Анастасия Позднева.

Кит в лимонаде



скачать книгу бесплатно

От автора


Уважаемый читатель!


Это сборник рассказов, написанных в 2019-2020 гг., как в рамках литературных марафонов, так и просто по вдохновению.

Сразу скажу, что в рассказах очень много личного, некоторые из них основаны на реальных событиях, трагедиях и даже преступлениях. Стоит ли говорить, что всё это оставило тот или иной след в моей душе и затем легло в основу сюжетов?

Цикл «Кит в лимонаде» – это пять рассказов, связанных одними и теми же персонажами, чьи истории причудливо переплетаются самым неожиданным образом, прямо как в жизни. Части можно читать отдельно друг от друга, но вместе они приобретают гораздо большую ценность. Одноимённый рассказ из этой серии объясняет название всего сборника, а также отражает не только характер его главной героини, но и мой. В каком-то смысле этот рассказ стал одной из ключевых вех моего развития. Как писателя, в том числе.


А начиналось всё на тихой улочке летними вечерами в далёком 1995 году, когда мы с подружками наперебой читали друг другу то, что написали за день. Сейчас это называется бета-ридинг. Я писала незамысловатые фанфики про Трансформеров, Сейлор Мун и прочих персонажей, которые как будто сходили с экрана телевизора или книжных страниц. Да, я уже тогда начала воровать героев и сюжеты. Наивно и почти интуитивно. Наверное, мои первые читатели что-то чувствовали, также улавливая витающие в воздухе робкие попытки стать писателем. Но я себя так не называла. И даже не считала, хотя продолжала строчить по ночам под музыку I-TYPE и Modern Talking, заранее выискивая информацию и изучая родительские журналы и энциклопедии, чтобы матчасть каждой истории была достоверной. Я составляла таблицы с характеристиками персонажей, ещё не зная, что это «анкеты героев». Прописывала план развития сюжета и строго следовала ему, даже не подозревая, что написала синопсис и работаю, как «писатель–архитектор». Тогда я ничего этого не знала, но интуитивно следовала за тем, что было всегда внутри меня.

А сколько эмоциональных и трогательных сюжетов мне подарил переходный возраст! Буйство гормонов выплёскивалось на клетчатые листы разноцветными ручками и превращалось в прекрасных девушек и их надёжных возлюбленных. Какие страсти мне удавалось описывать, даже не пережив их! В этом и прелесть!

Потом я закончила школу и окунулась с головой в студенческую жизнь. Моё творчество было переосмыслено и оставлено в прошлом. Я пошла другой дорогой. Все мои «творения», как я называла свои многочисленные ламинированные тетрадки с написанными произведениями, были сложены в коробку от выпускных туфель и убраны под диван.

Конечно, я не забыла об этом опыте. Меня постоянно тянуло что-то написать. Ну, хоть одно законченное внятное произведение! Разместить его где-нибудь на специальных сайтах, где читатели, которых я и в глаза не видела, напишут мне правду о том, что я считала своей сильной стороной. В конце концов, не могли же мои одноклассники мне постоянно врать и лживо нахваливать.

Какой смысл?

Но я гнала от себя эти мысли. «Какая глупость! – думала я. – Какая ты писательница? Посмотри на себя! Вспомни Акунина, Дину Рубину, Роулинг. Вот – настоящие писатели! А кто ты такая?» На какое-то время огонёк внутри утихал, но со временем разгорался вновь. Вскользь брошенная фраза, мимолётная мысль, милое тёплое воспоминание, сон… И всё заново. В голове вырастал целый сюжет, паутина из событий и героев. И снова: «Настя, стоп! Ты – не писатель! Угомонись!»

А потом я родила двух человек с разницей в минуту. Совершенных и потрясающих. Прямо под новый год. И мир изменился. Всё встало с ног на голову, с ушей на брови. В бегстве от гормональных каруселей я влетела в первый писательский марафон, когда детям был месяц. С Варей в левой руке, Лёшей в коконе рядом, поддерживая бутылку с молочной смесью подбородком, я писала правой рукой в раздолбанном айфоне первые тексты после огромного перерыва. Это был фейерверк! На этом марафоне я познакомилась с кучей начинающих писателей, которые сейчас составляют моё инстаграм-окружение. Собственно, тогда я отпустила вожжи и позволила своей писательской тележке ехать туда, куда ей захочется.

Но недолго я ехала непонятно куда. Череда событий, вроде бы никак не связанных между собой, за полтора года вывела меня туда, где я сейчас. На пороге издания собственной книги. И да, теперь я – писатель. Бестселлеры ещё не написаны, но я знаю, что всё ещё впереди. Время придёт. Куда оно денется?

Но это всё не только моя заслуга, потому что у меня целая армия тех, кто меня поддерживал и помогал стать писателем. И вообще просто стать лучше.


Мои сердечные благодарности:


Родителям Мяличкиным А.Н. и Н.А. за помощь, веру в меня и понимание важности того, что я делаю.

Мужу Денису, который вообще во всём меня поддерживает. Даже в откровенно провальных начинаниях.

Моим детям Варе и Лёше, которые время от времени сидят тихо – или совсем не тихо, чем вдохновляют меня на писательские подвиги. Ведь именно после их появления всё сдвинулось с мёртвой точки.

Родным и близким людям, которые поддерживали, постоянно спрашивая: «Скоро? Скоро? Ну когда уже?» – чем не давали расслабляться.

Всем друзьям за мощную поддержку и, в первую очередь, за то, что ни разу не покрутили пальцем у виска.

Учительнице литературы Александровой Л.В. в 11 классе в 26 школе г. Пензы за ту самую «пятёрку» за тот самый рассказ на школьном конкурсе. Да, мы во многом не сходились, но я всегда уважала мнение столь профессионального преподавателя.

Моим девочкам Насте и Вике из литературного клуба «Зов слова», который мы создали, чтобы стать лучшими версиями себя, а также помочь начинающим писателям вроде нас.

Инстаграм-сообществу начинающих писателей и организаторам марафонов и турниров за советы, вдохновение и мощную базу знаний, которыми мы постоянно обмениваемся.

И всем настоящим и будущим читателям за ваше время и внимание к моему немалому труду.


С любовью и уважением,

Анастасия Позднева.

Цикл рассказов «Кит в лимонаде»

Побег от себя

Москва, конец сентября 2019


Арина издалека заметила полноватую фигуру и кудрявую шевелюру Поля, который стоял около дверей библиотеки со стопкой книг в руках. Он частенько заглядывал сюда, и она знала, что найдёт его именно здесь.

– Привет, Поль, ты уже сдал свою рукопись Денискину? – спросила она. – Срок до конца сентября, время поджимает.

– Сдал, – буркнул тот, поправляя очки. Поль был этническим русским, но его предки бежали после Октябрьской Революции во Францию и поселились в Лангедоке. – Этот старый пень достал уже придираться. Ему давно пора на пенсию, а он всё пытается что-то из себя строить. Тоже мне великий учёный, совершенно ничего не понимает в новых технологиях! Упрямый идиот!

– Чёрт, меня точно завалит, – расстроилась Арина. И тут же забыла и о Денискине, и о Поле, заметив знакомую фигуру в конце коридора. Она невольно сглотнула и поправила волосы.

Игорь Калинин – само совершенство. Высокий, поджарый, с аккуратной эспаньолкой и пшеничными густыми волосами чуть длиннее, чем это было бы прилично. Он увлечённо что-то обсуждал с сотрудницей лаборатории по изучению нейронных сетей и глубокого обучения. Арина немного скривилась – опять эта мымра Кора. Смазливая шатенка с круглым, как блин, личиком в веснушках и румянцем на щеках. И, самое главное, постоянно крутится вокруг Игоря.

Тот лениво повернул голову и еле заметно кивнул ребятам. Арина привычно занервничала, Поль многозначительно закатил глаза, как бы говоря: «Развели тут мелодраму!» Арина шикнула на него и стала ждать, когда Игорь освободится. Наконец тот наговорился со своей луноликой и подошёл к ним:

– Ну что? Сдали работы Денискину? – спросил он, пожимая руку Полю и чмокнув Арину в щёку. Да уж, никто из студентов профессора не жаловал, он уже стал притчей во языцех.

– Старый козёл… – процедил Поль.

– Надо поговорить, – сказала Арина, пристально глядя на Игоря. – Пойдём на улицу.

Тот ослепительно улыбнулся:

– Конечно, дорогая! – обнял её за талию и увлёк прочь.


…Два года продолжалась эта мучительная сладко-горькая связь Арины Стрельцовой и Игоря Калинина. Он не хотел афишировать их отношения. Она молча страдала, но принимала этот порядок вещей, боясь изводить его упрёками. Глубоко в душе она надеялась, что стоит подождать ещё чуть-чуть, и он решится сделать ей предложение руки и сердца.

Она понимала, что дорога ему, что по-своему он её любит, но по какой-то причине не хочет этого признавать. При этом он флиртовал с другими сотрудницами и не имел ничего против того, чтобы и Арина строила глазки другим мужчинам. И это она тоже принимала, мучаясь от ревности. Она и сама не знала, зачем ей это всё, но сердцу не прикажешь…

Также она понимала, что Поль Монн за неё переживает, зная о её страданиях. У неё не было близких подруг, и именно Поль заменял их, когда ей требовалось кому-то излить душу. Будучи довольно крепким парнем, Поль имел возможность давно и сильно врезать Игорьку в его красивый прямой нос, но Арина запретила другу вмешиваться в их отношения. Тот молчал, наблюдал, вытирал слёзы Арины, снова молчал, наблюдал и ждал…


– Так о чём говорить будем? – спросил Игорь. Они стояли совсем рядом на смотровой площадке с видом на Лужники, облокотившись на поручень. Это было их любимое место. – Или лучше вообще не будем говорить? – он приподнял одну бровь и выразительно подмигнул Арине. Она посмотрела на него снизу вверх. Дыхания не хватало. Почему всегда рядом с ним она чувствует себя такой глупой? Пусть он старше на два года и аспирантуру закончил уже, пусть всегда на хорошем счету у руководства, пусть он написал несколько статей в журналы и начал исследования намного раньше их с Полем. Зато она очень ответственно относится к работе на факультете. Даже Игорёк часто говорит, что она далеко пойдёт.

Тем временем он не стал дожидаться ответа, а наклонился и осчастливил её своим фирменным страстным поцелуем. Против своей воли Арина превратилась в мороженое крем-брюле и моментально растаяла. И почему он так на неё действует?.

Когда день уже сменился густыми серыми сумерками, а в окна комнаты, которую снимала Арина, влезли любопытные лучики фонарей, Игорь тихо прошептал ей на ухо:

– Я тебя люблю… – чем наполнил её сердце невероятной радостью до самых краёв. Он никогда не говорил ей этого, а она уже и ждать перестала.

– И я тебя… – прошептала она в ответ и обвила его торс рукой. – Ты один в моём микрокосме…

В ответ Игорь поцеловал её в висок и крепко прижал к себе. Внутри Арины запорхали бабочки. Да, сейчас!

– У меня для тебя сюрприз, – промурлыкала Арина и, выбравшись из тёплых объятий возлюбленного, достала из ящика стола, что стоял почти вплотную к кровати, крафтовый конверт с логотипом Кремлёвского дворца. Игорь аж задохнулся от удивления.

– Хосе Каррерас! Первого октября! – прошептал он, доставая два билета из конверта. – Ты знала!

– Угу… – Арина довольно прижалась к нему. – Ровно через неделю.

– Королевский подарок… – Игорь протянул руку и положил билеты на стол перед тем, как снова заключить девушку в объятия.

Много позже, после страсти и фейерверка любви, Арина поуютнее устроилась на плече Игоря. Её переполняла радость – он всё-таки признался в своих чувствах. Теперь никакая Кора не помешает их отношениям! Наверняка и предложение руки и сердца не за горами.

– А у меня тоже сюрприз для тебя, – тихо произнёс он, перебирая пальцами её растрёпанные волосы. Только что успокоившиеся бабочки внутри Арины снова запорхали. Да, сейчас он сделает ей предложение! – Я буду участвовать в одном очень крутом проекте. Как думаешь, у меня получится описать принцип работы электронно-позитронного коллайдера?

Арина резко подняла голову и пристально воззрилась на него:

– Что?! Какого коллайдера? – приятной неги как не бывало. Голову словно в ведро ледяной воды окунули.

– В Токио почти построили коллайдер, – Игорь будто не заметил изменения в настроении Арины и продолжал с энтузиазмом: – В рамках проекта мы с Корой хотим написать статью в журнал о нём, чтобы даже несведущие в науке читатели поняли принцип работы…

– Иди к чёрту! – окончательно вышла из себя Арина. – Убирайся со своим коллайдером, статьёй и этой дурой Корой!

Она соскочила с кровати и начала бросать в парня его одеждой. Тот, пожав плечами, поймал брюки и начал невозмутимо одеваться.

– То ты говоришь, что любишь меня, то начинаешь нести чушь про коллайдер, – кипятилась Арина. – Ты сам себя слышишь? Я два чёртовых года тебя ждала. И вот, наконец, дождалась… Какой-то ереси про твои дела с этой девахой! Я только и слышу – я да я! А где я в твоей жизни?

– Понятно, кто-то сегодня явно не в духе… – усмехнулся он. Потом подошёл ко всё ещё дышащей огнём и дымом Арине, быстро, пока она не вырвалась, схватил в охапку и прижал к себе. – Как успокоишься, ты знаешь, где меня искать. – Он легко поцеловал её в лоб. Затем торопливо развернулся и скрылся за дверью.


Арина села на ещё тёплую постель и разрыдалась, глядя на забытые Игорем билеты. Уже двадцать восемь, а никакого просвета. Сколько можно тянуть время? Да, любит, ну и что? Долго они будут прятаться? Она хочет нормальную семью и детей, но Игорь по какой-то причине не торопится связывать себя с ней брачными узами.

Нет, она всё-таки кривит душой. Однажды они едва не поженились. Полгода назад они были в Лас-Вегасе, когда ездили на научную конференцию в США. После всех выступлений небольшая группа из шести человек решила отправиться в город казино. Было очень весело, но половину ночи она совсем не помнила.

А утром Поль рассказал, как Игорёк чуть не притащил Арину жениться. Друг еле-еле выманил пьяную парочку на улицу, чтобы потом никто из них не жалел о содеянном. Арина потом долго сомневалась – может, и стоило пожениться и тем самым привязать к себе Игорька? Но зачем ей принуждать к браку человека, который в трезвом состоянии не торопится под венец? В итоге она от души поблагодарила друга, и все трое решили забыть о том инциденте.


На следующий день Арина зашла в кабинет Денискина и робко присела на самый краешек огромного кресла перед его громадным столом красного дерева. Сам владелец терялся на фоне поистине гигантского рабочего места и был похож на героя «Рождественской истории» Скруджа, только не хватало колпака, свечи и старого стёганого халата. Крючковатый нос, глубокие морщины и косматые брови над тёмными колючими глазами моментально вызывали в памяти образ, гениально сыгранный Джимом Керри.

– Та-ак, Стрельцова, – проскрипел старый профессор, – чем вы удивите меня на этот раз?

– Я принесла свою скорректированную научную работу по инновационным технологиям утилизации отработанного ядерного топлива и отходов… – ответила та и положила перед ним пухлую папку, жалея, что сказала вслух слово «инновационным», на которое у Скруджа – то есть, Денискина – аллергия.

Профессор славился на весь университет своим консерватизмом, граничащим с откровенным идиотизмом. На его рабочем столе не было даже самого простого компьютера. Он предпочитал получать все отчёты в печатном виде, которые неизменно правил красным карандашом. Арину коробило, но сделать с этим она ничего не могла. В смене научного руководителя ей отказали. Поль тоже страдал от Денискина. По большому счёту, со старым профессором даже ректор не мог справиться. Денискин имел в родственниках кого-то из побочной ветви кремлёвского генеалогического древа…

Игорю повезло больше. Он смог втереться в доверие к Денискину, тот его очень выделял, что раздражало Арину. Несмотря на всё своё обожание, она считала Игоря несколько ленивым и безответственным. Особенно по сравнению с собой. Она же день и ночь занималась кандидатской, а у Игорька ещё и время на тусовки оставалось. А сейчас они вместе с этой мерзкой Корой работали над новой научной статьёй про нейронные сети. И, видимо, о новом токийском электронно-позитронном коллайдере.

Чёрт бы его побрал! И Игорька, и коллайдер, и иже с ними!

Профессор открыл папку и прочитал аннотацию, потом пробежал глазами синопсис. Одним отработанным движением он сгрёб всё в ящик стола:

– Арина Александровна, – сказал он, сложив кончики пальцев обеих рук друг с другом и пристально взирая на соискательницу, – скажите мне как на духу – зачем вам наука?

Она ожидала любого вопроса, но только не этого, поэтому молча смотрела на научного руководителя и хлопала глазами.

– Неужели вам не хочется завести семью, детей? На кой чёрт вам утилизация ядерных отходов? – всё так же пристально смотрел на неё Денискин.

– Я хочу сделать мир лучше, – наконец выдавила Арина. – Кто, если не я?

Денискин зашёлся кашляющим смехом. Сколько ему? Семьдесят? Восемьдесят?

– Хорошо, я прочитаю вашу работу и скажу вам своё честное мнение через пару дней, – пообещал он. – Но запомните одно: пока там, – он ткнул артритным пальцем вверх, – не захотят, мир лучше не станет. И хоть обпишитесь, но ваша кандидатская будет пылиться в архиве, а не пойдёт в дело. Всего хорошего!

Арина еле поднялась со стула, чувствуя набухающий комок обиды в горле, и пошла к выходу. Она уже представила, как зальёт слезами плечо Поля, ведь только он может найти правильные слова и разложить всё по полочкам. В большинстве случаев ему даже удаётся убедить её, что проблемы, по сути, и нет.

– Стрельцова! – вдруг окликнул её Денискин. Та остановилась, но не обернулась, готовясь к очередной неприятности. – Я порекомендовал включить вашу кандидатуру в делегацию от МГУ на Шанхайской конференции. Вылет первого октября. Послушайте, что там умные люди про науку скажут. Может, перестанете витать в облаках. А теперь идите.

И Арина тихо притворила за собой тяжёлую дверь.


Поль был счастлив. Арина, как только вышла от Денискина, нашла друга около обожаемой библиотеки и всё ему рассказала:

– Это же прекрасно! – радовался он. – Поедем в Шанхай вместе. Меня тоже включили в состав делегации.

– Я Игорю подарила билеты на концерт Хосе Каррераса как раз на первое октября, – грустно заметила Арина. – Еле достала, в Кремлёвский дворец! Теперь они пропадут…

– Кстати, он тоже… – начал Поль, но не договорил, заметив Игорька.Тот шёл по направлению к ним, а рядом семенила Кора, едва достающая ему до плеча. Они что-то оживлённо обсуждали, пока Кора и Арина не пересеклись взглядами. Улыбка исчезла с круглого в конопушках лица, брови сдвинулись к переносице. Арине же словно по груди плёткой хлестнули. Дыхание остановилось, в горле вырос новый комок, она зажмурилась.

Внезапно Поль схватил подругу за руку и потащил прочь от этого места. Она пыталась сопротивляться, но где уж там? Поль схватил её за плечи, встряхнул:

– Ариша! Ты ослепла, что ли? Не видишь, что у них роман в разгаре?

– Он же любит меня… – прошептала она в ответ, хотя сама уже в это не верила. – Он сам мне вчера это сказал…

Арина остановилась, ссутулилась и обхватила себя за плечи. Начало знобить, слёзы потекли по щекам. Поль обнял её и погладил по спине.

– Почему? – всхлипывала она. – Почему я его люблю… Господи, за что мне это?

– Позволь мне наконец-то сказать тебе правду! – Поль заглянул в заплаканное лицо. – Игорь не любит тебя, – Арина прерывисто выдохнула, – Игорь не любит Кору, – Арина уставилась на Поля. – Он любит лишь себя! Боюсь, эта конкуренция тебе не по зубам.

– Я поняла, – кивнула Арина и шмыгнула носом, – спасибо тебе, Поль.

Она крепко обняла друга, вытерла слёзы и пошла обратно, туда, где всё ещё любезничали Игорь и Кора.

Они повернулись в её сторону и – ей показалось? – оба лица выражали крайнее недовольство и раздражение от её появления. Арине было всё равно. Она прошла мимо Коры, приблизилась вплотную к Игорю, быстро поцеловала его в губы, пока он ничего не успел понять, и тихо, но чётко, чтобы он всё-всё услышал, сказала прямо ему в глаза:

– Спасибо тебе – за любовь и боль, но теперь убирайся из моей жизни ко всем чертям! – повернулась к Коре: – И ты вместе с ним!

И, не оглядываясь, пролетела мимо ошарашенного Поля, который внимательно следил за разворачивающейся драмой. Завернула за угол и упала в одно из стоящих там кресел. Вскоре друг догнал её и присел рядом:

– Не знаю, что ты ему сказала, но это было сильно! Такого Игорька Калинина я ещё не видел!

– Я послала его… Их обоих… – сказала Арина и разревелась.


Через пару дней Арина снова оказалась в жутком кабинете профессора Денискина. Вновь села на самый краешек того же страшного кресла, спиной чувствуя, что оно готово её проглотить. От этой мысли по коже промчались мурашки.

– Та-ак, Стрельцова, – от этого скрипа будто по горлу наждачкой провели, – я не ошибся в вас…

– Что?! – Арина вскинулась, пытаясь поймать неуловимые лучики надежды.

– Да-да! Я прочитал черновик вашей научной работы, – Денискин снял очки и протёр их носовым платком. – Вы меня не разочаровали. Всё оказалось так, как я и думал… – Арина ещё не понимала, к чему клонит профессор. – Вам надо оставить науку и заняться личной жизнью.

Арина не верила своим ушам. Щёки её пылали.

– Выйдете замуж, забудете МГУ как страшный сон, и всё встанет на свои места, поверьте мне, – и Денискин улыбнулся. Вдруг он стал похожим на Скруджа рождественским утром, доброго и милого старичка с глазами-солнышками.

Арина уставилась на носки туфель и поджала губы. Пусть говорит, что хочет, пусть советует или оскорбляет, пусть хоть черновиком в неё запустит, но она не уйдёт, пока он не примет работу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении