Анастасия Маркова.

Большая (не)любовь в академии



скачать книгу бесплатно

– Вы будете меня навещать? – поинтересовалась я, проводив лакеев долгим взглядом.

– Как получится, дорогая. Сама знаешь, на твое посещение стоит ограничение, – она поднялась с пуфика и попыталась улыбнуться, но улыбка вышла грустной и вымученной.

Маму следовало немедленно подбодрить, а то она совсем, бедная, раскисла. Я снова подошла к ней и легонько обняла. Хоть я и не была маминой дочкой, ее тепло успокаивало.

– Только не переживай из-за меня. Я не пропаду. Жильем обеспечат, в столовой покормят. И все бесплатно. На одежду тоже особо тратиться не придется. Представь, что я не закончила академию и мне предстоит еще один год обучения.

– Меган, будь осторожна, – в ее голосе слышалась неподдельная тревога и озабоченность. Черные глаза подозрительно мерцали. – Не вляпайся в очередную историю, иначе погубишь свою жизнь.

Едва я открыла рот, чтобы заверить маму, что ей не стоит ни о чем волноваться, как наше уединение было нарушено – вернулись слуги. Они молча забрали второй сундук и торопливо покинули комнату. Пришел и мой черед ее покинуть.

– Подожду тебя на улице, – скороговоркой сказала мама и исчезла из виду. Наверняка она догадалась, что мне хочется побыть одной. Всего минуту…

Я посмотрела в зеркало на свое отражение, поправила кружевной ворот, скрывавший мой ошейник, обвела беглым взглядом любимую спальню, схватила с кровати ридикюль и решительным шагом направилась к выходу. Невзирая на трудности, которые мне предстояло в будущем преодолеть, я не сожалела о содеянном.

На улице выстроилась целая процессия. Все с мрачными лицами ожидали виновницу «торжества». Стоило мне появиться в парадных дверях, судебный пристав вздохнул с облегчением, стер со лба выступившую испарину и только тогда подошел к стоявшим на земле сундукам. Как мама и предполагала, присутствие дядюшки его заметно нервировало. Мужчина только для вида открыл тяжелые деревянные крышки, явно не собираясь рыться в женском белье, сделал карандашом какие-то пометки в блокноте и дал прислуге указание загрузить багаж в карету. Можно было перевести дыхание.

Настал момент прощания. Первым ко мне подошел отец. Судя по его суровому выражению лица, меня ожидало очередное нравоучение. Словно их за последние две недели было мало. Ничего, одним больше, одним меньше… Переживу!

– Меган, – начал он и замолчал, призывая к вниманию. – Тебе следует знать, что дела у меня сейчас идут не очень, так что прошу: думай головой, прежде чем в очередной раз что-нибудь выкинуть. Ты девочка смышленая, но больно безответственная. Еще одного подобного скандала не выдержит ни мой кошелек, ни наша репутация. Постарайся продержаться год без своих вывертов. Слишком многое нынче поставлено на карту, и только от тебя зависит будущее всей семьи. Думаю, ты уже убедилась, насколько Моррисы влиятельны. Одно их слово – и твоего брата вышвырнут со службы. Никто и не посмотрит на его заслуги. Да и с Джеральдом будь поласковее. Если бы не он, все закончилось бы гораздо хуже.

«Если бы не он, мне не пришлось бы покидать сегодня отчий дом», – промелькнула мысль, но вслух я сказать подобное не осмелилась.

Слишком много лишних ушей было рядом…

– Хорошо, папа. Вот увидишь, я не подведу, – пообещала я, когда он замолчал.

– Очень надеюсь на это, дочка, – одним резким движением отец притянул меня к себе, хотя он редко позволял себе проявлять эмоции на виду у всех.

Следующим ко мне подошел Эдгард. Синяя форма была ему к лицу, придавала некий ореол загадочности. Брат пользовался популярностью среди женщин. Но несмотря на этот факт и свой возраст, а совсем недавно ему исполнилось двадцать семь, он, как и Джеральд, жениться не торопился.

– Держись, кнопка! – Эдгард дотронулся указательным пальцем до кончика моего носа и подмигнул.

– Держись, – хмыкнула я. – Легко сказать.

– Не ворчи и не забывай, о чем мы с тобой говорили.

Брат крепко сжал меня в объятиях, и уже в следующее мгновение разжал их, чтобы позволить попрощаться со мной Джеральду, который очередной раз за день завладел моей рукой и только затем поцеловал в щеку, пообещав, что мы скоро увидимся.

Дядюшка, как истинный судья, наказал не забывать о приговоре и уже шепотом добавил, чтобы не придавала значения случившемуся. Казалось, его позабавила царившая после пожара суматоха.

Мама старалась улыбаться, но в уголках глаз постоянно собирались слезы, которые одна за другой стекали по щекам. Мередит также не осталась в стороне. Она обхватила меня за талию своими худыми ручками и прижалась головой к животу. Я легонько потрепала ее по светлой макушке, глубоко вздохнула, стараясь подавить обуревавшие меня эмоции, и направилась к покрытому черным лаком экипажу, запряженному парой гнедых лошадей. Отец не поскупился и велел подготовить лучшую карету, которая у нас только имелась.

Я помахала родным на прощание из окошка и откинулась на шелковые подушки. Вскоре экипаж выехал за ворота поместья, по обеим сторонам которых стояли каменные статуи магов с огненными шарами в руках. Они словно оберегали род Хантов от ненастий. Вот только две недели назад им, похоже, кто-то накинул повязки на глаза. А может, с заходом солнца они впадают в глубокий сон?

Намереваясь расположиться поудобнее, потянулась к туфельке и… замерла, поскольку уловила боковым зрением радужное мерцание в противоположном углу кареты. Помимо меня здесь определенно кто-то был. В душу закрался холод.

«Что делать? Чем отбиваться от безбилетника, если он решит напасть на меня? Зачем сюда пробрался?» – вопросы рождались в голове с немыслимой скоростью.

Не желая мучиться неизвестностью, применила заклинание по снятию эффекта невидимости с загадочной персоны. Вслед за яркой фиолетовой вспышкой начали проявляться контуры хрупкой девичьей фигуры. Едва показалась копна каштановых волос с характерным рыжеватым оттенком, я перевела дыхание.

– Хвост саламандры! Ты что творишь?! До сердечного приступа чуть меня не довела! – недовольно воскликнула я и демонстративно приложила руку к сердцу, изображая недомогание, а затем вновь села ровно. – Так что ты тут делаешь?

Селеста широко улыбалась, обнажая ровные и белоснежные зубы. Она была довольна своей выходкой. Глядя на миловидное лицо подруги, я ощущала, как сердце вновь наполняется тяжестью. До сегодняшнего утра предстоящая разлука казалась чем-то нереальным. Теперь же я не представляла, как переживу ее, ведь мы редко расставались более чем на неделю.

– Не могла не проститься с тобой.

– Вчерашний вечер не в счет? – усмехнулась я и внезапно поняла: в словах подруги имелся подтекст. Приглядевшись к ней, заметила, что за наигранной веселостью скрывалась печаль. – Что не так, Селеста?

– Отец отправляет меня к тетушке, – отозвалась она, немного помедлив.

– Той самой? – с ужасом воскликнула я и подалась вперед.

Однажды мне довелось ощутить на себе суровый нрав ее родственницы. Постоянный контроль сводил с ума. Душа и тело в ее присутствии рвались на свободу, о которой можно было лишь мечтать. Лучшего наказания и придумать нельзя!

– Да, той самой. Отец считает, что влияние тетушки Рейчел пойдет мне на пользу. Поэтому, скорее всего, я не смогу навестить тебя ни через месяц, ни через два. Меган, по правде говоря, я не знаю, когда мы снова увидимся, – выпалила она на выдохе.

– И когда ты об этом узнала?

– Вчера утром, – призналась она, поджав и без того тонкие губы.

– Но почему ничего не сказала? – удивленно посмотрела я на подругу, теребившую подол бирюзового платья, подчеркивающего красоту ее зеленых глаз.

– Не хотела портить вечер. Согласись, мы замечательно посидели.

Не замечательно, а просто превосходно и незабываемо! Мы пили горячий шоколад, ели любимые пирожные и вспоминали забавные истории из той, ничем не обремененной жизни. А вспомнить нам было что!

– Меган, умоляю, прости меня и… спасибо! Если бы не ты, боюсь представить, что стало бы с нашей семьей, – она не единожды пыталась завести со мной разговор о том вечере, но каждый раз я останавливала ее на полуфразе. – Мне следовало увести тебя оттуда, а не толкать на преступление.

– Тебе не за что просить у меня прощения. Ты поступила бы точно так же на моем месте. Да и никто меня не заставлял проникать в ту комнату. И выбрось из головы эти дурацкие мысли! – я нахмурилась, делая вид, что начинаю злиться. Хотя злиться я на нее не умела.

За окном тем временем промелькнула ратушная площадь. Как правило, именно на этом месте мы и расставались.

– Я люблю тебя, Меган. Ближе и роднее человека у меня не было и вряд ли появится, – с этими словами она постучала в стенку, и экипаж остановился. – Пиши, не забывай! До встречи, сестренка!

Мы крепко обнялись на прощание, после чего подруга открыла дверцу, подобрала юбки и с помощью ошеломленного кучера, подавшего ей руку, покинула карету, которая вскоре снова тронулась с места. А мы с Селестой еще долго махали друг другу.

Воспоминания о дне, перевернувшем наши жизни с ног на голову, непроизвольно всплыли в сознании. На дворе стояла середина августа. На город мягкой пепельной дымкой опускались вечерние сумерки. Легкий ветерок приятно обдувал лицо. На смену полуденному зною наконец-то пришла долгожданная прохлада. Казалось, ничего не предвещало беды.

Мы прогуливались с Селестой по тихой, ничем непримечательной улочке, перемывали косточки знакомым, как вдруг в десяти метрах от нас остановилась карета без опознавательных знаков и из нее вышел мужчина. Я не обратила бы на него внимания, если бы не подруга.

– Слушай, а это не твой женишок под мороком? – свой вопрос она сопроводила легким толчком в бок.

– Джеральд? – уточнила я, словно у меня имелся еще один жених. – Да ну! Что ему здесь делать в такой час? К тому же он прислал в обед карточку, что приболел и не сможет уделить мне время этим вечером.

Однако Селеста посеяла в душу зерно сомнения, и оно стремительно прорастало. Чем больше я смотрела на мужчину в черном костюме, тем больше убеждалась в правоте ее слов. Мучиться подозрениями не стала, а прибегла к магии, заключенной в помолвочном кольце. Стоило прочитать заклинание по поиску его владельца, как красные нити устремились к загадочному незнакомцу.

– Вот гаденыш! – сорвалось у меня с губ. Внутри заклокотала ярость. – И чем же он болен? Воспалением хитрости? Никогда не думала, что он опустится до обмана. О каких доверительных отношениях между нами теперь может идти речь? И к чему столько таинственности? Может, все не так плохо? А вдруг у него какое-нибудь секретное задание или поручение самого императора?

Джеральд отпустил карету и, воровато оглядываясь, устремился на другую сторону улицы.

– Хочешь проследить за ним? – указала Селеста на него кивком.

– Не мешало бы. Хочу понять, что он задумал и посмотреть ему в глаза, когда мы настигнем его, – я не сводила глаз с Морриса-младшего, который к тому времени завернул за угол в конце переулка.

Мы держались от него на приличном расстоянии, чтобы не выдать себя. Однако меня так и подмывало ускориться.

– Какую оценку ты поставила бы на месте Леонелиса за подобный морок? – мне хотелось отвлечься от нерадостных мыслей.

– Три балла, не более. Очертания фигуры узнаваемы, да и походка не изменилась. Вблизи, думаю, результат еще хуже.

– А говорил, что у него пятерка была по иллюзиям. Снова обман. Эх, что же еще он скрывает?

Джеральд остановился у двухэтажного здания с вывеской «Массажный салон Элли», вновь осмотрелся, а затем торопливо поднялся по белым мраморным ступенькам, приложил какой-то предмет к тяжелой дубовой двери и скрылся из виду, едва она распахнулась. Мы опрометью бросились за ним, но пройти внутрь нам не удалось. Вход в здание тщательно охранялся: на двери не имелось ни замка, ни ручки, в придачу на ней стояли запирающие заклинания высшего порядка. Ни мне, ни Селесте они были не под силу, поскольку к прилежным адепткам мы точно не относились.

– Что будем делать? Пойдем по домам? – растерянно спросила я, обводя взглядом загадочный массажный салон, все окна которого были завешены плотными бордовыми портьерами.

Но больше всего меня тревожил ограниченный туда доступ. В стенах этого здания происходило явно что-то недоброе. Сердце охватила тревога. За подобной неприметной вывеской могло скрываться что угодно…

– Ждать! – заявила подруга, чем вызвала мое удивление.

– Чего?

– Пока кто-нибудь оттуда не выйдет. Или не зайдет. Тогда и проскользнем незаметно, – даже в самой сложной ситуации Селеста всегда находила выход.

Мы применили заклинание невидимки и встали с правой стороны от входа, лишь изредка перешептываясь. Ждать нам пришлось около получаса, пока один довольный клиент, очень похожий на владельца сети ювелирных магазинов, не вышел из салона.

Первой сиганула в распахнутую дверь Селеста, следом за ней заторопилась и я. Как и ожидалось, у входа стоял швейцар, который по совместительству был наверняка еще и охранником. Стоило миновать небольшой холл, как мы очутились в просторной гостиной. Красные магические светильники погружали помещение в полумрак, наполняя его таинственной атмосферой. В воздухе витал сладковатый аромат, от которого меня начало подташнивать.

В комнате было полно народа. Все еще действующее заклинание позволяло нам оставаться незамеченными.

– Разве это массажный салон? – ошарашено прошептала Селеста спустя какое-то время.

– Точно не он, – протянула я, оглядывая здешних работниц.

А было их немало. Блондинки, брюнетки, рыжие – на любой изысканный вкус. При этом все хорошенькие, фигуристые, длинноногие. Вот только с одеждой у них, казалось, проблемы. Вернее, в ее отсутствии. Ажурные корсеты с низким вырезом с трудом прикрывали грудь. Сетчатые чулки крепились подтяжками к замысловатому поясу, из-под которого выглядывало нечто загадочное. По крайней мере, эту деталь одежды язык не поворачивался назвать трусами. Да наши ведьмы в академии по сравнению с ними были наглухо одетыми!

– А бельишко-то у них ничего. Я тоже от такого не отказалась бы, – раздался возле уха шепот подруги. – Может, поинтересуемся, у кого заказывают?

– Лучше пойдем отсюда скорее, пока нас никто не заметил, – с мольбой в голосе обратилась к подруге.

– Это еще почему? – с неподдельным удивлением спросила она.

– Нам здесь не место.

– А им, значит, место?! – возмутилась Селеста.

Под «ними» она имела в виду расхаживающих по салону клиентов. Достопочтенные лорды, многих из которых я отлично знала, распивали в компании девушек горячительные напитки. Кто-то вальяжно восседал на обитых бархатом диванчиках, кто-то прохаживался из угла в угол со стаканом бренди в руке, плотоядно присматриваясь к «массажисткам».

– Неужели не хочешь узнать, что здесь делает твой женишок?

– Думаю, и так понятно, – нотки горечи выдавали мое истинное состояние. Все-таки мне было неприятно узнать, на что Джеральд променял встречу со мной этим вечером.

– И тебя совсем не волнует факт измены?

– Немного.

– Меган, да это же шанс поймать его на горяченьком. А потом припрешь к стенке и заставишь наконец-то жениться. Сколько можно тянуть?

– А это мысль… Тогда следует поторопиться. Заклинание не будет действовать вечно, – решительно заявила я и широким шагом покинула гостиную.

Мы поднялись по плохо освещенной лестнице на второй этаж. Чтобы отыскать Джеральда, мне приходилось постоянно обращаться к магии, заключенной в помолвочном кольце. Отыскать нужную дверь удалось лишь с шестой попытки.

– Р-р-р… – внезапно донесся оттуда звероподобный рык. И я опешила. Но это было только началом представления. – Догоню – накажу!

И снова рычание, перемежавшееся с девичьими визгами и заливистым смехом. Я почувствовала, как брови исчезают за линией роста волос.

«Может, мне показалось?» – задалась я вопросом, но загадочные звуки повторились.

Нет, голос определенно принадлежал Джеральду. Однако в нем не было привычных леденящих душу ноток, присутствующих в голосе, когда он разговаривал со мной. Дабы убедиться, что слух меня не подвел, еще раз обратилась к связующей нас магии. Все верно! Он там! Хоть бы пологом тишины накрыл комнату! Неуч!

– Поймал! – внезапно уловило мое ухо после очередного девичьего визга. – Плохая девочка! Придется тебя наказать.

– Как скажете, мой господин, – прозвучал слащавый голосок, вслед за которым раздался шлепок.

Он и стал последней каплей в чаше моего терпения. Пальцы сами легли на ручку и нажали на нее, но дверь оказалась заперта. Просканировав ее магическим зрением, пришла к выводу, что на ключ.

– Я побуду на страже, – прошептала Селеста, не менее меня впечатленная услышанным.

Чтобы проникнуть в комнату, мне пришлось приложить ладонь к двери и прочесть заклинание. Деревянная преграда таяла на глазах. По мере ее исчезновения моему взору представала незабываемая картина: раскрасневшийся жених усердно трудился у стола над одной из «массажисток». Над одной из… Еще две ожидали своей очереди, распластавшись на кровати. Одежды на них было не больше, чем на «плохой девочке».

От подобного зрелища я растерялась и забыла, зачем сюда явилась. Поддаваясь на провокацию Селесты, даже не представляла, с чем мне придется столкнуться, хотя считала себя достаточно просвещенной в том, что творилось в спальне между мужчиной и женщиной. Конечно, чисто теоретически. Источниками знаний в свое время стали любознательная подруга и учебник по анатомии в академии. Не имея практического опыта, я не раз рисовала в собственном воображении картину брачной ночи, всего, что последует за поцелуями и объятиями… Но такое… такое! Ладно одна, ну, две! Но зачем ему три?! Происходящее походило на кошмар с участием Джеральда в главной роли. Вот только это был не сон!

«Упаси маги меня от подобной реальности и такого жениха! Как же жить-то с ним после увиденного?» – вопило мое второе я, подталкивая немедленно развернуться и покинуть этот рассадник разврата. Однако уйти молча, не высказав своего презрения, не могла. Джеральду следовало узнать, что его пристрастие к падшим женщинам больше не являлось для меня секретом.

Мне понадобилось несколько мгновений, чтобы прийти в себя от перенесенного потрясения и начать здраво мыслить. Собрав в кулак остатки смелости и подавив отвращение, дала о себе знать:

– Что здесь происходит?

Вопрос, заданный твердо и холодно, заставил Джеральда вздрогнуть и оторваться от пышногрудой блондинки, чей зад покраснел от его шлепков. Мужской взгляд метался по комнате в поисках беспредельщика, нарушившего его активный отдых. Про эффект невидимости у меня совсем вылетело из головы. Всего одно заклинание, и он был снят. Без понятия, на что я надеялась, однако меня ждало разочарование. Растерянность и недоумение всего на несколько мгновений отразились в голубых глазах Морриса-младшего.

– Заболел, значит, моралист демонов! – выругалась я. – И что же, позволь узнать, тебя так резко исцелило?

– Меган, возвращайся домой. Мы с тобой после обо всем поговорим, – произнес он леденящим душу тоном.

И стоит такой недовольный в чем мать родила, даже не пытаясь прикрыться. «Массажисток» также нисколько не смутило мое внезапное появление. Казалось, их, наоборот, забавляло происходящее. Девушки, лежавшие на кровати, поднялись и грациозной кошачьей поступью приблизились к своему «хозяину». Еще одна жрица любви также не осталась в стороне и присоединилась к троице. Улыбки на их лицах стали гораздо шире, когда они закончили изучать меня.

– Тигренок, это и есть та самая твоя невеста? – спросила рыжая-бесстыжая.

То, как было произнесено «та самая твоя невеста», породило в душе очередную волну негодования. Неужели Джеральд обсуждал меня с этими «массажистками»? Как только посмел?! Меня… с ними…

– И впрямь ледышка! Скорее в горах сойдет снежная лавина, чем в ее венах потечет кровь, – щебетали наперебой девицы.

– Замолчите! – осадил их Моррис и уже приказным тоном обратился ко мне: – Меган, иди домой!

Но его слова не смогли пробиться сквозь стену боли. Внутри все клокотало от обиды и ярости, готовой в любую секунду вырваться наружу страшным водопадом безумия. Глаза неприятно защипало, и на них задрожали слезы, готовые с секунды на секунду сорваться вниз. Возможно, следовало прислушаться к нему, развернуться и уйти, однако проглотить унижение и в очередной раз стать объектом насмешек не позволила гордость.

– Черта с два! – девушкам из высшего общества не пристало ругаться, но слова сами сорвались с губ.

Мужские брови взлетели вверх от удивления. Всегда покладистая невеста показала истинный нрав и проявила непослушание.

План мести созрел в голове неожиданно. «Ледышка» говорите… Ну что же, будет вам огонь! Я знала, после мне придется ответить за содеянное. Даже допускала мысль, что Джеральд сочинит какую-нибудь небылицу и преподнесет ее моему отцу, который в итоге намылит мне шею, переведет на хлебные корочки с водой или же поставит на неделю на горох или гречку, но в тот момент я испытывала неуемное желание отомстить женишку. Что-что, а глумиться над собой я никому не позволю! И призвала магию, которая откликнулась без промедления – пальцы приятно закололо, а повисшую тишину нарушило хорошо слышимое потрескивание.

– Ну что, тигренок, порезвимся? Я тоже люблю пошалить. Только немного иначе, – с хищной улыбкой прошипела я и, немного помедлив, позволила огню вырваться на свободу.

С реакцией у Джеральда было все в порядке – он резко принял положение лежа. В итоге первая молния пролетела над магом и прожгла драпировку на стене.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7