Анастасия Коченова.

Прятки



скачать книгу бесплатно

Иллюстратор Анастасия Ивановна Коченова

Дизайнер обложки Анастасия Ивановна Коченова


© Анастасия Коченова, 2017

© Анастасия Ивановна Коченова, иллюстрации, 2017

© Анастасия Ивановна Коченова, дизайн обложки, 2017


ISBN 978-5-4483-8538-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Утро и так выдалось чертовски отвратительным, но этот его уничижающий взгляд стал последней каплей. Ненависть мгновенно разрослась из маленькой точки в невероятных размеров силу, буквально подбросившую меня вверх. Ни один из парней с пушками не успел опомниться, как я схватила стул, на котором только что сидела, и опустила его на голову ближайшему обидчику. Стул рассыпался у меня в руках. Парень без чувств рухнул на пол. Я не могла поверить в то, что только что произошло, а именно в стул, стул, который рассыпался! Так ведь не бывает! В жизни такого не бывает, только в кино! Но вот я вижу его деревянные ножки, раскатившиеся по полу, сиденье на спине этого парня, а в руках у меня только спинка… Пока я находилась в замешательстве, Генри, воспользовавшись ситуацией, отточенным движением разоружил второго противника и наставил пушку на третьего. На этом их сопротивление, в общем-то, и закончилось.

Честно говоря, это не совсем мое обычное поведение. Я не всегда решала конфликты физической силой, да и вообще до недавнего времени считала себя пацифисткой. Но чтобы понять, как я докатилась до избиения людей стульями, нужно начать эту историю с другого места.


За два дня до этого я вернулась домой из шикарного ресторана в очень плохом настроении. Хотя до отвратительного оно, пожалуй, уже недотягивало, что ни говори, а отхожу я достаточно быстро. Забравшись в горячую ванну, я пыталась понять, почему же мне так плохо. Он снова втянул меня в очередную интригу, а я снова позволила ему это сделать. И ведь уже пора перестать ждать от него чего-то другого! Он такой, какой есть, и не изменится. И я это знаю. И знала с самого начала. Так в чем же дело?..

Наутро я проснулась с чувством полной свободы и мыслью «Больше никаких неправильных отношений»…


Или все-таки нужно начать с того, как полгода назад я поняла, что действительно влюбилась? Как полагается: с бабочками в животе и полным отсутствием критического мышления. Не сказать, что это было большой неожиданностью, свалившейся мне на голову. Вовсе нет, все к этому и шло. Хотелось петь и танцевать, обнять весь мир и поделиться радостью со всеми…

Хм-м…. Нет. Пожалуй, придется начать с самого начала.

Часть I
Моя другая жизнь

1

Это была самая большая глупость в моей жизни, которой я гордилась. Правильно говорят, что нет никого амбициознее и увереннее в себе, чем вчерашний выпускник университета с долгожданным дипломом в кармане. У меня был такой диплом, Интернет и вера в то, что передо мной теперь открыты все двери этого мира.

Несколько недель я шарила на просторах всемирной паутины в поисках работы моей мечты и, о чудо! Я нашла ее! Вот только работа была в другом городе, а я никогда не уезжала из дома дольше, чем на четыре недели летних каникул.

После нескольких этапов интернет-собеседования, разговоров по телефону и «Скайпу» меня пригласили приехать, осмотреться и, если мы с работой действительно подходим друг другу, перебраться на постоянное место жительства.

Что виновно во всех дальнейших событиях: ветер ли в моей голове, неуемная жажда вырваться «из гнезда» и отправиться на поиски приключений, попытка что-то доказать себе и всему миру, желание повзрослеть или голос Судьбы? Наверное, всего понемногу. Так или иначе, я собрала самые необходимые вещи в рюкзак и отправилась покорять новый город. Кровь бурлила в жилах, рюкзак оттягивал плечи, а скопленная за время учебных подработок сумма денег приятно грела карман. Я хотела стать журналистом: писать статьи об интересных событиях, очерки о психологии отношений, отзывы о фильмах и литературе, да и просто о жизни. Директор небольшого развивающегося издательского дома, прочитав мои заметки, остался доволен. Главный редактор журнала «L&L»11
  Life&Love


[Закрыть]
, с которым я общалась через Интернет, теперь был твердо намерен предложить мне круто изменить мою жизнь, влившись в их коллектив. Мечта, да и только. Если бы мне кто-нибудь рассказал подобную историю, я бы не поверила никогда в жизни, но мне было не до размышлений – впервые в жизни мне хотелось действовать.


Я вернулась домой, чтобы упаковать вещи в пару чемоданов и несколько десятков коробок, которые родители отправляли бы мне постепенно по мере обживания мной новых территорий. До сбора вещей в коробки моя мама была абсолютно спокойна, но, увидев эту «упакованную жизнь», не сдержалась и заплакала.

– Мам, ты чего? – удивилась я. – Мы ведь все обсудили.

– Да, но это так странно, – всхлипнула она, – раньше все было еще не всерьез, но эти коробки…

Я подбежала и обняла ее крепко-крепко.

– Ма, но когда-то это ведь должно было случиться, – я улыбнулась.

– Конечно, но… Когда же ты успела повзрослеть?.. Главное помни, что ты всегда можешь вернуться.

– Только предупреди заранее, – вмешался папа с улыбкой, – а то приедешь, а мы уже переделали твою комнату в спортзал.

Мама от удивления перестала плакать.

– Договорились, только пусть это лучше будет кинотеатр, – ответила я.

– Да как вы можете, это же серьезные вещи, – встрепенулась мама.

– Милая, ну ты же понимаешь, что без юмора в этой «серьезной жизни» не прожить? – поинтересовался папа.

– Конечно, – улыбнулась я, – только так.

– Все! Всем успокоиться. Наша дочь точно не пропадет, – потрепал он меня по голове.

– Но если что, ты можешь вернуться, – шепнула на ухо мама.


Я сняла квартиру в удобном районе города, не в центре, но недалеко от метро у очаровательной женщины сильно за шестьдесят, которую язык не поворачивался назвать пожилой. Дом был наподобие старого трехэтажного особняка с высокими потолками и обилием комнат, которые с течением времени для большей практичности были переделаны в квартиры, по две на каждом этаже. Жильцы ласково именовали наше обиталище Усадьбой. Сама хозяйка жила на первом этаже, моя светелка находилась на третьем. Кроме меня и чемоданов в этой однокомнатной квартирке помещалась только кровать и небольшой комод, оставляя проход сантиметров двадцать, да холодильник со столом, раковиной и плитой на кухне и еще ванная комната. Но теснота совершенно не мешала мне быть на удивление счастливой. Что мне малогабаритность помещений, когда впереди прекрасное будущее, любимая работа, гора приключений и, конечно же, любовь, которая точно бродит где-то неподалеку. К тому же вместе с квартиркой (самой маленькой, как призналась хозяйка) в мое полное распоряжение поступал чердак (по размеру не больше, чем моя комнатка) с прекрасным круглым окошком и духом истории. Пришлось потратить почти весь день на наведение там порядка, изгнание пыли и старого хлама, но результат того стоил – местечко было поистине атмосферное: с письменным столом, креслом, двумя книжными стеллажами и парой сундуков, которые мне захотелось оставить, хотя хозяйка была не против, чтобы я выбросила абсолютно все.

В первую ночь я засыпала с чувством полного удовлетворения. К середине ночи оно, правда, сменилось смятением, а к утру и попросту страхом. «Что же я наделала? – крутилось в голове. – Я ведь не справлюсь. Я никогда не жила одна. И что там на самом деле впереди?» Но мне пришлось взять себя в руки, сделать глубокий вдох и отправиться в редакцию.


Первое время большая часть работы состояла в обучении. Я все время училась чему-то новому: компьютерным программам, грамотному составлению статей, шлифованию текстов, поиску информации, общению с коллегами и источниками, и даже составлению букетов для композиций и фотоотчетов, и основам фотографии и дизайна. Небольшая редакция подразумевает многозадачность и многофункциональность всех сотрудников. Первую неделю я втягивалась в процесс, знакомилась с принципами и особенностями работы, присматривалась к коллегам и начальству, но все равно мало понимала происходящее. К концу недели выглядела я престранно: нервная и не высыпающаяся от постоянного стресса, отчаянно борющаяся за выживание в этом чужом и незнакомом мире, но при этом по-прежнему «на позитиве», как тот розовый заяц на «Дюраселе». Я напоминала маленькое ходячее всему радующееся и удивляющееся безумие.

Вечером пятницы редакция компактным составом, за исключением правящих кругов и некоторых спецкоров, отправилась в паб. За эту неделю я успела бок о бок поработать со всеми, изучая их обязанности и перенимая опыт, но времени на простое общение катастрофически не хватало, и меня взяли с собой.

– Итак, Александра, – начал с должным пафосом и официозом наш фотограф Дэн, – ты приехала из другого города? Решила сбежать из дома?

– Ага, сбежать и поскитаться по свету, – улыбнулась я.

– Нет, серьезно, – продолжила Сюзан, корреспондент отдела моды, – почему ты решила переехать? Там, что, не было редакций? Это же… Как-то страшновато, отправиться в другой город, где ты никого не знаешь. Мне бы точно было страшно.

– Нет-нет, – вмешался Рой, корреспондент в сфере путешествий и новых гаджетов, – просто в старом городе у Сашки были проблемы, возможно, даже с законом, – подмигнул он мне.

– Боюсь, ваши версии намного интереснее действительности, – ответила я. – Мне просто захотелось начать собственную взрослую жизнь, а эта работа была просто, – я развела руки, пытаясь охватить все, что на меня свалилось за последние дни, и, не находя слов, ответила: – просто… мечта!

Ребята засмеялись.

– Мечта?! Ты уверена в этом?

– Ага, – кивнула я. – Смотрите: вы – такие классные, учите меня куче разных интересных вещей, возможность писать о том, что мне интересно, зарплата, позволяющая оплачивать жилье, еду и развлечения, а книги и походы в кино вообще вписываются в статью рабочих расходов. Что еще надо для счастья?

– Собственную квартиру, машину не в кредит, уважение несносного начальства, финансовую свободу, да мало ли что еще? – ответил Рой.

– Не слушай его, – наклонился ко мне Дэн, – на самом деле мы тут все такие: творческие романтики с жаждой приключений, свободы и возможности самовыражения. Взять хотя бы Роя, это он только делает вид, что весь такой меркантильный, а сам продал квартиру, доставшуюся ему в наследство от бабушки, чтобы совершить почти кругосветное путешествие с одним рюкзаком за плечами.

– Вау! Правда? – я не смогла сдержать восхищенный возглас.

– Ага, завел кучу друзей по всему свету, пять раз чуть не погиб, но все же вернулся и теперь пишет очерки для начинающих путешественников, – продолжил Дэн.

Я посмотрела на Роя совсем другими глазами, а ведь он был немногим старше меня.

– Да, это было самое веселое самоубийство, которое я только смог придумать, – ответил он с улыбкой.

– Знаете, я вот чего не могу понять, – начала Сюзан, – у Эрика (наш главред, который взял меня на работу) есть куча внештатных авторов, которые уже давно с ним сотрудничают, но он почему-то выбрал тебя. Причем не просто выбрал, но и заставил приехать. В нынешний век информации ты спокойно могла бы работать и из дома.

Повисла тишина, все уставились на меня.

– Честное слово, я не знаю, чем он руководствовался.

– Хм… – потянул Рой и, поглаживая подбородок, стал внимательно меня изучать. За столом все продолжали улыбаться, и атмосфера была по-прежнему расслабленной, так что я понимала, что все не всерьез, это такая игра, но какой-то части меня все-таки было не по себе.

– А я знаю, в чем дело, – улыбнулась Лидия, ответственный секретарь, отрываясь от экрана своего смартфона. На вид ей было лет двадцать максимум, невысокая, худенькая невозможно живая, яркая и веселая. Источник вечной энергии. Первые дни я никак не могла поверить, что именно на ее хрупкие плечи взвалена большая часть организационной работы редакции. Она обеспечивала связь между всеми отделами, разговаривала с типографией и рекламщиками, улаживала вопросы со спецкорами, читателями и какими-то возмущенными курьерами, все статьи проходили через ее руки, прежде чем попасть на стол к главреду и выпускающему редактору. Казалось, она делает двести движений в минуту и при этом никогда не устает и может найти общий язык со всеми. Горящие сроки, недописанный материал, гнев типографии – ничто не выводило ее из себя, а лишь заставляло включать еще больше дипломатического такта и разруливать такие вопросы, перед которыми даже Эрик иногда пасовал (хотя, конечно, никогда не признавался в этом, а ссылался на очень большую занятость). Ее молодость, живость и обаяние играли ей на руку, она всем нравилась, и даже суровые рекламщики готовы были сделать что угодно ради ее улыбки и пары взмахов ресниц. Что и говорить, она стала моим кумиром.

– Нет! Молчи! – воскликнул Рой. – Тебе по статусу положено все знать, это нечестно, мы сами догадаемся.

– Да ну тебя, – ткнула она его своим маленьким кулачком, – я не знаю точно, но у меня есть версия.

– Тогда выкладывай.

– Внештатников действительно много, значит, Эрику нужен был не простой журналист, – начала Лидия.

Я по-прежнему ничего не понимала.

– Не простой, а какой-то особенный, – попытался уловить ход ее мыслей Рой.

И тут на лицах всех за столом отразилась некоторая догадка, перерастающая в уверенность по мере их переглядывания между собой. Я по-прежнему ничего не понимала.

– Кто ты по образованию? – наконец сформулировал мучавший всех вопрос Дэн.

Четыре пары глаз уставились на меня.

– Ну, как бы… А это имеет какое-то дико важное значение? – удивилась я.

– Непосредственное, – заявил Рой самым серьезным тоном.

Я выдохнула, никуда не деться, они все равно должны были это узнать, и совершенно спокойным тоном ответила:

– Психолог.

Я видела много разных реакций людей, когда они узнавали мою специальность, чаще всего это был либо смех типа: «Так ты псих!», либо отстранение и подозрительное: «И что ты можешь обо мне сказать?», либо ирония: «И где ты собираешься работать?» или «Тогда почему у тебя еще есть проблемы?», но реакцию, которая последовала в этот раз, мне еще не доводилось увидеть.

– Я угадал! – крикнул Рой и стал радостно выплясывать победный танец.

– Вообще-то это была моя идея, – одернула его Лидия.

– Но вопрос озвучил я, значит, и вся слава мне, – возразил Дэн.

– Я вообще-то тоже догадалась, просто не стала говорить, – включилась Сюзан.

– Так. Стоп. Я ничего не понимаю. Что вообще происходит? – атмосфера всеобщего ликования коснулась и меня, и я никак не могла перестать улыбаться, пока ребята весело припирались. Во всеобщем шуме и суматохе на нас уже стали оглядываться окружающие. Наконец, мои коллеги утихомирились и обратили на меня внимание.

– Просто Эрик давно хотел добавить в наш формат больше психологии, – начала Лидия.

– Психологии отношений, любви, жизни, – продолжила Сюзан.

– Последнее время это становится все более популярным среди наших читательниц, – добавил Рой.

– Но Эрику хотелось, чтобы занимался этим именно психолог. А найти психолога, согласного работать журналистом и имеющего при этом неплохой литературный язык, оказалось не так просто, – пояснил Дэн.

– Поэтому мы уже и думать забыли об этой его идее, – вставила Сюзан.

– Но вот ты здесь, – улыбнулась Лидия.

– И это здорово, потому что, не пойми меня неправильно, я не хочу никого обидеть, но психологи, они такие противные, – вставил Рой, – а ты – нет, ты милая и позитивная, и ты… как мы.

– Да, я так и сказал, – улыбнулся Дэн.

Я не знала, плакать мне или смеяться, настолько это было странно. А эти их реплики, дополнявшие одна другую, как будто все мои новые коллеги были единым организмом, вводили меня в замешательство.

– А ты много психологов встречал на своем пути? – наконец, поинтересовалась я у Роя.

– Ну… – он задумался. – Было несколько. Один в Австрии, пара из Америки…

– Как-то негусто, – улыбнулась я. – Тем более ты мог не понять за неделю, что я тоже «противная».

– Нет, – сказали они почти хором.

– Думаю, твое место именно здесь, – подмигнула мне Лидия.

– Среди таких же влюбленных в жизнь безумцев, – закончил Дэн.

2

Дела в редакции шли неплохо, так что еще через неделю я смогла оглянуться и посмотреть вокруг, чтобы выяснить, куда же я попала. Решив, что лучшим источником информации об окружающих людях будет моя хозяйка, я спустилась навестить ее с гостинцами к чаю. Было позднее субботнее утро, и во всех квартирах постепенно начинала проявляться жизнь.

– Доброе утро, Сашенька! – приветливо встретила она меня на пороге. – А я все думала, когда же ты зайдешь? Совсем тебе не дают продыху на этой работе?

– Доброе утро! Нет, я просто пока во все вникаю, настраиваюсь…

Она понимающе кивнула.

– Проходи, садись. Сейчас мы чайник поставим. Помню, я в твои годы тоже уехала из дома в поисках лучшей жизни. Эх, было время, – задумчиво потянула она. – Но ты вряд ли хочешь слушать старушечьи рассказы о былой молодости, так что, может, ты чего-то хотела?

– Напротив, мне было бы очень интересно послушать о вашей жизни, – искренне улыбнулась я, – а еще узнать немного о моих соседях, все-таки в одном доме живем, а мне все некогда с ними познакомиться.

– О-о! Так это я тебе быстро устрою! Тем более… – она сделала небольшую паузу, прислушиваясь. – Кто-то сам к нам идет.

И действительно, через пару мгновений кто-то быстро и решительно постучал в дверь.

– Алиса! Проходи-проходи! У меня сегодня прямо утреннее шоу на кухне, – весело защебетала хозяйка, открыв дверь.

– Да я вам квартплату принесла.

– Ну и хорошо. Проходи, у меня тут соседка наша новая.

В дверях показалась молодая женщина, ей было, пожалуй, чуть больше двадцати пяти. Ее асимметричная модная стрижка удачно обрамляла красивое лицо, а джинсы и яркая майка подчеркивали идеальную фигуру. В ушах болтались забавные сережки из перьев, а на руках разместились несколько ярких браслетов.

– Знакомьтесь. Саша, это Алиса, она художница, живет на втором этаже. Алиса, это Саша, она недавно переехала, работает журналистом.

– Очень приятно, – улыбнулись мы друг другу.

– Посплетничать собрались? – заговорщически подмигнула мне Алиса, присаживаясь за стол.

– Типа того, – шепнула я, – надо же узнать, с кем я живу.

– Тогда ты выбрала правильное место, – улыбнулась она.

Наша хозяйка разлила ароматный чай по чашкам и разрезала принесенный мной яблочный пирог.

– Если вкратце, – начала она, – Алиса, поправь меня, если я что-то упущу, на третьем этаже у нас живет молодая семья с ребенком – шестилетней Анабель. О! Она премилая девчушка, любопытная, вечно всем интересуется, смышленая и вовсе не капризная. Помнится, недавно…

– Кхм, – Алиса сделала вид, что прочищает горло.

– Да-да, я же обещала вкратце. На втором, помимо квартиры моей очаровательной гостьи, двухъярусная квартирка: кухня, ванная, гостиная, спальня на втором этаже и спальня на третьем. Проектировщик, перестраивающий этот дом, был весьма своеобразным мыслителем, сказал, что так будет намного… как же это… функциональнее, да, именно функциональнее. Уж не знаю, какими представлениями о жизни он руководствовался, но тогда я была молода и наивна и поверила ему на слово. Обычно в этой квартире селятся семейные с детьми, но сейчас им это не очень удобно, знаете, сады, школы, все как-то переместилось в другие районы и…

– Кхм, – снова вставила Алиса, отпивая еще глоток чая.

– Да, сейчас там живут очаровательные мальчики.

Моя соседка аж поперхнулась:

– Очаровательные? Мальчики? Скажете тоже.

– А что? Для меня теперь все мальчики. И да, они очень милые, всегда помогают, если попросишь.

– Ну ладно Макс, тот еще ничего. Хотя вечно уходит в свою виртуальную реальность, да и бабник порядочный, но с ним хотя бы можно договориться. А вот Генри! – продолжала Алиса.

– Ну, ты к нему несправедлива. Просто он неординарный. Можно сказать, человек науки.

– Ага, как же! Эгоистичная свинья, вот он кто.

«Ого! – подумала я. – Какие тут, оказывается, страсти происходят. С чего бы Алиса на него так взъелась? Неудачная любовь?»

– Так, ладно, не пугай мне Сашеньку, а то сбежит от таких соседей, – улыбнулась хозяйка. – Мы можем вести этот спор бесконечно, и все равно каждая останется при своем, поэтому зачем продолжать? На первом этаже, как ты видела, общая гостиная, мы иногда собираемся там на Новый год, Рождество или еще по какому-нибудь поводу. И квартира одного пожилого джентльмена, однако, за свою жизнь он завел и расселил по свету столько детей, что теперь почти все время проводит в поездках от одного к другому. Вот, в общем-то, и все. Хотя на самом деле этот дом хранит столько тайн, что если попробовать просто назвать хотя бы половину, весь день пройдет. Но, думаю, вы и сами кое в чем разберетесь, пока живете тут. Хотите еще чаю? Или, может быть, вареньица? У меня тут прекрасное малиновое варенье, сестра недавно передала, – защебетала она, подскочив и убежав куда-то в кладовую.

– На самом деле она замечательная и не так проста, как кажется на первый взгляд, – улыбнулась мне Алиса. – Иногда мне кажется, что все в этом доме не такое, каким видится поначалу.

– Давно ты здесь живешь?

– Уже третий год. Сама не знаю, давно ли это. Пожалуй, для меня уже давно. Обычно я не засиживаюсь на одном месте, но здесь… какая-то атмосфера правильная для творчества, что ли?

– Да, пожалуй, атмосфера здесь действительно что надо.

– Ой! – Алиса привстала, чтобы разглядеть что-то в окне. – Похоже, нам с тобой пора.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5