Анастасия Попандопуло.

Один год из жизни козы Фроси Помидоркиной



скачать книгу бесплатно

Иллюстратор Анастасия Попандопуло

Иллюстратор Катя Кандаурова


© Анастасия Попандопуло, 2018

© Анастасия Попандопуло, иллюстрации, 2018

© Катя Кандаурова, иллюстрации, 2018


ISBN 978-5-4490-3664-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero


Как Фрося к нам жить пришла

Предисловие

Однажды дождливым осенним вечером я засиделась за работой. Дети уже ложились спать, моя мама читала в гостиной, муж работал у себя в кабинете. Было тихо, только собаки переругивались вдали да дождь холодными лапами гладил окна. Вдруг в дверь постучали. Я удивилась – мы никого не ждали. Когда же я открыла дверь, мое удивление возросло. На пороге стояла маленькая чрезвычайно грязная и мокрая коза. В правой лапе11
  Вообще-то у коз, конечно, нет лап. У  них есть задние и передние ноги. Но Фрося – коза совершенно особенная, скоро вы в этом убедитесь. Честно говоря, она просит называть свои передние ноги «руками», но, по-моему, это слишком. Так что, пусть будут «лапы». Договорились?


[Закрыть]
она держала небольшой полиэтиленовый пакет с большим нарисованным помидором и надписью «Распродажа овощей», вокруг ее шеи был намотан голубой шарф. Коза сначала посмотрела на меня, потом бросила взгляд в прихожую и внезапно спросила:

– У вас коза есть?

– Нет, – сказала я и для пущей убедительности покрутила головой.

– Ну я так и поняла, – ответила неожиданная гостья и начала протискиваться в дом.

– Постой, постой, – загородила я вход. – Тебе что нужно-то?

– Мне? Вот интересно! У самих козы нет. Еще спрашивают, что мне нужно. Удивительно.

И коза сделала еще шажок в нашу прихожую.

– Да подожди, пожалуйста! – попыталась я остановить ее. – Так ты что, жить к нам пришла, что ли? Так нам, прости, коза ни к чему. У меня и без козы хлопот полон рот.

– Прогоняете меня, да? Зря! Я точно знаю. Коза всем нужна. И вам тоже. Может, еще больше, чем остальным-прочим! Счастья своего не видите, вот что! – напирала коза.

– Да не нужна нам коза, честное слово, – не сдавалась я, – у нас собака есть, Арчик, и больше животных мы заводить не собираемся.

– Так то животных каких-то, а я говорю про козу! Коза – это вовсе другое дело. Нечего с собакой и равнять! – настаивала та. – И вообще, я с вашей бабушкой буду разговаривать. У вас бабушка-то хоть есть?

Бабушка у нас была, и она уже сама спешила к двери в сопровождении моих детей – шестилетней Кати и тринадцатилетнего Андрея, которых тоже заинтересовал шум в столь неурочное время.

– Ну вот, – я показала козе рукой на свою маму, – вот наша бабушка, Наталья Владимировна.

А это, полюбуйтесь, коза.

– Я не просто коза, я прекрасная, самая лучшая коза в мире. Зовут меня Ефросинья. Фамилия… – коза замялась, потом глянула на свой пакетик и, тряхнув головой, продолжила, – фамилия у меня пусть будет Помидоркина. А пришла я к тебе, бабуленька! Ведь не бывает такого, что у бабушки нет козы. А меня не пускают.

– Я даже не знаю, что сказать, – замялась бабушка. – Я никогда не думала держать козу. Я даже не знаю, как за козами ухаживать.

– Ой, мамочка, бабулечка, давайте ее оставим, – кинулась к нам Катя, – если надо, я ее сама держать буду. Она вроде не тяжелая.

– Так, что происходит? – вышел из кабинета Борис.

– Папулечка, к нам коза пришла, – засуетилась дочка, – милая. Она у нас жить хочет. А мама с бабушкой ее не пускают… пока.

– Добрый вечер, меня Фрося зовут, – еще раз представилась коза и примостила свой пакетик на вешалку.

– Ну и дела, – задумался Борис, – нам только козы не хватает, по-моему.

