Ян Бадевский.

Предельные Чертоги



скачать книгу бесплатно

© Ян Бадевский, 2017


ISBN 978-5-4485-3567-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

ПРОЛОГ

Постукивание трости.

Ритмичный звук вторгся в предрассветную тишину, сковавшую набережную Августовского канала. Фонарщик прислушался к этому звуку, застыв посреди лестницы. Небо над Кварталом Иллюзий медленно серело.

Решив, что в стуке трости нет ничего необычного, фонарщик продолжил прерванную работу. Поднявшись на несколько ступеней вверх, он открыл стекляную дверцу плафона. В руке фонарщика появилась бутылка. Наполнив резервуар керосином, мужчина потушил фитиль.

Призрачный свет луны озарял улицу. Из полумрака проступали очертания ближайших домов. Фонари тянулись вдоль набережной, заворачивая к старой пристани. Некоторые предстояло почистить, другие – заправить. Очередной день. Из века в век.

Закрыть дверцу.

Фонарщик каждый вечер занимался важным делом – сражался с наступающей тьмой. В этом весь смысл его профессии. Развеивать чары обратной стороны дня. Утром приходилось гасить фонари, завершая сизифов цикл.

Это был высокий и худой мужчина средних лет с пышными бакенбардами, переходящими в аккуратную бородку. Голову фонарщика украшал цилиндр. Изрядно потрепанный сюртук был частью антуража для привлечения туристов.

Фонарщик никуда не спешил. Когда он закончит обход, день вступит в свои права. Привычный круговорот.

Стук трости.

Поздний прохожий приближался, хотя его и не было видно. Звук эхом разносился по арочным закоулкам и тупикам, проникал в подворотни, нырял в сливные люки.

Фонарщик двинулся к следующей опоре, взвалив лестницу на плечо. И тут появился обладатель трости. Вынырнул из черной трещины, разделяющей семнадцатый и девятнадцатый дома. Трещины, именуемой Ветреным переулком. Узкая щель врезалась в каменные тела домов, соединяя набережную с Кварталом Иллюзий.

Человек словно соткался из лунного света, каменной кладки и туманных ошметков, отползающих к стокам. Незнакомец вырос перед фонарщиком, равнодушно скользнул по нему взглядом и двинулся дальше, постукивая своей тростью. Вот только с лицом прохожего творилось что-то неладное. За пару секунд это лицо изменилось до неузнаваемости. Словно одна маска наползла на другую.

По спине фонарщика пробежал холодок.

Чем-то недобрым повеяло от прохожего.

Часть 1. Стимбург

Глава 1
Убийство на улице Морок

Делрей ненавидел магию.

Всякий раз, прогуливаясь по владениям сектантов и тайных орденов, он нервничал и мечтал лишь об одном – скорейшем возвращении домой. Нельзя сказать, чтобы Делрей совсем избегал колдовства. На бытовом уровне он относился к подобным забавам терпеливо. Делрей не переваривал фокусы с реальностью.

И вот она – беда.

Очередное дело связано с Кварталом Иллюзий. Что может быть хуже? Любые события здесь имеют сакральный смысл. Просто так ничего не происходит.

Сидя на крыше переполненного омнибуса, Делрей с тоской наблюдал за проплывающими мимо зданиями.

Двадцатиместная повозка, увлекаемая ломовыми лошадьми, въехала в стимбургскую осень и потащилась к набережной. Делрей знал, что путь до Квартала неблизкий. Что ж, сам виноват – выбрал дом в консервативном районе, подальше от всяческих чудес. Теперь остается лишь трястись в этой колымаге.

А дома – камин, тишина и спокойствие. Мерное тиканье часов, редкие прохожие за окном. Даже паромобилей не видно. Недвижимость Делрей купил грамотно. Выбрал удачный момент. Бывший владелец старинного двухэтажного особняка попался властям за неуплату налогов. Жилище перешло в муниципальную собственность, и было бы пущено с молотка, но Делрей успел внести требуемую сумму. Спасибо знакомому инспектору – вовремя свистнул. Старый должок. Инспектор знал, что Делрей ищет дом в центре Треугольника, вот и подсобил. Конечно, пришлось кое-кому доплатить, но это мелочи.

Малая Котельная, 4.

Теперь у Делрея был солидный адрес, намекавший на то, что его дела идут успешно. Получив ключ и документы, Делрей отправился к чеканщику и заказал табличку следующего содержания:

Люциус Делрей

частный детектив

Табличку он прибил к двери парадного входа. Выглядело впечатляюще. Оставалось еще много всего. Напечатать побольше визиток. Дать объявление в «Континентальный вестник», «Вечерний Стимбург» и еще парочку газет. Но это подождет.

Раньше Делрей снимал квартиру в промзоне и не помышлял о Треугольнике. Летом прилегающие кварталы затапливал смог, так что приходилось носить респиратор. Офис Делрея находился в другом районе – ближе к Магистрали Коммерции. Туда приходилось добираться несколько часов, пересаживаясь с кэба на паробус, а остаток пути преодолевать на фуникулере. Поэтому в офисе Делрей бывал редко – он предпочитал спихивать бумажную работу и общение с клиентами на секретарей. Низкая оплата приводила к частой смене последних.

Омнибус свернул на Адмиралтейский проспект. Здесь движение заметно оживилось. По четырем полосам сновали другие омнибусы, кэбы, паромобили и шестиколесные грузовики, сплошь состоящие из труб, поршней и массивных контейнеров. Дважды в день проспект парализовали пробки, но Делрей выбрал удачное время для поездки.

Начало сентября.

Листья слегка пожелтели, но проливные дожди еще не успели обрушиться на город. Необременительное увядание. Лучшее время года, по мнению детектива.

Проспект примыкал к северной границе Треугольника. Условной границе, конечно же. По обе стороны каменного русла громоздились величественные здания, построенные при короле Густавсоне. Придворные архитекторы в те времена сочетали монументальную классику ампира с изысками докризисного модерна. Дома были угловатыми, массивными, с нарочито выступающими трубами коммуникаций, вплетающимися в сложные колоннады и барельефы. На проспекте почти никто не жил. Все, что здесь было, – это военные ведомства, представительства крупных компаний, элитные клубы и дорогие гостиницы. А еще – ломбарды и ювелирные мастерские.

На крыше омнибуса был установлен империал – двойная скамья из полированного дерева, покрытого лаком. Пассажиры всегда видели только одну сторону улицы, поскольку сидели спиной друг к другу. Делрея это устраивало – он не любил общаться со случайными попутчиками. Еще больше он не выносил малолетних карманников, промышлявших на нижнем ярусе омнибусов.

Рядом сидели двое мужчин и дама преклонных лет. Мужчины тихо переговаривались между собой, дама читала газету.

Через месяц империалы исчезнут, с грустью подумал Делрей. Надстройки будут пылиться в депо, а омнибусы сделаются скучными. Никто ведь не захочет сидеть под дождем и снегом. Вот тогда, и только тогда, детектив перейдет на кэбы. Или паробусы. Зависит от успешности его коммерческого предприятия.

Последнее дело он завершил месяц назад. Расследование пришлось совмещать с переездом, так что середина лета выдалась горячей. Нужно было нанять носильщиков, арендовать грузовик и перетащить все вещи в купленный дом. Отдельные комнаты нуждались в ремонте. Кроме того, Делрей решил нанять слугу по доступной цене. Очередная секретарша попросила расчет, это неизбежно вело к поиску делового партнера. Если вдуматься, обязанности секретаря можно было навесить на слугу. А помощника загрузить мелкими делами, не требующими запредельных умственных усилий. Например, слежкой за неверными супругами, похищенными бумагами и прочей ерундой. Это позволит сосредоточиться на хорошо оплачиваемых расследованиях.

Так думал Делрей, обращаясь в рекламное агентство на прошлой неделе. Объявление о вакансии помощника детектива попало в ряд мелких газетенок, а также на круглые уличные тумбы, заклеенные сверху донизу аляповатыми афишами.

Нуждался ли он в помощнике?

Пожалуй, что да. Мелочевки хватало, но Делрей брался за «бытовуху» лишь в крайних случаях.

Омнибус проехал мимо Адмиралтейства, представлявшего северную вершину Треугольника. Величественное здание врубилось в мостовую на пересечении проспекта с улицей Безымянных Блюстителей. Казалось, исполинский корабль бороздит городские просторы, оставляя в кильватере клубы, банковские отделения и мебельные магазины.

Проспект расширялся до шести полос, наполнялся стуком копыт, грохотом колес и криками погонщиков. Делрею не нравился этот отрезок пути: копоть, вонь, оглушительная какафония, засилье паровых экипажей. Главное – проехать мост, перекинувшийся через Дунайский канал.

Мануфактурная площадь.

Обширное пространство, по краям которого столетие назад громоздились текстильные монстры. Когда район стал престижным, а мануфактуры эволюционировали в фабрики, городские власти обязали владельцев вынести производство в бедные районы Загорья. Цеха опустели, сатанинский город перестал тревожить обитателей Треугольника. Дышать стало легче.

Площадь производила унылое впечатление. Часть цехов превратилась в продуктовые склады, часть – в угрюмые руины, о которых слагались городские легенды. Очередной мистический уголок Стимбурга.

Убийство произошло ночью.

Так сказали Делрею.

Накануне детектив провел собеседование с отставным военным, служившим в королевском разведкорпусе, и сумасшедшим типом, начитавшимся бульварных романов. Тип возомнил себя великим сыщиком и был уверен, что делает одолжение Делрею, сотрудничая с ним. Разведчик поначалу казался вменяемым, но потом заговорил о назревающем заговоре и дверном вторжении. С обоими кандидатами пришлось расстаться.

Полночи Делрей провел в кабинете, двигая мебель и собирая картотеку. Кабинет расположился во флигеле, который выступал из крыши, нависая над центральным входом. Скат крыши формировал мансарду второго этажа. Флигель же, по сути, являлся третьим этажом, доминирующим над всей постройкой. Из широкого окна открывался потрясающий вид на окрестные кварталы.

Вставать было трудно.

Тишину сентябрьского утра разорвал телефонный звонок. Аппарат надрывался, оглашая дом истошными трелями. Наконец, трубку поднял Кристоф. Последовал негромкий разговор. Делрей попробовал нырнуть обратно в сон, но из этого ничего не вышло. Урямый слуга забарабанил в дверь.

– Люциус, пора вставать! Звонили из полиции.

Делрей забаррикадировался подушкой.

Кристоф выполнял обязанности секретаря, дворецкого, кухарки – и все это одновременно. Совершенно бесплатно. Ну, почти бесплатно. Как это вышло? Очень просто – Делрей взял в услужение зомби. Некогда Кристоф был азартным игроком, завсегдатаем рулеточных и картежных залов. Спустив состояние в казино, Кристоф заложил собственную душу. Что, разумеется, закончилось для него плачевно. Делрей знал, что игорные дома всегда остаются в прибыли. Глупо рассчитывать на удачу или математическую систему – любые уловки известны хозяевам казино. Душа Кристофа, согласно подписанной закладной, попала в тридцатилетнее рабство. Колдун запер бесплотную субстанцию в бутылочку из зеленого стекла. Спустя много лет Делрей заглянул в зомболавку и приобрел ценный артефакт.

Магия сковала Кристофа по рукам и ногам. Три десятилетия службы. Хозяином стеклянного пузырька мог стать любой посетитель лавки, так что Кристофу повезло – он попал не к самому худшему повелителю. Делрей отдал за слугу кругленькую сумму, рассчитывая на дальнейшую экономию средств. Впереди – четверть века. Никакого жалованья. Единственный минус – Кристофа нужно кормить, одевать и лечить в случае болезни. Зомби практически ничем не отличались от обычных людей. А некоторые из этих бедолаг обладали прескверным характером.

Скрипнула дверь спальни.

– Доброе утро, Люциус.

Бутылочка с душой хранилась в сейфе. Делрей знал, что открыть сосуд зомби не сможет – печать удерживается крепкими чарами. Но почему бы не подстраховаться?

Вздохнув, Делрей убрал подушку с лица.

Перед ним возвышался упитанный субъект. Окладистая борода, вечно нахмуренное лицо. На вид – за шестьдесят. Кардиган с высоким воротом смотрелся на Кристофе впечатляюще. Образ дополняли твидовая жилетка, белая рубашка и галстук.

– Отлично выглядишь, – похвалил Делрей. В первые дни службы Кристоф ходил в поношенном старье. У детектива вечно не хватало времени заказать дворецкому приличный костюм.

– Спасибо, Люциус.

– Кто звонил?

– Полиция.

– Чего хотят?

– Говорят, произошло убийство. Утверждают, что это по вашей части.

– Они перезвонят?

– Через полчаса.

Делрей привел себя в порядок, выпил кофе и пошел в кабинет. Утренние газеты лежали на столе. Детектив поставил чашку на бамбуковую подставочку и потянулся к «Балканскому курьеру». В этот момент повторно зазвонил телефон. Вздохнув, Делрей побрел вниз. Нужно будет провести кабель в кабинет – это гораздо удобнее.

– Инспектор Кришан на проводе, – сообщил зомби.

Кивнув, Делрей взял трубку.

– Слушаю.

Инспектор поведал об убийстве на улице Морок. Делрей знал, что Морок – одна из центральных улиц Квартала Иллюзий. Там селились маги, достигшие иерархических вершин в тайных сообществах. Зачастую волшебники имели связи в правительстве. Либо сами входили в правительство. Ситуация инспектору не нравилась. Убойный отдел почти сразу отстранили от расследования. Есть некое заинтересованное лицо, сказал инспектор. Кто-то очень высокопоставленный. И этот человек захотел поручить дело Люциусу Делрею. Полиция вынуждена посторониться.

– Кто он? – спросил Делрей.

– Ты скоро с ним встретишься, – уклончиво ответил инспектор. – Он будет ждать тебя.

Делрей фыркнул.

– На месте преступления?

Ответ Кришана был предсказуем:

– Именно.

– С каких пор вы допускаете туда посторонних?

Многозначительное молчание.

– Хорошо, – сказал Делрей. – Я выезжаю.

– Поторопись, – отрезал инспектор.

И бросил трубку.

Такова предыстория. Отложив слежку за пятидесятилетним фабрикантом, ударившимся во все тяжкие, детектив поспешил на свидание с могущественным колдуном. В том, что предполагаемый наниматель колдун, даже сомневаться не приходилось.

Делрей вышел из омнибуса, когда тот остановился напротив Оперного театра. Поймав кэб, детектив приказал вознице следовать к улице Морок. По словам инспектора, убийство произошло ночью, в одном из уважаемых домов. Тело покойного обнаружил слуга.

Адрес был записан на листке, выдранном из блокнота.

Кэб свернул с набережной в провал Ветреного переулка. За деревянным окошком выросла кирпичная стена. Внутри кэба резко стемнело. Делрей возрадовался тому, что сел в двухместный хэнсомовский кэб – четырехколесная махина не влезла бы в эту щель.

Кучер мастерски правил экипажем. Кэб ни разу не зацепился за стены, хотя и катил под уклон.

Свет.

Кэб выскочил на широкую улицу Морок, свернул налево и остановился возле тротуара. Расплатившись с кучером, восседавшим на задней площадке, детектив двинулся по мостовой. По обе стороны улицы высились особняки волшебников – странные сооружения, вобравшие в себя, по мнению Делрея, все худшие архитектурные извращения этого мира. Отдельные фрагменты домов нависали над тротуарами, подражая средневековой готике. Многие колдуны оборудовали свои жилища высокими башнями, сложенными из черного гранита. Строгие фасады встречались редко – обитатели улицы Морок любили округлые формы и нарочито пренебрегали пропорциями.

Встречались и дома-обманки. Делрей ненавидел саморегулирующиеся здания. Вообразите дом, управляющий своей конфигурацией, расширяющийся и надстраивающийся по велению хозяев. Зыбкие очертания, неопределенность. Отвратительно.

Делрей ускорил шаг, проходя мимо очередной обманки. Дом нагло втягивал в крышу печную трубу и выдвигал из флигеля летнюю террасу. Очевидно, владелец собрался выпить кофе, любуясь мельтешащими внизу прохожими.

Чертовы волшебники.

Толпу он увидел издалека. Возле дома №17 собрались поицейские, криминалисты, репортеры и обычные зеваки. Чуть поодаль, прямо на тротуаре, стоял черный экипаж с неподвижным кучером в маске. Безмолвный возница смотрел на мир сквозь прорези в серебряном лице.

Постовой вытянул руку, останавливая Делрея.

– Не велено.

Делрей усмехнулся.

– Где инспектор?

– Еще не приехал.

Детектив задумчиво осмотрел дом. Слава Котлу, никаких преобразований, метаморфоз и самовольных расширений. Обычный дом. Ну, как обычный. Роскошные хоромы в староанглийском стиле. Красный кирпич, ростовые окна, крыльцо с портиком и двумя колоннами. Крыша черепичная. Кованые стоки и ограждения эркеров. Вездесущая башня-пристройка, увенчанная островерхим конусом. И почтовый ящик с номером дома, закрепленный на решетке массивных ворот.

– Нравится? – инспектор Кришан хлопнул детектива по плечу. Кришан подкатил к дому на паромобиле с эмблемой шестиконечной звезды, вписанной в треугольный щит. – Давай взглянем на покойника.

Кришан кивнул постовому, и тот посторонился, пропуская детектива в ворота. Делрей последовал за инспектором.

За кованой оградой успели скопиться зеваки. В основном – малолетние оборвыши. Дважды хлопнула вспышка фотоаппарата.

Они вошли в открытую дверь.

Шторы везде были раздвинуты. Сверху доносились голоса криминалистов. Миновав просторный холл, Кришан и Делрей стали подниматься по мраморной лестнице на второй этаж. Под ногами мягко пружинила ковровая дорожка, зафиксированная медными штырями. Дальше – терраса с гипсовой балюстрадой. Парочка дверей, небольшой коридор. И – квадрат солнечного света.

– Библиотека покойного, – сообщил инспектор.

Это понятно и без тебя, подумал Делрей. Стеллажи до самого потолка, старинные тома в тисненой коже, коричневый глобус в дальнем углу. Обычно в таких штуках хранят алкоголь. А еще – пара солидных кресел и журнальный столик.

Труп сразу бросался в глаза.

Делрей прежде не видел ничего подобного. Идеальное расчленение. Части тела плавали посреди комнаты, образуя некое подобие Солнечной системы. В центре, на уровне груди Делрея, висела голова. Руки, ноги и туловище кружили по условным орбитам. Пальцы образовали пояс астероидов.

Кришан и Делрей замерли на пороге. Инспектор – в ужасе. Детекив – в немом восхищении. Безусловно, тот, кто это сделал, был опасным маньяком. Но в изощренном уме ему не откажешь.

Труп нарушал закон тяготения. Пренебрегал гравитацией. Но где капли крови? И чем можно сделать такие разрезы?

– Его звали Николасом Фламелем, – сказал Кришан. – Волшебник. Насколько я понял, очень старый и влиятельный.

Делрей приблизился к плоскости эклиптики. Перед его носом пролетела нога, обутая в элегантный ботинок. Надрез был выполнен столь искусно, что возникло ощущение хирургической операции. Словно в процесс вмешалась геометрическая плоскость. Таких инструментов просто не может существовать, подумал Делрей. Самурайский меч? Нет, даже ему далеко до этого.

Кровь – вот еще одна странность в утренней коллекции. Никаких капель, луж и потеков. Словно все аккуратно вычистили. Делрей полез в кармашек пиджака, достал механические часы на цепочке и щелкнул крышкой. Начало двенадцатого.

– Когда обнаружили тело?

Кришан вздохнул.

– Его не обнаружили.

Делрей непонимающе уставился на инспектора.

– Это как?

– Я попробую объяснить, – к ним приблизился человек в сером кителе с высоким воротом. Немолодой, с длинными усами. Делрей узнал этот серый китель. ДМП, департамент магических преступлений. – Покойный жил один. Ни родственников, ни слуг.

– Думаю, он использовал фамильяров, – вставил инспектор.

– Возможно, – согласился человек из ДМП. – Это нужно проверить. Нас заинтересовало другое. В десять утра на одной из стен департамента проступили кровавые буквы. Сообщение о смерти. Адрес и пожелание удачи в расследовании.

– В департаменте? – опешил Делрей.

– Именно. В кабинете Главного Дознавателя.

Делрей снова взглянул на останки Фламеля. На лице покойного колдуна застыло выражение безмятежности. Судя по всему, его убили быстро. Фламель даже не успел сообразить, что происходит.

Криминалисты исследовали помещение. Их было трое. Девушка, мужчина лет пятидесяти и упитанная женщина неопределенного возраста. Интересно, как они доставят труп в лабораторию?

– Хорошо, – сказал Делрей. – Здесь явные признаки магического вмешательства. Преступник, видимо, оставил послание. Бросил вызов департаменту. Либо он психопат, либо отвлекает внимание от более интересных вещей. Важно другое. Здесь полиция и ДМП. Для чего было звонить мне? Вы что, сами не справитесь?

Инспектор помрачнел.

– Если хочешь знать мое мнение, – правоохранитель вдруг перешел на «ты», – это дело Дознавателя. Магия, и все такое. Полиция не должна этим заниматься.

Мужчина в сером согласно кивнул.

– Но, – инспектор воздел палец, – вмешались… некие силы.

Делрей закатил глаза.

– Ближе к делу, Кришан.

– Фламель принадлежал к одному из тайных обществ, – инспектор, разговаривая, смотрел себе под ноги. Ему не хочется в это влезать, вдруг догадался Делрей. Хочет спрыгнуть с расследования, переложить ответственность на чужие плечи. – Могущественный орден с вековой историей.

– Один из самых влиятельных, – шепотом добавил дознаватель. – Если вы понимаете, о чем я говорю.

Детектив кивнул:

– Понимаю.

– Так вот, – закончил Кришан, – они там у себя решили провести собственное расследование. Независимое.

– И выбрали меня, – догадался Делрей.

– Точно, – Кришан облегченно выдохнул.

Ситуация проясняется.

Ордена затеяли очередную войну. Пострадала серьезная фигура. И кто-то, имеющий рычаги влияния, хочет разобраться с обидчиком. Отодвинуть закон в сторону. Совершить самосуд.

– Я не убийца, – сказал Делрей. – Это не по адресу.

– Речь идет о расследовании, – обиделся Кришан. – Ты добываешь информацию. Они решают, что с этим делать.

Делрей хмыкнул.

– Платят хорошо, – заверил инспектор.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное