чтобы вывести этих людей из разряда массовки моей жизни…

– Альфа, пойдём обедать! – звал её дизайнер.

– Не, не хочу сейчас.

– Давайте я вам компанию составлю, – отозвалась я.

– Мы вообще-то только альфу звали, – заметил программист с покер-фейсом.

Тц. Вопрос снят. Даже предлагать больше не буду.

Но всё же пару раз ходила с ними обедать… и не произнесла за весь час ни слова. Они так громко разговаривали и смеялись, а мне было совершенно не смешно от их шуток, уж слишком дурацкие они были. Их темы ни капли мне не близки, но даже если бы я захотела что-то сказать, то просто не смогла бы вставить ни слова в их бурный и увлечённый словесный поток. Словно я была среди них лишней, словно меня там вообще не было.

Сейчас я не делаю ничего подобного. Все они для меня такое же рабочее времяпрепровождение, как и я для них. Всего лишь временная замена настоящих связей. Этого хватает, чтобы выжить. Эй, ты меня вообще слушаешь?

*Не-а

Вот же…! Ну да, о чём это я… жаловаться на жизнь собственной совести

*А больше ведь некому

– «Tell Me What The Rain Knows. O are these the Tears of Ages…»


Звуки скрипки и гитары. «The Price of Freedom»44
  Саундтрек из видеоигры «Final Fantasy VII Crisis Core»


[Закрыть]
 – мелодия моего пробуждения. Почему у всех такие сложные взаимоотношения с будильником? Я встаю сразу и никогда не использую кнопку «Позже», да, я такая существую… Правда, это не отменяет того факта, что я ужасно ленивая и предпочту лишний часок поспать, чем, например, выйти на пробежку.

Итак, сегодня великий день! Во-первых, пятница. Во-вторых, сегодня должны быть известны результаты. Я отправляла на Собрание молодых писателей свою рукопись.

*Ты её на все собрания, совещания, форумы и конкурсы отправляла…

Должно получиться. В конце концов, масштаб конкурса не настолько велик, чтобы пришлось соревноваться с мировыми именами.

*Тебя даже мировые имена не остановят. Всё равно отправишь

Я никому об этом не говорю. Знаю, о чём подумают люди: мол, очередной графоман. Да что б все знали, я НЕ графоман!

*Каждый графоман это утверждает

Это просто часть моей жизни, я не могу не писать… Блин, такое чувство, что я оправдываюсь.

***

Мы снова встретились во время очередного военного похода, целью которого было отвоевание исторически принадлежащих нам территорий. Пф, очередной предлог. Путь предстоял на северо-восток от границ нашей страны, поэтому сбор войск осуществляли недалеко от северной приграничной крепости. Наш царь, как и большинство правителей этого времени, лелеял мечту об огромной и могущественной империи, что простоит века. В отличие от него, амбиции простых солдат, что воплощали в жизнь эту мечту, были куда скромнее.

– Тебя можно поздравить? Слышал тебе дали отряд под командование.

– Идаир. Давно тебя не видела. Ты, наверное, бегал по полям сражений со своим отрядом?

– Ха-ха! Добываем славу везде, где можем.

– И как? Они хорошо тебя приняли в качестве командира?

– Конечно! Моя речь сразу воодушевила их на подвиги! Эй, не смотри на меня с таким скепсисом.

Вот бахвал… Озорной как мальчишка. Что ж, и в этом поведении есть своё обаяние.

– А как тебя встретили? – Идаир по-дружески пихнул меня локтем.

– Я ещё с ними не знакомилась, – пихнула я его в ответ и добавила неуверенно. – Что мне им сказать?

– Ну… – задумался Идаир, похоже, у него с эти проблем вообще не было. – Представься им.

– А потом?

– Скажи пару торжественных слов…

– Ха? «Торжественных»…

– В любом случае не мнись, как девчонка!

– Знаешь, в глазах большинства людей я и есть девчонка.

– Эм, – он почесал затылок, а потом сказал серьёзно. – Просто думай о том, что заслужила это – стоять сейчас перед ними как командир.

Это обнадёживает. Не зря же я носилась по полям сражений как сумасшедшая, чтобы меня заметили.

С тех пор прошло немало битв. Царства то и дело сталкивали свои армии, дабы расширить влияние на континенте. Карта земель менялась так быстро, а границы крупных царств так стремительно поглощали более мелкие, что казалось, будто мы за один год переживаем события четверти века, и нет времени опомниться и привыкнуть к переменам. История разогналась подобно песчаной буре и стирает всех, кто не успевает за её стремительным движением.

Нам нередко приходилось воевать сразу на нескольких фронтах и без передышек. Это выматывает, мозоли от меча грубеют, а запах сражения становится привычен. Это и есть Эпоха Войн.

Со времён первой битвы я старалась не повторять прежних ошибок. Даже в пылу атаки, я находила секунду, чтоб остановиться и подумать. Я не бросалась вслепую на врага, а прикидывала, где в его строю слабое место. И самое главное, о чём я не позволяла себе забыть, это где сейчас товарищи из моей «пятёрки». Пару раз я спасала кому-то из них жизнь, и в тот момент нас накрывало чувство невероятного единения. Такое приятное чувство…

Конечно, в таком хаосе как сражение не всегда удаётся думать о чём-то, кроме собственной жизни. Порой меня заносило в самые гущи схватки, но, не помня себя, я как-то выбиралась. Шрамы на моём теле заживают всё медленней, но словно говорят мне: я ещё жива. И теперь я отвечаю не только за свою жизнь.

– Уважаемая Акили, моё имя – Ратмир. Меня назначили помогать Вам, – он ждал меня на выходе из палатки и вежливо поприветствовал.

Я не почувствовала в его словах натянутости. Напротив, он спокоен и учтив, хотя на вид гораздо старше меня. Он назвал меня уважаемой – типичное вежливое обращение к старшим по рангу или возрасту. Господами называют лишь подчёркнуто аристократических лиц, я к ним не отношусь, поэтому даже уважаемой удостоилась впервые. Неужели он настолько без предрассудков, что его не волнует командир-женщина, да ещё и младше его по годам. Или он хорошо скрывает свои чувства?

– Значит, ты мой заместитель?

– Так точно. Ваш отряд ждёт вас за лагерем.

– Хорошо. Давай пойдём к ним.

Расслабься. Не паникуй. Иди твёрдым шагом. Тебе проще в первых рядах врезаться во вражеский строй, чем предстать перед собственными подчинёнными?

Да. Пожалуй, в этом что-то есть…

Я знаю только, что командующий подразделением назвал мой отряд «Ли». Окончание моего имени. Позже появится официальное знамя, которое враги будут видеть, когда я пойду в атаку, и за которым будут следовать мои люди. Мы подошли к границе лагеря. Меня в ровном строю ожидала сотня воинов.

Никто из них, конечно, и близко не принадлежит к знатным и богатым семьям и не обучен воинской науке. Из аристократов, которые могут позволить себе образование, хорошее оружие, экипировку, лошадь, обычно формируют элитные отряды. Эти же ребята куда более просты: открытые немного суровые лица, огрубевшие от работы руки, сильные и крепкие тела. В одной и той же одежде, наверное, атакуют и вражеских солдат, и сорняки в поле. Вот только вместо мотыг они сейчас сжимают бронзовые мечи и копья. Что ж, под стать мне – будто меня кто-то учил воевать.

Я медленно обвела всех взглядом. Среди них есть мои ровесники, кто-то старше или младше меня. Некоторые лица даже показались знакомыми, возможно, нам довелось сражаться в одних «пятёрках». Ха, но все такие серьёзные, что мне даже не по себе. Что-то торжественное, да? Ну-с, начнём.

– Моё имя – Акили! – я пытаюсь говорить как можно громче. – С этого дня я командир отряда. Надеюсь, мы вместе пройдём через множество сражений и увидим блестящее будущее отряда «Ли».

И что я сейчас сказала… Мой голос вообще не отличается особой громкостью и твёрдостью, так что не уверена, что последние ряды вообще меня слышали. «Надеюсь» и всё такое, что-то там про будущее. Что за набор штампов? Какое будущее у людей на войне? Простые солдаты идут туда, чтобы заработать денег для семьи, а я тут вещаю про что-то блестящее во множестве сражений. Ох, Акили, по-моему, это провал!

Воины просто мне отсалютовали.

– Отряд «Ли» приветствует Вас, командир Акили, и поступает под Ваше командование, – снова обратился ко мне Ратмир. Наверное, это обычный этикет. Надо что-то ему ответить.

– Надеюсь на вашу помощь, заместитель.

Долгое молчание… Я что-то не то сказала? Чего они от меня ждут? Я должна что-то сделать? А!

– Все свободны до утреннего сбора, – торопливо кивнула я.

Это точно провал.


Командир нашего подразделения в три тысячи человек вернулся с военного совета в странно приподнятом расположении духа, хотя недавно сетовал на пасмурность погоды и ходил с лицом цвета тучи над нашими головами. Он тут же велел собрать командиров даже таких мелких отрядов как сотня в своём шатре, что уже заслуживало скептически-острожного отношения, учитывая весьма скромные размеры его палатки.

Трёхтысячник Кон Кей известен в армии как один самых тщеславных и честолюбивых командиров. Говорят, ради славы на поле боя он решался на самые отчаянные авантюры. Вот только, опять же по слухам, далеко не все они заканчивались удачно для его солдат. Хотя говорят, что он сам на поле боя стоит целой армии. Ходят слухи, что он, будучи весь израненным, чуть ли не в одиночку прорвался через десять тысяч солдат и срубил голову вражескому генералу. Вот такой он, мой нынешний командир.

Кон Кей расстелил в центре шатра карту местности, подвинув и без того тесно расположившихся командиров, и без долгого вступления начал объяснять:

– Враг преградил нам путь на северо-восток и обосновался в этой долине, – он указал место на карте, – Это вы знаете.

Вообще-то мы этого не знали, так как никто ранее нам об этом не сообщал. Хотя удивительным было бы вовсе не появление в той местности врагов, а их отсутствие. Огромное войско, не таясь, шло к границе их царства с очевидными намерениями… Так как войны здесь начинаются часто и без предупреждения, окраинные крепости всегда имеют ресурсы для защиты от внезапной атаки. Очевидно, что нас не пустят так просто на их территорию.

И сдался нашим властям тот регион! Земель нам, что ли, мало?

– Мы сразимся с ними, и уже потом двинем дальше, – продолжал Кон Кей, – и произойдёт это здесь.

Все командиры-сотники вытянули головы, пытаясь рассмотреть карту. Трёхтысячник указывал на два больших холма.

Холмы это хорошо, когда ты обороняешься, а не атакуешь. Трудный подъём врагу и лёгкий спуск союзникам, да и преимущества высоты никто не отменял. Если мы займём хотя бы один из холмов, мы сможем контролировать ситуацию и играть на равных, а битва, скорее всего, пройдёт у подножия этих холмов.

– Разведчики донесли, враг уже прибыл на место и расположился на обоих холмах. Будь он неладен!

…Забудьте всё, что я только что сказала.

– Мы прибудем туда через два дня и сразу пойдём в бой.

Кхем, я даже молчу о преимуществах того, кто первым приходит на место и отдохнувшим, подготовленным ожидает врага. И как скверно тем, кто, не стряхнув дорожную пыль и не проанализировав ситуацию с местностью, погодой, расположением собственных войск и прочими житейскими мелочами, сломя голову бросается в атаку.

– Армия разделится на две части. Одна из них будет сдерживать врага на этом холме.

Кон Кей положил два камня на карту, обозначающих расположение войск: один на изображение холма, другой – к его подножию.

– Вторая атакует здесь, – ещё два камня легли на вершину и подножие другого холма. – Цель атаки: выманить врагов из лагеря, чтобы дать возможность независимому отряду подобраться с тыла и напасть на штаб на вершине холма.

Суть оказалась такова, что обратный склон холма слишком крутой и покрыт лесом, и никакая армия пробраться там незамеченной не сможет, так что враг не опасается за свои тылы и предпочтёт сосредоточить силы на более пологом склоне. Но там, где не пройдёт большая армия, проскочит маленький отряд. Лес станет ему прикрытием.

У этой атаки две цели: захват одной из стратегически важных точек для дальнейшей атаки на противника и… голова вражеского тактика, который по донесениям расположился именно на втором холме. Пока первая армия сдерживает одну половину войска противника, вторая ведёт бой с другой на склонах, а независимый отряд из двух сотен атакует штаб с тыла. Идея ясна, вот только…

– Я добился, чтобы отряды именно моего подразделения выполнили эту чрезвычайно важную задачу, – Кон Кей ухмыльнулся. – Отряд «Ко», отряд «Ли». Приказываю вам заняться этим.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное