Анастасия Живаева.

Горечь на дне азарта



скачать книгу бесплатно

– А, ну, цыц, а то в теле сейчас появится новая дырка! Итак?

Линдси со страхом и нарастающей ненавистью смотрела на напряженного противника. Ее выводило из себя то, как коллектор нависал над пленницей, как откровенно по-хамски держался, будто находясь в своем-собственном доме. Эванс ахнула про себя, вспомнив, что это построение ей больше не принадлежит, и от понимания этого на глаза набежали слезы. Девушка мгновенно опустила взгляд, не желая, чтобы нападавший считал, что он – причина. Наконец, она буркнула:

– Деньги лежали на кухне в черном пакете. Их хватит, чтоб Вы отстали от нас?

Алекс коснулся подбородка колючими пальцами и приподнял его. Линдси напряглась, вжимаясь в древесную стенку и сосредоточенно наблюдая за манипуляциями незнакомца. Продолжая держать в правой руке револьвер, Коул с любопытством рассматривал побледневшее лицо вынужденной заложницы. Девушка определенно злила его своей неспособностью запоминать данную им информацию, тем, как глупо и дерзко она вела себя, полагая, наверное, что этот эпизод является шуткой, мимолетным полетом фантазии, плохим сном. Он поймал вопросительный взор, в котором читалась печаль с оттенком ярости, и усмехнулся. Алекс резко наклонил голову и укусил за подбородок, вызвав у Линдси протестный вопль. Он больше не успел ничего сделать, потому что девушка толкнула его назад. Ее бросило в жар.

– Не смейте прикасаться ко мне!

– А ты не смей говорить такие глупости! – Коул развернулся к ошалевшему Джиму. – А ты чего там расселся? Бегом марш за деньгами, урод! Даже защищать не кинулся свою невесту, ишь ты. А если бы я ее сейчас на пол повалил, а?

– Алекс, перестань. Достаточно, ладно? Я все понял, – Купер поднял руки вверх, будто сдаваясь, и вскочил на ноги. – Обещаю тебе, что все деньги будут возвращены в срок…

– Который кончился полгода назад? Джим, ты знаешь, что ты самый везучий должник в мире? Никто не похищал твою девчонку, не разделывал тебя на органы. Да тебе даже ничего ни разу не отстреливали! И ты еще смеешь выкаблучиваться, утверждая, что ты все вернешь?

– Алекс, послушай…

– Джим, милый, – вдруг раздалось со стороны шкафа, – пойди, наконец, на кухню и принеси эти чертовы деньги, потому что я, если ты забыл, стою здесь из-за тебя практически голая и вынуждена терпеть этого мерзавца в своем доме! Что бы кто ни говорил, ясно? – она бросила рассердившийся взор на обоих мужчин. – И, вообще, мне надо выпить, поэтому я пошла в гостиную.

Линдси отвернулась спиной, ожидая услышать взвод курка, но последовала лишь ухмылка. Девушка выдохнула, вконец замерзшая, и встала перед круглым столом, пытаясь одной рукой придерживать полотенце, а другой – откупоривать графин с джином и наливать его. В это время Коул держал под контролем пистолета пересчитывающего деньги Джима и тяжело вздыхал. Он очень жалел, что его наниматели – такие добрые люди, которые до последнего ждут возврата долгов. Он бы с радостью пристрелил парочку таких, как Купер. Алекс покосился на хрупкую фигуру девушки и довольно расхохотался про себя.

– Я помогу, держи уж свое полотенце.

Он появился за спиной, заставив Линдси вздрогнуть и покрепче схватиться за влажную ткань.

Коул быстро наполнил два стакана почти бесцветной алкогольной жидкостью и, обхватив девушку за талию так, что ладонь легла на живот, схватил один.

– Алекс, не трогай ее, пожалуйста, ты же получил свое!

Почему-то Эванс услышала наигранность в голосе жениха вместо переживания. По-видимому, так показалось не только ей, ибо бандит лишь крепче прижал к себе девушку. По спине пробежал холод. Линдси едва сдерживалась от крика. Голос с хриплыми нотками раздался над самым ухом, когда чужие губы коснулись мочки:

– Что же ты? Бери, пей, сама же хотела.

– Джим, – чуть слышно произнесла Линдси.

– Боже, какая недотрога!

Алекс отпустил ее и отошел в сторону, уставился на пакет с деньгами, потом на белого как снег мужчину, по вискам которого стекал пот, и переметнул взгляд на девушку, залпом опустошающую стакан с джином. Поперхнувшись, она закашлялась. Вытерла губы ладонью и повернулась к недвижимым парням.

– Теперь я бы тоже хотела знать обо всем этом чудовищном безобразии.

Глава 2. Выходной насмарку

Ночь наступила неожиданно быстро. Лунные лучи тщетно стучались в закрытые окна. Задернутые наглухо непроницаемые шторы не позволяли проникнуть в обитаемый дом, где два человека сидели в гостиной на диване и разговаривали. Линдси переоделась в домашнее платье сразу после того, как незваный гость покинул дом, и тогда же вместе с женихом опустошила бутылку джина. Она смотрела на засыпающего Джима, остававшегося все еще в деловом рабочем костюме, и не могла прийти в себя. Девушка судорожно сжимала и разжимала пальцы, как будто это могло помочь разрубить водоворот событий.

Никакого романтического вечера не получилось. Никакой страстной любвеобильной ночи не будет. Линдси запрокинула голову назад, упираясь затылком в мягкую спинку дивана:

– А будет ли, вообще, еще что-то между нами?

Джим врал ей последние годы. Девушка поднялась и принялась ходить по дому, заглядывая с подозрением в каждое помещение: она была здесь счастлива, вкладывая душу в ремонт всех уголков здания, меняя под их с Джимом жизненный стиль. Эванс внезапно вспомнила о саде и издала тоскливый стон:

– Что же ты наделал, идиот? Что же ты наделал?

Он оказался должен еще пятьдесят тысяч долларов. Парень действительно перестал играть в азартные игры, посещать бои животных, но оказалось, что на смену одного пришло другое – ставки на спортивных играх, чемпионатах, все, что касалось соревнований и рекордов. Линдси никогда бы в голову не пришло, что такая зависимость тоже существует, что это – не выдумки художественных фильмов, а реальная угроза семейному благополучию. Девушка забралась на второй этаж и зашла в кабинет жениха. На столе у того стояла фотография в рамке, на которой были изображены влюбленные в обнимку во время метели. Эванс села на гладкую поверхность, задрав ноги, и зарыдала, прижимая к себе фоторамку, будто та была способна исцелять сердечные раны.

– Ненавижу тебя! – она с бессилием бросила фото в стену.

Раздался треск пластмассы и звон стекла, но на этом Линдси не остановилась, принявшись крушить все вокруг. Первым пострадал шкаф, заполненный рабочими папками. Он с грохотом упал вперед, обрушившись на стол. Одна ножка не выдержала и сломалась, с поверхности мигом покатились письменные принадлежности. Еще через пять минут, когда в живых оставались лишь жалюзи, влетел испуганный Джим, уверенный, что в дом ввалились очередные бандиты.

– Как ты мог? Я тебя никогда не прощу! Слышишь? Джим, это же был наш с тобой дом! А ты все деньги пустил по ветру. Как ты мог так со мной поступить? Джим! Ты же сделал мне предложение, ты же обещал мне счастливую жизнь, полную доверия и честности!

– Лин, хватит, перестань, прошу тебя! – Джим пытался перехватить женские кулаки, норовящие нанести болезненный удар по его телу. – Я же извинился. Клянусь, что все до копейки верну тебе. Честное слово, я больше не буду играть никогда, как только раздам все долги.

– Что? Я не ослышалась?

Эванс истерично расхохоталась, прекрасно понимая, что парень не шутил. Освободив одну руку, она нанесла хлесткий удар по щеке, затем еще один, после чего Купер внезапно бросился целовать девушку. Разгоряченная смешением эмоций Линдси поддалась мужчине и легко отозвалась на его прикосновения. На раскуроченном столе молодые люди принялись заниматься любовью.

Спустя девять часов парочка, крепко спавшая на широкой кровати под теплым одеялом, была разбужена скрипичным исполнением. Линдси, не открывая глаз, нащупала рядом с собой на тумбочке мобильный и наугад ткнула несколько кнопок. Телефон унывно замолчал.

– Мне надо собираться, сегодня много дел, – Купер быстро сел на кровати и принялся искать ногами тапки на полу.

– Сегодня же суббота, выходной. Джим, ты… – Линдси замолчала, не зная, стоит ли добавлять окончание. – Мы с тобой…

– Все будет в порядке. Да, я знаю, что солгал тебе по поводу дома, но ты же прекрасно понимаешь, что я не хотел терять тебя! Ведь ты и так из-за меня лишилась машины, а что было бы, если б ты узнала о том, что и это великолепное здание с садом чужое? Я рассчитывал все вернуть им в течение года и взять похожий дом в кредит на себя.

– Якобы ты продал этот и купил новый?

Линдси поднялась на постели, оперлась головой о перила и недовольно смотрела на жениха. Тот не смог долго держать взгляд и опустил карие глаза вниз. Взлохматил кудрявые черные волосы пятерней и почти жалобно улыбнулся:

– Да, именно так.

– Сколько лет ты играешь? Вообще, просто играешь, безразлично во что.

– Начал в 20 лет, друзья подсадили. То есть, – он на миг застыл, перестав застегивать пуговицы на рубашке, – уже вот десять лет как.

– Хороши друзья, ничего не скажешь, – Линдси обмоталась одеялом, начиная вновь злиться.

– Малыш, да ты что? Когда мы с тобой познакомились, я был по уши в долгах, но моя любовь была к тебе настолько сильна, что я сбросил с себя игровое ярмо! Ну, почти бросил, ладно. Но когда мне понадобилась твоя помощь – я уже больше не участвовал в ставках.

– Во всех, кроме бегов и чемпионатов? О да, замечательно, ты бросил одну сторону. Но при этом забыл упомянуть, пока я тебе помогала, что есть и вторая, стоимость долгов в которой – весь наш дом?

– Теперь ты знаешь зато, отчего он обошелся нам так дешево, – Джим виновато пожал плечами, бросаясь на кровать и крепко обнимая любимую.

Линдси лежала, не двигаясь, под тяжестью мужского тела.

– Так вот, где ты заработал вчерашнюю стопку денег? Ты понимаешь, что тебе придется еще год батрачить, чтоб отдать им долг?

– Я отыграюсь, есть абсолютно беспроигрышный вариант! – Купер жадно зашептал на ухо, после чего принялся покрывать лицо сухими поцелуями.

– Никаких игр, достаточно! Ты что, с ума сошел?

Девушка встрепенулась и схватила мужчину за плечи, начиная трясти его. Голубые глаза наполнились слезами.

– У нас и так ничего нет! Ни дома, ни машины. Оставь хоть любовь и самоуважение между нами. Оставь честь и совесть в придачу. Нет, если ты меня любишь, то ты сделаешь не более того, как скажу я! Твою зарплату, всю до копейки, мы отдаем этим бандитам, а на мою живем. Как только все заканчивается, моментально съезжаем, беря в кредит, естественно, на твое имя, новый дом. Или мы расстаемся прямо сейчас. Может быть, – она горько усмехнулась, – я тебе более и не нужна?

– Что за глупости? Я тебя люблю! Хочу, чтобы ты была моей женой, матерью моих детей! Я клянусь, что сделаю тебя самой счастливой в мире! Прости меня, такого идиота, забывшего обо всем, кроме этих дурацких игр.

Джим соскочил с кровати и упал на четвереньки:

– Прости меня, пожалуйста. В последний раз. Хочешь, на колени перед тобой встану?

– Ты уже на них стоишь, – поневоле Линдси пробрал смех.

– И буду стоять до тех пор, пока не скажешь, что любишь меня!

Джим мотнул головой в сторону, отчего коротко остриженные кудри качнулись и упали вперед. Линдси не выдержала и рассмеялась совсем громко, потянув шею назад. Она состроила гримасу, а потом быстро и тихо произнесла одними губами:

– Я тебя очень сильно люблю. И куда ты направляешься?

Вчера оказалось, что кредиторов было двое. Один, владелец известной на весь город охранной компании «Гнездо из патронов», руководил ставками на азартные игры и нелегальными боями. Именно ему обманом выплачивался долг на протяжении последних двух лет. Спортивными же ставками занималась букмекерская контора «Ставь удачу», единственная имеющая сеть филиалов по Новому Орлеану и жестко давящая всех своих конкурентов, часть из которых была поглощена впоследствии. Управление букмекеров быстро раскопало всю биографичную информацию на Купера и, узнав об идентичном долге фирме «Гнездо из патронов», связалось с ее представителями. Те любезно согласились предоставить конторе их лучшего коллектора – Алекса Коула, уже имевшего опыта выжимания долга у Джима и с охотой согласившегося продолжить сие увлекательное знакомство.

Как Джим собирался наскрести в краткие сроки пятьдесят штук зеленых – это не волновало никого, кроме Линдси, сидевшей сейчас на кровати с крепко зажатым в ладонях одеялом. Она внимательно смотрела в глаза обманщика-жениха и ждала вразумительного ответа. Ей очень хотелось поверить в то, что Купер готов предложить нечто такое, что бы восстановило под ногами почву. Парень хитро улыбнулся и поднял руки высоко вверх:

– Я собираюсь спасать нас с тобой. В мои планы определенно входит добыть денег и облегчить свое существование, избавить нас от этих кретинов-коллекторов.

– Серьезно? – девушка сыронизировала, чуть наклонив голову вбок. – То есть ты мне не скажешь?

– Нет. Но я знаю, как все устроить. Лин, обещаю, что в этот раз не облажаюсь ни за что! Поверь мне, любимая, пожалуйста. Всего лишь один раз, ладно?

Он наморщил покатый лоб и опустил вниз тонкие губы, вызывая морщины по краям. В карих глазах виднелось сожаление. Линдси махнула рукой.

– Ладно, я хочу тебе верить. Серьезно, хочу, поэтому… только вернись, живым и здоровым. И без новых долгов.

– Никаких новых долгов, – Джим обрадовался и налетел с поцелуями. – Все, побежал.

Линдси проводила жениха до порога и тяжело вздохнула. Не желая нервничать и думать о вчерашнем вторжении коллектора, она сделала лучшее, на что была способна в таком настроении – принялась за уборку дома. Вытирание пыли, мытье полов и окон, стирка и глажка белья, наведение порядка на полках отняло у девушки весь день. Уже от солнца оставались одни ярко-оранжевые расплывчатые лучи, когда Линдси начала полив сада. Она с упоением вдыхала аромат цветов, вытирая со лба пот, и держала глаза прикрытыми. Шум воды легко перекрылся внезапным стуком в калитку. Темноволосая хрупкая девушка вздрогнула, вдруг испугавшись того, что показало ей воображение. Закусив губу, она встревоженно закрыла воду и кинулась к воротам в обход дома. Не мешкая, Эванс распахнула их и удивленно замерла на месте.

– Вчера куртку у вас забыл, представляешь?

Алекс Коул, собственной персоной появившийся на пороге двухэтажного дома, стоял и ухмылялся. Его искренне повеселило выражение девичьего лица – страх в глазах, лоб сморщился в недоумении. Высокий, грубого телосложения мужчина держал руки в карманах черных джинсов и неторопливо изучал фигуру невесты должника. Лимонного цвета футболка была влажной и облегала спортивное тело; бежевые короткие, но не мини, шорты, плотно сидели на ореховидной попе. А бледные стройные ноги украшали коричневые шлепки. Он с интересом нырнул в чужие глаза, отмечая, что Линдси была утомленной и испуганной.

– Д-да, точно. Я и забыла. Но Джима сейчас дома нет, – она быстро поправила высокий хвост из пышных волос и все так же осталась стоять.

– Я знаю. После того, сколько денег он должен, было бы странно, если бы он сидел, сложа руки. Дай, я пройду, ага?

Линдси едва кивнула и отошла назад. Алекс мгновенно переступил порог и захлопнул за собой ворота, после чего присвистнул и показал рукой в сторону дома:

– Ну, ты чего застыла? Веди уж, хозяйка.

– Я, вообще, сад поливаю, – Эванс наконец-то пришла в себя и дернула плечами. – Сделайте милость, присядьте в гостиной, пока я закончу полив, потому что солнце скоро сядет, и мне будет ничего не видно.

– Послушай, я не намеревался задерживаться, детка. Отдай мне куртку и поливай, что хочешь! – мужчина мигом вспылил.

Линдси замерла напротив входной двери, опешив. На ее лице отчетливо проявилось недовольство.

– Как Вы меня назвали?

– Так, как я называю всех особей женского пола! – парень коротко хохотнул, запрокинув голову назад.

– Вот своих особей так и называйте, ясно? Пусть Вы и коллектор, но это не дает Вам право на… черт, уже солнце почти село. Все, у меня нет на Вас времени.

И Эванс, не договорив, распахнула стеклянную дверь, кидаясь через прихожую на противоположную сторону дома, к зеленому саду. Рассерженный Алекс сначала думал пойти вслед за девчонкой и отвесить пару оплеух, но остановился по центру прихожей перед чугунной лестницей и направился в спальню, где, собственно, вчера и было оставлено пальто. Однако там его ждал идеальный порядок.

– Ладно, подождем твою мать… – и незваный гость перешел в гостиную.

Линдси поспешно поливала цветы, не обращая больше никакого внимания на дуновение теплого ветерка, на поющих вечерних птиц и на сладкий запах роскошных цветов. Девушка находилась в состоянии растерянности, злясь попеременно то на себя, то на исчезнувшего где-то Джима. Ей определенно не следовало открывать калитку, а, с другой стороны, зная, кто это, разве Эванс смогла бы поступить по-другому? Линдси тяжело выдохнула, подходя к последней клумбе. Сзади хлопнула дверь, после чего раздались тяжелые шаги.

– А у тебя здесь красиво. Это ты сама все сделала? – голос был удивлен.

Эванс обернулась и стала еще более недовольной: мужчина присел на ступеньки, прихлебывая из стакана нечто. Алекс заметил несдержанную гримасу и приподнял его вверх:

– Джин, будешь?

– Да пейте Вы что хотите! Только какого черта Вы пришли сюда обутый? Представляю, какая там грязища теперь! Я, вообще-то, сегодня весь день наводила порядок! Знаете ли, это достаточно трудно!

Девушка с трудом удерживала скользкий шланг в ладони, вне себя от досады. Эти гигантские черные ботинки наверняка натоптали на ее блестящем паркете. Линдси с грехом пополам сдерживалась, чтобы не взвыть.

– Да видел я этот порядок, – невозмутимо поднялся Алекс и приблизился к девушке, – в спальне. Пытался честно найти там свое пальто, но, увы.

Линдси застыла на месте, смотря в широкие черные зрачки высокорослого собеседника. Это было ударом под дых для помешанной на чистоте и порядке девушки. Алекс повернулся к колючему кусту, наклонился и принюхался.

– Интересно, что это за цветы такие? Пахнут прикольно.

Шланг выскользнул из ослабевших женских пальцев, и холодная струя ударила в грудь мужчины. Тот быстро закрыл лицо рукой, вскрикнув от низкой температуры воды и неожиданности, а второй попытался ударом отвернуть от себя наконечник. Линдси, забывшись, действовала на эмоциях и мгновенно отпрыгнула назад. Наконец, поймав резиновую трубку, мокрый Алекс невольно направил ту на девушку, вынудив ее начать отбиваться и прикрываться. Внезапно придя в себя, Коул разозлено захрипел и откинул надоевший шланг в сторону, после чего рывком достиг промокшей побледневшей Линдси и схватил ее за тонкую шею.

– Дрянь ты такая! Думаешь, так можно? Такая крутая, что ли?

Он поднял девушку в воздух, и та принялась брыкаться ногами, пытаясь в то же время оторвать огромную шершавую ладонь от своего горла. Дыхание закончилось бы моментально, стоило нападавшему чуть сжать хрупкие мышцы. Линдси громко застонала от боли и шока. Коул чертыхнулся и кинул девчонку на землю в сторону. Его ярости не было предела. Он вбежал по ступенькам в дом и со всей силы хлопнул стеклянную дверь, оставив расползающуюся по ней паутинную трещину. Послышался его рык.

Линдси подхватилась с земли и бросилась внутрь помещения, предвидя недоброе. Она издала гортанный крик, когда увидела принявшегося топтаться по белоснежному ковру в гостиной, лежащему перед массивным диваном из коричневого кожзаменителя.

– Хватит, пожалуйста, хватит! Я же не специально, ну, почти не специально! Стой, пожалуйста!

Алекс стянул с себя насквозь мокрый свитер, обнажаясь, и остановился по центру комнаты. На губах появилась зловещая ухмылка. Линдси попятилась назад, предчувствуя, что надо бежать. Лицо сразу посерело, а голубые глаза увеличились, ошарашенно взирая на чуть согнувшегося, двигающегося вперед мужчину.

– Значит, не надо, да? Значит, стой?

– Послушай, как тебя там, – Линдси с ужасом наткнулась на стенку, – твое пальто висит на сушилке в ванной на втором этаже. Забирай его и уходи, ладно?

Алекс расхохотался, находясь уже в одном шаге от желавшей исчезнуть Эванс.

– Какая ты добрая, – он снова схватил ее за шею. – Знаешь, так бы и придушил тебя, но мне определенно нужно нечто, чем можно было бы шантажировать твоего женишка. Увы, никаких детей или любовниц у него нет.

Взрослый мужчина со сверкающими, от всё той же ярости, глазами крепко держал старавшуюся вырваться девушку и усмехался, получая удовольствие от возможности властвовать. Линдси с трудом смогла произнести хоть слово, растворяясь в довольном мужском взгляде:

– Тебя это заводит? Любишь доставлять боль окружающим, да? Поэтому пошел в коллекторы?

Почему-то это раздосадовало мужчину, и он мгновенно отпустил случайную пленницу, а по лицу пробежалась болезненная гримаса. Алекс приподнял брови, опершись на обе ноги, и деловито облизал нижнюю губу, после чего провел по влажным коротким волосам всей пятерней. Линдси старалась прийти в себя, желая только одного, чтобы мужчина убрался из дома, в котором она пока еще жила. Раздался краткий кашель. Девушка встрепенулась, пряча пряди длинной челки за уши, и подняла голову вверх.

– Хочешь знать, что меня заводит? – он прищурился и резко упал вперед.

Линдси даже не успела ойкнуть, когда Алекс прижался к ее губам, не думая отпускать. Эванс замотала моментально головой, принимаясь отталкивать от себя негодяя, но тот легко свел девичьи руки над теменем, прижав к стене левой ладонью, а правой крепко взялся за нижнюю челюсть, мешая брыкаться. Эванс издала тяжелый всхлип, продолжая быстро моргать и не понимая, что происходит. Чужие губы терзали ее собственные, кусая, оттягивая и накрывая мокрыми поцелуями. Алекс ни на секунду не отрывался от нее, продолжая действовать напористее. Удивленно Линдси, будто припаянная к стене огромным телом нападавшего, заметила, что тот проделывает эти манипуляции с закрытыми глазами.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное