Песах Амнуэль.

Институт безумных изобретений



скачать книгу бесплатно

© Песах (Павел) Амнуэль, 2014.

© Издательство «Млечный Путь», 2014.

© ООО «Остеон-Пресс», оцифровка текста, вёрстка, 2014.

* * *

Библиография Павла Амнуэля

До 1990 года

Бомба замедленного действия

Взрыв

Все законы Вселенной

Высшая мера

Выше туч, выше гор, выше неба…

Далекая песня Арктура

Двадцать метров пустоты

Звено в цепи

Иду по трассе

Икария Альфа

Испытание

И услышал голос

Капли звездного света

Крутизна

Летящий Орел

Метроном

Невиновен

Несколько поправок к Платону

Памятник

Преодоление [Космические пиастры]

Престиж небесной империи

Сегодня, завтра и всегда

Суд

Странник

Стрельба из лука

Только один старт

Через двадцать миллиардов лет после конца света

После 1990 года
Романы

Люди Кода

Действие романа происходит в начале XXI века в Израиле. Герою романа удается расшифровать истинный код, содержащийся в тексте Ветхого завета. Этот Код оказывается ни чем иным, как записанной словами программой генетической перестройки человека, поэтапного превращения человека Земли в человека Вселенского, которому открываются особые миры. Герой романа сам ставит решающий эксперимент: выделяет из текста главный Код, запускающий генетическую перестройку организма. После этого он делает следующий шаг: убеждает своего знакомого стать Мессией – иными словами, сыграть эту роль, чтобы донести Код до всего человечества. Так начинается Исход – люди Кода покидают Землю, обладая способностью к мгновенному перемещению в пространстве-времени. Процесс Исхода сопровождается острыми конфликтами как на Земле, так и на других мирах. Не всё человечество восприняло Код; в результате оно раскололось на две части – людей Кода и тех, кого не затронули генетические изменения. Человечество меняется, но сохраняются лучшие его качества – такие, например, как способность любить. Именно любовь позволяет главным героям романа преодолеть все трудности и стать основателями нового человечества.


Тривселенная

Роман состоит из трёх частей, действие каждой из которых разворачивается в трех принципиально различных мирах. Первая часть романа «Ладонь дьявола» переносит читателя в Москву 2074 года. Герой романа, детектив Аркадий Винокур, работник частного сыскного агентства, расследует странную смерть ученого-биолога. Похоже, будто чья-то раскаленная ладонь коснулась лица этого человека, оставив свой отпечаток. Убийство происходит в запертой комнате, и герой романа проводит немало времени, встречаясь с сослуживцами и другими знакомыми погибшего и пытаясь обнаружить хотя бы мотив этого преступления. Во второй части романа «Та, кто ждёт» действие переносится в мир, куда попадают люди, умершие на Земле. Это Вторая Вселенная, где материя и дух играют равнозначную роль в структуре мироздания и эволюции.

Любая идея может быть материализована, а равно любой материальный предмет может быть обращен в идею. Винокур ищет в этом мире единственного человека, который может прояснить ему суть его собственного предназначения, а также помочь наконец в раскрытии совершенных им на Земле преступлений.

Третья часть романа «Orbis tertis» переносит читателя во вселенную, где оказываются Винокур и девять членов его «команды» после гибели в мире-2. Третья Вселенная – мир без материи, где существуют только идеи без какого бы то ни было их материального содержания. Винокур и его друзья становятся первыми, кто создает в Третьем мире материальную твердь, небо, воду, Солнце. И только теперь, когда герои прошли три принципиально различных мира, выясняется причина происходивших событий.


Дорога на Элинор

Фантастический роман. У главного героя повести – известного писателя – исчезает диск с файлом рукописи его нового романа, который он должен сдать в издательство. Похититель затем возвращает диск, но оказывается, что теперь на нём записан другой роман, который и выходит в свет. Действительный автор романа, никому не известный ученый, кончает с собой в день выхода книги, которую он писал двадцать лет. Такова завязка истории, связывающей судьбы четырёх человек – писателя, ученого и его жены, а также следователя, расследующего странную смерть ученого. После многочисленных таинственных происшествий становится понятно, что все четверо на самом деле представляют собой одно многомерное разумное существо…


Имя твое

Фантастический роман

Повести

В полдень за ней придут

В пучину вод бросая мысль

Ветви

Все дозволено


Высшая мера

Герой повести так определяет суть основной идеи: «В сущности человек семимерен, хотя и не подозревает об этом. И в нефиксируемых измерениях каждый связан со всеми остальными… И потому любое ваше действие здесь, в трехмерном пространстве, совершенно неизбежно ведет к неким действиям в остальных измерениях… Человек живёт во всех измерениях сразу, не понимая этого… Если умрет ваше трехмерное тело, то остальные измерения не обязательно… Если отрубить несколько ног у сороконожки, остальные живут, насекомое даже и не заметит, что чего-то лишилось… Конечно, если вынуть мозг, то… Но я не уверен, что именно наш трехмерный мозг реально управляет существом по имени человек. Может быть, то главное, что движет нами, – наш истинный разум, он в тех измерениях, которые мы не воспринимаем, а мозг – так себе, вроде передаточного центра от многомерия к трехмерию»…

Сюжетная линия повести – борьба главного героя, живущего в Москве восьмидесятых годов XX века, с его врагом, которая происходит в нескольких измерениях его сущности. В конце концов герой понимает, что боролся по сути с самим собой – с одной из сторон собственного «я». В нескольких измерениях он погибает, в некоторых остаётся жить, в частности, в том, где он является человеком на планете Земля.


День последний – день первый

Герой повести – астрофизик, живущий в Москве в начале девяностых годов. Он считает себя обычным человеком, «мягкотелым интеллигентом», но однажды оказывается в ситуации, когда должен сделать выбор, касающийся существования всей Вселенной, поскольку именно он является Богом – высшим существом, создавшим 20 миллиардов лет назад нашу Вселенную. Сейчас не обладает прежней силой, он уже не всемогущ, но может с помощью Мессии совершить одно решающее действие – повернуть развитие вспять: к Началу. И попытаться все сделать заново. Решение принято, и Вселенная начинает сжиматься, а люди на Земле исчезают один за другим. Дни создания Вселенной идут вспять. Сначала день шестой – день создания человека. Когда на Земле не остается людей, наступает день пятый – день творения животных. Потом день четвёртый… Третий… Первый. Вселенная опять является хаосом, и дух Божий – дух героя повести – носится над бездной. Теперь он должен решить, какой намерен создать следующую Вселенную. Свободной от противоречий нашего мира? От тьмы и света, добра и зла?


Грани

Двое

Дом в викторианском стиле

Завещание

Замок для призрака

Зелёный луч

И умрем в один день…


Каббалист

Герой повести занимается в годы перестройки исследованием предсказаний научных открытий. Одно открытие он сделал сам ещё в юношеские годы, и оно изменило всю его жизнь. Суть открытия в том, что человек приобретает способность жить одновременно в нескольких мирах: видит один мир, слышит другой, а физически тело живёт в третьем. В результате возникает сильнейший стресс, связанный с невозможностью синхронизации ощущений. Научно-фантастическая идея повести достаточно точно выражена во внутреннем монологе Петрашевского: «Я назвал эту связь третьей сигнальной системой. Первая сигнальная – наши чувства, ощущения, то, чем мы осознаем этот мир. Вторая сигнальная – речь, то, чем мы связаны с себе подобными. И третья – то, что объединяет нас, разумных, живущих во всех мыслимых и немыслимых измерениях мира. Человек не может жить без первой сигнальной системы – он будет слеп, глух, не будет осязать, обонять, останется камнем. И без второй сигнальной он тоже не проживет – без общения с себе подобными. И, конечно, без третьей – хотя общение это и проходит вне сознания. Таковы уж законы природы»…


Лишь разумные свободны («Время учеников-2»)

Маленький клоун с оранжевым носом

Окончательный выбор


По делам его…

Следователь московской милиции, расследуя трагедию, произошедшую во время пикника, приходит к выводу о существовании целой серии совершенно необъяснимых случаев, когда в Москве происходили события, не имевшие никакой причины – ни естественной, ни криминальной. В каждом случае удается лишь выявить присутствие поблизости одного и того же человека – некоего математика, сотрудника научного института. Открытие, сделанное героем повести, казалось бы, чисто математическое и к реальности не имеет отношения. На самом же деле именно это открытие позволит людям с помощью минимальных усилий изменить окружающий мир. Естественно, как и всякое открытие, его можно использовать во зло…


Полет сокола

Пробуждение

Удар гильотины [Человек в окне]

Час урагана

Что там, за дверью?

Шесть картин

Зелёный луч

Маленький клоун с оранжевым носом

Простые числа

Месть в домино

Рассказы

А Бог един…

Авраам, сын Давида

Будущее на двоих

Ваше здоровье, господа!

Вперед, в прошлое!

Вперед и назад

Второе пришествие Ноя

Выборы

Гадание на кофейной гуще

Голубой Альциор (журнал «Если», июль, 2006)

Да или нет

Дать и взять

Двое (журнал «Если», февраль, 2008)

Девятый день творения

Дойти до Шхема

Дневник, найденный не в ванне

Житие нефтяного монарха

Задать вопрос

Звездные войны Ефима Златкина

Из всех времен и стран

Клуб убийц

Козни геопатогена

Комиссия Амитая

Компьютерные игры для детей среднего возраста

Космическая одиссея Алекса Крепса

Марк из рода Давида

Мир-зеркало

Назад, на Антарес!

Назовите его Моше

На следующий год – в Иерусалиме

Не файлом единым

Ошибка великого магистра

Ошибка Рудольфа Шенберга

Переход

Письма оттуда

Последний

Посол

Потомок императора

Поражение

Похищенные

Приди, Ибрагим!

Пуаро и машина времени

Пятая сура Ирины Лещинской

Пятикнижие Штукмана

Рим в четырнадцать часов

Российско-израильская война 2029 года

Сказание о конце света

Слишком много Иисусов

Смеситель истории

Страсть по Маклендеру

Такие разные мертвецы

Тора Соломона Кипниса

Туда и обратно

Тяжкое бремя абсорбции

Убийца в белом халате

Удар невидимки

Человек, который спас Иисуса

Чисто еврейское убийство

Цианид по-турецки

Шестая жизнь тому вперед

Шестая жизнь тому назад

Книги
Фантастика и детективы

Все разумные (2002, изд. АСТ)

Дорога на Элинор (2008, изд. «СеферИсраэль»)

Капли звездного света (1990, изд. «Молодая гвардия»)

Люди Кода (1997, изд. «Миры»; 2006, изд. «Амфора»; 2008, изд. «СеферИсраэль»)

Салат из креветок с убийством (2008, изд. «СеферИсраэль»)

Сегодня, завтра и всегда (1984, изд. «Знание»)

Странные приключения Ионы Шекета (2005, изд. АСТ)

Тривселенная (2004, изд. ООО Широкова)

Час урагана (2005, изд. АСТ)

Чисто научное убийство (2002, изд. «Вече»)

Что будет, то и будет (2002, изд. АСТ)

Что там, за дверью? (2007, изд. «Форум»)

Научно-популярные

Далекие маяки Вселенной (2007, изд. «Век-2»)

Загадки для знатоков (1984, изд. «Знание»)

Звездные корабли воображения (1988, изд. «Знание»)

Небо в рентгеновских лучах (1984, изд. «Наука»)

Релятивистская астрофизика сегодня и завтра (1979, изд. «Знание»)

Сверхновые (1981, изд. «Знание»).

Институт безумных изобретений

Скажите слово!

Я еще не рассказал о том, как работал экспертом в ИБИ – Институте безумных изобретений. Сейчас, когда в колодец времени может броситься каждый, имеющий удостоверение служащего Патруля, а перелеты через Галактику стали проблемой исключительно финансовой, изобретения посыпались на экспертов ИБИ, будто из рога изобилия, да простится мне это банальное сравнение.

Впрочем, давайте сначала договоримся о терминах. Вы думаете, что безумное изобретение – это изобретение, сделанное психом? Вы ошибаетесь! Согласно определению Толкового cловаря Руга-Тмуновского, безумным называется либо изобретение, способное изменить основы существования человечества, либо изобретение, предложенное представителем иной цивилизации.

К примеру, является в ИБИ существо с рогом и тремя хвостами на затылке и заявляет, что намерено запатентовать на Земле ухормическую машину для криблания трегов. На его планете эта машина совершила переворот в домашнем хозяйстве, потому что… Эксперт ИБИ обязан прервать просителя и отправить его восвояси, но так, чтобы у него остались от пребывания в институте самые приятные впечатления. Понимаете, какая это сложная задача? Гораздо сложнее, чем погоня за инопланетными агентами в колодцах времени!

Офис ИБИ располагался в недрах астероида Церера, и я вскоре понял, отчего для приема изобретателей была выбрана эта никому не нужная малая планета, никогда не приближавшаяся к цивилизованным мирам ближе чем на сотню миллионов километров. Действительно, если на прием является некто и говорит, что его изобретение способно нарезать Землю на дольки, а потом собрать обратно, то лучше, как вы понимаете, не давать клиенту ни малейшей возможности продемонстрировать свой аппарат в действии.

Попробуйте доказать изобретателю, что ему лучше использовать свои таланты для более полезных дел! Он согласен считать свое изобретение безумным, но ни за что не смирится с тем, что оно может оказаться бесполезным. Каждый из них стремится осчастливить человечество – на меньшее эта публика не согласна.

Клиент, который явился на прием ранним утром после трудного отдыха (я наводил порядок в своем кабинете, и вы можете себе представить, чего это мне стоило в условиях почти нулевого тяготения), отличался от прочих тем, что не пожелал заполнять анкету безумного изобретателя.

– Мое изобретение, уважаемый Шекет, – вежливо сказал он, отодвигая пустой кубик голограммы, – не безумно. Напротив, я считаю, что оно тривиально, как восход солнца.

– Не согласен, – заявил я. – Даже восход солнца можно назвать безумным, если вы вдруг увидите, что светило появилось не на востоке, а на западе. К тому же, если вы не заполните анкету, я не буду знать, как к вам обращаться!

– Меня зовут Ульпах Бикурманский, – представился клиент, забрасывая за левое плечо свои грудные щупальца и нервно подмигивая центральным глазом. – Думаю, этого достаточно, давайте сразу перейдем к делу.

– Давайте, – вздохнул я.

– Скажите, Шекет, – начал Ульпах Бикурманский, – вы пользуетесь голосовыми командами, общаясь с бытовыми приборами?

– Естественно, – кивнул я. – И не только бытовыми. Мой компьютер, к примеру, понимает меня если не с полуслова, то после троекратного повторения – обязательно.

– Вот видите! – воскликнул Ульпах. – Тогда какие у вас основания отказать мне в выдаче патента?

– А разве я вам в чем-то уже отказал? – удивленно спросил я.

– Говоря «вы», – пояснил клиент, – я имею в виду все ваше гнусное племя патентоведов и экспертов. Вы лично – лишь частный и не самый печальный случай.

– Весьма признателен, – поблагодарил я. – Но чтобы я мог вам отказать, мне нужно знать, что вы имеете предложить для отказа.

– Разве вы еще не поняли? – удивился Ульпах и почесал затылок, дважды обернув щупальце вокруг головы. – Формула изобретения такова: «Вербальная система команд, отличающаяся тем, что с целью максимальной универсализации процесса предлагается распространить систему на законы природы, как известные, так и те, что будут открыты в будущем». Последнее обстоятельство, – пояснил он, – чтобы потомки не могли оспорить моего приоритета.

– Вербальное управление законами природы? – переспросил я.

– Именно! Что тут такого? Вы говорите: «Сделай яичницу!», и ваша плита немедленно принимается за дело. Вы говорите компьютеру: «Сделай расчет!», и он тут же начинает переваривать информацию. Все это – частные случаи общего закона. Голосом можно управлять не только приборами, но и явлениями природы – вот суть моего изобретения.

– Вы скажете: «А ну-ка назад!», и реки потекут вспять? – усмехнулся я.

– Конечно, – не задумавшись ни на мгновение, ответил Ульпах Бикурманский. – Моя приставка позволяет это сделать. Вы говорите: «А ну-ка назад!», прибор преобразует звуки вашего голоса в сигналы общего биоинформационного поля планеты, а далее влючаются естественные природные ресурсы, которые находятся в резонансе – от биоинформационного поля сигнал поступает в почву, по которой течет река, в ней нарастают внутренние напряжения, происходит сдвиг русла и… Да что я вам рассказываю? Вы разве сказок никогда не читали?

– То сказки, – резонно возразил я, – игра фантазии.

– Какая фантазия у древнего человека? – удивился Ульпах. – Он даже перспективу на рисунках изобразить не мог, все рисовал в плоскости! Конечно же, авторы сказок умели с помощью вербализации управлять природными процессами. Но что они знали о природе? Ничего! Вот и получалось, что управлять могли, но не представляли – чем именно. Результат был катастрофическим. Иное дело – сейчас, когда о законах природы написаны тысячи учебников.

– Но компьютер специально настроен на то, чтобы понимать голос хозяина, – сказал я. – А с чего бы, скажем, астероид, в недрах которого мы с вами находимся, послушался моего устного приказа и перешел на другую орбиту?

– Шекет, вы эксперт или дилетант? – перешел Ульпах к прямым оскорблениям. – Вы действительно не понимаете или придуриваетесь? Разве вы не знаете главного закона науковедения? «Все, что способен придумать человек, может существовать и в природе, ибо природа бесконечна, а разум ограничен».

– Да, – вынужден был согласиться я. – То есть, вы хотите сказать, что в природе уже существует система вербального управления, а вы только…

– Конечно! Я всего лишь изобрел прибор, который сопоставляет слова человеческого языка и слова, управляющие природными процессами. Хотите покажу? – неожиданно предложил он, и я сдуру сказал:

– Валяйте.

Обычно я думаю прежде, чем сказать что бы то ни было, но Ульпах Бикурманский утомил меня своей поистине безумной идеей.

Наклонившись к большой сумке, которую он с трудом перетащил через порог даже несмотря на малую силу тяжести, Ульпах вытащил и грохнул на стол параллелепипед из странного сплава. На одной из сторон прибора находилось небольшое отверстие, забранное мелкой сеткой.

– Вот сюда, – сказал Ульпах, ткнув в сетку тремя щупальцами. – Скажите слово и посмотрите, что получится.

– Какое слово? – насторожился я.

– Да какое хотите! Для настройки.

– Хорошая сегодня погода, – сказал я, четко выговаривая чуть ли не каждую букву. Ульпах провел щупальцами по гладкой поверхности аппарата и заявил:

– Порядок. Теперь он понимает ваши модуляции. Можете приступать.

– К чему? – удивился я.

– К делу! Что вы говорите кухонному комбайну, чтобы он приготовил яичницу?

– Так и говорю: «Яичница из двух яиц». И получаю обычно бекон, поскольку настройка системы оставляет желать лучшего.

– Мой аппарат свободен от этих недостатков! Видите в окне звезду?

– Это не звезда, – поправил я, – это планета Юпитер.

– Какая разница? Названия существуют лишь для нашего удобства, природа не пользуется такой знаковой системой. Название не имеет значения. Скажите вслух, чего вы хотите от Юпитера.

– Чего я могу хотеть от Юпитера? – я пожал плечами, раздумывая, как бы с наименьшими потерями избавиться от посетителя.

– Да чего угодно! – воскликнул Ульпах, и я понял, что он сейчас выйдет из себя и расправится со мной без лишних слов.

– Хочу, – усмехнувшись, сказал я, – чтобы красное пятно наконец исчезло. Сколько можно, на самом деле? Семьсот лет торчит на одном месте и хоть бы…

– Хватит! Не нужно сотрясать воздух зря! Думаете, природа тупее вас и не понимает без комментариев?

– Я и не думал комменти… – начал я и прикусил язык. Даже невооруженным глазом было видно, как на Юпитере что-то ярко вспыхнуло и погасло. Разумеется, это было простым совпадением, но я все-таки достал из ящика стола бинокль с пятисоткратным увеличением и приставил к глазам. Я точно знал, что знаменитое красное пятно должно было сейчас находиться на видимой стороне планеты. Но его там не было!

У меня задрожали руки.

– Э-э… – сказал я. – А если бы я захотел, чтобы Юпитер исчез вовсе?

– Какая разница? – рассердился Ульпах. – Вы произносите слово, а прибор переводит вербальную команду в биоинформационное поле, которое… Впрочем, это я уже объяснял. Попробуйте еще раз. Скажите ему, например, чтобы он изменил закон тяготения: здесь ведь очень неудобно находиться, так и кажется, что сейчас свалишься со стула.

– Просто сказать?

– Просто скажите!

– Хорошо, – я набрал в грудь воздуха и произнес четко и ясно: – Аппарат по переводу вербальных команд в управляющие сигналы по изменению природных процессов должен самоуничтожиться.

Бах! – и от куска металла, лежавшего на столе, осталось лишь воспоминание, причем, если говорить обо мне, – не самое лучшее.

– Да вы что? – озадаченно сказал Ульпах. – Это был единственный экземпляр! Где я теперь возьму новый?

– А без прибора вас природа не понимает? – ехидно спросил я.

– Я подам на вас в суд! – взвизгнул Ульпах. – На вас и на всю вашу организацию! Я потратил двадцать лет жизни!

– Очень жаль, – хладнокровно сказал я. – Вы просили, чтобы я испытал аппарат. Я его испытал. Аппарат действительно работает. То есть, я хочу сказать – работал. Но поскольку в настоящее время опытный образец не может быть представлен на экспертизу, я вынужден отказать вам в выдаче патента.

Ульпах молча раскрывал рот и размахивал щупальцами – слов у него больше не было. Да и что он мог сделать словами, не имея прибора? Я подтолкнул изобретателя в спину, и он вылетел из кабинета, будто мячик. Издалека послышался его вопль, к счастью, совершенно нечленораздельный и не способный повлиять не только на закон природы, но даже на запоры входной двери. Я надеялся, что автоматический привратник выпустит Ульпаха и без кодового слова.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2