Анастасия Дудина.

Дьябло. Жертва станет охотником



скачать книгу бесплатно

Тихо закрыв дверь, он начал продумывать смерть очередного несчастного. Надо было убить один трофей.

Убийца поймал его в этот же день, что и девушку. Две жертвы за один выезд – редкость для убийцы. Из кармана достал шприц со снотворным и по дороге проверил, как из него свободно вытекает струя. Все было идеально. Он вернулся к длинному коридору, и остановился у двери, взяв в левую руку шприц. Комната – третья по счету справа. Несмотря на бесконечное количество комнат, убийца ориентировался в лабиринте коридоров и чёрных ходов.

Другой рукой убийца взял ключ, пару раз повертев. Он уже придумал, как умрет сегодняшний трофей. Это должно быть феерично. Убийца повернул ключ в замочной скважине, немного усилий, дверь поддалась и отворилась.

В рваных джинсах, с растрепанными волосами стоял паренек. Ах… Бедный мальчик, надеялся на лучшее. Но он глубоко ошибался.

Жертва стояла на коленях у стены, опираясь на нее одной рукой. Убийца показал ему шприц, в котором была полупрозрачная жидкость, не лекарство.

– Не надо… Прошу… Не нужно… – залепетал трофей.

Парень поднялся на ноги, держась за стену, но убийца быстрым шагом приблизился к нему, взял за шкирку и метнул в бок. Парень упал, попытался встать, но почувствовал точечную боль в шее. Неприятное жжение растеклось по телу, и жертва потеряла сознание.

Убийца вынул до основания посаженый шприц. Попал точно в вену.

Трофей еле дышал, но удостоиться чести умереть быстро ему предначертано не было. Убийца взял парня за ногу и вышел из комнаты. Он тащил журтву по холодному полу. Края одежды шуршали, словно чешуя змеи, цеплялись за неотшлифованное покрытие пола, это не мешало убийце, в планах было только лишить жизни.

О, это для убийцы – высший сорт наслаждения… Непередаваемое, ужасное и пьянящее. Когда люди показывают свою сущность, открываются полностью, изнутри, ведь он Бог в своем царстве.


Убийца даже сейчас слышал робкий шепот лезвия, который облизывает тонкую кожу, оставляя красные капли.

Он прошел по коридору и остановился у двери. Открыв дверь четырьмя ключами, швырнул полумертвого парня в комнату. Тело проехало по полу и ударилось об одну из каталок. Убийца закрыл дверь на ключи с внутренней стороны и пошел к парню. Тот начал медленно приходить в себя. Он взял жертву за шиворот, похлопал по щеке и бросил на спину на каталку. Железная «кровать» скрипнула. Ее высота была чуть ниже пояса убийцы.

Положив руки и ноги парня вдоль тела, убийца разрезал футболку жертвы. И цепями скрутил конечности и живот, пока парень приходил в себя. Это действие заняло меньше минуты.

Над каталкой на потолке висели крюки, двадцать пять штук. Под ней, у самого края находился пульт управления. Убийца нажал на кнопку, и панель с крюкам спустилась вниз.

Убийца взял один крюк и пристально начал осматривать. Крючок был не больше тех, что предназначены для рыбалки, но чуть шире. Затем убийца повернул голову и косо посмотрел на трофей. Страх застыл в глазах еще не до конца проснувшейся жертвы, но быстро преходящей в сознание от подскочившего адреналина.

Парень сделал нелепую попытку освободиться. Просто дернулся, цепи скрипнули, но ничего не изменилось.

– Прошу… – прошептал парень.

Убийца поднял рукав футболки трофея. Натянув пальцами кожу, он поднес крюк. Острый конец вошел в кожу. Парень округлил глаза и вскрикнул. А так как эта дверь была изолирована хуже других, то крик, благодаря щели у пола, пролетел по коридорам адского логова-лабиринта.

Крюк проткнул кожу. Через рану потекла кровь, азарт заиграл в глазах убийцы. Он заставил себя добавить каплю усилий, и крюк медленно прошел насквозь, железо испачкалось в крови, медленно проходя сквозь плоть жертвы. Под крики трофея убийца повторил так с каждым крючком, делая медленно, вкушая одно и то же ощущение раз за разом. Блаженство приятно налетало на него, когда игла проходила сквозь плоть с небольшим торможением.

Бусинки крови как пуговицы заиграли на теле жертвы. Вскоре 25 крючков были закреплены на трофее, парочка на шее, несколько на руках и ногах, а больше всего на животе. Парень лежал в пятнах крови, глаза бегали, он устал кричать и тяжело дышал, только не знал, что это не конец. Жертва чувствовала себя игольницей швеи. Убийца поменял черные резиновые перчатки и правой рукой нащупал пульт под дном каталки. Крючки хрустнули и потянулись вверх. Убийца отстегнул цепи, накрепко державшие конечности жертвы.

– Нет… Стой! Не надо! – опять завопил парень.

Теперь карие глаза трофея наполняла паника. Он чувствовал биение сердца. Крюки поднялись, натянув кожу, которая в любой миг могла порваться, затем наступила ужасная и нестерпимая боль.

Тело его началось подниматься. Трофей орал, но убийца же воспринимал крик как похвалу. В такие моменты маньяк чувствовал себя всесильным. Он считал, что крик это некая молитва в его честь, благодаря которой становится сильнее.

Подняв на достаточную высоту тело жертвы, убийца оставил пульт и подошел к небольшой железной палке, взял в руки газовую горелку и пару минут, обдавая железо огнем, думал, как поступить с трофеем после этого парня. Сегодня убийца решил побаловать себя двумя жертвами.

Когда прут раскалился и принял ярко-рыжий цвет, убийца подошел к трофею и прислонил палку к одной из ран, нанесенных крюками. Трофей опять закричал, задергался на крюках. Помещение наполнилось нестерпимым запахом от горелой кожи. Крюки ходили ходуном, палка мигрировала от одной раны к другой.

Один крюк на животе порвал кожу, подпрыгнув вверх и завертелся на нитке. Парень сжал зубы, продолжая кричать, и жадно хватал воздух. Рваная рана красовалась с боку у жертвы. Убийца слегка улыбнулся и сильнее прижал палку, которая оставляла темно-кровавые следы, словно татуировки. Парень кричал настолько громко, насколько мог.

Два крюка на животе тоже лопнули и подпрыгнули, оставшиеся еще сильнее натянули кожу. Парень закусил губу и, сдерживая крик, сжимал челюсть. Убийца посмотрел на него глазами полными адского азарты. Его уже не остановить. Это видел и понимал парень.

Палка оставляла рану поверх раны. Маленькие капли крови капали на серую поверхность каталки. Шипение, отвратный запах кожи и прыгающие крючки с кусочками мяса. Все гармонично наполняло собой эту картину.

Убийца отбросил палку в сторону, она со звоном проехала по полу и закатилась под шкаф. Трофей тяжело дышал и постанывал. Кожа на оставшихся 8 крюках натянулась. Убийца аккуратно потрогал нитки, держащие крюки. Сделав два шага назад, поднял вверх руки с торжественным видом, кожа натягивалась сильнее.

Убийце словно все представлялось музыкой. Крики как слова. Солист – этот парнишка, инструменты… Мед инструменты. А Он… Он – дирижер! Управляет этой мелодией. Это его собственная загадочная симфония! Он сделает ее сам.

И вот обстановка нагнетается, время подводит действие к финалу! Самый торжественный момент. Барабанная дробь… Убийца поднял руки очень высоко, даже чуть привстал на носочки. Бабам! Руки рванули вниз, крюки подпрыгнули ввысь, а парень упал на каталку, издав приглушённый хрип. Не медля ни секунды, убийца приблизился к нему.

Трофей привстал на руках, и решил было перевернуться, но убийца сбил жертву ударом в нос и как только парень упал, маньяк снова начал его пристёгивать. Наручники закрылись на запястьях жертвы. У трофея были порваны парочка мышц, но, не смотря на это, парень пытался бежать.

Желание жить – инстинкт, который иногда оказывается губительным для людей.

Убийца нащупал пульс жертвы, проверил сердцебиение. Парень чувствовал боль, но она была не столь ужасна. Его глаза бегали по комнате, ища спасение. Убийца взял нож, наклонился к груди трофея и прислонился ухом. Острие ножа стало тихо отбивать сердцебиение парня. Быстрое, ритмичное и однотипное. Безвкусное.

Но… Стоит добавить красок! Цепь придает задний фон музыке. Мерцание лампочки как небольшое отступление в затишье. И разные мед приборы как поддержка сердечному ритму. И так… Нож отбивал сердцебиение, затем вступила лампа. Ее тихий треск слегка угнетал.

Убийца схватил цепи, которые свисали с каталки и начал подтасовывать ритм сердцу, затем он взял скальпель, немного добавил оттенок музыке, затем взял еще пару приборов.

Сердцебиение у убийцы сорвалось с места. С динамичной музыкой он провожал трофея в загробный мир. Парень и так понял, что его мучитель сумасшедший, но он и представить не мог что настолько! Боже! Это ужас! Хотя почему же боже? Он сам Сатана!

Сверкнув глазами, убийца посмотрел на жертву, двадцать пять ран от крюков красовались по телу, изливая темную кровь. Адская музыка не превращалась в какофонию. Но парень заметил, что нож внезапно замолчал. Может так надо? Но после того как почувствовал холодное лезвие у себя на груди парень понял, что здесь близится финал.

Все снова затихло. Быстрое дыхание парня солировало в пустой тишине. Нож впился в кожу, сильнее чувствовалось давление с каждой минутой, острие уходило под левое ребро.

Источник ритма – вот что нужно было убийце. Одно легкое, отточенное движение и кожа на грудной клетке порвалась. Парень заорал. Теперь его голос – соло. Лезвие скользило вниз, разрезая плоть и пересекая раны от крюков. Убийца был заинтересован в осмотре внутренних органов.

Люди прикидываются хорошими, индивидуальными, личностями, на словах готовыми прийти на помощь, а на деле – иначе. Они хвастаются друг перед другом богатым внутренним миром, а на деле внутри они одинаковы, мерзки, наполнены однотипными кишками, почками, желудками.

Кровь текла рекой, проливаясь на железный лист. Парень орал, смотря наверх. Даже потолок был заляпан пятнами крови. Видимо он далеко не первая жертва и не последняя. Убийца взял ребро и чуть-чуть оттянул.

Парень понял, что умрет, но не так.

Лезвие нырнуло под кость. Поворот, рывок, хруст сломанного грудного ребра. Боль, будто на его легкое упал камень, и трофей резко замолчал. Красивая музыка так грубо прервалась. Губы жертвы сказали только одно слово «Дьявол», глаза сверкнув один раз, остановились, глядя в потолок, последняя слеза собралась в уголке глаза и потекла вниз…

Убийца сломал ребро и резким движением вырезал сердце. Оно перестало стучать и медленно остывало. Аккуратно держа двумя руками, убийца поднес сердце к стеллажу с препаратами и опустил в одну из банок. Жидкость, которая поглотила сердце, слегка окрасился в красный цвет.

3 глава

В коридоре слышались шаги. Сердце Джесс вздрагивало от каждого шага, который слышала за дверью. Девушка начала нервно заламывать руки. Шаги приближались. Они шли медленно, размеренно, пугающе. По щеке у Джесс потекла слеза. Нервы сдавали, но сладость показывать нельзя… Там, за дверью загремели связки ключей. Убийца пришел за ней. Щелчок первого замка. «что же делать?». Щелчок второго… «куда бежать?». Третий… " он убьет меня». Четвертый… " может, справлюсь с ним?». Самые жуткие картины пыток пронеслись перед глазами. Открылся последний замок. У Джесс не оставалось другого выбора, как ждать смерти. Дверь распахнулась. Он стоял на пороге, убрав связку в карман, в маске. Сумасшествие ворвалось в комнату с приходом маньяка.

Убийца подошел к Джесс, стремительно нагнулся, схватил ее за волосы и поволок за собой. Девушка толком понять ничего не смогла.. Схватив девушку, он начал идти быстро. Сколько бедняга не выбиралась, убийца держал крепко, не обращая ни на что внимания. Маньяк тащил жертву по коридору. Здесь было намного прохладнее. По обеим сторонам находились двери, попарно смотревшие друг на друга. Тащил он Джесс полминуты, повернул направо и вошел во второй проем, выставив руку перед собой, убийца толкнул дверь внутрь.

Эта комната была хорошо освещена, обшита плиткой и выглядела наподобие медицинского кабинета. Он швырнул Джесс на середину, пока убийца закрывал дверь, девушка встала.

Джесс ощутила подходящую тошноту и, не успев закрыть рукой рот, почувствовала, что в желудке больше ничего не осталось. Она прижала кровавую дрожащую ладонь ко рту. На операционных каталках лежали трупы людей. Все были мертвы, но не это сбило с толку. А то, как тела выглядели.

У одного – потроха наружу, которые свисали со стола, у другого не было глаз и выбиты зубы, третьему убийца вынул кости из рук и ног, что они болтались и спокойно могли сгибаться в разные стороны. Одно место у голой стены было свободно. Девушка догадалась, кого оно ждет.

Закрыв дверь, маньяк повернулся. Джесс взглянула на него. В ее глазах читался ужас, пальцы чуть вздрагивали. А у него глаза бездонные, черные. Он наклонил голову как пес, сначала на право, затем налево.

Убийца заметил с момента похищения, что девушка отличается от остальных внутренней сущностью. Он пока не понимал что сокрыто в хрупком теле, но хотел узнать, заглянув внутрь. Убийца перекидывал ключи из руки в руку. И, правда. В этом хрупком теле Джесс было что-то несокрушимое. Он сделал шаг в бок, начал ходить по кругу, оценивал жертву. Девушка стояла на месте, только поворачивала голову в его направлении, тело пробивала дрожь. Убийца постепенно, медленно шел и описывал круг, центром которого являлась Джесс.

Ее халат смотрелся ужасно: поменял цвет с серого на противно-ржавый с алыми пятнами. Пышные ресницы Джесс слиплись от слез, кожа стала бледнее, чем у трупов в комнате.

Убийца берет всех без разбора, забирая с собой одного из компании, которую выбрал, там самым исполняя роль «санитара» людей. Как странно это бы не звучало, но это прозвище подходит к его описанию наилучшим образом. Он решил сделать то, что и остальным жертвам – изуродовать тело и заглянуть внутрь. Шаг к вперед. Джесс увильнула, и чуть было не упала, поскользнувшись на луже крови. Нет. Так дело не пойдет! Убийца схватил ее за кисть, развернул, заломил руку, схватил за волосы и приложил к лицу девушки тряпку, которую быстро извлек из кармана. Она и опомниться не успела, как вдохнула хлороформ. – Джесс… Милая? Ты где? – голос ее матери звучал как в каком-то тоннеле.

– Я тут! – Джесс только открыла рот – Мам! Мама!

Голос исчез, она не перестала говорить. Снова.

– Джесс… Не ищи меня с отцом. Нас не спасти… Мертвы… И запомни, не пытайся попасть к нам – слова эхом разлетались в голове девушки. – Живи!

– Я не могу! – хотела прокричать, но за нее сказали только губы.

– Убей его, слышишь… Убей… Ты сможешь! Ради нас. – мама замолчала.

Джесс казалось, будто ее тело тянут в разные стороны. Ощущения такие – будто падала во сне. Руки и ноги кололи маленькие иголочки. Спина почувствовала холод. И ее тряхнуло, словно неведомая сила кинула тело на твердую поверхность.

Кисти рук и ног сильно сжимали толстые ремни. Джесс открыла глаза и попыталась выбраться, отчаянно крутя руками. Халат был распахнут. Она осталась в нижнем белье. Маньяк точил приборы, проверяя под светом яркой лампы. Даже лежа на этой каталке, девушка не смирилась со смертью. А ее посланник стоял рядом и готовил орудия пыток. Убийца повернулся и навис над девушкой, не отводя глаз от оружия. Будто провожал в последний путь. Джесс внимательно следила за его отточенными и резкими движениями, взглядом наполненным пугающей хладнокровностью. Может быть, в прошлом мученик был хирургом.

Подойдя к жертве, убийца убрал с плоского живота Джесс, пояс халата. Тишина окружала их. Девушка тяжело дышала, пыталась сфокусировать взгляд. В резиновых перчатках провел рукой по рельефному животу. Она почувствовала тепло из-под резины. Джесс смотрела в его стеклянные глаза, которые не выглядели живыми, в них таился только сумасшедший азарт. Маньяк резко сделал надрез сверху вниз, оставив три сантиметра до пупка. Девушка вздрогнула, сжала кулаки. Заструилась кровь.

Джесс чувствовала, но не кричала. Убийца видел, но не входил во вкус. Он поставил нож на мечевидный отросток и повел вниз, пресекая весь живот, по белой линии, еще раз проходя по ране. Джесс извивалась, скрипя зубами… Не кричала… Да и зачем нужно было кричать? Они возможно или за сотню километров от города, или глубоко под землей. Было тихо. Слышно только как скрипели ремни – для убийцы это было не привычным.

Он должен слышать крик! Как просят о пощаде! Он же сам Сатана! В своем живом аду! Он выше всех! А она? Что в таится, что мешает убить? Почему не кричит? Почему?! Он резко отбросил нож в сторону. Начал метаться по комнате. Даже шаги в гармонии, а не в привычной хаотичности. Глаза убийцы бегали, ища то, что вернет в привычное состояние. Наконец убийца собрался. Опять не такой потерянный. Снова сильный. Резким движением перерезал ремни, сковывающие Джесс, скинул жертву на пол. Девушка упала, боль резко пронзила руку. Кровь пролилась на пол.

Убийца схватил Джесс за волосы и потащил к выходу. Девушка сдавленно выдохнула. Она взялась одной рукой за волосы, другой за живот. Убийца открыл замок и направился по коридору.

Скорыми шагами дошел до комнаты, оставил девушку в камере и ушел, закрыв замки. Так грубо, быстро и неразумно. Джесс посмотрела на руку. Доползла до угла, села. Откинувшись сдернула халат, и перевязала живот, затянув рукава на два узла.

Боль и усталость заполняли тело и разум. Сколько Джесс это придется терпеть? Адская боль, а она кричать не может. Кровавой рукой дотронулась до шеи. Будто у нее волшебная сила, благодаря которой голос сам восстановится. Она чувствовала, как пульсировали вены на шее. Джесс было тяжело, но не могла передать это, не могла выпустить эмоции наружу. Да и кричать было бессмысленно. Убийца наверняка продумал мелочи: кроме него стоны жертв никто не слышал. Джесс все больше одолевала усталость.

Все помещение пропитано страхом. Крики звенели даже в тишине. Словно, стены комнаты набухали злом и обволакивали Джесс жестокой атмосферой. Окружение поглощало пленницу. Давление столь сильно оказывало на нее влияние, что создавалось впечатление, будто Джесс становится другой… Она перенимает какую-то странную частицу посланника ада. В этот день девушка поклялась, что убьет его, что бы это не стоило.

4 глава

Джесс не заметила, как уснула. Все время пока она спала, у нее жутко болел живот, лишний поворот – резкая боль. Джесс испачкалась в крови, отлежала руку, дикие приступы тошноты побуждали проснуться. Босые ноги мерзли. Ночью снились кошмары, очень реалистичные, хорошо, что не правдивые, как тот, в котором она находится в данный момент.

Джесс открыла глаза. Утро ли это или вечер – было не понятно. Размыто, но потом все стало принимать привычные очертания. Стены, дверь, тишина… Джесс думалось, что она до сих пор не проснулась. Просто не хотела верить в реальность происходящего. В комнате было свежо и прохладно, хотя скорее холодно. Девушка повернулась на спину, на этот раз боли не было. Прислонила руку к животу: тонкие нити задели пальцы, они соединяли порез. Это уже было хорошо, что Джесс не чувствовала боли, но зачем маньяк зашил порез? На животе теперь находилась небольшая рана искусно сделанная.

Джесс рукой дотронулась до лба, потом зажмурилась и потерла глаза. Свет горел во время сна. Ей никогда не случалось спать при освещении, видимо усталость сыграла нужную роль. Джесс села, подобрав ноги под себя. Глухо… Она нашла серый камень и провела им по полу. Хотя бы этот звук наполнил комнату. Джесс начала думать, кем мог бы быть маньяк, откуда узнал информацию о ее семье?

Отец у Джесс был ресторатором, и врагов он не успел нажить за короткий срок работы. Мама работала адвокатом. Судебные дела, постоянные поездки. Джесс помнит одного мужчину лет 50. Мама вела у него дело и не справилась. Он являлся единственным провалом с ужасными последствиями. Звонки с угрозами, непонятные письма. Полгода на нервах.

Если с возможным убийцей определились, то как так получилось, что отца и мать убили в разных местах?

Может мать, убежала, маньяк ее догнал, затем пришел за отцом? Значит, отец видел убийцу. И он видел папу. Но тогда зачем ему Джесс? Взял ли маньяк ради веселья или как трофей – не понятно. Но если наемный убийца берет с собой жертву – значит ему дали такое задание. Поэтому-то он пытал девушку, но понял что бесполезно, так как без голоса она ничего не скажет. Однако, Джесс не знает никакой информации, полезной для заказчиков.

Девушка перестала водить камнем по полу, затем сжала в кулаке и бросила на пол. Подобно маленькому птенцу она открыла рот. Где же тот крик? Где истерические вопли? Только слезы стекали с щек. Ее бесила эта болезнь. Словно беспомощность. Джесс пыталась закричать, еще сильнее напрягая не действующие связки. Она представляла словно у нее в горле находится пробка и как только девушка прокричится, то та вылетит как из бутылки и Джесс уже сможет насладиться вкусом крика. Тяжесть от боли физической и моральной должна хоть как-то выплескиваться. Но где тот выход для этого тяжелого груза?

Джесс глубоко вдохнула. Этот вдох принес еще больше тяжести. Где-то в дали, в паутине коридоров послышался шум. Девушка замерла, каждая мышца напряглась. В шуме отчетливо слышались шаги и дребезжание каталки. Опять убийца идет. Снова убивать? Опять пытать…


Сегодня для убийцы день как праздник. Судный день! Только избранный покинет логово. Участники будут резать, бить, грызть друг друга! А он будет наблюдать.

Убийца шел, толкая каталку перед собой, насвистывая мелодию. Грохот разносился по коридорам. Маньяк шел за последним трофеем, вот довезет ее и начнется игра! Он будет смотреть как Эти отчаянно борются за жизнь, убивая всех на своем пути. Крики, стоны, кровь и все это в его лабиринте. Убийца остановился у двери, достал ключи и начал открывать дверь. Щелчок первого замка послышался с хрустом, второго, третьего, четвертого и последнего.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3