Анастасия Сычёва.

Час перед рассветом



скачать книгу бесплатно

– Луг сказал, что я не стану вампиром из-за крови… Вы не скажете мне – почему?

– Нет. Об этом ты тоже узнаешь сама. Когда Адриан воскресит вас всех, ты останешься самой собой. Только сторона изменится.

– Я больше не буду светлой? – испуганно спросила я, когда сообразила, что Хель имела в виду. – Почему?

Она пожала плечами.

– Все вампиры – темные. Ты не можешь стать вампиром физически, но станешь темным магом. Этого не предотвратить.

Темная сторона… Никак не думала, что со мной такое произойдет. Что мне делать, будучи темным магом? Какой я буду? Мариус рассказывал, что свет и тьма меняют людей. Они не делают их хорошими или плохими, просто… меняют. Что станет со мной? В кого я превращусь? И опять действуют старые предрассудки – я не хочу становиться темной, поскольку боюсь, что превращусь в злую ведьму. Хотя сколько раз твердил Мариус, что темный не значит плохой! Но мне была глубоко неприятна сама мысль об этом.

Мир вокруг вдруг снова потемнел, как если бы на землю внезапно упала ночь. Пропали просторы вокруг, мир сузился до маленького пятачка, на котором находились богиня смерти и я. Опустив глаза, я увидела, что от засохшего луга, на котором продолжала стоять, тянется вдаль узкая тропинка.

– Тебе пора, – услышала я тихий голос Хель.

Я повернулась к ней, но богиня уже пропала. Что ж, мое время в загробном мире подошло к концу. Пора возвращаться.

И я пошла по дорожке.


Момент возвращения в свое тело я пропустила. Помню, как шла по той тропинке, вокруг меня становилось все темнее и темнее, а в следующий момент обнаружила себя лежащей на каменном полу. Рефлексы, выработанные благодаря Люцию, позволили мне овладеть собой буквально в течение пары секунд, и я не стала сразу же вскакивать и озираться по сторонам. Мои глаза были закрыты, но я слышала вокруг себя шум и вздохи – кажется, в себя стали приходить все убитые. Первым делом прислушалась к самой себе и поняла, что смертельная рана, нанесенная мне Дорианом, пропала. Не болело больше ничего, только бок слегка затек от долгого лежания на полу. Интересно, сколько же времени прошло здесь, пока я была мертва? Кстати, встречу с Лугом и разговор с Хель я помнила очень отчетливо. Значит, меня сейчас окружают одни вампиры и я остаюсь совсем одна против всех. Мой разум принадлежит только мне, но никто из врагов этого не знает, и моя задача осталась прежней – выполнить миссию и вернуться в Валенсию. Какая ирония… Я все думала, как бы мне подобраться к гримуару Виктора, а теперь это сделать будет гораздо легче – ведь высшие вампиры уверены, что я превратилась в безвольную куклу!

На мое лицо упали тени – это живые мертвецы стали подниматься на ноги. Воспользовавшись тем, что стоящие на ногах люди закрывают лежащую меня, я торопливо поднесла руку к глазам и приоткрыла их. Так и есть – моя рука осветилась красным, а, значит, мои глаза горят сейчас багряным огнем. Я сделала глубокий вдох. Все в порядке. Я жива, в своем уме и не стала вампиром.

Одно плохо – я теперь темный маг. Но это гораздо лучше, если бы я стала низшим вампиром. Мне осталось всего-навсего украсть гримуар и сбежать отсюда, оставив Адриана, Дориана и Виктора с носом. Я справлюсь. Я сильная.

С облегчением увидела, как красные отблески на руке пропадают. Можно надеяться, что глаза снова вернули свой привычный зеленый цвет. Тогда я убрала руку и медленно начала подниматься на ноги.

Люди вокруг меня изменились. Вообще все происходящее вокруг выглядело как поднятие армии зомби. Вживую я ни разу не сталкивалась с подобным, только читала в книгах по истории. Пол был залит засыхающей кровью, которая практически целиком покрывала пентаграмму, начерченную Виктором. Люди тоже были в крови, но их раны закрылись, как и моя. Их кожа теперь была практически белой, а под глазами появились темные круги. Это навело меня на мысль, и я быстро посмотрела на собственные руки. Так и есть – на мое тело смерть никак не повлияла, и заклинания, наложенные еще в Дионе, все еще держались. Я оставалась в облике не валенсийской принцессы, а дурнушки-мага. Моя кожа благодаря тем заклинаниям оставалась смуглой, и я торопливо прошептала себе под нос контрзаклинание, возвращая коже ее первоначальную бледность. Про себя впервые возблагодарила богов за то, что всю жизнь была бледной – эта бледность поможет мне сейчас сойти за вампира.

Так чем же вампиры в действительности отличаются от людей? Среди крестьян бытует мнение, что все они – монстры-кровопийцы, живые мертвецы с торчащими наружу клыками, не оставляющие своих жертв в живых. Это не совсем так. То есть да, вампиры действительно пьют кровь, но они не осушают людей досуха. Вы знаете, сколько крови в человеке? Несколько литров. Вы смогли бы за один раз выпить несколько литров чего бы то ни было? Вот и вампиры не могут. Но то обстоятельство, что они не убивают людей, чтобы прокормиться, не добавляет им популярности. В любом случае вампиры находятся выше нас в пищевой цепочке, и этот факт заставляет людей относиться к ним недружелюбно. Да и сами вампиры, хоть и держатся в большинстве случаев невозмутимо, но их высокомерное отношение к людям все равно иногда проскальзывает в поступках и словах.

Что мне еще о них известно? Вампиры делятся на три группы – низшие, высшие и архивампиры. Низшие – это обращенные люди и вампиры, практически лишенные магических способностей. Они, грубо говоря, и в самом деле живые мертвецы. Высшие с самого начала были рождены вампирами, и я не знаю особенностей их анатомии и физиологии. Живые они или мертвые? Кто знает.

Да, кстати, историям о постоянно оскаленных клыках тоже не стоит верить. Это все выдумки невежественных людей наподобие той, что вампиры боятся солнца. Не боятся. Клыки у вампиров есть, но небольшие, и они не демонстрируют их постоянно. Наоборот, пока у вампира закрыт рот, ты не сразу поймешь, человек перед тобой или нет. Так что, пожалуй, я смогу сойти за одного из них и не вызвать ни у кого подозрений.

Увидев, что руки побелели, я успокоилась и осмотрелась. Люди стояли молча и угрюмо смотрели на архивампира, беседовавшего у дверей с магом. В глазах людей была злость, которую они, однако, не могли высказать вслух. Я поняла, что они все, пусть и стали вампирами, пока еще оставались самими собой, хотя уже в ближайшие дни начнут исчезать как личности. Превратившись в вампиров, они целиком перешли во власть Адриана и с этого момента подчиняются только ему.

Я не говорила об этом? Низшие вампиры подчиняются тому высшему, который их обратил, если тот во время воскрешения использовал специальное плетение подчинения. Именно так архивампиры и высшие обычно поступали во время войн: обращая убитых людей в вампиров, они получали полностью подконтрольные им армии нежити. При желании высший может освободить обращенного им вампира, и тот получает свободу воли и независимость. Насколько мне было известно, в мирное время именно так все и происходило, если человека вдруг обращали, и в Вереантере был отдельный свод законов, посвященный воскрешению из мертвых. Ну а на войне как на войне, здесь все правила нарушаются, и собственные законы можно преступать, особенно королю…

Поэтому я так испугалась участи, которой хотел подвергнуть меня Адриан. Если бы я стала вампиром или нежитью в его подчинении, я бы ответила на все вопросы о том, что я на самом деле делала в Ормонде. Не смогла бы соврать при всем желании, и наш последний шанс победить в этой войне оказался бы упущен.

– Что ж, так гораздо лучше, – прервал мои мысли голос архивампира. Я обнаружила, что он закончил свой разговор с Виктором и теперь изучал нас. Впрочем, особого интереса в его глазах я не заметила. Это было понятно – что он, армии подвластных ему вампиров никогда не видел? – Магичка, за мной.

С этими словами он развернулся и вышел из зала. В мою сторону даже не взглянул, не сомневаясь, что его приказ будет выполнен. Сообразив, кому адресовались его слова, я поплелась на выход, старательно сохраняя мрачное лицо, а про себя проклиная архивампира последними словами. Ну, подожди, ублюдок! Я с тобой еще поквитаюсь за все!

На место Адриана тем временем встал Дориан. Я поняла, что он сейчас займется остальными новообращенными. Но, какие именно приказы Дориан им отдал, я не услышала, поскольку дверь за мной закрылась, и я последовала за Адрианом в кабинет, откуда меня не так давно выволокли, чтобы убить.

Глава 6

Он остановился посреди кабинета и без предисловий спросил:

– Так зачем Оффали прибыл в Ормонд?

Я остановилась и ответила, глядя куда-то в стену:

– Разведка. Король Дарий сейчас в отчаянном положении, маршал – его последняя надежда. Если и маршал Оффали ничего не сможет придумать, тогда война будет для нас проиграна.

Я не знала, как обычно ведут себя низшие вампиры, и старалась копировать манеру поведения людей, убитых в зале, – плохо сдерживаемая злость в глазах, однако полное отсутствие возможности сопротивляться и молчание. Кстати, злость мне даже не пришлось изображать – это чувство было настоящим. Я и в самом деле кипела внутри из-за того, как легко этот вампир распорядился моей жизнью. Впрочем, самому Адриану мои эмоции были совершенно безразличны. Архивампир размышлял над моими словами и целиком погрузился в свои мысли. На меня он перестал обращать внимание, и я представляла себе, как использую против него какое-нибудь смертоносное плетение, правда сомневалась, что таким образом смогу махом избавиться от всех своих проблем. К тому же это существо – архивампир, его одним заклятием, пусть и очень мощным, не одолеешь… А потом он превратит меня в горстку пепла, и тогда все мои старания и защита Хель пойдут прахом. Нет, придется потерпеть.

– Оффали прибыл в город один?

Его темные глаза посмотрели на меня в упор. Сейчас в них не было ничего человеческого, они были похожи на куски гранита. Я с трудом подавила дрожь.

– Да.

Нет смысла говорить, что Оффали умудрился провести через дремучий лес всю валенсийскую армию, все равно мне не поверят.

– Ему удалось разработать какой-нибудь план?

– Мне об этом неизвестно, – сухо сказала я.

– Отлично, – неожиданно удовлетворенно кивнул Адриан, а затем обошел меня, открыл дверь в коридор и приказал кому-то:

– Позови сюда Дориана.

Торопливые удаляющиеся шаги. Я продолжала стоять на одном месте без движения, а архивампир подошел к окну и задумчиво посмотрел на улицу. В помещение широким шагом вошел высший вампир, убивший меня, и остановился в дверях.

– Готовься к штурму Ормонда, – приказал ему король, оборачиваясь. Он продолжал почему-то говорить на общем языке, не пытаясь скрыть от меня смысл. – Оффали сейчас там один, без армии. Захватим его – и Дарий сдастся. Вперед отправляй новообращенных. Они собьют их с толку хоть ненадолго.

– Хорошо, Адриан, – кивнул Дориан.

– И скажи Виктору, что я даю ему полную свободу действий. Пускай поступает с местными как ему заблагорассудится. Ему же были нужны люди для экспериментов…

От ужаса я едва не села на пол, но неимоверным усилием сдержалась и ничего не сказала, хотя в голове вертелось множество проклятий и ругательств. Хоть я и промолчала, Адриан заметил мой взгляд, полный неподдельного гнева, и насмешливо приподнял брови:

– В чем дело? Мы на войне, а не на занятии в академии. Ты ведь знала, на что идешь, когда отправлялась сюда.

Дориан обернулся и, кажется, только сейчас заметил мое присутствие. Меня это уже не удивило – я поняла, что стала для вампиров пустым местом. Они были уверены, что мое сознание исчезнет через несколько дней, и, следовательно, я была еще бо?льшим живым мертвецом, чем зомби. Я же продолжала смотреть Адриану в глаза, в своей злости позабыв о страхе. Но язык прикусила и не сказала ни слова, а лишь продолжала глядеть на него в бессильной ярости.

– Что с ней делать? – вдруг спросил Дориан. – Она сильный маг. Может пригодиться.

Я напряглась, а Адриан лишь пожал плечами.

– Раз она целитель, то пусть отправляется к Нарциссе. Та пристроит ее к делу. К тому же целитель-маг нам явно скоро понадобится.

Его слова мне страшно не понравились, и я решилась напомнить:

– Я же теперь темная. Я не могу больше исцелять.

– Этими глупостями вас пичкают магистры в академии? – поинтересовался повелитель Вереантера. – Сторона ни на что не влияет. Ты точно так же используешь плетения и наполняешь их энергией. Точка.

Я не нашлась что ответить, а Дориан деловито позвал:

– Рин!

В комнату заглянул какой-то низший вампир, которого я видела впервые.

– Да!

– Отведи магичку в лазарет, – приказал военачальник. – Пусть Нарцисса найдет ей дело.

– Есть!

С этими словами вампир шагнул в сторону, выпуская меня из комнаты. Мне не оставалось ничего иного, как выйти. Напоследок я на секунду оглянулась, но вампиры в кабинете уже обсуждали готовящееся мероприятие и позабыли обо мне. Я угрюмо пошла по коридору следом за своим проводником.


Нарцисса Эртано оказалась высшей вампиршей, заведовавшей лазаретом. Как и большинство вампиров, она перестала стареть, когда ей исполнилось тридцать, и сейчас могло быть сколько угодно лет. Это была невысокая блондинка с решительным и жестким лицом. В первый момент я удивилась, как высшая вампирша могла оказаться в действующей армии, но уже после первых слов я поняла, что она обладала непримиримым характером, с которым трудно найти не только общий язык с семьей, но и мужа. Распоряжения она отдавала резким голосом, но не цедила сквозь зубы, а четко выговаривала слова. Интересно, как эту мегеру вообще допускают к раненым? Она же будет добивать их, чтоб не мучились…

Под лазарет вампиры выделили первый этаж ратуши, правое крыло. Я решила, что раньше здесь располагались административная часть и канцелярия. Помимо меня сюда привели еще трех женщин, которых я видела в зале и которых обратили в вампирш. Одна из них была постарше, на вид лет сорока, и две девушки лет двадцати. Из слов Нарциссы я поняла, что это была местная знахарка с ученицами. Они неприязненно косились на остальных вампиров, но возразить, к сожалению, ничего не могли. У Нарциссы уже было несколько низших вампирш-лекарей, причем это были обычные вампиры без «Кары Снотры». Нас же прислали сюда как лишние рабочие руки. Когда через несколько дней состоится штурм Ормонда, в лазарете будет достаточно пациентов, но сейчас он пустовал. Помощница Нарциссы показала нам кухню, где можно было бы готовить лечебные отвары, а высшая вампирша напоследок приказала:

– Раненым помогать и не сметь причинять вред. Исполнять все мои распоряжения. Ты! – Она ткнула в меня пальцем. – Использовать магию только в лечебных целях! И переоденься, а то девка в брюках в лазарете…

Она неодобрительно поморщилась. Меня мало волновало ее неудовольствие, и я задумалась над тем, что она только что сказала. Должно быть, без этого кто-нибудь вполне мог бы навредить местным вампирам, но приказ высшего низшие вампиры нарушить не могут. Знахарки глухо заворчали, до меня донеслись тихие проклятия в адрес вереантерцев. Но ослушаться они не могли, и Нарцисса вскоре удалилась по своим делам.

Следующие четыре дня прошли спокойно. Во всей ратуше кипела жизнь – подготовка к штурму шла полным ходом – но лазарета эта суматоха не касалась. За это время я более или менее пришла в себя и теперь уже выискивала возможность добраться до гримуара. Пока, правда, безуспешно.

Больше всего мне помогало то, что вампиры смотрели на меня как на пустое место. Они привыкли к тому, что периодически в ратуше им на глаза попадается некрасивая магичка в темном платье с белым передником и в белом чепце, и не обращали на меня внимания. Немаловажную роль здесь сыграла их абсолютная уверенность в том, что я лишилась своего собственного «я» и сейчас была лишь пустой оболочкой, беспрекословно выполняющей приказы. Они не пытались понизить голос в моем присутствии и вели себя совершенно открыто. Я же старалась подмечать каждую мелочь, хотя проку от этого пока не было. Когда мне попадались на пути вампиры, обсуждавшие что-то, я опускала голову – широкие поля чепца частично скрывали мое лицо – и внимательно слушала, о чем шла речь. Поскольку мы находились в ратуше, я сталкивалась и с Дорианом, и с Адрианом Вереантерским, и с другими высшими. Пару раз даже видела Виктора. Разговоры велись на вампирском языке, и их смысл доходил до меня почти целиком. Я знала, когда точно состоится штурм, какие силы будут задействованы… Знала – и ничего не могла поделать. Не могла никого предупредить, и осознание этого грызло меня все больше и больше.

Были и другие трудности. Некоторые из них чисто бытовые – например, низшим вампирам достаточно спать шесть часов в сутки, и в последние дни я совершенно не высыпалась. Второй проблемой стал голод – кровь по понятным причинам я не пила, а предлагать мне человеческую пищу никто и не думал. Я нашла способ попадать на кухню и в кладовку – использовала несложное плетение, чтобы открывать и закрывать замки. Сейчас в ратуше жили только вампиры, и этими помещениями никто не пользовался. Там мне удавалось перехватить что-нибудь из оставшихся продуктов, но часто туда сбегать я не могла, поскольку боялась попасться кому-нибудь на глаза. Так что я перекусывала один раз в день, в лучшем случае – два. Конечно, с голоду я бы не умерла, но постоянный дискомфорт ощущался.

Но тяжелее всего мне пришлось в психологическом плане. Я видела, как за эти три дня гас огонек разума в глазах знахарок, видела, как они постепенно теряют себя. Разрушение их сознания протекало стремительно, они уже не помнили имен друг друга и своих собственных, на вопросы, не имеющие отношения к целительству, отвечали с большими запинками, перестали смотреть на вампиров с неприязнью, теперь на их лицах было лишь равнодушие. Они действительно не утратили своих целительских навыков, по крайней мере, лечебные отвары варили без ошибок и по памяти. Но в них не осталось ничего человеческого, ничего живого. Пару раз я встречала в коридоре градоначальника Ралена и видела, что с ним произошло то же самое, что и с остальными людьми. Он лишь скользнул по мне безразличным взглядом и пошел дальше.

Это было страшно. Несмотря на то что моя память не пострадала, я была охвачена подсознательным страхом сойти с ума. Оставаясь наедине с собой, начинала по очереди перебирать имена своих родных и знакомых мне придворных. Вспоминала даты рождения моих родственников, какие-то события из своей жизни, воссоздавая их практически по минутам. Я повторяла про себя заклинания и структуры плетений, восстановила разговор с Хель от первого до последнего слова. И все равно в некоторые моменты мне начинало казаться, будто я – уже не я. Со мной в эти дни никто не говорил, не считая Нарциссы, отдававшей приказы, даже не глядя на меня. Никто не смотрел в мою сторону, словно меня просто не существовало. Конечно, это было мне только на руку, но все чаще я ловила себя на том, что неосознанно прошу Снотру, богиню разума, дать мне сил и благодарю Хель за то, что спасла от смерти. Также я понимала, что надо ускорить поиски гримуара, поскольку не знала, надолго ли хватит у меня сил все это терпеть и ждать.

Впрочем, в день штурма я поняла, что мои предыдущие жалобы были глупы. Теперь мне стало еще тяжелее. Во-первых, весь день мои нервы были натянуты как струны из-за готовящейся атаки. В середине дня к нам стали поступать первые раненые. Тогда я впервые поняла, что мелкие ушибы и царапины, которые я залечивала раньше, – это не совсем то, чем мне предстояло заняться сейчас. Конечно, я знала достаточно плетений – в том числе и для лечения тяжелых ранений – но лишь в теории. Но, рассудив, что деваться все равно некуда, а практика мне тоже нужна, приступила к работе. Помещение постепенно наполнилось запахом крови, пота, грязи. Оказывая помощь первому раненому вампиру, – у него были жуткие ожоги на голове и на теле – я едва сдержала рвотный рефлекс. Со вторым было полегче, с третьим – еще легче… А у четвертого была глубокая рана в бедре, и, чтобы оказать помощь, мне пришлось раздеть его. К счастью, сам раненый находился без сознания и не видел ни отвращения, ни краски смущения на моем лице. Про себя я вновь возблагодарила чепец с широкими полями – часть одежды лекаря, который закрывал все гримасы, появлявшиеся на моем лице в тот день. Несколько раз я с трудом удержалась от того, чтобы не упасть в обморок, когда к нам принесли вампиров с распоротыми животами и вываливающимися из них на всеобщее обозрение внутренностями. Я потеряла счет тем, кого спасла, мой фартук был целиком покрыт бурыми пятнами засохшей крови. Не знаю, сколько раз за этот день я повторяла самой себе, что просто должна это сделать, чтобы не вызвать подозрений. За несколько часов тяжелой работы, когда ни разу не присела, я постепенно абстрагировалась от стонов, криков, жутких ран и лишь методично делала свое дело.

Мне претила мысль о спасении жизни врагов, но я отдавала себе отчет, что не смогла бы хладнокровно убить их, раненых и беспомощных. Просто не хватило бы духу.

Краем уха я слышала, как не очень тяжелораненые рассказывают Нарциссе о том, как проходил штурм. С удовлетворением я услышала, что взять Ормонд вампирам так и не удалось. Обороной руководил Оффали, и люди дали достойный отпор. С крепостных стен они поливали врага раскаленной смолой, стреляли по вампирам… Правда, нельзя было не признать, что долго так Ормонд продержаться не сможет, среди людей было сегодня много погибших. Еще одна или две атаки – и осаде конец. Плохо, очень плохо. Мне надо спешить.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27