Алла Вологжанина.

В городах луны



скачать книгу бесплатно

Глава 5
Гости

– Что эти двое здесь забыли? Он-то вообще в гости просто так не ходит. А ее зачем притащил? Карина ошарашенно смотрела в окно. И прямо физически чувствовала, как ее бросает в краску. То в красную, то в белую. Угу, то в жар, то в холод. Напротив калитки стоял, не решаясь войти или, скорее всего, чего-то выжидая, Диймар Шепот. Собственной персоной. А рядом с ним приплясывала совсем озябшая Евгения.

– Так что за ребята? – спросил Арно.

– Ух… – Карина кое-как отлепила язык от неба. – Это тот самый Диймар, я тебе рассказывала, – она лихорадочно соображала, сколько лишнего успела наболтать Арнохе, – а с ним, не поверишь, моя старшая сестра.

Арно деловито кивнул.

– Что делать будем?

– Ну… у Диймара есть мое приглашение, так что эффект логова на него не действует. Захочет – войдет. А Женька вообще неплохая. Дурная немного, но это у нас, по ходу, семейное.

– Пригласишь ее?

– Не бросать же… Хотя Женьку стоило бы к Марку отправить, она четырехмерница. Диймар вообще-то тоже. Но мы договорились Марка не подставлять, а этот придурок – подстава в чистом виде.

– Тогда лучше пусть оба у нас на глазах будут.

Карина ухватилась за рассохшуюся раму. Она надежно запечатывала окно от сквозняков, но открыть ее было подвигу подобно. Подергала – не вышло. На помощь пришел Арноха – он просто шевельнул раму под каким-то хитрым углом, и та нехотя, поскрипывая, раскрылась.

– Спасибо.

– Обращайся.

Карина высунулась из окна. Бррр, холодно-то как. Дурочка в маечке, называется.

– Заходите уже! – крикнула она. – Женька, то есть Евгения Радова, я тебя приглашаю!

Честно говоря, она почему-то была рада видеть свою едва знакомую сестрицу. И изо всех сил наслаждалась этой радостью. Чтобы не думать о том, что вот сейчас она встретится лицом к лицу с Диймаром.

Арно остался побеждать раму, не желавшую закрываться, а Карина потащилась встречать трилунских оккупантов. В прихожей стало тесно.

– Здесь разуваются у входа, – сообщила Карина. – Шапки сюда, а сами – туда, – она указала рукой на гостиную. – Вы голодные, наверное?

– Я пойду еще сосисок в воду заброшу, – сообщил подкравшийся сзади Арно и умотал на кухню.

Женька направилась в комнату, не снимая своей стильной, хоть и слишком тонкой куртки – не то восемнадцатый век, не то двадцать восьмой. Залезла на диван с ногами и погрузилась в разглядывание просторного, обшарпанного «парадного зала». Если о внешнем виде гостиной когда-то и заботились, то пару поколений назад или больше. Темная деревянная мебель и лирические кружевные «бабушкины» салфетки были даже не старомодными, а древними. Этим обитателям замков, поди, кажется, что в конуру попали. Ну и пусть, она их не звала и за свой дом извиняться не станет. Еще бы Женька озиралась молча, вообще бы красота была!

– Мы с утра тут болтаемся, – трещала сестра, – я замерзла вся. Диймар меня знаками грел-грел! В лесу-то еще ничего, можно и в одеяле ходить, а по городу в нем не походишь, если не хочешь толпу собрать…

Надо же, знаками он ее грел…

Диймар же медлил, не снимал свою оранжевую шапку, в светло-карих глазах плясали чертики.

Карина как радушная хозяйка топталась рядом, не зная, куда свои глаза девать. В голове варилась какая-то адская каша из мыслей о том, что на ней не майка, а недоразумение какое-то, от глаз Диймара по коже бегают мурашки, а Арноха чего-то долго сосиски в воду бросает… сколько там тех сосисок, бросать не перебросать, что ли?

К сожалению, ни скудный личный, ни богатый пассивно-литературный, то есть читательский, опыт не подсказывал Карине, как вести себя с парнем, с которым рассталась при таких вот странных обстоятельствах. Краткая инспекция собственных желаний тоже плодов не принесла – ей ужасно хотелось, чтобы Диймар оказался как можно дальше отсюда. Как вариант, неплохо бы самой провалиться. Оба эти варианта технически идиотские, прямо скажем. Хотя второй можно было провернуть, уйдя в глубину пола. Елки зеленые, о чем она только думает?!

Диймар улыбнулся, словно мысли ее прочитал.

Угу, добро пожаловать в мою голову, дорогой черт, сломи себе на здоровье хоть обе ноги, а если ты паучерт, то сам считай свои конечности.

Улыбнулся как обычно: ртом криво, а желто-карими глазами как лампочки зажег.

С каких это пор у них появились какие-то улыбки «как обычно»?

Врезать самой себе по уху, что ли?

– Здравствуй, Карина Радова. – И Диймар стащил наконец-то с головы свою дурацкую шапку.

– Здравствуй, Диймар Ше…пот. – Ответ застрял у нее в горле, когда она увидела, во что превратилось его лицо. По ее милости.

Ну хорошо, пусть не совсем лицо. Шрамы начинались надо лбом слева и уходили наискосок к макушке. Два совсем грубых, два потоньше. Зарубцевались недавно, пока еще не ушел нехороший бордовый оттенок. Часть головы пришлось выбрить, причем постарались явно лекари, а не парикмахеры. И теперь Диймар походил на помесь панка и воина, если, конечно, мозги не треснут эдакий гибрид представить. Удар Карининой лапы пришелся вскользь, поэтому раны были не столько глубокими, сколько протяженными – заканчивалась вся эта красота у Диймара над левым ухом.

– Э… это я тебя так?

Он пожал плечами, явно кайфуя от ее растерянности.

– Лучше ты и так, чем твой папаша и всю кожу целиком.

– А еще он не давал ни целителям, ни самой Эррен Радовой зашептать эти шрамы. – Женька, до сих пор болтавшая в фоновом режиме, вдруг оказалась рядом, и Карина чуть не подпрыгнула от ее голоса, раздавшегося над ухом: – Раны залечили, а шрамы сохранить решил, позер несчастный.

«Позер несчастный» тем временем таращился куда-то в область Карининого плеча с тонкой бретелькой маечки поверх веснушек. И это вызывало острое покраснение всей поверхности кожи.

– Проходи давай, – окончательно смешалась Карина. – Мы обедать собирались, ну или там ужинать… Короче, все уже остыло, наверное.

Диймар не заставил себя уговаривать, прошел в комнату и расположился возле стола. Как спасение появился Арно с тарелкой сосисок. Поставил ее на стол и многозначительно посмотрел на Карину.

– Давайте познакомлю, – сообразила она. – Это Арно Резанов, мой друг. Он четырехмерник, – и подумала, что если Диймар выскажет что-нибудь в своем духе на тему смены охранников, то она умрет, а потом ему окончательно скальп снимет. – А это Евгения Радова, моя сестра, как это называется? По отцовской линии.

– А по материнской – кузина, – хихикнула Женька. Ее почему-то веселили их запутанные семейные связи. Впрочем, понятно, почему – сериалов-то в Трилунье не снимают.

– А еще она четырехмерник. И рот у нее не закрывается. И… Диймар Шепот. Четырехмерник и знаккер-ритуалист. Как твой, Арно, отец.

Последнюю фразу она постаралась выдать как можно более намекающим тоном. Мол, он не только по пресловутой знаккерской направленности такой же, как твой отец. А вообще местами копия, черт знает, что от него ожидать.

– Я тебя помню, – вдруг сообщил Диймар. – В столице видел. Ты чего тогда драться-то полез?

Арно внимательно посмотрел на него и вдруг хлопнул себя по лбу.

– Вспомнил! Я тебя, дурака, хотел с дороги убрать, чтобы отец машиной не сбил. Извини, если что.

– Да ладно, я уже и забыл. А ты не в курсе, чего там твой папаша месяц назад на крыше сидел и ритуалы творил?

Диймар говорил ехидно, улыбался, но светлые глаза смотрели холодно.

– Это вообще не твое дело, Диймар Шепот, – твердо, как могла, сказала Карина, – лучше расскажи, зачем вы сюда явились. Мы не очень соскучились.

Женька замерла, уткнувшись в свою тарелку.

Диймар отложил вилку и всмотрелся прямо в глаза Карины. Непонятно, остался ли он доволен увиденным, но от этого взгляда у нее взмок затылок.

– Волчью карту искать, – спокойно сказал он. – Если хотите, давайте с нами.

Карина чуть воздухом не подавилась. Кусок сосиски успела проглотить.

– Мы с вами? Может, это вы с нами? Если мы согласимся еще. Ты: совсем обнаглел, Диймар!

– Ну, мы же не с пустыми руками…

И Диймар, не спросив разрешения и вообще никак не церемонясь, отодвинул свою тарелку, потеснил остальную посуду и небрежно-изящным жестом выложил на стол…

– «Легендариум»? Откуда он у тебя, ты его спер у Клары? Больной, что ли?

– Тебя морально-этический аспект волнует, мой диагноз или все-таки возможный результат? – прищурился Диймар. – Если вдруг первое, то это она его сперла. – Он кивнул в Женькину сторону. – И факт кражи тоже сомнителен, она наследница Дхоржа как-никак. Эй, куда? Руки вытри сначала, потом за книгу хватайся.

Вообще-то, если есть картошку с сосисками, пользуясь вилкой и даже ножом, – руки не испачкаешь. Но Диймар не был бы Диймаром, если бы проигнорил возможность подпустить шпильку. Поэтому Карина просто вытерла салфеткой и без того чистые руки и забрала у него увесистый том в темно-зеленой обложке, сплошь покрытой вязью цвета золота и бронзы.

Тонкая до прозрачности бумага. Тогда, в библиотеке Дхоржа, Карина не заметила, что страницы книги были пропитаны чем-то, напоминающим масло. От этого перелистывать было еще приятнее и пальцы облизывать не надо. Ах, какая жалость, что обрывок последней страницы остался в ее рюкзаке в «Страже глубин»… Хотя сохранившиеся на нем кусочки французских слов и фраз были такими крошечными, что невелика потеря. И так можно будет догадаться.

Она жадно проглотила первую страницу.

– Тут ничего особенного, только то, что карта – это предмет-оборотень, ей уже больше тысячи лет, и автор книги изучил все описания ее формы, чтобы кое-что спрогнозировать… то есть он пишет не predire, а prevoir… это значит «предвидеть». Описать форму, которую карта примет через… несколько лет.

Женька смотрела на Карину во все глаза. Диймар старательно делал лицо кирпичом.

– Ничего себе! Ты все-таки владеешь иным коммуникативным знаковым кодом, – выдала сестрица. – То есть ты притворялась, что не можешь ее прочитать? Мама раз сто сказала, что ты тупая. Очень ей эта мысль понравилась…

– Ну вообще-то этим, как ты сказала, кодом я владею так себе…; Чтобы толком прочитать книгу, надо взять словарь и поработать хорошенько.

– Вряд ли на это времени хватит, – мягко, как обычно, вставил свое слово Арно. – Пропажу книги обнаружат очень скоро. Тропа из Трилунья к нам открыта. И, как я понял, карта многим нужна… Скоро еще гости пожалуют.

– Не обнаружат и не пожалуют, – враз помрачнела Женька. – Кроме мамы и папы, никто не станет искать книгу. Папа опять исчез. Ты, Кариночка Радова, даже не поинтересовалась, как он там. А мама… Ее арестовали из-за тебя, между прочим. – Она совершенно невоспитанно ткнула вилкой в сторону Карины.

От Ларика она по рукам огребла бы в два счета за такую жестикуляцию за столом. А Карина чем хуже?

– Ты помаши мне тут вилкой, старшая сестра, быстро из-за стола вылетишь! – Тетушкина школа. Лариса может гордиться племянницей… могла бы. – Клариссу арестовали из-за ее собственных выходок. И папочкиных еще, спасибо ему огромное.

– А давайте вы потом доругаетесь? – опять пригасил ссору Арноха. – Женя, я правильно понял, что в вашем мире есть всего один язык? В смысле, знаковый код, как ты его назвала.

– Раньше было много, теперь остался один, – ответил вместо девочки Диймар. – Вообще-то существует еще язык народа элве, но он такой… на нем не говорят, только словесные знаки составляют. Так что, Карина Радова, ты сможешь прочитать книгу? Может, выясним, как выглядит карта, которую будем искать?

– Как тебе сказать… – Карина замялась. И врать не хотелось, и показаться дурой тоже, – смогу, но вряд ли быстро.

– Вся книга и не нужна. – Арно запустил руку в свою отросшую прическу, даже подергал зачем-то. – Зачем нам подробности обо всех формах карты за тысячу лет? Прочитай поверхностно, если только цикличность заметишь… То есть если обратишь внимание, что формы повторяются…

– Спасибо, высокоученый господин, мы вникли в мудреное слово, – язвительно перебил его Диймар.

– Принимаю благодарность, мой юный падаван.

Карина чуть не расхохоталась в голос, увидев, как вытянулась физиономия Диймара. Теперь спросить, кто такой «падаван», ему было бы совсем лицотерятельно. Арноха же не смутился и продолжил:

– Доберешься до важного отрывка, разберешь его подробно. Я помогу, если понадобится.

– Угу, странички полистаешь ей, – фыркнул Диймар. И добавил вполне серьезно: – Я тоже помогу кое с чем. Должен же кто-то пользу приносить.

– Что? – Карина подумала, что он решительно напрашивается на неприятности. – Диймар Шепот, ты бы сбавил обороты. Будешь так с моими друзьями разговаривать, пойдешь обратно в Трилунье. Или карту сам будешь искать. Хочешь вместе со всеми – язык свой прикуси. И заодно учти, что, если решишь всех по своей привычке кинуть, я тебя без шуток и не для виду на куски порву.

– Брось, Карин, – усмехнулся Арно, – Диймар не виноват, что нормально разговаривать не умеет. Как с ним всю жизнь, так и он с людьми…

– Я тебе сейчас… – Диймар начал привставать со стула.

– А ну прекратите! – Карина треснула по столу кулаком, чай из ее чашки выплеснулся на скатерть, расплылся заунывно-желтым пятном. – Диймар, я не пошутила. Хочешь со всеми вместе, значит, привыкай считаться с каждым. Чему полезному ты собрался меня учить?

Диймар метнул на Арно взгляд, вызывающий на дуэль.

– Например, этому. – Диймар вдруг слегка подался вперед всем корпусом, его пальцы начертили в воздухе не слишком замысловатый узор.

Получился то ли астроподобный цветок, то ли цветкообразная клякса. Эта клякса-цветок шевельнула своими лепестками, ожила и вдруг с легким причмокиванием втянула в себя чайное пятно со скатерти.

– Ну и так, по мелочи. Воды раздобыть, замаскироваться на полчаса.

– А я… а я… – Женька тоже подалась вперед и сникла, явно не зная, чего предложить.

– А ты помоешь посуду, – «обрадовала» сестру Карина. – Это без знаков делается, ручками, ручками.

– Я вообще-то хотела сказать, что принесла тебе вот это. – И Женька вынула из своего кармана… Каринин старый рюкзак.

– О-о-о!.. – Карина коршуном накинулась на него и вытащила плеер. Как же ей не хватало музыки в ушах все это время! – Так, я сейчас вернусь!

Она пулей вылетела из-за стола и бросилась наверх, найти в ящике стола зарядник и «подкормить» свой красненький плеерчик. Никто ни словом не возразил, ясное дело. Но уже на лестнице до нее донесся мысленный зов Арно через талисман. Как же здорово, что она все время носила его с собой, спрятав в возвышении большого пальца, у самого его «подножия».

«Теперь все самое важное будем обсуждать вот так. – Даже мысленный голос Арно был мягким и спокойным. – Деньги на дорогу до Вильнюса у нас есть, надо разобраться с твоими документами. Ты внутренний, в смысле российский, паспорт получила?»

«Ага, мне его Марк сделал, – нехотя подумала Карина. – Он же мой официальный опекун, и у него в паспортном столе все схвачено. В четырнадцать лет все его ребята получают паспорта, как положено. Ну, мне чуть попозже достался. И представляешь, я там не Кормильцева Карина Александровна, как в свидетельстве о рождении. А Радова Карина Евгеньевна. Ну, как, собственно, и есть на самом деле».

«А когда тебе четырнадцать исполнилось?»

Карина хмыкнула, не мысленно, а вполне вслух. В Трилунье она совсем потеряла счет дням. Так что в плюс к раненой руке девчонка получила известие о том, что собственный день рождения она проворонила.

– Двадцать второго ноября, – буркнула она и, опомнившись, «перевела» свои слова в мысли: – «Десять дней уже прошло. Или больше, не помню я, какое число сегодня».

«Ого… с меня подарок…»

«Договорились…»

Она нашла в ящике нужный провод и поставила плеер заряжаться.

«Так что там с моим паспортом?» – все так же мысленно спросила она у Арно.

«Надо заграничный сделать, – ответил друг. – Марк, думаю, тут не поможет. Попробуем кое с кем связаться. Если все будет хорошо, то дня через два или три получишь новый документ. Опережаю твой вопрос, Карин, – не фальшивый».


Выстрелы ворвались в ее сон, как… как выстрелы. Что еще может быть таким несомненным и беспощадным? Уж точно не будильник, куда ему! От первого же звука Карина подлетела над кроватью. За четверть секунды, которую длился второй выстрел, перед ее глазами успел пронестись Митькин дом, превращающийся в болото. А третий выстрел вызвал из небытия бетонную плиту, содранные ногти, болотную жижу и умирающую Ларису.

Да уж, не те звуки, под которые можно вспомнить что-то хорошее.

Пока Карина неслась вниз, в кои-то веки не обращая внимания на скрип ступеней, снаружи донеслись еще два выстрела. И еще один, чуть погодя.

Босые человеческие ноги прошлепали по деревянному полу прихожей, но в снег, щедро выпавший за ночь, выскочили уже волчьи лапы. Страх, выгнавший Карину на улицу, вмиг переродился в готовность на ленточки рвать тех, кто устроил стрельбу в ее саду. И возможно, по ее друзьям.

Арно и Диймар, совершенно невредимые и весьма разгоряченные, топтались почти под самым окном Карининой комнаты. На заборе висела наспех изготовленная из куска фанеры «мишень». И Диймар как раз целился в нее из пистолета, накануне «захваченного» в сомнительном бою с Григорием Аблярсовым.

– Вы чего творите? – заорала она, не зная, то ли прибить мальчишек на месте, то ли расплакаться от облегчения, что им ничего не грозит.

– Стреляем, – отозвался Арноха, – ты не поверишь, Диймар просто снайпер соколиный глаз!

И поперхнулся собственными словами, как только оглянулся. Да уж, та еще картина. От пояса и выше – девчонка в безобразно измятой голубой шелковой маечке (потому что в ней же и уснула). Зато ниже… Роскошные задние лапы волка вместо ног, мех вместо штанов… и хвост, конечно же, хвост! Обратно, пожалуй, превращаться пока не стоит, а то мало ли, какой конфуз произойдет, штаны, например, не получатся…

– Ого, Карина Радова. Да ты прямо настоящая глубинная тварь. – Диймар Шепот крутил пистолет в пальцах, как заправский ковбой, наверное, четвертое измерение задействовал, чтобы не запутаться. – Смотри!

– Погоди! С ума посходили? Вы же сейчас всю улицу на уши поставите! – Карина уже представила, как немногочисленные жители Крылаткина тупика в панике мечутся, пытаясь понять, кто и в кого стрелял. Полиция, МЧС опять же… И кому-нибудь хватит ума ввалиться в ее сад. И заблудиться.

– Ты, если сама не гений, то других за идиотов не держи. – Диймар взмахнул рукой, указывая куда-то вверх: – За пределами твоего, гхм, зачарованного сада никто ничего не услышит.

Чуть позади дома на высоте примерно третьего этажа над центром ее запущенного участка завис знак. Он чуть покачивался, пропускал через себя свет, окрашивая его в легкий золотистый оттенок, и исчезать не собирался. Плотный контур цвета желтого металла образовывал рисунок дерева о трех ветках. Дерево чудом цеплялось за камень, а вокруг камня расходилось что-то вроде волн. До чего красиво и… знакомо.

– …выла весь день, я несколько раз знак тишины обновляла, чтобы соседи не прибегали. – Мама махнула рукой, указывая на дверь кладовой. Дверь украшал один из маминых рисунков – рыжие контуры с металлическим блеском. Дерево, чудом выросшее на камне, склонило три свои ветки над водой.

– Еще бы, сегодня второй день полной луны, ей сейчас тяжелее всего. Как же не вовремя картины забытого прошлого возникают перед глазами! Жаль, не те, что надо. Если вспомнить папин рассказ о том, что мама стащила у него волчью карту… А вдруг Карина видела ее в детстве? До того, как мама увезла артефакт в свою очередную «командировку». Знать бы еще куда…

– Карина Радова, у тебя слюни текут!

Она вздрогнула, на автомате провела рукой по губам. Никаких слюней, конечно. Купилась, как маленькая. А придурок Диймар Шепот, конечно же, кривится в своей обычной усмешечке. Эх, мало она его приложила.

– Смотри, пока я добрый!

И Диймар легко вскинул почти двухкилограммовое оружие одной рукой, привычной к тяжести боевого шеста. Прищурился. Лицо его отвердело. От этого выражения решимости и… неотвратимости какой-то у Карины мороз прошел по коже.

Бах! Бах!

Отдача подбросила руку Диймара. Карина кое-как заставила себя перевести глаза с мальчика на мишень.

Первая пуля поразила фанеру в самый край, зато вторая вбилась почти в «десятку», обозначенную синей краской. Совсем чуть-чуть не хватило.

– Ч-чуть-чуть не считается. Значит, промазал. – Адреналин пошел на спад, и от холода застучали зубы.

– Карин, ты что, – вступился Арно, – он вообще пистолет в первый раз видит. Да еще антиквариат такой! Их лет семьдесят уже не производят. У папы в коллекции, правда, постарше есть. Но и то не в таком идеальном состоянии. С-слушай, а ты можешь обратно в человека? Потому что, – он поежился и честно признался, – я тебя такую боюсь.

– Только спрячься куда-нибудь, – поддержал его Диймар. Зараза такая, опять ему понятно, о чем она думает, – а то потом красней за тебя. Арно Резанов, ты бы сделал что-нибудь с ее одеждой. Она как осталась без своих фей, так совсем пропала для цивилизации. Даже куртку надеть не может.

Арно помрачнел.

– Притормози, – сказал он, – разберемся. И оружие верни. Мне теперь думать надо, чем его заряжать. А, нет. В стволе, наверное, еще патрон был. Так что один есть, жаль, не размножится.

Диймар явно нехотя отдал Арно пистолет. Карина не стала уточнять, с какой целью Арно собрался заряжать этот агрегат. В целом и так ясно, а деталей, вероятно, лучше не знать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10