– Вот! – обрадовалась та. – Я ж и говорю. Вам козы не хватает! Хорошая коза всем нужна, а меня гонят отовсюду…

Она вздохнула и уже совсем другим, тихим голоском продолжила:

– Оставьте меня, пожалуйста. За мной собаки бездомные гнались.

Мы переглянулись. Время позднее. На улице холодно. И, действительно, собаки.

– Ладно, – говорю, – раз пришла, ночуй сегодня у нас, а завтра я тебя на какую-нибудь ферму отвезу. Пусть там разбираются, что с тобой, голубушка, делать.

Коза сразу повеселела. Сняла она свой шарфик, ножки вытерла об коврик и пошла по коридору. Первым делом я ее в ванную отправила.

– Иди, – говорю, – помойся. А мы пока поговорим.

– Поговорите, – разрешила коза. – Только ты, бабулечка, помни, я к тебе пришла. Твое слово главное! – сказала она моей маме и скрылась в ванной.

Мы сели за стол. Заварили чай и стали решать.

– Только с тобой, мама, могла произойти такая дурацкая история, – внезапно напал на меня Андрюша. – Учтите, я с козой заниматься не буду. Хватит того, что я с Арчиком гуляю.

– Да уж, – протянул Борис, – сегодня ты, действительно, того…

– Да причем тут я? Она сама пришла. И вообще говорит, что к бабушке, – удивилась я.

– Не отпирайся. Бабушку она приплела, так как это самый чувствительный и ненадежный элемент нашей семьи. Эта коза хитрая. Сразу наши слабые места вычислила, – парировал Андрей.

– Так что ж мне было, дверь не открывать? – удивилась я.

– Не знаю, а только у тебя всегда так.

– А мне коза понравилась, и жалко ее, – поддержала меня бабушка.

– Вот-вот – на это и расчет, – продолжал гнуть свою линию сын, – а на самом деле она нахалистая. Нам нужна нахалистая коза? Мы, по-моему, вообще не собирались козу заводить.

– Это она так себя ведет от страха, что ее прогонят, – возразила Катя. – А сама она нежная, маленькая. Я с ней играть стану. Не прогоняйте ее, – и Катя начала всхлипывать.

– Так, – сказал Борис, – что мы имеем? Пришла коза. Прогнать ее нельзя, поскольку идти ей некуда, а гнать живое существо поздней осенью ночевать на улицу нам никому совесть не позволит. Даже Андрюше. Поэтому на самом деле вариантов у нас нет – коза остается здесь как минимум на то время, пока мы не сможем пристроить ее на хорошую ферму.

– А заботиться о ней будем мы с бабулей. Да, бабушка? – обрадовалась Катя.

– А если завтра к нам слон придет? Вы тоже о нем заботиться будете? – напирал Андрей. – Может ее фермеры ищут, может она вообще государственная. Как это мы оставим неизвестно чью козу? Она, между прочим, денег стоит. Ее, может, на молоко или на мясо растят.

– Как на мясо?! – ахнула Катя.



– А вот так!

– Стоп! – прервала дискуссию бабушка. – Чья она, мы не знаем, это во-первых. Любую находку, если хозяин не объявится, можно присвоить, это во-вторых. Так вот, мы, конечно, повесим объявление, что нашли козу, но только на неделю. Если никто не позвонит, я эту козу себе забираю. И вопрос о ферме больше не поднимайте. Раз пришла, значит, так надо. Кроме того, она ко мне пришла, и мое слово последнее.

– Ура! – закричала Катя и бросилась к бабушке на шею.

– На вашей совести! – предупредил Андрей.

– Молодец, бабулечка! – закричала из ванной Ефросинья, которая, оказывается, все это время подслушивала. – А теперь дайте мне, пожалуйста, шампунь, я всегда мечтала душистым шампунем намыться!

На следующий день, я напечатала и развесила объявления о том, что мы нашли белую козочку Ефросинью, пяти лет и готовы вернуть ее владельцу. Но ни через день, ни через два, ни через неделю никто нам не звонил, и свои права на Фросю не предъявлял, чему, честно говоря, все мы были очень рады, потому что сразу ее полюбили и отпускать уже не хотели. Фроська оказалась веселой, доброй и очень предприимчивой козой. Ее фантазия и энергия не знает границ, и с ней всегда происходят какие-то смешные истории. Некоторые из них я и решила вам рассказать.


Как Фрося собирала грибы

Фрося поначалу очень хотела всем понравиться. Первые дни она ходила тихая, все время пыталась помочь, извинялась и благодарила на каждом шагу. Однажды утром она выглянула в окно и сказала:

– Сегодня я пойду за грибами! Кто со мной?

– Я! – сразу подняла руку Катя.

– Какие грибы, Фросенька? – удивилась бабушка. – Ноябрь на дворе!

– Так и что? – Фрося отхлебнула чаю. – Ноябрь – это осень. А осень – это грибы! Вы еще удивитесь, какая я полезная! Вот пойду и полную корзинку принесу. Ты мне, бабуленька, только корзинку побольше дай!

– Ну, идите, погуляйте, – махнула рукой бабушка, – только далеко не уходите, гуляйте вдоль дачного забора и собаку с собой возьмите.

Бабушка вынесла корзинку, надела на Фросю и Катю теплые комбинезоны и сапожки и выпустила их в лес в сопровождении Арчика. Почти полчаса Катя и Фрося ходили, сосредоточенно всматриваясь в припорошенные первым снегом палые листья, а потом Катю стали одолевать сомнения.

– Фрось, а ты уверена, что грибы еще можно найти? – спросила она, в очередной раз пошурудив палочкой под березкой.

– Конечно! – заверила коза. – И потом, как по-твоему, куда они могли бы деться?

– Ну не знаю, – задумалась Катя. – Может, сгнили?

– Да ладно! Ты посмотри вокруг! – повела лапой Фрося. – Холодрыга, того гляди, снег пойдет!

– И что?

– А то что мы теперь как бы внутри холодильника, а в холодильнике продукты не гниют! Так что грибы где-то здесь. Только их найти трудно, потому что все грибы, которые найти было легко, в сентябре нашли другие грибники. Но мы не сдадимся, пока не наберем корзинку! Вперед!

И коза решительно зашагала по лесу. Через два часа корзинка все еще была пустой. Катя и Арчик заметно погрустнели, перестали вглядываться в опавшую листву и безнадежно таскались вслед за Ефросиньей, которая, казалось, не знает усталости. Небо нахмурилось, посыпал мелкий колючий снежок, сильный ветер качнул деревья так, что сучья затрещали и посыпались. Фрося подняла мордочку и вдруг закричала:

– Нашла! Нашла! Вон гриб!



– Где? – оживилась Катя, предчувствуя скорое возвращение в теплый дом к чашке ароматного, сладкого, горячего чая.

– Да вон же, на сломанной березе! – Ефа показала на большой нарост, расположенный где-то на уровне Катиной шапки.

– А разве это гриб? – удивилась подруга.

– Конечно гриб, – заверила коза, – животным это быть не может, на листик или сучок не похоже, значит, гриб!

– Звучит убедительно, – кивнула Катя.

– Разумеется! – обрадовалась коза. – Ну, я полезла.

Она подтащила к стволу большой упавший сук, встала на него, вцепилась обеими лапами в нарост и повисла. Раздался треск, Фрося упала на землю, зажав в копытцах добычу. Оправившись от падения, коза ловко запихала свою добычу в корзинку и подала сигнал к отступлению. Повеселевший Арчик бодро затрусил вперед, выводя грибников к дому.

– Хозяйка, принимай добычу! – закричала с порога Ефросинья. – Мы такой грибище нашли, на несколько дней хватит точно.

– Ну-ка, ну-ка, – заинтересовался, выходя из своей комнаты, Андрей. – Что тут у нас?

Он вытащил из корзинки нарост и внимательно его осмотрел.

– Так, это чага, или березовый гриб, – вынес он вердикт. – Растет обычно на березах, иногда и на других лиственных деревьях.

– Вот, я ж говорила, – толкнула Катю локотком коза, – гриб! Давай, бабушка, его с картошечкой и лучком пожарим. Я страсть как картошеньку с грибами люблю.

– Ничего не получится, – охладил ее радость Андрей, – чагу не едят.

– Ядовитая? – ахнула Катя.

– Нет, просто несъедобная. Она твердая как дерево. Вот.

И Андрюша постучал по грибу карандашом.

– Как же так? – расстроилась Ефа. – Мы столько трудились, столько искали и все напрасно. Гриб никчемный?

– Ну почему сразу «никчемный»? – сказал, выходя из кабинета, папа. – Грибы могут использоваться не только как пища. Царство грибов удивительно и разнообразно. Вот Андрюша знает, что из некоторых грибов делают антибиотики. Например, для этого используют гриб пеницилл – плесень, которая образуется на цитрусовых.

– Плесень – это гриб? Фу! – скривилась Фроська.

– Конечно, и достаточно полезный, как видишь, – заверил папа. – Ваш гриб тоже часто используют в народной медицине. Делают отвары, настойки. Но мы его задействуем по-другому. Вам ведь нужна была мебель для кукольного домика? Вот! Мы ее сделаем из этого прекрасного гриба.

Через несколько дней набор кукольной мебели – диван и два кресла – был готов. Получилось очень красиво. Катя и Фрося с удовольствием поставили набор в кукольный дом. А за грибами Фрося решила временно ходить только в магазин.

– Понимаешь, Кать, – говорила она подруге, – грибы в лесу, конечно, есть, деваться им некуда, я тебе объясняла. Но уж больно хитрые там остались. Чемпионы по пряткам! А чужое мастерство надо уважать, как говорит папа. Раз они такие мастера прятаться, пусть живут. Не станем их есть, правда?

Как Фрося собиралась птицей стать

Фрося очень хотела стать птицей и летать по небу. Она долго листала Андрюшины книжки по биологии в надежде найти схему превращения козы в птицу, однако то ли эти схемы размещали в учебниках для школьников постарше, то ли вообще наука пока не решила эту важную проблему. Фрося поняла – надеяться нужно только на себя. По вечерам она усиленно думала над этой сложной задачей, читала сказки про конька-горбунка и Сивку-Бурку, мифы про пегасов, изучала справочник по животноводству (особенно раздел о козах). А потом случайно наткнулась на передачу про современного маугли – мальчика, которого воспитали собаки. В свои три с половиной года он прекрасно умел бегать на четырех конечностях, лаять, как настоящая собака, и даже кусаться! И Фрося поняла – не все определяется наследственностью, огромную роль в формировании личности играет окружение.

– Как же я раньше не додумалась! – сокрушалась Ефросинья. – Сколько времени упущено. Но ничего, завтра же в корне изменю свою жизнь!

На следующий день Ефка проснулась рано и сразу побежала во двор. Она придирчиво осмотрела деревья в лесной части участка, что-то измерила линейкой, что-то нарисовала в блокнотике и начала собирать ветки. Весь день она провела в лесу, а вечером первая выбежала встречать с работы папу.

– Папа Боря, пойдем скорее со мной! – закричала коза, как только тот вышел из машины. – У меня для тебя дело на несколько минут. Вот смотри, тут я собрала ветки, из них надо сделать гнездо и укрепить его вон на том большом суку.

Фрося показала на ветку, отходящую от ствола березы на уровне второго этажа.

– Фросенька, а зачем нам строить гнездо? Пусть птички сами строят, – попытался увильнуть папа.

– Так это я птичка-то, я! Ты же поможешь своей птичке, правда?

– Это игра такая, да? Давай в воскресенье поиграем, я сегодня устал и ужинать хочу.

– Как это в воскресенье? А сегодня я где спать буду? Тут каждая минута дорога. Чем раньше я начну жить, как птица, тем раньше во мне начнет птичность развиваться.

– Фрося, давай в тебе птичность в выходные развивать начнем, я сегодня устал очень, на мне сегодня пахали – лошадность развивали, видимо. Пойдем в дом, а то дождь скоро начнется, – предпринял еще одну попытку папа.

Но Фрося только горько и решительно помахала головой.

К ужину Ефа в дом не пришла. Ни уговоры бабушки, ни обещание пирогов с капустой не смогли изменить ее планов.

– Я могу сделать ей гнездо, могу, – оправдывался папа, – но, во-первых, это займет кучу времени, а уже вечер, и, во-вторых, нельзя же позволять ей действительно жить на дереве. Она разобьется!

– Это все вы ее распустили! – укорял Андрюша. – Все сказки ей и Кате читаете. Детей надо знакомить с реальной жизнью, с трудностями, с провалами. А то вот, пожалуйста, «куда приводят мечты»! Ей надо четко и однозначно сказать: «Ты коза и птицей стать не сможешь нико-гда!»



– Это жестоко, жестоко, – возразила Катя. – И потом, ну вдруг она сможет?

– Жестоко – не говорить правды. Она разобьется, и это будет ваша вина. Вон, смотрите, пожалуйста, она уже на дерево полезла, – и Андрюша указал рукой в окно.

И действительно, Фрося, зажав под мышкой подушку от летнего кресла и несколько веток, карабкалась по стремянке, приставленной к березе.

– Фрося, Фросенька, слезай вниз, разобьешься! – закричала в окно бабушка. – Да что же это делается! Фросенька!

– Или я стану птицей, или погибну в полете! – крикнула коза.

– Фрося, спустись вниз, пожалуйста, – вышел на крыльцо папа. – Я тебе гнездо сделал. Принимай работу.

Ефросинья недоверчиво взглянула на нас и стала медленно спускаться. Потом подбежала к папе.

– А где гнездо? Ты не шутишь?

– Нет, не шучу. Прекрасное гнездо, теплое, сухое, с подушками и чистым бельем. Я его в выходные немного доделаю, но уже и сегодня в нем вполне можно спать.

– А где же оно, мое гнездышко?

– Я подумал, зачем тебе жить на ветке, пусть ты будешь домашняя птица, вроде канарейки или попугайчика. Летают они ничуть не хуже лесных птиц, а по красоте даже превосходят. Пойдем, я твое гнездо в бабушкиной комнате поставил.

И действительно, на месте Фросиной кровати обнаружилось круглое гнездышко, по краю обложенное подушками, с мягким матрасиком посередине, с одеялком и игрушками. Фрося была очень довольна.

С тех пор она живет в гнезде и ждет, что со дня на день начнет в ней проявляться птичность.

– Эх, жалко, сколько времени зря упустила. Если б с рождения в гнезде жила, уже бы точно летать научилась, – порой говорит она Кате за чаем.

Как Фрося воспитывала в себе смелость

Фрося очень хотела быть отважной, и однажды решила, что смелость необходимо развивать.

– А как ты будешь ее развивать? – поинтересовалась за завтраком Катя.

– Очень просто! Я пойду в лес! Одна, вечером! И проведу там целый час! Завтра пойду на два часа, потом на три. И трех, наверное, уже хватит для абсолютной смелости.

– Фрося, – ахнула Катя, – а ты не боишься волков?

– Так в этом и суть. Не бояться. И потом, в нашем лесу волков, по-моему, нет, – ответила Ефка.

Сказано – сделано. Как только стало смеркаться, Фрося оделась потеплее, взяла связку баранок, мелок и фонарик, открыла калитку, которая вела в лес, и шагнула на тропинку.

Сначала она хотела походить вдоль дачных заборов, но потом решила, что раз уж она оказалась в лесу, можно попытаться проведать, что же там находится за оврагом, куда папа ходить запрещает. Она спустилась вниз, потом, цепляясь за торчащие корни деревьев, вылезла на противоположную сторону балки и зашагала вглубь леса. По пути она мелком делала метки на стволах деревьев, чтобы не заблудиться. Вдруг что-то серое метнулось из-под ближайшего куста. Фрося побежала вперед. Серое бросилось за ней. Фрося завизжала и кинулась вправо. Серое издало вопль и кинулось влево. Фрося понеслась через ельник, внезапно она споткнулась о поваленное дерево и рухнула в мягкую, заваленную опавшими иголками и листьями ямку. Внезапно серое рухнуло ей на голову. Фрося и ее преследователь одновременно закричали, и потом Фрося отключилась.

Когда она пришла в себя, то первым делом удостоверилась, что еще ни одну ее часть не съели. Это было утешительно и внушало определенные надежды на будущее. Она аккуратно села и увидела, что рядом с ней в обмороке лежит крупный заяц.

– Ах вот это кто! – рассердилась Фрося. – Чуть не испортил мне тренировку развития мужества. Вставай давай.

Заяц пошевелил ушами, но глаза не открыл.

– Вставай, я коза с ближних дач. Не бойся.

– А я и не боюсь, – ответил заяц, отряхиваясь. – Кто еще больше испугался – вопрос!

– Уж не я! Я вообще с тобой в догонялки играла, если хочешь знать. А в лесу я смелость развиваю.

– Здорово! – восхитился заяц. – А я вот тут просто живу. Меня Никифор Леденцов зовут.

– Очень приятно. Я Ефросинья Помидоркина. Скажи, а в вашем лесу волки есть?

– Нет, нету, наверное. Я в самую чащу не хожу. Все больше на опушке. А ты с каких дач?

– Как с каких? С наших. Тут разве возле леса много дач?

– Конечно! Вот, например, в той стороне, – заяц махнул лапой вправо, – жадные дачи. Там забор высоченный из сплошных железных листов, еще и в землю глубоко вкопанный. Там к огородам не подберешься. И думать забудь. Еще и собаки в каждом дворе. Зато рядом с ними, через рощу, веселые дачи. Там каждый вечер музыка. Заборы так, для виду больше. В этом году многие дачники яблоки в лес уносили и в ямки закапывали. Ну, они закапывали, а мы откапывали. Уж и наелись! Провитаминились на целую зиму. А у тебя какие дачи, опиши.

– Даже не знаю, как начать, – загрустила Фрося, – не жадные, это точно. У нас забор низкий, зелененький. И овраг недалеко. А домик у нас деревянный, коричневый. Еще у соседей куры живут. Не знаешь, где это?

– Эх, дела. Похоже, заблудилась ты, – почесал ухо заяц. – Что же делать? О! А давай я тебя на большую дорогу выведу. Людей там встретишь, они тебя на твою дачу и проводят.

– Ой, выведи меня, пожалуйста, – сложила на груди лапки Фрося. – А я тебе вот баранки отдам.

– Баранки – это всегда приятно, – согласился Никифор, и они пошли через лес.

Между тем быстро темнело. Фрося перестала различать дорогу, и, если бы не Никифор, наверняка бы уже окончательно заблудилась. В темноте лес выглядел страшным и неприятно живым. Шорохи и треск, на которые днем не обращаешь внимания, ночью пугают. Ветки деревьев цепляют мех и мешают идти. А тут еще Никифор начал рассказывать, что хотя сам он волков в лесу не встречал, но слышал разговоры о какой-то волчьей семье, которая вроде собиралась переехать ближе к окраине, так как в чаще стало совсем голодно. А потом и вовсе стал травить страшные лесные байки про черных леших, которые ночью играют в карты на зайцев; про про?клятую сову, которая не может заснуть, пока не соберет двадцать мышиных хвостов; про ручей с сонной водой, рядом с которым живет страшный змей, и прочую жуткую жуть. Сам он своих рассказов не боялся – он их знал давно, и от многократных повторений ужасный смысл этих сказок для него истрепался. Наоборот, звук собственного голоса, казалось, вселял в него уверенность. А вот Фрося была уже ни жива ни мертва. И вдруг, когда вдали уже можно было различить шум проезжающих машин, Фрося услышала шаги. И не просто шаги – а шаги большого зверя. Зверь шел на четырех лапах и шумно принюхивался. Кровь остановилась в козьем теле, а рыжая челка встала дыбом. Сомнений не было. К ним приближался волк. Никифор тоже почуял недоброе, оборвал на полуслове очередной рассказ и присел, задергав ушами. Проще всего было убежать, но Фросе было стыдно трусить при Никифоре. Тоже мне, пошла воспитывать смелость, а сама второй раз за вечер драпает при первой опасности. Фрося подняла большую палку и встала в стойку нападения, которую ей показал Андрюша, когда тренировал ее на ниндзя. Шаги меж тем приближались. Никифор попытался бежать, но коза ловко схватила его за ухо, сунула ему в лапы другую дубину и кивнула в сторону ближайших кустов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное