Аморе Д'Лиссен.

Путь III. Зеркало души



скачать книгу бесплатно

«Это та сама иномарка?» – недоверчиво поинтересовался Выходцев, с любопытством рассматривая груду искорёженного металла, стоявшую на обочине в нескольких метрах от здорового оранжевого мусоровоза получившего несоразмерно меньшие повреждения.

«Да, она самая – удар был в стоящее препятствие на скорости около ста семидесяти километров…» – кивнул второй сотрудник дорожной полиции, пояснив – «Машина буквально въехала под мусоровоз – оба пассажира, мужчины, скончались на месте. Потом специалисты ещё часа полтора резали стойки и раздвигали смятую конструкцию гидравликой, чтобы их оттуда извлечь. Зрелище было жуткое…».

«А почему тормозной путь у них был такой короткий?» – поинтересовался Мазаев, добавив – «Понятно, что раз попытались затормозить, то с техникой, видимо, всё было в порядке, но чего раньше-то не отреагировали?».

«Машина на скорости под двести километров летела в гору, при этом обзор составлял оценочно не более ста метров, а само препятствие, в виде стоявшего на полосе мусоровоза, располагалось за холмом в «слепой зоне». Соответственно у них просто не было шансов отреагировать, поэтому и тормозного пути почти нет…» – услужливо пояснил Ярослав, стараясь отчасти сгладить своё первоначальное недружелюбное поведение.

«А чей мусоровоз? Личность водителя установить удалось?» – продолжил расспрос Сергей, осматривая повреждения специализированного транспортного средства.

«Вчера вечером его заявили в угон наши городские коммунальщики – недосчитались машины на стоянке вот сразу и подняли шум…» – уточнил капитан, добавив – «Данных о водителе автотранспортного средства не имеется. Вроде бы даже из проезжавших в тот вечер по дороге автомобилистов кто-то видел на этом холме человека махавшего руками, сигнализируя об опасности, но куда тот потом делся неизвестно».

«Понятно. Значит, ждали они именно эту машину, а остальных просто отваживали, чтобы никто случайно не влетел в заранее заботливо поставленный ими на трассе в этом месте мусоровоз…» – понимающе кивнул Мазаев.

«Полагаете, это подстава?» – с интересом переспросил Ярослав.

«Шли на скорости, их ждали с мусоровозом в виде стоящего препятствия, при этом пропускали другие машины. Это не подстава – это чистой воды убийство…» – сухо ответил майор, добавив – «Вот только никак не пойму – что это директор порта, Воротилов, и его заместитель, Маслов, или как его там, в такое неспокойное время, делали на дороге одни и совсем без охраны. Полагаю, что они были хорошо осведомлены о том, что случилось с предыдущим директором порта, чтобы не делать подобных глупостей. Капитан, а не было ли других каких инцидентов на трассе?».

«Вчера ещё джип с несколькими коренастыми ребятами сошёл с дороги – отсюда километра два в сторону города, двигались тоже в область…» – быстро припомнил капитан, пояснив – «Шли они быстро, но обошлось без жертв – машина слетела в кювет на повороте и несколько раз перевернулась. Всех, разумеется, госпитализировали – у каждого переломы, ушибы и сотрясения, но это, как у нас говорится, мелочи жизни.

Сами пострадавшие говорят, что просто слетели с трассы, хотя по джипу было видно, что их кто-то конкретно так бортанул. Впрочем, нам, сами понимаете, без разницы – сами так сами, нам же проще…».

«Понятно теперь куда делась их охрана…» – процедил сквозь зубы Сергей, добавив – «Все материалы по тому инциденту также откопируйте нам в срочном порядке…».

«Сделаем» – охотно кивнул Ярослав, берясь за рацию.

«Шеф, а с чего бы им вообще было так гнать по трассе?» – поинтересовался Выходцев, принимая от второго коллеги под роспись папку с фотографиями и копиями документов по делу.

«Вряд ли в этот пятничный вечер они куда-то насколько торопились… Вероятнее всего, они пытались скрыться – скрыться от погони. По всей видимости, те ребята, что аккуратно бортанули джип с их охраной двумя километрами ранее, инсценировали преследование их машины с тем, чтобы Воротилов с Масловым выжали всё из своей иномарки, летя навстречу собственной гибели» – рассудительно произнёс майор, добавив – «Ладно, всё посмотрели – пора и в управление на доклад…».

С последними словами Мазаев пожал руки коллегам из транспортной полиции и с прежним хмурым видом направился в машину.

«Вот это я понимаю, следователь!» – восхищённо произнёс Ярослав, кивнув в сторону уже сидевшего в машине майора, и, крепко пожав руку Выходцеву, добавил – «За пять минут определил, что это было не какое-то там дорожно-транспортное происшествие, а настоящее заказное убийство! Да ещё и всю их схему как на духу изложил! Бьюсь об заклад – ещё пару дней, он и на след заказчиков выйдет!».

«А чего там выходить-то?» – с недоумением переспросил Денис, протянув мятый экземпляр утреннего издания – «Капитан, ты газету сегодняшнюю глянь, вот всё сам и поймёшь…».

Спустя минуту Выходцев сел за руль машины, с язвительной улыбкой подмигнув майору – «Шеф, а ты, со своей логикой, просто фурор на коллег произвёл!».

«Давай в управление…» – устало проворчал Сергей, устраиваясь удобнее, чтобы прикорнуть ещё полчаса по дороге на работу…

Слово

(21.04.2013, Владивосток, 06–00)

«Да иду, иду же! Сколько можно, ну право же слово!» – протирая глаза и одеваясь на скорую руку, пробормотал худощавый молодой человек тридцати лет, в ответ на продолжительный звонок в дверь, после чего нацепив на нос аккуратные очки, побрёл по коридору квартиры к входной двери.

Подобные ранние визиты уже давно не удивляли Бориса, который рассматривал их в качестве неотъемлемой и весьма важной части своей работы.

«В конце концов, что есть работа журналиста, если не общение с людьми – потенциальными источниками бесценной кладези информации? Да, кто-то может зайти к нему в его небольшую каморку в редакции местной газеты, а кому-то удобно вот так вот – явиться прямо домой под утро чтобы, перебудив половину спящего дома, рассказать о новых сенсациях минувшего дня…» – рассуждал про себя Козьмин – «Впрочем, какая разница – главное, чтобы им было, что рассказать».

«Кто там?» – предусмотрительно поинтересовался журналист, понимая, что связи, конечно, связями, но и вопросами собственной безопасности, принимая во внимание российскую действительность, также нельзя пренебрегать.

«Борис Козьмин?» – раздался мужской голос из-за двери, после чего, получив утвердительный ответ, голос продолжил – «Откройте – полиция…».

Разглядев в глазок двери служебное удостоверение, журналист, пробормотав что-то не особо приветливое, открыл дверь со словами – «Чем обязан?».

«Есть разговор, относительно Вашей вчерашней публикации…» – кивнул коренастый мужчина, решительно входя в квартиру, вслед за ним вошёл ещё один рослый мужчина и молодая девушка среднего роста с черными волосами, добрую половину лица которой, скрывали широкие солнцезащитные очки.

«Видимо, вы имеете в виду статью о гибели директора порта?» – догадливо поинтересовался Борис, уточнив – «Чем именно я могу вам помочь?».

«Мы бы хотели узнать, кто именно предоставил Вам информацию для данной статьи…» – произнесла девушка, осматривая аскетичный интерьер небольшой квартиры Козьмина, по всей видимости, не видевший ремонт самой постройки дома.

«Вы же понимаете – я не сдаю своих информаторов…» – улыбнулся молодой человек, пояснив – «Это правило профессиональной этики журналиста – в противном случае, кто придёт ко мне в следующий раз?».

«Данная информация очень нужна нам в интересах следствия, поэтому мы просим Вас, отойти от строгости вашей профессиональной этики в пользу нашего общего дела…» – мило улыбнулась девушка, добавив – «Разумеется, всё сказанное останется строго между нами…».

«Господа, вы просите меня о невозможном, впрочем, если вам так хочется это узнать, то вы можете прислать мне официальную повестку на допрос, о чём, разумеется, незамедлительно узнают все наши читатели из очередного выпуска новостной газеты…» – с самодовольной улыбкой произнёс журналист.

Девушка, более не проронив ни слова, слегка кивнула одному из сопровождавших её здоровяков, после чего в глазах молодого человека появились круги и он потерял сознание от полученного удара…

* * *

Набрав полное ведро воды в ванной комнате, коренастый медленно прошёл в большую комнату и, получив ещё один кивок девушки, одним взмахом вылил содержимое ведра на привязанного к деревянному стулу журналиста, всё ещё пребывавшего без сознания…

«А соседи не затопим? А то ещё прибегут…» – резонно поинтересовался второй мужчина.

«Это же первый этаж, какие там внизу соседи? Во всём есть свои преимущества, так сказать…» – с улыбкой пожал плечами коренастый.

Промокший до нитки Борис, чувствуя острую боль в затылке, медленно открыл глаза, безуспешно попытавшись что-то пробормотать, сквозь торчавший во рту кляп.

Девушка улыбнулась, после чего мягко склонившись над его ухом и медленно акцентируя внимание на важных аспектах их дальнейшего сотрудничества, произнесла – «Борис, знаешь, нам очень нужна эта информация, поэтому либо ты расскажешь нам всё, что знаешь добровольно, и больше никто не пострадает. Либо ты пострадаешь ещё сильнее, но при этом всё равно ты нам всё расскажешь. Видишь, ремень, перетягивающий твою правую ногу? Знаешь, зачем он?».

Молодой человек с ужасом в глазах отрицательно помотал головой.

«Затем, чтобы ты не умер от потери крови, когда я прострелю тебе колено из пистолета с глушителем. Потому, что ты нам ещё очень и очень нужен…» – с улыбкой произнесла девушка, добавив – «Полагаю, теперь, тебе ясно, что у тебя нет выбора?».

Журналист, зажмурив от страха глаза, несколько раз кивнул головой в знак согласия.

«Сейчас я выну кляп, и ты тихо и без глупостей расскажешь нам всё что знаешь – абсолютно всё…» – проинструктировала девушка и, вынимая кляп, с улыбкой уточнила – «Если тебе дорого твоё правое колено и остальные части тела, разумеется…».

«Я всё расскажу…» – тихо произнёс Борис, сломленный подобным излишне близким контактом с грубой российской действительностью, понимая, что ни карьера, ни его связи не стоят того, чтобы отдавать за них свою жизнь…

«Позавчера под вечер ко мне пришёл мужик, здоровый такой шкаф…» – быстро и несколько сбивчиво Козьмин начал излагать историю газетной публикации, продолжив – «Пришёл и, представившись, полковником федеральной службы безопасности, без указания имени и фамилии, сказал, что у него есть сенсационная информация о произошедшем дорожно-транспортном происшествии на дороге из Владивостока. Он мне рассказал о том, что на самом деле произошло с предыдущим директором порта, Игорем Славским. После этого он поведал, что экзорцисты имеют весьма далеко идущие интересы в данном порту – что-то связанное с перевалкой нелегальных грузов и оружия, шедших в страну из-за рубежа.

Он попросил написать об этом статью, объяснив, что в настоящее время они занимаются разработкой нескольких подозрительных иностранцев, по всей видимости, причастных к данному террористическому движению, на достоверное установление вины которых им попросту не хватает собранных материалов. Вместе с тем, появление статьи заставит их дёргаться, неизбежно совершив какую-нибудь ошибку.

Сказал, также, что его ведомство готово даже профинансировать данную работу в умеренных масштабах, но я, понятное дело, отказался – поскольку, с такими людьми нужно налаживать личный контакт, а не пытаться извлечь выгоду из каждой подвернувшейся возможности. Да и что могло быть лучшим вознаграждением за труды, чем возможность сделать сенсационную статью? А ещё он просил никому о данном разговоре не распространяться, чтобы не подставить ни себя, ни его под удар…

В тот же вечер я набросал статью и, заверив редактора, что это настоящая «бомба» убедил его незамедлительно дать её в почти готовый в печать номер газеты. Вот собственно и вся история…».

Девушка внимательно посмотрела журналисту в глаза, после чего, по всей видимости, убедившись в достоверности рассказа, снисходительно добавила – «Опиши подробно, как выглядел приходивший к тебе человек…».

Ещё через пять минут, весь этот допрос с пристрастием закончился к неимоверному облегчению Козьмина, после чего с правой ноги исчез сдавливавший её ремень, но злополучный кляп снова вернулся на своё место.

«А может его всё-таки в расход?» – поинтересовался один из здоровяков вслух, пояснив свою мысль – «Журналисты народ болтливый – язык за зубами вообще держать не умеют…».

Борис, привязанный к стулу, замер на месте, едва дыша, с мольбой в глазах глядя на незнакомцев, столь небрежно и буднично решавших его собственную судьбу.

«Этот наш умный – никому не расскажет…» – улыбнулась девушка, фамильярно похлопав журналиста по щеке, поинтересовавшись – «Ведь так?».

Молодой человек несколько раз энергично кивнул головой.

«Вот и отлично!» – произнесла девушка, после чего все трое покинули квартиру, оставив Козьмина, сидеть привязанным к деревянному стулу, наедине со своими собственными мыслями о категориях добра, зла и российской действительности…

Дежавю

(21.04.2013, Владивосток, 13–00)

С большим трудом, развязавшись и протирая затёкшие руки и ноги, Козьмин прошёл на кухню, где выпил валерьянки и таблетку от головной боли. После этого, тихо проклиная про себя совсем распоясавшихся оборотней в погонах, тщательно собрал тряпкой разлитую посередине комнаты воду. Далее скатав и положив в прихожей, до нитки вымокший ковёр и вымыв руки, он вытер пот со лба, и, заварил себе чашку горячего чая…

В этот момент раздался звонок в дверь…

Журналист быстро вскочил и, дойдя по двери, не открывая, с дрожью в голосе нервно поинтересовался – «Кто там?».

«Капитан, Эльвира Седова, оперативно-следственная группа, главное следственное управление Приморского края…» – чётко произнесла молодая девушка в аккуратных очках, как положено предъявив служебное удостоверение, где вполне чётко была различима фамилия сотрудника, фотография и, заходившая на неё, синяя печать управления.

«Могли бы и раньше отреагировать, меня тут вообще чуть не убили!» – в целом удовлетворённый увиденным, гневно произнёс Козьмин, раздражённо распахнув дверь, добавив – «А где же группа?».

В тот же момент два электрода карманного электрошокера нежно коснулись его рубашки и, не произнеся более ни слова, получив удар током, тело молодого человека, словно бревно, с гулом рухнуло на паркетный пол.

В следующий момент, почувствовав всем телом прилив живительной прохлады, он с трудом открыл глаза и с ужасом понял, что он снова сидел привязанным на том же самом стуле с кляпом во рту, что и несколько часов тому назад…

Девушка с тёмно каштановыми волосами и голубыми глазами, в аккуратных атласных перчатках, поставила в сторону ведро с остатками воды, после чего подошла к нему и, подбадривающе похлопав его по щеке, с улыбкой произнесла – «Козьмин, мне нужно задать Вам несколько вопросов. Вопросов, касающихся Вашей вчерашней статьи о дорожно-транспортном происшествии, повлёкшем гибель Александра Александровича Воротилова, недавно назначенного директором администрации порта. Статьи, в которой Вы упомянули, что убийство директора порта является делом рук движения, именующего себя экзорцистами. Понимаю, что то о чём я попрошу, вероятно, может не вполне соответствовать Вашей профессиональной этике, как журналиста, но меня, тем не менее, очень интересует ваш источник информации для данной статьи. Со своей стороны могу гарантировать Вам полную конфиденциальность».

Глаза Козьмина наполнились тоской и печалью, после чего он отчаянно покачал головой, показывая всем своим видом, что честь и репутация журналиста для него не пустые слова, чтобы так просто от них отмахнуться…

«Вот знала, ведь, что так и будет…» – улыбнулась девушка и, пододвинув ближе к нему второй стул, села рядом, аккуратно достав из-за пазухи небольшой пластиковый пакет со шприцом и ампулу с прозрачной жидкостью.

Прямо перед глазами перепуганного до смерти молодого человека, девушка осторожно извлекла шприц, по всему виду далеко не первой свежести, после чего аккуратно отломила стекло ампулы, наполнив его содержимым. После данной церемонии она широко улыбнулась и, ещё раз приветливо похлопав журналиста по щеке, дружелюбно произнесла – «Признаться честно, Борис, я не очень люблю, безответные беседы и не сторонница насилия, по крайней мере, до некоторого разумного предела. Поэтому сделаем так – я осторожно выну кляп у Вас изо рта, а Вы будете вести себя тихо. Стоит Вам закричать – мне придётся ещё раз вырубить Вас шокером. Полагаю, это Вам понятно, так ведь?».

Козьмин исступлённо кивнул, в знак полного согласия с обозначенными незнакомкой условиями, очередной игры с его собственной жизнью.

Девушка, как и обещала, вынула кляп и, улыбнувшись, продолжила – «В этом шприце сыворотка правды – стоит мне ввести её Вам в кровь и через пятнадцать минут несколько спутанно и сумбурно, но, тем не менее, Вы расскажете мне всё что знаете. В целом можете быть вполне спокойны, поскольку, разумеется, ввод препарата Вас не убьёт, хотя от воздействия этой дряни для Вашей печени наступят весьма нежелательные и долго играющие последствия. Принимая во внимание данный факт, полагаю, что у Вас есть следующий выбор – следовать этическим нормам журналистики прикрывая Вашего информатора до конца, а точнее до последней капли разума при вводе препарата, с последующим длительным лечением в стационаре какой-нибудь больницы или сразу рассказать мне всё, что я прошу. Ваш выбор?».

«Шприц…» – нервно произнёс молодой человек, поспешно добавив в ответ на удивлённое подобным ответом выражение лица девушки – «Шприц одноразовый?».

«Да, разумеется…» – утвердительно кивнула девушка, понимающе добавив – «В смысле был им когда-то…».

Сильно побелев в лице Борис, дрожащим голосом тихо продолжил – «Что значит был? Значит, его уже использовали?».

«Да приходилось порой – бывали иногда упёртые собеседники…» – с улыбкой пожала плечами девушка.

«Он же может быть заразным!» – как нечто само собой очевидное, стараясь, не повышая голоса, с ужасом выпалил Козьмин, продолжив – «Мало ли на нём гепатит какой, или иммунодефицит или ещё какая-нибудь там зараза!».

«Всё возможно…» – как ни в чем ни бывало, с улыбкой пожала плечами девушка, после чего поднеся тонкими пальцами шприц ближе к вене на руке ещё более побледневшего юноши, невинно поинтересовалась – «Ваш ответ?».

В этот момент перед глазами Бориса закружились цветные круги, после чего он потерял сознание.

Спустя несколько мгновений, почувствовав бодрящий запах нашатырного спирта заботливо припасённого девушкой на этот случай, он пришёл в себя и, с облегчением увидев, что проклятая жидкость, всё ещё находится в шприце, лежавшем на соседнем стуле, медленно произнёс – «Я согласен. Я расскажу всё, как было с этой статьёй, будь она неладна…».

Через десять минут с ответами на уточняющие вопросы журналист закончил повторение утреннего повествования о событиях позавчерашнего дня.

«Вот, видите как всё просто и быстро…» – довольно улыбнулась девушка, голубые глубокие глаза которой внимательно пробежались по интерьеру комнаты, после чего она произнесла – «Борис, а теперь, расскажите о том, что здесь произошло – помнится в начале нашего знакомства, Вы упомянули, что Вас сегодня чуть не убили…».

«Я не могу…» – отчаянно замотал головой, привязанный к стулу молодой человек, опасливо пояснив – «Они обещали меня убить, если я расскажу кому-либо об их визите…».

Девушка звонко рассмеялась, после чего вновь взяла в руки шприц, со словами – «В этом случае, Борис, боюсь, Вы не оставляете мне иного выбора, кроме как всё-таки использовать эту дрянь. Да и средство опять же жалко – пропадёт ведь…».

«Нет!» – быстро взмолился побледневший Козьмин, после чего, закрыв глаза и с ужасом припоминая утренние события, молодой человек медленно рассказал о том, что же именно с ним произошло.

Девушка с заметным интересом выслушала его повествование, после чего столь же требовательно произнесла – «Я понимаю, что это непросто, но прошу Вас максимально подробно описать, то, как именно выглядела молодая особа и её двое спутников, навещавшие Вас сегодняшним утром…».

Ошарашенный подобным вопросом, журналист с удивлением взглянул на незнакомку, после чего сконцентрировавшись на поставленной задаче, продолжил свой рассказ.

Спустя ещё пять минут, вернув кляп на положенное ему место, незнакомка покинула измождённого тяжёлым днём журналиста, аккуратно прикрыв за собой входную дверь квартиры…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17