Алтана Шойжилова.

Дьявол моей мечты



скачать книгу бесплатно

Вместо предисловия

Если честно, я не помню точно, когда состоялась встреча с Ним. Впервые вживую я увидела его в мае прошлого года, когда заканчивала десятый класс. Именно этот день надолго засел у меня в памяти. Но можно ли назвать это встречей? Ведь Он-то не разговаривал со мной, даже не видел. Хотя, может, все случилось даже раньше, чем той весной? Да, непременно узнала я о его существовании раньше.

То был конец марта. Весна на всеобщее удивление пришла слишком рано, и за окном уже вовсю цвели первые растения и было очень тепло. И вот, в этот яркий мартовский денек я впервые узнала о своем Дьяволе. На перемене перед последним уроком мне настырно показывал видео с ним сосед по парте – надоедливо позитивно-активный одноклассник по прозвищу Сахарок. Я, честно, не помню, почему его так называли, вообще-то, он был просто Мишей. В нашем классе почти у каждого пятого было какое-либо прозвище, и в большинстве случаев оно приедалось из-за фамилии. Мишка вообще-то не был ни Сахаровым, ни Сахаровским, даже ни Сахаренко или Сахаридзе, что странно. Хотя прозвище «Сахарок» ему вполне подходило – такое же приятное, легкое и словно привычно простое, как и сам он.

Я, будучи соседкой Сахарка по парте, постоянно выслушивала какие-то смешные рассказы, новости, истории из его жизни и тому подобное. Он вообще парнишка угарный, общительный очень, шустрый такой, пронырливый и позитивный. Я никогда не слышала о нем плохих отзывов со стороны других людей, с ним всегда было легко и приятно общаться, однако долго его терпеть мне было тяжело. Порой он слишком уж много тараторил и доставал меня. Если было плохое настроение, я нагло просила его заткнуться. Потом извинялась. Так глупо, черт возьми. А он и не обижался никогда, как потом оказалось… Сказал, что ему, наоборот, нравилась моя искренность и прямота. Странный. Хотя иногда именно его ненавязчивой легкости мне очень не хватало, потому я дорожила общением с ним.

Сахарок достал свой навороченный телефон с огромным дисплеем и кучей всяких возможностей, чтобы показать мне что-то «эпичное и крутое». Настроение у меня было довольно хорошее, потому я без всяких раздумий стала вглядываться в экран. Перед просмотром мне провели что-то вроде вводной лекции о том, что конкретно происходило на записи, а так как мы сидели на третьей парте, многие нас услышали и проявили интерес посмотреть тоже.

Действия происходили на тренировке по футболу. Мишка на тот момент уже достаточно долго посещал эту секцию и частенько рассказывал мне про свою команду, потому я, даже не особо желая этого, многое знала о наших школьных футболистах. Сам же он не был членом сборной и вообще, видимо, не обладал хорошими данными, но гонять мяч любил. И вот, по словам моего соседа, к ним недавно записался на секцию новичок. Он переехал к нам из другого города и только с той зимы стал учиться в нашей школе. Интересен тот факт, что некоторые стоящие рядом однокашники его знали. Ну, вроде знали.

Они просто поддакивали как-то странно, говоря, что слышали о нем. «Неужели он настолько запоминающийся?» – подумалось мне тогда, ведь на простого новенького не стали бы обращать столько внимания. А мой друг Сахар вообще восхищался этим парнем! По словам Миши, этот загадочный мистер Популярность был на год младше нас, но обладал просто гениальными способностями. Он не только сразу же попал в сборную школы и вырвался в лучшие игроки, но и вселил в команду дух соперничества, огромное желание к победе и стимул к тренировкам. И вот, восхищенный этим талантливым и харизматичным девятиклассником Сахарок решил заснять на свой телефон, как тот пытается наставить на путь истинного футболиста капитана команды, которого звали Базин Леха. Именно Леха! По-другому его редко называли. А я звала его просто – Орангутангом. Он огромен и суров, с раздутыми ноздрями и морщинами на лбу. Ну, ассоциации, что поделаешь.

Аппарат связи у Сахарка был крутой, с хорошим разрешением, а на тренировке было светло тогда, однако из-за постоянных дерганий я никак не могла рассмотреть лицо новичка (к сожалению, ведь оно было поистине шикарным, хочу заметить). Зато я отлично слышала его грубый, чуть хрипловатый голос и видела его же высокую фигуру, чуть сгорбленную спину и широкие плечи.

– Вот какого хрена вы, парни, приходите на тренировки? – с телефона нахально, но тихо и даже, как мне показалось, совершенно спокойно для произнесенной фразы выдал тогда еще не знакомый мне парень.

– А ты тут, типа, крутой самый? Думаешь, раз быстро сумел попасть в сборную, это дает тебе право так разговаривать с нами? – с угрозой подходил к нему Орангутанг Базин.

– Я могу разговаривать так, как хочу, – ни капли не испугавшись капитана, что был на два года старше, огрызнулся этот нахал.

– Да ты, молокосос, явно принаглел. Не зазнавайся, а, – толкнул новенького Базин.

– Просто меня бесит то, что вы довольствуетесь таким слабым уровнем.

Другие футболисты не вмешивались, молча посматривая либо в землю, либо на надвигающуюся разборку. Им наверняка было стыдно, ведь новичок-то правду говорил, что они должным образом не тренируются и не развиваются. Дальше я не смогла рассмотреть, как разворачиваются события, потому что отвлеклась на одноклассников.

– Да, прав этот малый! Наши футболисты вообще играть не умеют! И не тренируются ни фига! – возмущался один парень, который всегда мне представлялся будущим ленивым жирдяем, просиживающим свою Ж на диване перед телевизором и с бутылкой пива осуждающим всех и вся. В классе же его прозвали не так злобно, как я могла бы, просто Бугаем. Наверное, потому что он был большим и нерасторопным.

Большинство парней согласно закивали, и с ними Бугай завязал «профессиональную» беседу на тему футбола. В этот момент в класс завалились наши гламурные красавицы, сопровождающие свой приход кобыльим топотом гигантских каблуков и вульгарно-протяжными голосами. Одна из них, самая высокая, услышала то ли с телефона голос Базина, то ли осуждающие комментарии «Бугая и КО» о нем и громко завизжала:

– Кто это назит на моего милого?!

Она нервным шагом направилась к тушующейся массе класса, по дороге споткнувшись и врезавшись в парту (чем вызвала у меня бугагашный смех). Нагло распихала столпившихся, вырвала телефон из рук Сахарка и злобно стала смотреть в экран. Все на нее осторожно глянули, включая команду Бугая, в ожидании какой бы то ни было реакции – эта девушка встречалась с Базиным. Ее широкий рот, измазанный в ярко-красной помаде, возмущенно открылся, а тонкие брови изогнулись в удивленно-злые домики. Другие девушки не спеша подошли сзади, вертя на ходу бедрами и сжимая пухлые губки.

– Что такое, Жанночка? – протянула с наигранным беспокойством и мастерской тупизной ее подруга, при этом как-то странно покачивая головой и жестикулируя руками.

– Кто-то назит на моего милого!

И в каком месте этот Орангутанг был милым? Я до сих пор не могу понять, хоть сейчас стала менее злобной и вполне хорошо отношусь к Базину. Но тогда я совсем-совсем не могла понять нашу Жанну. Мне рискованный нахал симпатизировал больше. Девушки с поддельным волнением и завыванием уставились в телефон, кто-то гладил «бедненькую» подругу по спине, но уже через несколько секунд все успокоения прекратились и девушки стали восторженно болтать, складывая ладони вместе или прикрывая – типа изящно – свои ярко накрашенные рты.

– Вау! А какой он симпатяга! Этот новичок-то!

– Да, я слышала, что новенький девятиклассник просто милаш!!!

– Он классный…

Весь класс удивленно покосился на девушек, включая Жанночку. Я уже предвкушала, как она будет обвинять подруг в измене или чем-то подобном, но, к моему удивлению (или, скорее, к шоку), она… согласилась с ними! Эта девушка мощная, однако.

А потом ВСЕ стали расхваливать его.

– Ну, он правда молодец! – кричал Бугай. – Не побоялся, высказал свое мнение.

– И еще победил в этом споре! – поставил всех в известность Сахарок, ударив ладонью по парте, чем заставил меня вздрогнуть.

– А-а-а! Да он вообще тогда крут! – завыли гламурненькие, закрывая глаза и поднимая зачем-то голову вверх.

– Смельчак! Мало таких, ага, – выпалил откуда-то издалека наш компьютерный гений. Он зависает постоянно в виртуальном мире, и ему вообще нет дела до нашей школы или класса, а тут заговорил! Я была в шоке. И не только от него… Даже зануда-тихоня, которая всегда, уткнувшись в учебники, зубрит материал, покраснев, тихонько пропищала:

– Угу, он крутой.

– Пипец! – не выдержала я, и все сразу же уставились в мою сторону, мол, что такое. – Вы чего, ребят? Смелый, крутой? По-моему, он просто-напросто понтуется и ведет себя как идиот! Нет, это, конечно, похвально, что он там за развитие нашего футбола, но чего кулаками-то махать? И наезжать на такого орангутанга! – Жанна смерила меня злобным взглядом. – Да ну! Какой-то он глупый, ИМХО. Лучше б помалкивал…

– А Лерка, как всегда, всех обсирает, – услышала я в ответ издевательский смешок от одноклассника Абрикоса (у него фамилия Абрикосов, так с первого класса прозвище «Абрикос» и приелось).

– Иди ты, фрукт! – кинула я чей-то карандаш, валявшийся рядом, но Абрикос, гадина такая, ловко увернулся и заржал.

– Агеева! – выдохнула Жанночка, обратившись ко мне по фамилии. Этим она свое превосходство, что ли, пыталась показать? – Просто признай, что ты завидуешь этому пареньку. Или моему милому Лешеньке.

Пф, что за логика, а? Зачем мне завидовать этому отпрыску, незнающему, когда надо промолчать? Про Орангутанга я вообще молчу. Жанна у нас умненькая девочка, ничего не скажешь. Я, конечно, сама-то знаниями и хорошими оценками не блистала, но ее логика меня вообще поразила.

Я девушка упрямая, но тогда меня нагло заткнули и послали подальше со своим плохим мнением о новеньком. Особо я не возникала – как-никак толком парня не знала, чтобы осуждать его. Но мне было непонятно и даже каплю досадно оттого, что все так восхищались им. Хотя поводы на самом деле были…

Сахарок, знакомый с ним лично, рассказал, что в споре девятиклассник победил, очень красиво заткнув Базина. Однако Орангутанг особо не злился… Да, их перепалка немного перешла рамки адекватности, но потом, спустя несколько часов они как ни в чем не бывало пожимали друг другу руки, одобрительно хлопали по спине и общались, словно были закадычными друзьями.

Со временем даже по-настоящему стали ими. Для меня мужская дружба навсегда останется загадкой, да… Нам, девчонкам, понадобились бы годы или вообще целая жизнь, чтобы закрыть глаза на такую разборку.

Все остальные футболисты уважали новенького, кто-то даже и боялся. В общем, этот нахал сумел отстоять свою позицию, расположить к себе людей и добиться авторитета. У меня он вызвал кое-какое уважение, но факты того, что он… какой-то дерзкий, наглый, отталкивали.

Однако, наверное, этот парень обладает чем-то вроде магической способности, притягивающей людей, ведь… спустя время, я просто по уши влюбилась в него. Никогда не испытывала ничего подобного, но на игре в мае того же года я не смогла оторвать от него взгляда. Серьезно. Для меня тогда словно никого больше не существовало: я не слышала шум, гам и крики вокруг, не видела других игроков и даже не обращала внимания на приставучего Абрикоса со своими противными шуточками в мою сторону.

Этот нахальный девятиклассник был неповторим. Мяч в его ногах превратился словно в послушную игрушку, полностью повинующуюся своему хозяину. Он ловко обводил всех соперников самыми непредсказуемыми движениями, хитро обманывал и рвался вперед, как молния. Давал точные пасы и больше всех забивал голы, самые красивые, шикарные. Казалось, что вратарь противников уже окончательно сдался и даже не пытался что-либо делать, когда наш нападающий-новенький с мячом приближался к воротам. Это был мегафурор.

Наша школа выиграла городские соревнования с огромным отрывом. И заслуга в этом, по-моему, была только новенького игрока. Я, казалось, на всю жизнь запомнила выгравированные на его футболке цифру «6» и буквы «Островский».

Да, он точно волшебник и околдовал меня. Хотя волшебник – в данном случае не самое подходящее слово. От него исходило что-то пугающее и одновременно манящее. Поэтому правильнее было бы назвать его Дьяволом, который хитро поймал меня в свои обольстительные, демонические сети.

Глава 1. Видеозвонок в скайпе и его последствия

Я всегда относилась к любви и ее проявлениям скептически или даже с неким отвращением. Отводила взгляд на подобных моментах в фильмах, строила рожицы и смеялась, когда видела всякие обнимашечки, поцелуйчики или слышала нежно-противные речи. А вот после того злосчастного матча по футболу во мне что-то перевернулось. Почему-то хотелось узнать об этом парне больше. Я не романтик, ничего толком не понимаю в симпатии или любви, но интерес к нему не угасал. Когда случайно слышала его имя или хоть какое-то упоминание о нем, слегка вздрагивала, но старалась не показывать виду. Отчего-то было стыдно и страшно – вдруг кто-нибудь узнает. По коже пробегали мурашки, когда он проходил мимо. Правда, это случалось крайне редко. Странно вообще – мы учились в одной школе, но почти не виделись. Но, пожалуй, это было даже к лучшему.

Я столько слышала об этом парне. О нем ходили самые разные слухи, порой просто абсурдные. Поговаривали, что он встречался со знаменитой молодой поп-певицей, что получал хорошие оценки далеко не за свои мозги или старания и даже то, что он гей. Я не верила ни единому слову, потому что знала, что слухи – это такая муть: однажды и я стала их жертвой.

В девятом классе несколько человек, включая меня, пошли к кому-то на день рождения с ночевкой. Там я впервые напилась и вела себя, мягко говоря, ужасно… На следующий день после неудачной попойки я вообще ничего не помнила. В памяти после моих же слов: «Еще, Абрикос, меня не снесет!» – все оборвалось. Дома маман меня долго отчитывала, но это было уже вечером, после школы, а утром она дала мне какую-то муть против похмелья, напнув на учебу. Лекарство более-менее помогло, и я с какой-то пустотой и неопределенностью в душе отправилась в стены родной школы. Морально готовясь к позору и издевательствам со стороны Абрикоса, который тоже был одним из гостей, напряженно согласилась посмотреть видео, на которое он, добрая душа, соизволил записать мое пьяное состояние.

Мягко говоря, я вела себя неадекватно. Дралась с деревом, разговаривала с фонарным столбом, рассказывала, что я пришелец из космоса. Самым эпичным моментом было то, когда я бросила камень в небо, сказав, что «мои предки ждут от меня весточки». И этот камень, подлетев испуганно в ночное небо, приземлился мне на лоб, после чего я, раскинув руки, упала прямо на землю.

Абрикос, едва сдерживая очередной приступ смеха, смотрел на мое лицо, которое просто офигело оттого, насколько я могу быть бешеной. Мы вдвоем несколько секунд смотрели уже на погасший экран – я от шока, он от любопытства, потом взглянули друг на друга и резко в один голос взорвались смехом, медленно сползая под парту. Одноклассники подозрительно покосились в нашу сторону. Вообще-то, они знали, что мы с Абрикосом частенько угораем над чем-нибудь, но от вида нас, валяющихся на полу, изрядно прифигели.

И кто говорил, что человек, напившись, показывает свою истинную сущность? Нет, ну я, может, и не самая нормальная и спокойная девочка, но такая упоротость не может быть моей истинной сущностью!

Потом случилось ужасное… Мне не было стыдно оттого, что Абрикос и еще пара человек застали меня такой проштыренной, они ж свои, ничего страшного. Но каким-то образом половина школы узнала об этом! И даже более того – они всё приукрасили в тысячу раз! Говорили, что я будто бы разбила окно в машине директора, бегала голой по площади и чего только не вытворяла. Больше года меня называли марсианкой и тыкали пальцами в мою сторону. Причем, я до сих пор не знаю, откуда просочилась информация. Абрикос, хоть и любил стебаться надо мной, все равно бы не поступил так подло, я уверена.

Ну, сейчас уже пофиг. Все, слава Богу, забылось. Вроде бы.

С тех пор я не пью, кстати. Ну, почти что.

В общем, мне было плевать, что там говорят об Островском. Просто люди так любят приукрашивать, раздувать из мухи слона, а нам, давшим эту пресловутую муху (в смысле повод), потом мучиться. Я была уверена, что Глеб (а именно так его и звали, кстати) нормальный парень, и в этих слухах нет и доли правды.

Во многих книжках или фильмах влюбленные девушки практически задыхаются от своей любви, сжимают сердца со слезами на глазах, падают в обмороки от вида своих любимых. Либо это все выдуманная фигня, либо я не отношусь к этим романтично-меланхоличным девочкам, либо я просто не была так сильно влюблена, как они. Я вела себя нормально, обычно, естественно. Не думала о нем двадцать четыре часа в сутки, не кусала ногти, глядя на его фотографию, не следила, как последняя сталкерша. Просто иногда наблюдала, как он тренируется. Просто в животе от мыслей о нем пробегал маленький ураганчик. Думала о нем, лишь когда совсем было нечего делать. Да, в тот майский матч я была поражена им, я почувствовала некий интерес и восхищение, приправленные завистью, нетерпением и желанием узнать его получше, но влюблялась я в него постепенно. И не сходила с ума, нет.

Все самое интересное началось гораздо позже, только в следующем учебном году, когда я уже была одинадцатиклассницей.

Каждый год классный руководитель рассаживал нас по любимому всеми учителями принципу «мальчик с девочкой». Когда-то в младших классах (у меня и в средних) мы, детишки, не любили этот принцип и завидовали тем ученикам, которые могли сидеть с кем угодно и где угодно, сами выбирая понравившееся место. В этом году, ссылаясь на то, что мы уже якобы выросли, классная не стала нас рассаживать, а потому еще год мне предстояло сидеть с мешком позитива Сахарком. Нет, я могла бы сидеть хоть с кем, но зачем думать, выбирать себе соседа, если тебя вполне устраивает имеющийся?

Из всего класса он был, наверное, мне самым близким. Особенно сыграл в этом роль предыдущий учебный год. Повторюсь, что с ним можно было легко и непринужденно общаться, а когда я уставала даже от этого, он спокойно молчал, не нарушая мой покой. Всегда поднимал мне настроение и старался развеселить. Я раньше думала, что он тот еще подлиза, но в десятом классе окончательно убедилась, что Мишка по-настоящему добрый и искренне желает всем счастья. В какой-то степени меня это восхищало. Но больше – удивляло, если честно.

Я бы сказала, что он идеальный сосед по парте, но не могу, ибо списывать у него нельзя было, так как он, как и я, относился к не самым умным ребяткам. Зато приятно было осознавать, что ты не один такой тупица. Да-а… Ничто так не успокаивало, как его кривая улыбка с шепотом: «Не парься, Лерка! У меня тоже двойка».

Очевидно, и ему было со мной сидеть не в тягость. Иначе он бы подсел к кому-то другому. И мне было приятно осознавать, что мы взаимно… наслаждались общением друг с другом, так сказать.

После получения всех учебников в библиотеке и устоявшегося расписания Сахарок позвонил мне, чтобы обсудить, кто какие учебники будет таскать. То был видеозвонок в скайпе уже вечером. Я пребывала в хорошем настроении (хотя по идее нужно было плакать – одиннадцатый класс все-таки!) и с веселой рожицей на лице нажала на кнопку ответа, ткнув шутливо кулаком в вебку и крикнув:

– Хай, брателло!

Сахар поймал нотку задора и тоже протянул кулак мне навстречу, улыбнулся во все тридцать два зуба и дружелюбно выдал:

– Приветик!

– Пыщ пыщ! – крутила я головой, нараспев крича слова и крутясь на стуле. – Чего желаем, Сахарный чувак?

– Да я, вообще-то, хотел обсудить, – на той же веселой ноте отвечали мне, – кто какие учебники возьмет завтра.

– УУУ! Нифига ты продуманный! – состояние бешенства не покидало меня.

– А то! Ты чего такая веселая? – улыбался мой собеседник, глядя, как я танцую головой, на которой красовалась какая-то странная прича, напоминавшая пальму, точнее, ее верхушку.

В ответ я только издала непонятный возглас, смешавший в себя поросячий хрюк и коровье мычание.

По ту сторону экрана послышался смех. Я немного пришла в себя, поняв, что смех этот не принадлежит моему Сахарку. Черт возьми, там был кто-то еще!

Такое состояние, как смущение, мне, собственно говоря, почти не свойственно, а потому я просто сама начала ржать над своим же позором перед посторонним человеком.

– Так ты не один, что ли, придурок? – стуча кулаком по столу от смеха, спросила я.

– Нет, прости, – успокаиваясь, отвечал Мишка.

– Вот ты подстава! – Представляю, какой наркоманкой я выглядела в глазах того человека тогда. Сахар-то свой парень, не страшно.

– Извини, – искренне испугался парнишка, отчего я пришла в некий восторг и реальное удивление.

– Мишка, ты няшка! Прям потискать тебя хочется! – саркастически смеялась я, а он как-то странно улыбнулся в ответ.

Представляю, что там подумали родители Мишки, или другие родственники, или кто бы там ни был.

Этот «кто бы там ни был» поднялся с кровати, и за Сахарной головой я увидела высокую фигуру в черной расстегнутой мастерке. Парень беззвучно смеялся, и мне почему-то стало приятно, что я кого-то рассмешила. Может, мне клоуном стать? Как раз можно по поводу ЕГЭ не париться сильно.

Незнакомец слегка покачал головой, закусил костяшку на пальце и тихо хриплым голосом, в котором еще чувствовался смех, сказал Сахарку:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное