Анастасия Борзенко.

Высшее общество села Шанское



скачать книгу бесплатно

– Дикая она какая-то… – протянула Аленка и показала свои крупные зубы, переплетая длинную русую косу.

– Не дикая, а городская, там все такие. – насмешливо прошептал ей в ответ мужчина. – Придут, суеты наведут, а потом сбегают…

Анна повернулась и посмотрела ему прямо в глаза.

– Куда Вам, это понять…

Он словно ждал этого и расхохотался.

– А мы подружимся, я уверен, да, Аленка?

Женщина тяжело вздохнула и неприятным взглядом оглядела Анну с головы до ног.

– Мне пора, – произнесла она, сжав полные губы, – а то взбучка будет.

Анна чувствовала ее взгляд, который скользил по всему телу, когда Аленка проходила мимо, ее словно раздели и выставили перед толпой народа одинокую и беспомощную.

– Да не обращай внимания, – подмигнул мужчина и поднялся. Он казался таким высоким, что Анна ахнула, точно Аполлон явился перед ней! Он нагнулся и поднял майку.

– Я и не обращаю, – она отметила, как дрожит голос, как ей не хватало мамы рядом, самое время кому-то прийти и разрушить это неудобное молчание, как обычно происходит в книгах или кино. Но никто не пришел и в течение нескольких минут молодые люди оказались предоставлены самим себе, жадно разглядывая друг друга.

– Я – Иван, – наконец нарушил тишину мужчина и натянул на себя майку.

Анна покраснела, но выдавила из себя тихое:

– Анна.

Он скривил губы и покачал головой.

– Ну, что за невезуха такая!

– Простите? – удивилась Анна, она решила, что ослышалась.

– Я жду Марью, чтобы знаете, как Иван да Марья, так что, вы мне не походите, а жаль… Вы хорошенькая.

Он снова громко рассмеялся, его забавляла молодая девушка, которая не знала, куда себя деть от волнения. Такая редкость для городских, обычно они ведут себя хищно и безо всяких манер в общении.

Анне это надоело, и лицо залилось густым румянцем от негодования, да как он смеет над ней насмехаться!

– Аленка ваша вам подходит, предел мечтаний для такого как Вы! – закричала она и топнула ногой.

Мужчина покачал головой и нахмурился.

– Аленка хорошая и не надо ее обижать, у нее пятеро сестер на шее, и бабушка старая, что бабе яге подобна по характеру, так что, зря Вы так…

– Такая как есть, уж извините! – Анна отвернула лицо и почувствовала, что сейчас заплачет, отчего-то ей стало так грустно и гадко, что захотелось разреветься, как маленькой девочке.

– Ладно, мне пора идти, а вы тут особо не загуливайтесь в таком платье… – мужчина острым взглядом прошелся по ободранному подолу. – А то мало ли на кого наткнуться можете…

– А вы мне не нянька, чтобы жизни учить, без вас разберусь.

Анна отодвинула еловые ветви и шагнула вперед, воздух за ними показался сказочным, его так не хватало все прошедшее время, что девушка с удовольствием растворилась в нем, словно нырнула в глубокую прохладную реку.

– Увидимся! – послышался задорный голос Ивана, и Анна покачала головой. Ни за что! Ей совсем не нравилось то, что она почувствовала.

Запрется лучше в доме и почитает книгу… Стихи Есенина.

Анне вдруг стало весело, что она удивилась самой себе, и что такое произошло, чтобы так странно себя в итоге чувствовать, а Алексей Викторович оказался очень прав, местный воздух странно влияет на умение думать четко и правильно! Пройдет к вечеру.

Глава 3

Ольга варила кофе и с удовольствием щурилась, какая же все вокруг и правда прелесть! Горничные подготовили дом так восхитительно, что она не смогла найти ни пылинки… Большая светлая гостиная была объединена с кухней, собранной из дуба и ароматы свежего дерева кружили голову. Она была выкрашена в белый цвет, и небольшая печка “голландка” гордо красовалась между многочисленными шкафчиками.

