Анастасия Майдан.

Мгновение. Сборник рассказов



скачать книгу бесплатно


Сборник


В данном рассказе собраны несколько коротких историй. Каждая из них отличается своим сюжетом, героями. Но есть у них нечто общее – мгновение. Мгновение быть с любимым человеком и познание истинной любви.


Мгновение первое

Что мы успеем за один день? Есть множество вещей, но успеем ли мы за несколько часов полюбить навсегда? Нет! Так считала Оля, пока не встретила в больнице обаятельного юношу. У них был всего лишь день, пока…

Мгновение второе

Казалось, день проходил обычно для Софии: лето, бабушкин дом и вечно голосящие соседи. Все идет своим чередом, пока любопытство не играет вверх. Недалеко от озера таиться загадочная поляна. По легенде на протяжении сорока лет, 26 июня вы можете встретить призрака. Он мог управлять вашим сердцем и заманить в пучину страсти. София не верила легенде, считая ее очередной детской проказой. Решив отыскать ту самую поляну и опровергнуть смехотворные сплетни, девушка пустились в поиски призрака. Неожиданно наткнувшись на стаю бабочек, девушка залюбовалась красотой сие видения. И тут…

Мгновение третье:

Их любовь началась давно. Ее – считанные дни. Вам покажется эта история грустной, возможно. Иногда нам хватает мгновения понять, что любимый человек рядом. Всего лишь мгновение…


Мгновение первое


Эта история случилась со мной много лет назад. Вспоминая ее, иногда мне кажется, а было ли все произошедшее правдой?       Влюбиться за пару часов. Правда ли это? Раньше я считала невозможностью проникнуть в сердце человеку за столь короткий миг. И все же…

В тот день я пришла на прием к врачу. Столпотворение на первом этаже и в приемном покое взбудоражили меня. Редко посещала больницы и представить не могла, сколько ежечасно посещают врача люди. Сжимая в руках папку с документами, я вытянула шею, чтобы получше рассмотреть длинную очередь перед стойкой регистрации. Люди разговаривали между собой, жалуясь на длительные ожидания. Столь явное недовольство все равно ни к чему не приведет.

Вздохнув, отошла подальше от толпы, к стене. Прислонившись к ней спиной, я прикрыла глаза.

– Миленький вид, – услышала я голос.

Казалось, я не должна услышать эти слова. Вообще не могу слышать что-либо в такой какофонии звуков и эхо голосов, но я услышала. От одного звука этого голоса по телу разлилось необъяснимое тепло, сердце гулко застучало. Я не могла найти объяснение охватившей меня эйфории. Наверное такое состояние чаще называют эйфорией, но здесь было другое. Глаза невольно искали хозяина приятного баритона, словно я узнаю его. Столько людей! Но ведь голос звучал совсем рядом.

Пожилые, взрослые, подростки, дети – список можно продолжать до бесконечности, и все же кому принадлежал баритон?

– Карие глазки? – баритон дразнил меня, насмехался надо мной. Не знаю, но улыбка сама собой появилась на губах, едва я обернулась на звук голоса. Но увидев перед собой молодого юношу, меня парализовало.

Магия? Возможно. Я словно почувствовала между нами связь. Юноша тоже понял это, потому его серо-голубые глаза расширились, а его большая сильная ладонь легла мне на щеку. От этого прикосновение кожу обдало жаром.

Что же происходит со мной?

– Принцесса. Я тебя нашел!

Я не могла найти слов. Стояла и молчала, рассматривая идеальные черты лица юноши. Какой он привлекательный! Упрямый подбородок, полные губы, созданные для поцелуев и сводить с ума женщин; серо-голубые глаза, обрамленные густыми ресницами. Лишь небольшой шрам над правой бровью дополнял юноше привлекательность. Короткие светлые волосы, забавно всклочены на макушке, словно их хозяин только что проснулся, после длительного и бурного сна.

Я влюбилась, – подумалось мне. Столь пафосная мысль никогда не приходила мне в голову и презирала слова о первой любви. Но сейчас…

Незнакомец был высок, очень высок. Мой рост был приблизительно метр восемьдесят с хвостиком. В школе дразнили, а мои бывшие парни не любили когда на них смотрели сверху – вниз. Сейчас же мне приходилось буквально запрокидывать голову.

– И давно ты здесь прячешься? – он обернулся через плечо, потом снова посмотрел на меня, – не составишь мне компанию?

– Да, – едва слышно прошептала я. И все же незнакомец услышал, довольно улыбнулся и взял меня за руку.

Мы прошли темные коридоры, спустя несколько проемов оказались в больничной палате. В больнице я была редко и никогда за свои двадцать три года не лежала в больничной палате. То что я увидела, едва войдя в комнату не понравилось мне. Слишком одиноко, слишком тоскливо. Из мебели была одна кровать и стол с лекарствами. Но единственное что бросилось мне в глаза – песочные часы.

Пальцы невольно прикоснулись к стеклу, обводя контур отражения.

– Зачем они?

– И это единственное что хочешь спросить?

Юноша встал рядом, едва касаясь моего плеча.

– Тебя увел незнакомец в палату, мы одни и…

– Я не боюсь.

Я лукавила. На самом деле мне страшно и дело вовсе не в страхе за свою жизнь. Я боялась тяги к нему.

– Правда?

В голосе столько надежды!

Я выпрямилась, он выпрямился в ответ, и теперь мы стояли слишком близко к друг другу. Моя рука невольно прикоснулась к его щеке, наслаждаясь гладкостью кожи. Удивительно, он не оттолкнул меня и не вздрогнул от прикосновения.

– Ты улыбаешься.

– Сама удивляюсь, я тебя совсем не знаю, но стою тут, рядом с тобой и думаю: я сумасшедшая.

Он улыбнулся.

– Иногда полезно совершать глупости.

– Да, – сказала я, и мой голос дрогнул, – родители редко позволяли поступать как хочется. Наверное они бы сейчас стыдились меня.

– Ошибаешься. Они любят тебя.

Сомневаюсь.

– Посмотри на себя.

– Здесь нет зеркала.

Он хмурится, наклоняется, так чтобы наши глаза были на одном уровне. От следующих его слов мне стало не хорошо.

– Ты красивая, умная, добрая. И пусть ты не являешься родной дочерью, родители все равно любят тебя. А мама каждое утро смотри на твои детские фотографии и плачет. Плачет от радости, что воспитала замечательную женщину.

О чем он?

Моя мама… фотографии?

– Ты замечательная, Оля.

– Откуда ты…

Юноша приложил палец к моим губам. Я замолчала, да и не знала что говорить.

– Не задавай вопросов, прошу тебя.

– Но…

– Оля, – с упреком проговорил он. Я кивнула в знак согласия. Вечером я расспрошу маму об этом юноше, и что их связывает. Сейчас я хотела быть с ним рядом.

– Останься со мной.

Не знаю, почему я согласилась. Возможно причина в его притягательном голосе, а может я слишком импульсивная.

Мы долго разговаривали, узнавали все друг о друге. О наших страхах, увлечениях. Я взяла с него слово, что когда его выпишут из больницы, вместе сходим в кинотеатр или в парк развлечений. У нас было столько планов! В один из моментов я призналась ему в неудержимой тяге к нему и он объяснил, что с ним происходит тоже самое. Или сильнее.

Близился закат, время когда нам пора расставаться. Тогда в порыве злости и обиды, я спросила могу ли прийти к нему завтра. И послезавтра, каждый день. Он радовался как мальчишка. Я же…

На следующий день я пришла к нему после обеда и провела у него до самого вечера. Итак проходил каждый день. Мама не спрашивала меня, куда исчезаю по вечерам и возвращаюсь под ночь. Я и не спросила про ее знакомство с юношей. Да. Я так и не узнала его имени. Странно, правда? Приходить к человеку и не знать имени.

Но однажды я пришла к нему. Помню, на улице шел дождь, медленно переходя в сильный ливень. Впопыхах собираясь в больницу, совершенно забыла про зонтик и я была похожа на мокрую кошку. Поднимаясь по ступенькам, я услышал шум. Обычно пустой коридор заполняли несколько десятков докторов. Меня это насторожило. Неужели что-то случилось?

Делая шаг за шагом, приближаясь к заветной двери, я резко остановилась.

Почему койка пустая?

– Девушка, сюда нельзя.

Голос медсестры раздавался издалека, словно в голове выключили какую-то функцию и все в пространстве замерло. Ноги дрожат, сердце гулко стучит в груди, дыхание затрудняется.

– Девушка, вы сейчас упадете в обморок, – а то я не знаю. – Быстрее. На кровать ее!

Я стала упираться.

– Но где он? – ору я. – Где Он? Он вышел, да? Он дал мне обещание…

– Вы об Артуре?

Артур? Красивое имя.

– Но где?..

Меня чем-то напоили, стало неожиданно легко, веки стали тяжелыми.

Последнее что я услышала, были слова ужасными, лживыми, гадкими. Никогда не представляла, что слова могут причинить страшную боль. Разрушить все мои мечты о нем, единственной любви.

– Нам очень жаль. Артур умер.

Что?

– У него был рак крови последней стадии.


И пусть все выше сказанное мною кажется вам неправдоподобной историей, все же задумайтесь, правда ли нам хватает мгновения понять, что он тот самый единственный? Я познала это, и пусть даже у нас было лишь мгновение, я буду любить его всегда!


Мгновение второе


Я не верила подобным рассказам. Считала людей, несшие подобную чепуху сумасшедшими никчемными простофилями, от нечего делать пускающие слухи. Считала подобное выдумкой, невозможным. И все же я видела. Видела небывалой красоты волшебство.

Переливы множества цветов окутали подобно покрывалу поляну. Синие, фиолетовые, оранжевые и бирюзовые – словно находишься в сказочном сне, где узрев волшебство неожиданно просыпаешься. А проснувшись, забываешь обо всем, думая, что забыл самое важное. Пальцы невольно прикоснулись к губам, говоря: это не сон. Не сон. Но сон ли? Лишь во сне появляется сказочный принц.

Он появился неожиданно. Высокий, светловолосый мужчина. Его походка была легкой, воздушной, как если бы ходил по облаку. Или все же ходил?

Мгновение и он рядом. Красив и непоколебим. Прекрасен.

– Я пришел, – прошептал тысячами оттенков голос.

Длинные пальцы нежно прикасаются к волосам, совершая загадочные пасы. От их прикосновений тело наливается неожиданным теплом, а боль, таившаяся глубоко в груди исчезла.

– Вот и все.

Он убирает руку? Нет!

– Что ты делаешь? – в голосе слышен страх. Ангел боится?

Все равно. Я не отпущу его ладонь.

– Останься.

– Не могу.

Я морщусь от боли.

– Почему? Пожалуйста!

Мужчина заглянул мне в глаза.

– Софи…

Мои колени задрожали. Откуда принц знает мое имя? И почему у него печальный взгляд?

– Ты должна уходить Софи, пока не поздно.

– Что?

Ангел опускается на колени, и прижимает к своей груди. Тая в объятиях, я словно парила на небесах. Я была дома.

– Я хочу остаться, здесь с тобой, – еле слышно говорю я, прижимаясь крепче к ангелу, – хочу быть с тобой.

Слезы скатились по щекам.

– Но мне больно вспоминать…

Меня резко подняли с колен.

– Не вспоминай!

– Но…

Ангел нависает надо мной.

– Никогда. Забудь. Чтобы не произошло, не смей вспоминать!

О чем он?

– Но…

Палец прикасается к моим губам.

– Ты должна проснуться…и забыть меня. Умоляю, – в голосе столько боли.

Слова ангела превращаются в волшебную музыку. Прижавшись крепче к родной груди, я услышала прекрасную мелодию. Мелодию, наполненную грустью и ужасающей болью.


Теперь я не могу жить без тебя


Без тебя что есть мое существование?


Быть в разлуке с тобой


Все равно, что быть оторванным от самого себя


Потому что есть лишь ты


Отныне есть лишь ты


Теперь вся жизнь – лишь ты


И мой покой, и боль моя


Моя любовь – лишь ты


Верно. Музыка. Не так давно я слышала подобные слова, вот только…

Я резко оторвалась от мужчины, делаю шаг назад, пока не спотыкаюсь о камень и не падаю на землю. Внезапно стало холодно, дрожь била по всему телу, а глаза не могли поверить увиденному. Дыхание замирает, едва произношу:

– Не может быть…

– Не вспоминай!.. НЕТ!


За несколько дней до этого


Он ворвался в мою жизнь неожиданно, подобно урагану. С первой секунды нашей встречи я была околдована им. Не имела смысла ничего, лишь страстное желание быть рядом с мужчиной. Мужчиной, ставший для меня целым миром.

В тот день я сидела на лекции иностранного языка, пытаясь вслушиваться в нелепую болтовню профессора. Ее лекции стали своего рода местом убить время. Жанна Леоновна была человеком странным: ее не интересовали интересно ли студентам ее лекции, получаем ли мы какие-то знания. Казалось ей все равно. Впрочем как и нам.

Молодежи подавай халяву, радуясь возможности заняться бездельем. Я сама рада этому. Порой хочется отвлечься от реальности и помечтать.

Я вздохнула, лениво подпирая рукой подбородок. За спиной стояла суета, одногруппники сегодня отличались оживленностью. Чирикая ручкой незамысловатые узоры, шум в аудитории неожиданно прекратился. Было ли тому причиной внезапного появления куратора группы – я не знала.

– Добрый день мои дорогие, – я выпрямилась на стуле. – Сегодня к нам перевелся новый студент.

Новый студент? В середине года?

– Он приехал из другой страны и совершенно не знает о нашей культуре. Прошу любить и жаловать.

Все это было похоже на японский комикс: приходит студент по обмену, иностранец. Красив, богат и неженат.

Но мои глупые мысли сошли на нет когда из-за двери показался Он. По аудитории прошел восхищенный вздох, задние парты оживились. А я же…

Юноша был красив, очень красив. Я никогда раньше не встречала подобной красоты. Смесь дикости, сексуальности и элегантности. Он был высок, я едва представляла, как достаю ему до плеча, запрокидываю голову назад и всматриваюсь в голубизну его глаз. Я тонула в них, растворялась в них. Он осматривал присутствующих слишком высокомерно, словно мы букашки, а он Бог. Возможно, так и есть.

Для меня.

И тут неожиданно юноша посмотрел на меня, и я прижалась спиной к спинке стула.

То что я увидела в его взгляде, было не тепло и радушие, присущее всем новичкам, дабы завоевать расположение. Нет.

Нечто ужасное. Нечто под названием ненависть.

Я вскочила, прервав монолог куратора, схватила сумку и стремглав выскочила за дверь, лихорадочно хватая ртом воздух. Прислонившись спиной к стене, попыталась привести дыхание в норму.

Бесполезно. Я была так напугана, что задрожали колени. Никогда не видела столь явной ненависти к себе.

Я слегка постучала по щекам. Какое мне дело до его ненависти? Спускаясь по ступенькам позади себя услышала шум. Обернулась и увидела перед собой юношу.

– И не смотри так, – в голосе столько ненависти, что я задрожала.

Сжав руки в кулаки, я отвернулась спускаясь с последних ступенек. Вдруг меня развернули с такой силой, что я упала на его грудь. Незнакомец что-то прошипел и резко оттолкнул меня, словно я мерзость.

Я подняла глаза.

Незнакомец что-то такое прочитал в моем взгляде, от чего резко замахнулся кулаком. Он вот-вот ударит меня! Резко прищурившись, ожидая удара я затаила дыхание. Но его не последовало. Приоткрыв один глаз, с опаской наблюдала за незнакомцем. Его странная поза, должна напугать меня. Заставить бежать от него, но я стояла и наблюдала за бурей чувств в его глазах.

Время будто остановилось. Перестало существовать целый мир, кроме него одного. Рука невольно коснулась щеки, поглаживая. Юноша вздрогнул как от боли, из губ вырвался вздох. Меня отвлекает шум за спиной. Едва я отвернулась, как незнакомец исчез.


Домой я вернулась раньше обычного.

Снимая обувь, не надевая тапочек, прошла на кухню. За плитой стояла высокая фигура. Вдыхая аромат любимого прованского супа из утиной грудки и овощами, я блаженно улыбнулась.

– Еще немного и будет готово.

– Сегодня праздник?

Я сразу же пожалела о своих словах. Оля вздрогнула, накрыла крышкой кастрюлю и не оборачиваясь вышла из кухни.

Проклятье!

Почему Артур умер, оставив сестру убитой, опустошенной?

Ненавижу мужчин!

– Можно? – вежливо поинтересовалась я и не ожидая ответа, закрыла за собой дверь. Сестра лежала на кровати ко мне спиной. Ее плечи тихо вздрагивали, и мне стало невыносимо больно.

Год назад сестра познакомилась в больнице с парнем. Пропадая у него целыми днями, Оля не заметила как влюбилась. Влюбилась настолько, что не могла без него жить. Он ушел, так просто оставив ее ждать своего часа.

Несправедливо.

Я почувствовала, как слезы стекают по щекам.

Ненавижу любовь.

Зашторив окна, я легла к сестре на кровать, и вопреки ее сопротивлению обняла ее за плечи. Мы долго лежали так, пока глаза не иссохли от слез. Пока за окнами по-настоящему не стемнело и услышали шум в прихожей.

– Родители вернулись, Оль.

Я уже была у двери, как сестра схватила меня за руку.

– Останься, пожалуйста.

Не знаю что заставило меня в ее голосе остаться. Может горечь, с которой прозвучали ее слова? Я присела на край кровати, слегка поглаживая голову сестры. Оля повернулась, положила голову мне на колени и прикрыла глаза. Я не плакала когда ее размеренное дыхание остановилось. Я не плакала, когда услышала ее последние слова.

Нет.

Я не плакала. Настоящую боль не выразить слезами, ни словами.

Я не видела, как в комнату ворвались родители, отрывая меня от тела сестры. Упав на пол, я отползла к стене.

Покачиваясь из стороны в сторону, обхватив руками колени, наблюдала за прибывшими медиками. Сестре не помочь, ее судьба давно предрешена. Еще в день знакомства с Артуром Мортенсеном.

Ненавижу любовь.


Прошли дни. Родители замкнулись в себе. После смерти Оли от опухоли головного мозга, они закрылись от внешнего мира. Спустя два дня таблоиды неустанно трубили о смерти Яна Мортенсена. Студента, только поступившего к нам погиб в страшной автокатастрофе. Он пролежал в коме неделю, врачи боролись за его жизнь и все же не спасли. Зачем медицина, если люди только и умирают?

От мамы я узнала, что семья Мортенсен является нашими друзьями. Сама о них я никогда не слышала или не хотела слышать. Я сомневалась с ответом. В голове столько перемешалось…

Так же узнала, что младший сын Артур был давно влюблен в Олю. Наблюдая за ней часами, юноша влюбился в нее. Но узнав о своей болезни сдался. Сдался настолько, что его же любовь и погубила ее.

Именно это твердила мама изо дня в день.

– Не желаю больше слышать об этом! – кричу я.

Мама потянула ко мне руки:

– Но София…

– Хватит! Еще одно слово…

Пусть она замолчит!

– Она теперь с ним, оставь ее в покое!

Мама ненавидела и в то же время любила Олю. Но когда она говорит об Артуре, ее голос сочился ядом.

– Не смей затыкать мне рот, нахалка. Оля…

Я не сдержалась.

– Правильно! Она просто спит вместе с Артуром. Они свободны, ведь ты всегда лишала ее свободы! Она ведь приемная!

Секунда и щеку обдало жаром.

– ЗАТКНИСЬ!

Папа быстро прибежал на звуки голосов. Успокаивая маму, меня опять оставили в стороне. Не желая находиться в этом здесь, я, собрав вещи, ушла из дома.

Так я оказалась у бабушки, слушая странные легенды о призраке. Не знаю, что побудило меня опровергнуть легенду о нем. Я не могла найти ответа.

А может его и вовсе нет?

Или же?..

Воспоминания прошлись по мне потоком. Словно ток, затрагивая каждую клеточку тела. И все же я ощущала нечто забытое. Нечто важное, как сама жизнь. Дыхание. Воздух.

– Не надо…

Услышала полный боли голос. Едва услышав его мне, стало нестерпимо грустно.

Что же я должна вспомнить?

– Уходи отсюда, просто уходи.

Он прогоняет меня?

– Уходи…

Подождите. Я уже слышала подобные слова.

Точно.

Мужчина понял, что я вспомнила, и на его прекрасном лице застыл страх. Внезапно он стал исчезать. От мысли потерять его еще раз, истошно закричала.

Вскочив, стараясь поймать дух любимого, я обняла его.

– Не уходи… – в голосе столько мольбы.

Я тихо плачу, пытаясь удержать его. Чувствую легкое прикосновение ладонью к щеке, секунда и он исчезает. Я стараюсь поймать его, но бесполезно.

Он ушел.


Спустя мгновение меня обняли. Мама крепко прижимала к своей груди, поглаживая по спине и сжимая в своих объятиях так, словно боялась потерять. За один год потеряв любимую сестру, свою любовь я не раз пыталась покончить с собой. Боль разившая сердце настолько сильная, что память запечатала воспоминания. Не было никакого нового ученика, не было ненависти. Была лишь потеря.

Я прижалась сильнее к маме.

– Вы познакомились с ним, когда его родители приехали к нам в гости.

Да. Верно.

– Я люблю Яна.

Мама заплакала вместе со мной.

–…люблю настолько, что позволила умереть…

–…он спас тебя. Это важно.

Я покачала головой.

– Ян спас тебя, дорогая. Ты должна жить ради него. Ради нас.

Мама взяла меня за руку, я пошла за ней следом, но что-то остановило меня.

– Идем, Софи.

Я отпустила ладонь мамы, нежно улыбнулась ей и она поняла все без слов. Сейчас или никогда я должна попрощаться с ним.

Или…

– Мне так не хватает твоего голоса, позови меня…


Мгновение третье

Я читала много книг о любви, и все герои встретив свою любовь жили долго и счастливо. Нарожали кучу ребятишек, все как в сказке. Читая такие рассказы, я радовалась и завидовала одновременно, по утрам задаваясь вопросом – почему? Слушай свое сердце, так говорила мне мама. Веря этим словам, я надеялась. Надеялась, что в моей семейной жизни все наладиться, но с каждым днем я отчаивалась.

Я сидела на диване, поджав под себя колени, беспорядочно тыкая кнопками по пульту телевизора. Стрелки часов приближались к часу ночи, а моего мужа все нет. Уставшие глаза слипались, тело наливалось свинцом. Ужасно хотелось спать, но я дала обещание его дождаться. Дала…

С Андреем мы женаты почти три года. Период безоблачного счастья, семейной идиллии давно канули в лету. И снова возникает вопрос – почему? Наша любовь началась внезапно, и разрасталась с небывалой скоростью. Если его не было рядом – мне плохо, грудь сжимали тисками, не хотелось не есть, ни пить. Но годы шли, счастье уходило, как и моя любовь.

Уходила любовь.

Уходила я.

Любовь. Любила ли я его, или же это лишь фантазии?

Я выключила телевизор.

Пусть прошла любовь, привычка остается, так?

Поднимаясь с дивана, машинально поглаживая едва заметный живот, я встала у окна. Ночная тьма обволакивала густым туманом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2