Анастасия Кобякова.

Букет на счастье



скачать книгу бесплатно

– Но я никогда не слышал, чтобы у наследника была тиали! – вклинился я в рассказ Меллоуна.

– Потому и не слышал, – со вздохом сказал Мел, – эта история закончилась плохо, об этом не принято говорить вслух. Девушка не смогла осмыслить своё положение и наличие параллельного мира. Она всех боялась, шугалась, называла бесами и нечистыми, беспрестанно крестилась… В общем, она начала сходить с ума, это продолжалось пару лет, прежде чем она спрыгнула с Голубого утёса и разбилась о камни.

Мел сделал паузу, помолчал, словно припоминая события тех давних дней, а потом продолжил:

– Тезарий был безутешен, он до последнего надеялся, что Лив одумается, примет его любовь, но не случилось. Я был тогда молод, многого не понимал, не понимал и от чего Тезарий, после этой истории, на пять лет закрылся в своем личном тереме и не выходил никуда. А когда всё-таки вышел из добровольного заточения, то стал совершенно иным нимфом, от прежнего улыбчивого Тезария не осталось и следа. Его глаза прежде были цвета летнего неба, а теперь цвета низких свинцовых туч. Некогда золотистые волосы полностью побелели, став похожими на земной снег. Его губы больше никогда не улыбались, а во взгляде и по сей день сквозит боль и тоска. Понять сотую долю того, что он испытал я смог только когда обрел свою тиали. И знаешь, Род, я счастлив, что Верния оказалась из наших, из нимф. Если бы со мной случилось такое, как с Тезарием, я точно не выжил бы, бросился вслед за тиали с Голубого утёса, только желая не испытывать эту постоянную боль и одиночество. А он не только выжил, но ещё и закалился, стал жёстче и кроме работы больше ни на что не обращает внимание. Он погрузился в свои обязанности с головой, порой складывается впечатление, что благодаря работе он только и держится, – этими словами Мел закончил говорить.

– А как же потом? Его лиана больше не давала цветков? – пристал к брату с расспросами я.

– Первые лет пятьдесят не давала, мы все, да и он сам считали, что это всё, больше не будет у Тезария тиали. Но время шло, и в один из Великих дней его лиана дала знак, только никак не получалось больше найти тиали: ни одна из нимф не подходила, а на Земле его цветок покупали редко, да и в итоге сам знак не признавал девушку и в положенный день она не появлялась в Циании. Последние лет десять так даже и продать не удавалось, не выбирали девушки его цветок. Поэтому я и удивился, как тебе удалось это сделать.

– Мел, ты же знаешь какой у меня дар…, – начал я издалека.

– Конечно, Род, я знаю, что у тебя есть небольшой дар предвидения, а при чём тут это?

– А при том, брат, сегодня там, на Земле, он у меня неожиданно сработал, благодаря предвидению я точно знал какой девушке продать цветок Тезария.

– Не может быть! – поражённо прошептал Мел, – ты уверен?

– Уверен, разве я хоть раз ошибался?

– Нет, не ошибался. Это так неожиданно, что я растерялся. Ты ещё кому-нибудь об этом говорил?

– Мел, ты опять? Я же при тебе с Земли прибыл, кому я мог там рассказать, разве что голубям.

– Ну да, ну да.

Ты никому и не говори, не нужно раньше времени досужих сплетен.

– А самому Тезарию?

– Ему тем более не нужно, пусть он спокойно проживёт эти три месяца, а то мало ли, что с ним статься может от такой информации. А мне нужно подумать, как постепенно подготовить наследника к появлению в его жизни тиали. После Лив, он не захочет никому открывать своё сердце. Ладно, отдыхай, а я пойду обдумывать полученную информацию.

Мел вышел, оставив меня в комнате перехода одного, пока я слушал его рассказ, успел окончательно раздеться и разложить вещи по полкам, сохраняя их до следующего года и до следующего выбранного жребием. Обычно, лианы давали свои знаки раз в год в великий день всем тем, у кого ещё не было тиали, но бывало, что лианы могли пропустить год или даже несколько лет, почему так случалось, точно никто сказать не мог. Старейшины предполагали, что лианы каким-то образом чувствовали, что для этого конкретного нимфа пока нет подходящей девушки.

Мне повезло родиться во второй ветви нашего рода Цветущих лиан, мы ближе всего к первой – правящей ветви, а значит нам больше уважения и привилегий, если привилегиями можно считать возможность участия в собраниях разных родов и получение информации из первых рук. Хотя я сам, в силу небольшого возраста, право голоса ещё не имею, но меня отец всё равно берет на такие мероприятия: будь то дружеские визиты или же переговоры, он говорит, что мне нужно учиться, перенимать опыт старших. Я и пытаюсь, только мне всегда ближе были активные действия, такие как отогнать стадо бурзонов от наших границ, или пусть даже долгая и однообразная обработка лиан от маленьких пожирателей, чем эти нудные разговоры взрослых… Я со вздохом оглядел комнату, проверяя, всё ли я за собой прибрал, убедившись, что всё хорошо, я вышел и зарастил комнату. Сейчас доложу Тезарию о своём возвращении, и можно будет поужинать, думал я, идя по зелёному коридору терема.

Наследник предсказуемо нашёлся в своей комнате, он был поглощён работой: перед ним стоял горшок с месячным ростком игольчатой лианы, лежала россыпь камней-хранов, закрытая колба со спорами чёрной гнили и накопитель магической энергии.

– Добрый вечер, Тезарий, я вернулся с задания.

– Как всё прошло? – спросил он, прекратив магическое воздействие на лиану и переключив внимание на меня.

– Хорошо, замерз только, но было очень интересно узнать, что же такое зима воочию.

– Цветы все продал или нет? – ровным, без тени эмоций в голосе, спросил меня наследник.

Я заколебался, на пару секунд задержавшись с ответом, этот вопрос мы с Мелом не успели обсудить, но и соврать я тоже не мог.

– Да, я продал все знаки.

Тезарий прищурил глаза, вглядываясь в моё лицо, как бы ища зацепку, что я лгу, но на моем лице не дрогнул ни один мускул, я смотрел спокойно и прямо.

– Ты у нас получается герой! За несколько лет первый, кому удалось не вернуть домой ни одного цветка. Посмотрим, какие плоды принесет твоя сегодняшняя работа. Обычно к нам попадают одна – две девушки, которых признают знаки, если же будет в этот раз больше двух, то я тебя награжу. Спасибо за хорошо выполненную работу, можешь идти, я хочу продолжить своё занятие.

Я коротко поклонился и, не прощаясь, вышел из комнаты. Вот он так всегда, вместо того чтобы по-дружески похлопать по плечу, сказать, что молодец парень, отлично справился, я горжусь тобой, Тезарий всё сводит к сухой статистике и награждению. Награждение – это, конечно, не плохо, но я, как и любой нимф, больше ценю дружеское и положительно окрашенное отношение. Весь наш народ только и держится такой крепкой общностью из-за невозможности прожить без эмоциональной подпитки друг от друга.

Мелу я склонен верить и ему ни к чему меня обманывать, но я не представляю, чтобы Тезарий был таким же эмоциональным, как и обычный нормальный нимф. Это что же? Я только что назвал наследника ненормальным? Надо это дело прекращать, негоже так говорить, пусть даже и мысленно.

Махнув рукой на свои думы, я отправился прочь от комнаты Тезария.

Глава 3


Земля. Оливия Спицина


С утра я встала часов в девять, я не любительница поздних подъемов. Давно уже на себе проверила и пришла к выводу: чем дольше спишь, тем больше хочется. Сегодня, слава богу, выходной день, и надо бы вернуться к написанию диплома, но мне сегодня совершенно не хотелось этим заниматься. Я, повалявшись в кровати минут десять, побрела в ванну умываться. В зеркало даже не заглядывала – всё равно не увижу там ничего для себя нового. Ополоснув лицо, и почистив зубы, я надела висевший тут же халат и побрела в коридор, нужно было расчесать и прибрать волосы. Дома с распущенными волосами я предпочитала не ходить – они мне мешали. В коридоре открыв заветный шкафчик, где у меня обретались все необходимые вещи: начиная с косметики и заканчивая духами, там же были расческа, резинки и заколки. Быстренько расчесала волосы и, собрав их на автомате в высокий хвост, я пошла на кухню.

Тишина квартиры меня несколько тяготила и расстраивала, при том, что несколько лет назад мне наоборот очень нравилось.

Завтрак приготовить я ленилась, мимоходом включив кнопку на электрическом чайнике, открыла холодильник. Выбора чего-то готового не было, пришлось остановиться на вчера недоеденных мной же, роллах. Здраво рассудив, что к вечеру их станет уже совсем невозможно есть, я бодро вынула роллы на свет божий. Поставив тарелку на разделочный стол, я принялась варить кофе. Была у меня такая маленькая слабость – ароматный свежесваренный кофе. Его я покупала в специализированном магазине, где был огромный выбор различных сортов кофе.

Вскоре кухню наполнил божественный аромат, налив напиток в свою любимую кружку, добавив в него сахар и подхватив тарелку с ролами, я переместилась к обеденному столу. Поставив всё это великолепие на столешницу, я присела на стул и посмотрела на цветок, точнее я хотела на него посмотреть, но стол оказался совершенно пустой, будто на нем вчера не стояла орхидея. Я попыталась поискать цветок на полу рядом со столом и даже под него заглядывала, но нигде не было видно ни самого цветка, ни вазы, ни какого-либо следа его пребывания.

Вот тогда я стала сильно сомневаться в своём душевном здоровье и в том, что этот цветок был реален, похоже, что мне вчера это всё померещилось… Подождите, я же вчера фотографировала Синеглазку! Где же мой смартфон?! Вспомнила! Я его поставила на зарядку в спальне. Забыв про остывающий кофе и завтрак, я со всех ног рванула в спальню, где на обычном месте на тумбочке обнаружила смартфон и, и вазу! Я вчера выпила немного, но как возможно было забыть, что вазу с орхидеей я поставила здесь, в спальне. Только цветка в ней всё равно не оказалось. Я взяла в руки смартфон, там оказалось множество уведомлений из социальных сетей и онлайн чатов, но, не смотря на это, я первым делом полезла в папку с фотографиями. Мне не хотелось верить, что у меня начали появляться признаки душевной болезни. Найдя последние фотоснимки, я облегченно выдохнула, на них орхидея была, причём в точности такая, какой я её помню. Тогда встаёт другой вопрос: куда же делся цветок? Забрать его никто не мог, я живу одна, у Игоря я ключи забрала, когда он уходил. Тогда остается, какой вариант? Что цветок это экспериментальный вариант, и что он исчезает через некоторое время? Да это бред какой-то. Ну, тогда в исчезновении поучаствовал домовой, хотя в их существование я не верю. Не найдя ни одного приемлемого варианта я отложила размышления на потом и углубилась в социальные сети. Там я удовлетворенно увидела, что фотка орхидеи закономерно получила кучу лайков и комментариев типа: "А разве такие существуют?" или: "Она точно настоящая?" Я отвечала, что цветок настоящий, а уж если он настоящий, то, следовательно, всё-таки существует. Дальше я открыла чат, там писали подруги, приставая с расспросами о том, как я провела вчерашний вечер, и кто мне подарил такую красоту, если Игоря я выгнала. Ответив им загадочно: "А вот", я закрыла чат. Рассказывать сейчас историю про того необычно исчезнувшего парня мне не хотелось, так же как про загадочно исчезнувший цветок. Сначала надо самой разобраться в этой ситуации, или хотя бы попробовать это сделать.

Я вернулась на кухню к своему порядком остывшему кофе и наоборот согревшимся суши. Без аппетита я начала завтракать и думать о цветке. Ничего стоящего или хоть наполовину правдоподобного в голову не приходило, кроме варианта, что я лунатик. Наверно, ночью лунатила и выкинула цветок. Я ведь даже не поленилась и проверила мусорное ведро, не обнаружив там ничего похожего на искомое, я выглянула во все три окна своей квартиры, надеясь, что хоть там, внизу на снегу мелькнет знакомая синева. Но нет, ничего синего под окнами не было.

– Где же ты, Синеглазка?! – воскликнула я в сердцах.

На что я надеялась? На ответ или знак, наверно. Уж если эта история с самого начала была с примесью чудес, то почему бы им не продолжится? Но надеялась я зря, ровным счётом ничего не происходило, если не считать резко появившегося зуда в области шеи с левой стороны и чуть ниже мочки уха. Этому событию я не придала значения, списав это на нервное, и принялась за уборку.

Время шло, а шея продолжала зудеть, я её уже расчесала, как минимум, до красноты, прежде чем догадалась посмотреться в зеркало. А вот там ждал меня неожиданный сюрприз: в том месте, которое я отчаянно чесала, обнаружилась татуировка. Как только я её увидела в зеркале, зуд тут же прекратился, будто его никогда и не было. Пока ещё не впадая в панику, я послюнила палец и попыталась оттереть рисунок, что украшал мою кожу. Только где там! Он совершенно не оттирался и даже не бледнел. Я же не сказала вам, что татуировка изображала потерянный мной синий цветок, она даже была цветная и чуть ли не объёмная. Не могла же за ночь Синеглазка из обычного цветка орхидеи стать татуировкой, или могла? То, что это я не набивала сама, я нисколько не сомневалась, я же видела, как мои подружки делали татушки – мало того, что это делать больно, так потом и заживает это дело весьма долго. А на моей коже не было никаких ран от иголок и в помине. Вот это я встряла, такого итога даже и в фантазиях не придумаешь.

– Что мне теперь с тобой делать? – спросила я свою семисантиметровую татушку.

Она засветилась на пару мгновений мягким синим цветом, и погасла, а по моему телу разлилось блаженное и успокаивающее тепло. "Любить" – пришло мне в сознание, это не был какой-то голос или чужая мысль, это было скорее моё осознание того, что хочет орхидея.

– Любить, так любить – это я умею, – уже вслух легко согласилась я, проводя подушечками пальцев по цветку.

В ответ Синеглазка снова мягко засветилась и я уверилась в том, что всё произошедшее не галлюцинации и не плод моего больного воображения.

Посидев пару часов перед телевизором, я всё-таки решила засесть за написание диплома, через полтора месяца необходимо было сдать полностью готовую работу, госэкзамен был уже позади, я его сдала на отлично. Оставалось решить вопрос с дипломной работой, а для этого нужно время, которого, как показывает всё тоже время, никогда не хватает. Углубившись в литературу и электронные документы, я просидела до позднего вечера, сделав только пару небольших перерывов для перекусов. Потом, уже засыпая, я повалилась на кровать, не в силах даже снять одежду.

Глава 4


Циания. В тереме рода Цветущих лиан.


– Тезарий, беда! На наши границы напали скальные тролли! – с порога воскликнул я.

– Решились всё-таки, уважаю, – спокойно ответил Тезарий.

Я замер, не понимая, как в такой ситуации можно оставаться спокойным и равнодушным.

– И не надо на меня так смотреть, сам знаешь, Родэн, эта ситуация назревала давно, тролли не единожды пытались нарушить границы, но им не удавалось хоть сколько-нибудь значительно углубиться на нашу территорию. Так что и в этот раз будет так же.

– Но теперь их в десятки раз больше, и если раньше вторжения больше походили на разведку, то сейчас они вооружены и настроены более чем серьёзно, – сказал, пришедший вместе со мной Мел.

– Это уже интереснее, каждодневная рутина за столько лет меня утомила, а так хоть какое-то разнообразие.

– Разнообразие ему, – недовольно буркнул Мел, – тут нимфы могут пострадать и даже погибнуть, я уже не говорю о лианах.

Я полностью разделял мнение брата, а вот от Тезария веяло непробиваемым спокойствием на грани равнодушия, будто на кону стоят не жизни нимфов, а бездушные деревянные фигуры на игровом поле. Хорошо, что принимать решение предстоит не Тезарию, а его отцу – Керну, но это пока, через какую-нибудь пару сотен лет он отойдет от дел, передав все права своему наследнику. Мне становится плохо, при мысли, что такой равнодушный нимф будет руководить целым родом. Я не скажу, что он плохой или жестокий, он скорее действует только исходя из фактов, без эмоций и осознания последствий именно с этой точки зрения. А у нас не малую часть во всех жизненных ситуациях составляет именно эмоциональность.

– Друг, ты преувеличиваешь. Наши лесные границы охраняются надежно боевыми игольчатыми лианами. Никто не сможет пройти незамеченным, а иглы, которыми лианы стреляют в обидчиков, весьма ядовиты, даже если кому-то и удастся пройти за ограждающую полосу, то недалеко. Яд начинает действовать довольно быстро.

– А если они научились изготавливать противоядие и иглы наших лиан не станут им помехой? – забросил удочку Мел.

– Ты считаешь, что огромные тупоголовые тролли способны что-то создавать? Ты наивный, Мел. Эти существа умеют только разрушать, у них призвание такое. А ты хочешь от них не только какой-то организованности, но и значительного интеллекта добиться. Звучит несколько нереально, не находишь? – всё так же спокойно сказал Тезарий.

– Тролли – это не животные, поэтому хоть примитивный уровень организации их общности у них точно существует. Мы ведь их никогда не изучали, трудно судить об уровне их интеллекта.

– Так давай изловим парочку этих серокожие и досконально изучим, разрежем по кусочкам, внутренности вынем? – равнодушно предложил наследник.

От его слов я вздрогнул, и к моему горлу подступила тошнота, я слишком явственно представил описанную Тезарием картину. Но только подобного рода действия претили нашему народу. Поэтому Тезарий, скорее всего, таким образом пошутил, прекрасно зная, что брат на это не согласится.

– Я бы не отказался от парочки троллей, только исследовал бы не таким варварским способом, как предлагаешь ты, – задумчиво протянул Мел.

– Так за чем же дело стало? Они сами к нам в гости пожаловали, забирай тех, что понравятся, пока лианы с ними не расправились, – пожав плечами, казал Тезарий.

– Как у тебя всё просто! Я их, по-твоему, что, должен ловить, связывать и держать взаперти? – поинтересовался брат.

– А как иначе? – весьма удивился наследник, – ты разве знаешь другие способы добыть себе скального тролля?

Разговор их несколько затянулся, если они оба удобно устроились в выплетенных из лиан креслах, то я стоял на месте и уже устал находиться почти без движения. Ведя оживлённый диалог ни брат, ни Тезарий не обращали на меня абсолютно никакого внимания. Конечно, им я был совсем не ровня, так, мальчишка. Глядя на это обстоятельство я набрался наглости, прикоснулся к ближайшему отростку лианы и попросил её вырастить и мне кресло. Для этого пришлось поделиться с растением своей энергией и передать мыслеобраз того, что мне нужно, без дополнительного вливания энергии лиана не смогла бы выполнить мою просьбу быстро. Зелёные побеги зашевелились, стали бурно расти, переплетаясь друг с другом в понятном только им узоре. Не прошло и десяти минут, как рядом со мной появилось удобное плетёное кресло, в которое я не мешкая и опустился, продолжая следить за разговором.

– А как насчёт попробовать договориться? – спросил брат.

– Ты хоть сам понял, что сказал? О чём с ними можно договариваться? Попросить их, чтобы они не лезли на нашу территорию ласково и нежно?

– С другими соседями мы хорошо ладим и живем в мире, даже с теми же ближайшими родственниками скальных – лесными троллями. Так почему не разрешить ситуацию миром и с ними?

– Не получится, – отрезал Тезарий, – вспомни, ни один из дружественных народов никогда не покушался на наши границы, а со скальными троллями мы ведём недобрососедские отношения испокон веков. А ты надеешься вдруг ни с того ни с сего повернуть эти отношения с ног на голову.

– Нет, Тезарий, я хочу наоборот, перевернуть отношения с головы на ноги, чтобы раз и навсегда прекратить многовековую вражду. Я изучил множество летописей, даже могу сказать с гордостью, что две третьих, имеющихся в нашем роду точно. И ни в одной из них не указывается причина, по которой у нас сложилась такая ситуация со скальными троллями.

– Этого никто уже не знает и не помнит, я одно время тоже интересовался данной темой, и мне очень сильно казалось, что наши предки всеми силами старались скрыть причину от всех, в том числе и от своих потомков.

– Вот и мне эта история кажется очень мутной, не мешало бы пойти с троллями на переговоры и обменяться информацией, может им известно больше, чем нам.

– Отец на такое точно не пойдет, даже если я его попрошу. Он воспитан в лучших традициях нимфов, не то, что я, знатный шалопай в этом смысле. Всегда недолюбливал некоторые традиции нашего народа, – сказал Тезарий, поигрывая лежащими на ладони камнями-хранами.

– А ты бы сам пошёл на подобный шаг? – спросил брат.

– Просто так – нет. Если бы случилась ситуация, для разрешения которой было бы необходимо пойти на переговоры со скальными троллями – тогда да. Но я не представляю даже, какой может быть эта ситуация.

– Так ты сам разве не отправишься посмотреть, какова ситуация на границе? – сменил тему Мел.

– Сначала дождусь доклада с передовой, а уже потом буду делать выводы и принимать решения. Торопиться в этом деле не стоит.

– Хорошо, я тебя понял, пожалуй, нам пора. Правитель, думаю, уже в курсе событий.

– Давайте, идите. И Родэн, убери за собой кресло.

Я тяжело вздохнул, жалко было портить такую искусную работу, только вот с собой кресло никак не унесёшь, а ослушаться наследника тоже совсем не вариант. Я с сожалением коснулся лианы и попросил её убрать кресло, при этом вновь подпитав её своей энергией. Лиана неохотно зашевелилась, расплетая свои побеги и втягивая их в сложное плетение пола. Растение не могло уменьшить уже выращенные отростки, поэтому лиана их вплела в уже существующее плетение, может потом для чего другого сгодятся.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9