Пожалуй, она бы решила, что находится в столице, если бы не атрибуты, которые можно было назвать “чисто деревенскими” – повсюду полевые цветы и вышитые вручную полотенчики. Окна были изумительно чистыми, и легкий ветерок колыхал полупрозрачные занавеси, мягко рассеивая по комнате аромат васильков и ромашек. А на столе стояла пышная стопка блинов и варенье из черники.

Сейчас сварит кофе и растворится в семейном полднике. В доме было шесть комнат и пара ванных, с водопроводом и канализацией, это место оказалось просто находкой! Гораздо лучше любого курорта и турбазы – неподалёку располагалась река, прямо за домом большое чистое озеро и лес… Как же сильно все эти годы ей не хватало леса…

– Мама! – Анна вбежала в комнату такая испуганная, что Ольга едва не выронила кофейник из рук.

– Что такое? – она увидела распоротый подол платья и перепачканное лицо дочери, стало трудно дышать от волнения и она едва не лишилась чувств.

– Нет, все хорошо, – Анна не хотела, чтобы мама переживала – просто, просто… Я … – она не знала, что именно сказать, с матерью у нее не было особой близости, больше все важные моменты Анна обсуждала с отцом, так что, уставившись на блины, девушка придумала как закончить разговор.

– Я упала там в соснах, когда бегала и есть хочу. Вот.

Ольга с облегчением рассмеялась, слава Богу! В голове уже на придумывалось не Бог весть что. На секунду показалось, что все это придется оставить и вернуться в город…

– Ну и чудесно, садись, сейчас Костя…

– Нет, я не с вами – послушался голос Константина Валерьевича.

Он появился в коридоре в высоких сапогах и куртке. В руках было удилище и чемоданчик, который гордо красовала собой наклейка “для рыбалки”. Последние годы этот чемоданчик пылился в кладовой, и теперь пришло время его вернуть к жизни. Константин Валерьевич улыбался так, словно нашел свою некогда самую любимую игрушку, ему не терпелось накопать червей и забросить удочку… А потом, с большим удовольствием находиться в ожидании самого яркого момента.

– Я озеро пойду исследовать, что за рыба там водится, к ужину успею.

– Но, как же так… – вздохнула Ольга и грустно покачала головой, – А я всей семьей думала соберемся…

Константин Валерьевич подошел к супруге и обнял, что есть сил.

– Все еще будет, любовь моя, все мы успеем, вон лучше… – он обернулся в дочери, как увидел, во что превратилось платье и закатил глаза от ужаса. У него затряслись губы, и побелело лицо.

– Я просто упала, вы что все, не понимаете! – всплеснула руками Анна и выскочила из гостиной, совсем все вокруг с ума посходили, подумаешь, платье испортила. Их у нее еще целый гардероб, на всю деревню хватит.

– Что это с ней? – аккуратно спросил мужчина, Константин Валерьевич пришел в себя от резкого тона дочери, раз Анечка злится, значит, ничего такого страшного не произошло… Ольга пожала плечами и выдохнула:

– Говорит, упала, но я думаю, она…

– Она что? – с опаской переспросил Константин Валерьевич и снова почувствовал, как сердце начало неприятно колотиться.

– Да ничего особенного, не волнуйся так, я думаю, она просто все еще злится, что мы решили запереть ее в деревне, а не отправить отдыхать к океану. – улыбнулась Ольга и нежно провела руками по его лицу.

– Ладно, иди, а я пока в тишине буду наслаждаться блинами.

Она попыталась мягко высвободиться от объятий, но Константин Валерьевич привлек ее к себе еще ближе и поцеловал.

– Спасибо тебе, – прошептал он с большим восторгом, оторвавшись от губ любимой супруги.

– За что? – удивилась она.

– За то, что ты такая у меня хорошая…

Ольга тяжело вздохнула и кивнула на прощанье. Когда дверь хлопнула, ее рука вздрогнула, и кофе пролился черной кляксой на паркет. Женщина едва не заплакала от отчаяния, из лужицы на нее смотрело черное глубокое пятно, которое, казалось, собралось утащить в бесконечную бездну… И как теперь жить?

– Блины давай, – послышался голос Анны, она вернулась, переодевшись в шорты и майку, а волосы заплела в косы. Они были такими коротенькими, что делали лицо Анны еще более юным и смешным. Ольга не удержалась от улыбки.

– Что это ты сделала? – она прикоснулась пальчиками к тугим косичкам.

– Прическа местная модная, – рассмеялась Анна и вспомнила взгляд мужчины из леса. Она покраснела, и руки сами потянулись к косам, “какие глупости” – фыркнула она и расплела их, пышно взбив кудри по плечам. И зачем эта Аленка прицепилась к мыслям…

– На ужин надень что-то поприличнее – вздохнула Ольга – там будут молодые люди и…

– И что, они шорты и майки не видели? – огрызнулась Анна.

– Солнышко, здесь все из города, не только мы! Я имею в виду те, кто будет на ужине, все из приличного общества и это просто совет… Не хочешь, не надевай, но более серьезный наряд был бы уместнее

– А ты сама говорила, что мы здесь, чтобы отдыхать, вот я и буду отдыхать! – рассмеялась Анна и впилась зубами в сочный блин. Такой ароматный и пропитанный маслом, что застонала от удовольствия.

– Это вкусно… – удивилась она.

– Ты еще молоко с ягодами не пробовала… – мечтательно прошептала Ольга, представляя терпкий аромат лесной земляники, перемешанный со сливочным облаком на сон грядущий.

– Фу! Вот это точно мне даже на глаза пускай не показывается, молоко из-под коровы – это извращение и даже не думай, – Анна грозно посмотрела на мать, давая понять, что не шутит.

Ольга взяла личико девушки в ладони и расцеловала. Нежно провела по щекам. На секунду Анне показалось, что у нее в глазах показались слезы.

– Мам, ты странная какая-то последнее время, все хорошо?

– Да детка, все хорошо… – Ольга вздохнула и словно опомнилась:

– Я же кофе пролила, надо бы убрать.

– Девки местные пусть убирают! – воскликнула Анна. – Я одну уже знаю, Аленка зовут.

Мать посмотрела на нее с немым укором, да и ей самой стало стыдно за произнесенные слова, так что она закашлялась.

– Я уберу, не волнуйся, – Анна прикоснулась к плечу матери рукой, и Ольга вздрогнула, до того холодными были у Анны руки.

Глава 4

– Алеша, мне бокалы эти не нравятся! – Вера всплеснула своими маленькими ручками и грустно оглядела стол. Она на секунду задумалась, отчего картинка в голове никак не хотела совпадать с реальным устроением дел, как вскрикнула от неожиданности – молодой мужчина подхватил ее на руки и закружил по гостиной.

– Иван! – вскрикнула Вера и радостно обняла племянника. – Ты… Ты хорош! – с восхищением пробежалась она по его волосам, аккуратно причесанным и костюму, он надел белый фрак. Правда, галстуком решил пренебречь, небрежно отстегнув верхние пуговицы рубашки. На его загорелом теле костюм сидел так изумительно, что невозможно было оторвать взгляда.

– Ну, я подумал, что раз сегодня будет столько дам, нужно будет их немного встряхнуть – он громко рассмеялся, обнажив белые зубы и на его щеках приятно устроились глубокие ямочки.

Вера с восхищением разглядывала его лицо, как жаль, что Маруся не дожила, она бы гордилась тем, в какого красавца превратился сын! И его бизнес процветал, все в жизни Вани устроилось более чем хорошо, правда, никак он не считал нужным остепениться и речи о женитьбе пресекал насмешливыми комментариями и шутками. Это волновало Веру, но настаивать она не могла.

– Чего ты расстроилась? – спросил мужчина и оглядел стол, качая головой от удовольствия. Придумает же Вера проблем на ровном месте!

Около дюжины тарелок красовалось на накрахмаленной голубой скатерти, в несколько раз больше рюмок и бокалов, а блюда, представленные к ужину и вовсе заставляли глаза разбегаться: осетрина в нескольких исполнениях, и заливная, и запеченная с брусникой, и приготовленная на шпажках с сочными помидорами и белыми грибами.

Главным украшением стола выступало блюдо с гусем, он гордо румянился в окружении груш и мандаринов, и был украшен разными свежими травами. В качестве гарнира гостей ожидали золотистая молодая картошечка, мелкими колобками сияющая из глубокой белой супницы, несколько видов риса – коричневый с индийскими специями, белый, томленный в сливках и красный, поданный без украшений, но они ему и не требовались.

Также гостей ожидали стебли спаржи и запеченная свекла, она красовалась в фольге и дымилась от предвкушения.

Молочный поросенок находился в компании нарезок из овощей и засоленных рыб, мясных деликатесов, как и водится, с домашним салом. И вокруг него выстроилась целая батарея миленьких вазочек с соленостями и легкими закусками.

– К нам что, сам мер пожалует? – чинно наклонился Иван и взмахнул руками в знак особого уважения.

Вера тяжело вздохнула и схватила бокал на высокой ножке:

– Эти бокалы все портят, они как будто бы не подходят, понимаешь, а чем, я никак не соображу?

Иван обнял тетю, взял бокал и критично оглядел со всех сторон.

– Знаешь, Вера, ответь мне, пожалуйста, главным украшением стола выступать должно… Что?

Иван ожидал ответа и любовался тетей: Вера была очень красивой женщиной, с орлиным носиком и тонкими губами, придающими вытянутому лицу некоторую аристократичность, но до аристократки ей не давал дорасти собственный рост.

Женщина была такой миниатюрной, что со стороны сходила за маленькую девочку. Правда, ее характер совсем не соответствовал росту – она была крайне уверенной в себе женщиной, привыкшей все вокруг держать в своих ручках. Кроме строптивого племянника, разумеется…

Сегодня она надела длинное белое платье, словно была невестой, а короткие светлые волосы были украшены несколькими массивными гребнями с изумрудами, и камни приятно оттеняли цвет больших зеленых глаз.

– Гусь… – неуверенно прошептала Вера и зарделась от удовольствия, ей нравилось, каким он вышел из печи, такой янтарный, гладенький и сочный на вид, что и правда, не назвать его украшением было бы большой глупостью.

Иван выпучил глаза и застыл в недоумении от ее ответа.

– Еще раз повтори, милая?

Вера закашлялась, ожидая в ответ колкой шутки, в духе Ивана, но послушно повторила. Его реакция не замедлила появиться и явилась как раз такой, какой она и представляла.

Он закинул голову и громко расхохотался.

– Какой такой гусь! Хозяйка дома – вот главное украшение стола, иди лучше припудри свой прекрасный клювик и не выдумывай ерунды!

Алексей Викторович пришел на шум и довольно огляделся. Все как всегда – со вкусом, изысканно и правильно, Вера на высоте, как и положено.

Он с удовольствием обнял жену и показал Ивану кулак.

– Опять тетю свою доводишь шутками, просил же! Носик у нее прелестный!

Вера залилась румянцем, но не от злости, а от удовольствия, ей нравилось, что ее обсуждали.

Иван схватил сочный соленый помидор и с удовольствием впился в него зубами.

– Так ты ей глупой объясни, что гусь хозяйке не пара, – он снова залился смехом и от того его красивое лицо покраснело. – Ты можешь поверить, что она только что сказала?

Вера в сердцах стукнула мужчину в плечо, но со стороны это выглядело так смешно, потому что она едва доставал ему до плеч, даже на высоких каблуках, что и Алексей Викторович не удержался от смеха.

– Ладно, угомонись и прошу тебя быть сдержанным, сегодня компания приличная собирается, – попросил он, серьезно глядя на Ивана.

– Наслышан уже, Петровские, Лукьяновы и Ульяна с подругой, как ее зовут… Какое-то имя такое интересное… Тургения… Что ли…

Вера сдалась и рассмеялась, не было еще человека, которого Ивану не удалось бы рассмешить.

– Есения, Есения, запомни. И ее тебе в невесты везут, так что скандала не закатывай Уле с порога, как ты любишь…

Иван округли глаза, но смолчал. Ульяна была его кузиной по матери, их в семье росли три сестры, Вера, Маруся и Любочка, его мать, к сожалению, умерла еще в его детстве, Вера, можно сказать, заменила ее во всем, а вот Любочка вышла замуж и уехала в Европу, где от немца родилась Уля.

Они часто переписывались и делились важными новостями и Ульяна сильно переживала за будущее Ивана, поэтому решила провести лето в его обществе, и чтобы дать делу “правильный ход”, она собралась приехать с подругой.

Алексей Викторович затянул галстук и важно добавил.

– Еще новые гости будут, семья Новиковых, я им дом соседский сдать предложил и, Иван…заранее прошу… – он доверительно погладил парня по плечу – Дочь их, Анна, молодая и невинная, ты, прошу тебя, с ней аккуратнее…

Иван подавился остатком помидора и сильно закашлялся. Ему вспомнилась та манерная девушка, которая сильно смущалась в соснах и застукала его с Аленкой на самом интересном месте. Вот кто она такая, значит…

Про Новикова он слышал не раз – сослуживец дяди и его добрый друг, Петровский им сильно интересовался и Лукьянов, на самом деле, очень приличная и обеспеченная семья.

– Ты в порядке? – испугалась Вера и налила в высокий бокал малинового морса из графина.

Иван разом осушил бокал и благодарно кивнул.

– Да, я тут подумал, что и у меня гостья будет, только подготовиться маленько надо… Вера, добавь-ка ты тарелку и рюмку, а я скоро буду.

Он озадаченно вышел из гостиной, а супруги удивленно переглянулись.

– Что он еще надумал? – с некоторым испугом спросила Вера.

Алексей Викторович пожал плечами:

– Знать не знаю, это же Иван… Тут прогнозы, сама знаешь, бесполезны.

Он с удовольствием оглядел женщину и остановил взгляд на ее декольте – корсет очень красиво держал высокую грудь.

Вера покачала головой:

– Даже не думай, мне еще стол доготовить надо....

Но мужчина уже не мог думать ни о чем другом.

– Стол уже готов, а вот хозяйке не мешало бы отплатить благодарностью за ее старания, – он подхватил Веру на руки и под громкие ругательства, увлек в спальню.

Иван слышал проклятия Веры и улыбался, ему нравились отношения дяди и тети, словно они до сих пор не перешли в разряд стареющих пар. Так все живо и интересно до сих пор…

Глава 5

– Где он, где же он?! – высокая молодая женщина радостно заскочила в дом и с порога принялась радостно кричать. Выглядела она великолепно – на Ульяне было короткое черное облегающее платье, а сверху вышитый вручную жакет. Но особую элегантность образу придавали туфли на высоких шпильках с массой ремешков и замочков.

Ее ровные ножки слегка дразнили едва проступающими из-под подола кусочками бахромы от чулок, и сама она была такого великолепного телосложения, словно профессионально занималась спортом.

Ульяна и правда занималась гимнастикой в юности и с тех пор старалась не терять формы, ее волосы лежали пышной копной, стриженные под каре и макушку украшала прехорошенькая шляпка. На шляпке красовались крупные камни, точно такие же свисали в длинных серьгах.

Вера ахнула от восторга, когда увидела племянницу.

– Ульяночка… – она не сдержала слез и бросилась обнимать девушку, но аромат дорогих духов терпко охватил носик Веры, и она чихнула, а потом снова…

– Ну вот, – расстроилась Уля, блеснув черными глазами, – только не говори, что у тебя аллергия на Selenion! Ты меня этим погубишь, и я перееду в отель, вот серьёзно, сейчас же возьму и перееду! – оно говорила торопливо и всегда много, но в этом был определенный шарм.

Вера едва сдерживалась, но продолжала чихать, она махала ручками в знак протеста, но ничего не могла с собой поделать.

– На тебя у нее аллергия, а не на парфюм! – радостно прокричал Алексей Викторович и сгреб племянницу в объятия, правда, не прошло и минуты, как чихнул сам.

– Вот, говорю же, точно на тебя! – обиженно произнес он.

Уля сложила трубочкой полные губки, накрашенные яркой красной помадой и слегка выставила вперед подбородок.

– Вы какие-то совсем тут провинциальные стали, но мы это поправим, ладно, пойду смою, пока совсем тут все не расчихались, – рассмеялась она и расцеловала как следует Веру и Алексея. – она скинула туфли и радостно покружилась, – Как же я рада, как же я скучала!

Она никак не могла оторваться от объятий, пока смотрящий за домом вносил ее чемоданы, и все не выпускала Веру из рук.

– Так, где этот молодой необузданный ловелас? – наконец, вскрикнула Уля.

Алексей Викторович поморщился и помахал головой:

– Дела у него срочные какие-то нашлись, скоро будет, ты лучше… – он собирался продолжить, как его взгляд упал на девушку, что все это время терпеливо стояла позади Ульяны и разглядывала ее родственников.

Он важно кашлянул, вытянулся и с большим почтением протянул руку:

– Алексей.

Ульяна обнажила хищные зубки и с интересом наблюдала за подругой. Есения протянула ручку, выгнув ладошку, как и положено для поцелуя, чем несколько смутила дядю, но мужчина не потерялся и припал к ее руке.

На девушке тоже была шляпка, только отделанная золотой парчой, тон в тон ее длинным волосам, собранным аккуратными локонами в высокий хвост. Есения оказалась настоящей светской красавицей – высокая, подтянутая, с такими пышными формами, что даже Вера стояла, отрыв рот.

– Это моя Есения, знакомьтесь! – Вера обняла девушку, но Есения не сразу выпустила ее из объятий, расцеловав несколько раз в обе щеки. У нее были красивые серые глаза с такими длинными ресницами, что Вера в них немного затерялась, а над губой слева красовалась маленькая родинка в форме мушки. Девушка точно сошла с обложки модного глянцевого журнала!

– Она модель, – пояснила Ульяна, – вот решила своему строптивому кузену ее показать. Так что, в этот раз не отвертится!

Есения улыбнулась и произнесла приятным тихим голосом, она говорила с придыханием, слегка растягивая слова:

– Я так много наслышана о Шанском и благодарна Вам за приглашение, честно говоря, давно тянуло в лес, все эти курорты мне приелись, одно и то же везде, а хочется новых ощущений…

Она рассмеялась томным грудным смехом и весело подмигнула Алексею Викторовичу.

– А Вы такой, как я и думала, и Вера Ваша – Вы знаете, что Ваши гребни это последний писк моды?

Вера зарделась от удовольствия и протянула ручку.

– Ладно, до начала ужина меньше часа, так что, давайте я Вам комнаты покажу, и Вы подготовитесь.

Уля вздохнула и стянула жакет, оголив красивые подтянутые плечи. Платье оказалось без бретелей, и красиво подчеркивало верхнюю часть груди.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении