Анастасия Константинова.

По вине твоего отца. Он ещё не решил, как убьёт её



скачать книгу бесплатно

© Анастасия Константинова, 2017


ISBN 978-5-4485-3836-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава I

В не столь далёком будущем, когда эра космонавтики переживала свой новый расцвет, произошла эта история.

Всё началось с того, что человек с чёрными глазами ухмылялся над злившимся следователем. Как бы не лез из кожи вон служитель закона, не плевался в припадке ярости, размахивая руками и тыкая толстым пальцем на свидетельские показания некого Шмита… Однако человек с напомаженной головой смотрел на него, как на шута и надменно щурился, показывая всем своим видом, что следователь Будко изрядно повеселил его своими ситцевыми доказательствами. Следователь и так переступал через свой страх, посмев сказать ему в лицо о том, в чём же повинен брюнет, сидевший в комнате для допросов, а тот ещё и демонстративно принимал следователя за полного идиота. Даже лысый и продажный адвокат брюнета кривился в усмешке.

– Посмотри! Он снова смеётся над ним! – возмущался младший следователь Борис, стоявший перед затемнённым стеклом потайной комнаты.

Седоголовый психиатр-криминалист недовольно хмурился. На его лице отпечатались морщины присущие людям, обладающим исключительным умом. Мужчина напоминал мудреца, а не человека, которому осталось ещё десять лет до пенсии. Такая у криминалиста была нервная работа. Чутьё мужчины не позволяло ему верить и единому слову брюнета:

– Он лжёт! Он знаком со Шмитом.

Мужчина за стеклом продолжал:

– Я же говорю вам, что впервые слышу об этом человеке. Кажется у вас не важный слух, если вы переспрашиваете меня снова и снова. Вы намереваетесь услышать что-то другое, а не правду. Сожалею, но более мне нечего сообщить вам по интересующему вас вопросу, – улыбался брюнет. – Двенадцать человек могут подтвердить, что меня не было в городе. Двенадцать – против одного господина Шмита. Самое нелепое, что он и не приводит конкретные обстоятельства, указывающие на меня. Как вы, человек со стажем, столь невнимательно читаете показания? Вот в этой части гражданин Шмит описывает следующее: «Мне казалось, что ранее я слышал голос этого человека…». Что уж там ему показалось? Я думаю, что и продолжать этот разговор не имеет смысла. Клевещет ваш многоуважаемый господин Шмит. – Мужчина сидел, скрестив ноги, и перекинул одну на другую. – А ведь я могу обвинить вас в оговоре. Вы приписываете мне сумасшедшее преступление. Я похитил человека? Да ещё и подверг сексуальному насилию! Боже упаси! Какая выдумка! Вам самому не смешно, господин Будко?…. – Мужчина продолжал вести непринуждённую беседу. Тем временем за стеной следователи значительно приуныли:

– Эх! Зубы бы ему повыщёлкивать! Герасим Фёдорович, не выйдет вывести на чистую воду эту гниду. Он и бровью не повёл, увидев показания Шмита. Он прав. Наши доказательства голословны. Шмит не видел преступника. У этого рогатого скота алиби.

Что мы можем ему противопоставить?

– Это он, – настаивал на своём криминалист. – Он знает, что мы его раскусили, и наслаждается своим превосходством…. Но…. Нужно его отпускать.

Когда самодовольно ухмыляясь, брюнет в длинном зимнем пальто вышел в коридор и распрощался со своим адвокатом, то встретился лицом к лицу с Герасимом Фёдоровичем. Смотря на бородатого криминалиста сверху вниз, мужчина улыбнулся, ожидая действий старика, желающего порвать глотку этой самодовольной роже на месте, при этом использовав собственные зубы. Уступив здравому смыслу, а не желанию, криминалист протянул руку для рукопожатия:

– Примите наши извинения, Виктор Викторович. Мы лишь следовали показаниям потерпевшего.

– Что же, я принимаю их, – пожав руку, мужчина довольно улыбнулся и прошёл мимо криминалиста.

– Как бы там не было, – продолжал криминалист, смотря в спину господина Картова. – Но в этот раз убийца проиграл нам. Мы нашли Шмита раньше, чем эта нелюдь убила его.

Картов остановился. Даже не удостоив криминалиста своим поворотом к нему, он произнёс:

– Я поздравляю служителей закона. И искренне рад за господина Шмита. Надеюсь на его скорейшее выздоровление, – процедил сквозь улыбку Картов. – А так же надеюсь, что вам удастся обезопасить наше благородное общество и отдать вашу нелюдь в объятия правосудия. – Мужчина уверенно пошёл вперёд и больше не намеривался говорить с этим неприятным типом.

Криминалист знал! Знал, что Шмит был прав, и серийный убийца, которого ловили почти десять лет сейчас уходил от ответственности за свои преступления, торжествуя от своей безнаказанности! Выходил сухим из воды! Снова! Ну, уж нет! Он просто так не уйдёт:

– Глупец! – воскликнул Герасим Фёдорович. От неожиданности Картов повернулся. Мужчине показалось, что обращаются именно к нему. Добившись желаемого эффекта, криминалист продолжал: – Смешно! Этот слабоумный думает, что мы его никогда не поймаем! Но Шмита-то мы нашли! Как не крути, а проигрыш всегда остаётся проигрышем, – самодовольно подвёл он итог. Многозначительно посмотрев на Картова, мужчина подмигнул ему: – Не сомневайтесь, Виктор Викторович, скоро мы его обязательно прищучим, как вонючего клопа.

– Хе-хе. Желаю вам удачи в вашем нелёгком деле…. М-м-м, – немного замешкавшись, Картов улыбнулся. – Кстати, а вы не напомните мне своего имени?

– Васильев Герасим Фёдорович.

– Герасим Фёдорович, я уверен, что фортуна прибудет на вашей стороне.

– Не сомневайтесь. Уж мы с коллегами не упустим её, – сказал криминалист, скрываясь за дверью комнаты для допросов.

Картов направился в сторону лифта и зашёл в кабину с улыбкой на устах. Лишь оставшись один на один с самим собой, он сжал зубы до скрипа.


***

После посещения криминалистической лаборатории господин Картов по своему обыкновению отправился к себе домой. Он всегда возвращался в своё поместье и никогда нигде не задерживался, кроме своей горячо ненавистной работы. Не так давно ему исполнилось тридцать восемь лет, однако он по-прежнему жил один среди леса и шоссе, за трёхметровым забором под силовым напряжением. Вернувшись в пустой коридор, первым делом мужчина привёл себя в порядок, ибо его педантичная натура не допускала и малейшего расслабления даже в стрессовой ситуации.

Он был расстроен, по-настоящему разозлён своей неудачей и всем сердцем жаждал непременного реванша. Мужчина вздохнул, оказавшись в белом почти совершенно пустом кабинете, где и находиться было страшно, потому что кабинет был огромен и даже в тех случаях, когда кто-то открывал рот, чтобы высказать слово, то в кабинете раздавалось эхо. Пригласить друзей или родных, чтобы скрасить своё раздирающее одиночество, Картов не мог, потому что у него не было ни тех и не других. Он жил совершенно один в этом мире, и если бы не его работа и многочисленные увлечения, правда сопряжённые с одиночеством, то господин Картов непременно сошёл бы с ума до такой степени, что и не узнал бы себя в зеркале. Рядом с Картовым не было ни одной живой души, кроме гигантского серого лабрадора, который даже не встречал его, потому что пёс чуял, что любви от хозяина не могло удостоиться ни одно живое существо. Из-за такого поведения своего питомца мужчина не переставал причитать в голос, непременно ухмыляясь, что его не жалует даже дворняга, которую он кормит. Уже не раз и не два господин Картов задумывался о замене своего питомца на кого-нибудь менее слюнявого и более преданного. Однако пока Картов не придумал, с кем будет попивать чай у камина. Но он был всерьёз озабочен этим вопросом.

Уже было, что мужчина намеривался пустить слезу грусти, как на его измученные глаза попались серебряные флеш-карты, крутившиеся в свете ламп от лёгкого потока воздуха, наконец дошедшего до них. Сквозняк проник в кабинет ещё с того времени, когда господин Картов в него вошёл. Рот брюнета вытянулся в кривую дугу, а его красивое и спокойное лицо сделалось отвратительным. До того мысли охватившие голову мужчины в тот момент, были злы, что даже смогли изуродовать внешность. Однако лицо его изменилось вновь, когда он отчего-то растерялся, подбежал к подвешенным на ниточках флешкам, и стал судорожно их вертеть, читать обозначенные на них фамилии и почти дрожать. Одной фамилии не хватало! От осознания сего факта, господин Картов рухнул на стол. Его не смутила даже сильная боль, полученная им тогда, когда он ударился о ребро прозрачного стекла. Он ощущал себя человеком измученным и опустошённым. Несколько минут он тяжело дышал и сверлил пустым взглядом шкаф.

Вдруг на него нахлынула не контролированная злоба. Картов вскочил, закричал как ополоумевший, схватил со стола бронзовую статуэтку беркута, и стал крушить ей стеклянный стол, который тут же рассыпался на кремовый ворс ковра. За стеклом на ковёр последовали все устройства, ручки и даже документы. Ещё несколько минут, мужчина метался по комнате как раненый. Он всё хватал своё лицо, тянул волосы и бессвязно бормотал, проклиная старика-криминалиста! В коем веке решил Картов что-то изменить в своей жизни, а тут его ожидала такая подлянка!

Один единственный раз, он решил разнообразить своё увлечение, привезя господина Шмита не к себе домой в ванную комнату, находящуюся на цокольном этаже, как обычно, а удивить того новым пейзажем возле заброшенного завода для переработки нефти. Так стоило сделать это, отойти от привычного плана, как Шмит был найден. А ведь Картов, будучи исключительно творческой натурой, только продумал сценарий своего очередного шедевра! Но с ним произошло просто немыслимое гадство! Он лишился своей жертвы! А ведь Картов целый месяц готовился к похищению Шмита! Старался! Ночей не спал! Теперь все его труды ушли к коту под хвост! Так этого мало! Ещё и наглый седой хрен посмел заявить ему, что, видите ли, господин Картов проиграл! Да что бы он понимал этот старый пердун?! Господин Картов никогда и некому не проигрывает! Маньяк был по-настоящему взбешён выходкой нахального криминалиста. Картов не знал и до сих пор не мог взять в толк, каким же образом нашли Шмита? Ведь господин Картов всё столь хорошо продумал! Наверняка этот криминалист, что-то откопал! Что-то нашёл! Не просто же так у того была столь самодовольная рожа! Перед глазами у Картова так и стоял тот унизительный момент, когда криминалист подмигнул ему. Да ещё и заявил с немыслимой наглостью, что его поймают! Как он вообще посмел?! Кем он себя возомнил?! Он что не знает своего места?! Кто он – полицейская крыса, а кто – великий господин Картов! Теперь у мужчины было напрочь испорчено его прекраснейшее настроение! Ох уж, этот Герасим Фёдорович! Он своё получит! Картов ещё достанет его! Так за горло возьмёт, что старикан в слезах утонет! Господин Картов должен отомстить! Это криминалист во всём виноват! Это всё его вина! Виновен! Виновен!

Тут Картов заметно повеселел. В голову его пришла занимательная и навязчивая идея. Спустя секунду, мужчина обозначил её как гениальную и, пройдясь по стеклу, он сел в крутящееся кресло и стал крутиться на нём:

– Так-так, Герасим Фёдорович. «Нашли» – говорите. Нет. Вы ошибаетесь. Вы украли. Украли…. Сборище воров. Шмит уже был моим, – кровожадно улыбался он. – В таком случае, мне нужна справедливая замена. Хе-хе-хе….

Продолжая давиться всё нарастающим в его груди смехом, мужчина нашёл среди бардака на полу серое кольцо. Надев кольцо на указательный палец, он получил доступ к сети. Комнату разделила плоская проекция. Непринуждённо водя пальчиком в воздухе, Картов стал настойчиво изучать всю родословную криминалиста-психиатра, недолго думая, выбрав из приближённых к нему симпатичного юношу, который не столь давно поступил в «N-ский государственный университет генеральной прокуратуры РФ», желая, как и его отец связать свою жизнь с преступностью. Правда, в отличие от отца, юноша намеривался стать не психиатром-криминалистом в третьем поколении, а всего-навсего прокурором.

С присущей ему страстью и рвением господин Картов стал упоительно и даже напевая разрабатывать превосходнейший на его взгляд план похищения Васильева младшего. Сей идеальный план, ни в коем случае не должен был закончиться полнейшим фиаско. Ведь созрел он в больном мозгу самого Картова!

Глава II

От природы самовлюблённая, не лишённая коварства и женственности, пропитывавшей всё её естество с ног до головы, Регина Герасимовна ещё с детства хотела быть самой-самой абсолютно во всём. Именно поэтому Регина Герасимовна нелегко сходилась с людьми, хоть и жаждала их общества со страшной силой. Присущая ей живость и некая непосредственность характера доставляла женщине множество проблем. Однако не существовало ничего такого, с чем бы Регина Герасимовна была не в состоянии справиться, особенно со своей легкомысленной натурой.

Положив руки на пояс, быстрыми и решительными шагами один из старших сотрудников орбитальной станции, корчила рожи и залазила под каждый стол, заглядывала за каждый стул, занавеску, но довольную Риту так и не отыскала.

А Ритой называли шимпанзе с противным характером и не менее, как казалось Регине, изощрённым умом, чем у неё самой. По крайней мере, Регина уже сбилась с ног, разыскивая свою подопечную. Женщину же совсем не волновал тот факт, что она могла замарать свой белых халат или что её застанут в неприличном положении. Из-за столь необдуманного отношения к жизни коллеги считали Регину чудаковатой и побаивались, совершенно не предполагая, на что же она была способна.

– Ритуличка, где же ты? Тётя Регина переживает за тебя, моя прелестная. Ритуля! – ответа не последовало. И даже намёка на присутствие неуловимой Риты, которая, кстати сказать, забралась на железный шкаф гардеробной, увлечённо дербаня гербарий, найденный ею при прогулке в восточном корпусе.

Работала Регина зоопсихологом, поэтому вся её жизнь состояла из сплошных Рит, да и ещё не менее интересных животных, которыми только могла располагать исследовательская орбитальная станция, изучающая поведение живых организмом в космосе.

– Да что же это за негодница? – сетовала Регина, чувствуя, что устала. Она решила прибегнуть к последнему варианту – заглянуть в операторскую, где сидел всевидящее око станции – Дмитрий.

Дмитрий, как и всегда, таращился на мониторы, и уже видел, что Регина приближалась к нему. Он посмеялся над её глупой упорностью и сказал, что следовало сразу же обратиться сюда, и сообщил, что Рита находится в гардеробной.

Регина была столь расстроена, что Дмитрий посмеялся над ней. Раздражённая таким поведением коллеги она искала срочного успокоения, следуя по выработанному ей самой стилю лживого поведения. Поэтому разобравшись с Ритой, которая не желала уходить со своего облюбованного пристанища на шкафу, женщина решила, что просто обязана рассказать обо всех своих бедах любимому Марку. Конечно, он наверняка и не подозревал об её приходе, поскольку спал, ведь недавно Марка перевели в ночную смену, и их графики не совпадали.

У каждого работника орбитальной станции была своя собственная комната, запираемая на электронный замок с кодом на тот случай, если произойдёт непредвиденное обстоятельство, и дверь станет нужно обязательно отворить извне. Мало ли что может случиться на орбите?

Регина совершенно точно помнила код от комнаты Марка, потому что она часто там бывала, а будучи женщиной внимательной, она с лёгкостью запомнила комбинацию из пяти чисел. С полной уверенностью, что Марк спит, как сурок, Регина решила сделать ему сюрприз. Однако всё произошло с точностью и на оборот.

Регина вошла в комнату, осознавая, что совершила непростительную шалость, вторгаясь в личное пространство человека. Но разве эта шалость могла что-то значить, если в скором времени Регина и Марк должны были пожениться? По крайней мере, Марк обещал подумать над этим важным вопросом. Правда, думал он уже второй год.

Марк не спал. Он был занят. Да так увлечён любовными утехами с рыжеволосой девушкой, которую Марк называла «серой мышью», смеялся над её видом простушки и не раз говорил об этом в присутствии самой Регины. Однако сейчас он был вполне доволен своим «грызуном», что даже не заметил, когда Регина присела напротив кровати и озадаченно на них смотрела. Только когда женщина постучала о тумбочку, то парочка обратила на неё внимание.

Марк пришёл в ужас. Он спрыгнул с девушки и страшно матерясь, упал на пол с противоположной стороны. А вот его любовница, закричав от страха, спряталась с головой под одеяло.

– Регусик! Всё совсем не так, малыш! – оправдывался Марк, поспешно натягивая брюки задом наперёд. Он был до того перепуган, что его даже не интересовал вопрос: каким образом Регина попала в его комнату. – Это, это простая случайность! Я люблю только тебя, Регусик! Ты же знаешь!

– Какой конфуз вышел, – задумалась Регина и заливисто рассмеялась. – Я всегда считала, что у меня полно собственного достоинства! Ха-ха-ха! Дурочка! Я жестоко ошиблась…. Его нет.

Любовники замерли и с придыханием ожидали, когда же Регина Герасимовна перестанет зловеще хохотать. Успокоившись, Регина прокашлялась:

– Если не ошибаюсь, Светочка?

Светочка выглянула из-под одеяла и боязливо посмотрела на дружелюбную Регину.

– Д-да? – заикнулась она.

Тут лицо Регины исказилось от злости. С криками: «Ах ты, проститутка!» – и другой непристойной лексикой, женщина схватила Светочку за волосы, уронила с кровати и протащила до двери комнаты. Не в силах поднять «жирную корову», которая отчаянно ползала по полу под оханья, боявшегося разгорячённой Регины Марка, женщина стащила с кровати подушку и стала бить ею кричащую Светочку. Девушка была настолько напугана, что чудом поднявшись, выскочила из комнаты, прикрываясь собственным белым халатом, который она успела прихватить в суматохе.

Регина напоминала взорвавшийся вулкан: её лицо сильно раскраснелось, а дыхание сбилось. Она всё смотрела в конец коридора, уже ругая себя за совершённый поступок.

– Регусик, – боязливо произнёс Марк и дотронулся до плеча Регины. Он даже не ожидал, что Регина ударит его подушкой с такой силой, что он не удержится на ногах; хватая эту самую подушку, упадёт, а так же получит в нос кулаком, после загибаясь от боли на полу.


***

Чего не ожидала Регина, так это того, что Марк окажется, как она выразилась «столь мелочным мужиком». Про то, что Марк является первостепенным негодяем женщина и не заикалась. Всё было очевидно. Не смотря на то, что Регина рыдала настоящей белугой в кабинете своей начальницы Ольги Олеговны, всё же женщина в летах была непреклонна в своём решении – временно отстранить Регину за недостойное поведение, нарушающее корпоративную этику. Конечно, Регина и не собиралась признавать свою неправоту.

– Дорогуша, – обращалась к ней женщина с приятной хрипотцой в голосе. – Я всё понимаю. И осуждаю Марка Петровича. Но ты же соображаешь, что мы живём в состоянии изоляции. И какие-то конфликты, а тем более драки просто не допустимы. Рукоприкладство – это не выход…. Региночка, он требовал уволить тебя. Мотивируя это тем, что неуравновешенные люди не могут здесь работать. В противном случае он угрожал, что привлечёт тебя к ответственности. У него сломан нос, а это уже серьёзно.

– Ха. Кто же знал, что у Марика окажутся такие слабые хрящи. И этот слизняк ещё пришёл жаловаться на меня? Меня?! Это я получила моральную травму! А теперь меня ещё и уволят из-за…. Тц! Из-за такой глупости меня увольнять! Да это его нужно уволить ко всем чертям! А что эта Света? Она тоже на меня кляузу строчила? – Регина зарыдала на взрыв. – Ой, я дура! Какая же я дура!

Начальница тяжело вздохнула и подошла к всхлипывающей Регине:

– Ты уже два года не брала отпуск. Я думаю, что на тебе сказывается отсутствие отдыха. В общем, мы решили оформить тебе внеочередной отпуск. А там, глядишь, всё уладится.

– Так я не уволена?

– Я плохой руководитель, если позволю уволить своего ценнейшего сотрудника, который отказался от всех отпусков. И шёл мне на встречу, когда бы я ни просила…. Чтобы не приписывала нам корпоративная этика, все за тебя, Региночка. От себя добавлю, что он ещё мало получил. Ха-ха-ха-ха. Ну, не расстраивайся ты так. Смотри на всё с позитивной стороны! Ты же умеешь! И потом! Ну, что ты похоронила себя на этом корыте? Так и молодость пройдёт. Даже самая любимая работа не стоит одиночества. Когда ты станешь такой же дряхлой старухой, как и я, то поймёшь, что хотя ты и сидишь в кресле начальника орбитальной станции, но жизнь промчалась мимо, и ничего у тебя нет за плечами, кроме белого халата. Всё складывается в лучшую сторону. А я считаю, что Марк никогда тебе не подходил.

– Вы правы, – повеселела Регина. Но вот в том, что работники станции были на её стороне, женщина сомневалась. Совершенно не стесняясь её присутствия некоторые особенно словоохотливые и громкоголосые люди не побрезговали жалеть Регину, говоря, что она полная дурёха, незамечающая измен своего благоверного Марка. Или ещё хуже! «Так ей и надо!» – кричали многие, пропуская по чашке чая в буфете. Они радовались за Марка, что он, бедненький, так долго боялся уйти от этой сумасшедшей, а теперь, наконец, ему повезло. Короче говоря, Регина совершенно не была расстроена тем фактом, что долгое время не увидит всех этих лицемерных лиц, а в особенности Марка, как раз и достойного такой пары, как серая мышь Светочка. Если Марк изменял Регине, то где гарантия, что так же он не поступит и со Светочкой?

Регина не понимала: и чего это на неё все так взъелись? Разве она виновата, что является хорошим работником? Разве она виновата, что у неё развито чувство стиля? И что она красавица, привлекающая к себе внимание, даже не желая этого? Хотя здесь женщина лукавила. Она была о себе очень высокого мнения. Разве это её вина, что подвернулся ей этот Марк? Но, если учесть некоторую властность, присущую ей, то и неудивительно, что выбор Регины пал на Марка. Всё-таки он был немножечко несамостоятельным, и даже множечко мягкотелым.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное