Алла Матвеева.

История и философия науки. Учебное пособие



скачать книгу бесплатно

© Матвеева А. И., 2016

* * *

Введение

За последние годы в связи с происходящими в нашей стране социально-экономическими изменениями, частью которых является и реформа высшего образования, увидели свет самые разнообразные учебники и учебные пособия по курсу философии, предназначенные для студентов вузов. В этих учебниках была преодолена имевшая место в прошлом некоторая односторонность, заключавшаяся в том, что содержание и история философии рассматривались как процесс подготовки и формирования марксистско-ленинского учения, а идеи и концепции, выдвинутые представителями других направлений и школ, подчас недооценивались.

Новая литература значительно расширила круг философов, знание биографий и основных идей которых – показатель успешного освоения учебного курса. Несомненна положительная роль этих изменений в формировании духовного облика будущих специалистов, в их приобщении к культуре. Вместе с тем указанные изменения сопровождались и некоторыми негативными моментами. В силу перегруженности курсов философии сугубо философским материалом стали значительно меньше времени уделять рассмотрению роли конкретно-научных вопросов в формировании логических и методологических навыков будущих специалистов, в понимании ими философского и культурного значения крупнейших открытий и обобщений в естествознании и социально-гуманитарных науках. Поэтому учащиеся – студенты и аспиранты – затрудняются ответить на такие, например, вопросы: «В чем философское значение открытия закона сохранения и превращения энергии? Что такое наука, когда она возникла? Что такое энтропия? Что такое молекулярная биология? В чем философский смысл трудов Коперника? Кто такие Винер, Эшби? Каковы современные космогонические представления? В чем смысл социальной экологии? Кто такой Ч. Дарвин, в чем смысл его учения и что такое глобальный эволюционизм? Что такое синергетика и в чем ее философский смысл?» и т. п.

Иными словами, в преподавании философии произошло разобщение конкретно-научного и философского знания. Преодолению этого разрыва должен служить курс истории и философии науки, причем преодолению как в умах учащихся, так и в головах преподавателей, которые зачастую наряду со своими учениками не могут ответить на приведенные выше вопросы. Именно этими соображениями руководствовались авторы настоящего учебника, подготавливая его к изданию.

Учебное пособие подготовлено в соответствии с программой экзамена кандидатского минимума по истории и философии науки, разработанной Министерством науки и образования Российской Федерации. Изложение материала рассчитано на читателя, не имеющего фундаментальной философской подготовки, но в достаточной степени знакомого с той или иной отраслью научного знания и желающего как успешно сдать кандидатский экзамен, так и овладеть навыками самостоятельного научного исследования.

Выпуская в свет данный труд, мы надеемся, что он будет способствовать успешной философской подготовке соискателей степени кандидата наук различных нефилософских специальностей.

Мы понимаем, что наш труд со временем может быть улучшен, и рассчитываем на конструктивную критику со стороны наших читателей, на их предложения по дальнейшему совершенствованию учебного пособия.

Тема 1. Философия и ее роль в обществе

1.1. Мировоззрение и философия

Один российский философ проницательно заметил: «Сильный страшный враг всего одушевленного – не косная материя… самый страшный и беспощадный враг – это идеи. С идеями, и только с идеями, нужно бороться тому, кто хочет преодолеть ложь мира»[1]1
  Шестов Л. Странствования по душам // На переломе. Философские дискуссии 20-х годов. М., 1990. С. 382.


[Закрыть]
. Человек стал философствовать задолго до того, как появилась философия в качестве особой отрасли знания. Рано или поздно человек решает для себя лично старый и вечно новый вопрос: «Я и мир. Каково мое место в нем? Каков смысл жизни?» Человеческие отношения имеют атрибутивный «философский» аспект, а рассуждения о них насыщены философствованием. Вспомним названия книг, русских писателей: Герцен «Кто виноват?», Решетников «Где лучше?», Чернышевский «Что делать?». За каждым названием – обращение к человеку, за каждым обращением – проблема, решение которой непременно упирается в философское истолкование человека, общества, взаимоотношения человека и мира. Философствовать – это и значит рассматривать отношение человека к миру в целом. Таково исходное самое абстрактное указание на предмет философствования. Стало быть, ответы на философские вопросы носят мировоззренческий характер.

Отечественным сциентистам, готовым вместе с политизированным «марксизмом-ленинизмом» отправить в историческое небытие и философию (дабы возвысить теологию), уместно привести мнение «пророка» не из нашего отечества, американского философа Джеймса Сайра. Мировоззрение? «По сути дела, это необходимый шаг на пути к самосознанию, постижению себя самого к осмыслению своей личности… мировоззрение – это ряд предпосылок (истинных полностью, отчасти или совершенно ложных, которых мы придерживаемся (сознательно или бессознательно, последовательно или непоследовательно), размышляя об основных слагаемых нашего мира»[2]2
  Сайр Джеймс. Парад миров. Типология мировоззрений. СПб., 1997. С.14.


[Закрыть]
.

Всякое мировоззрение предполагает, что человеку противостоит нечто. Но что именно? «Одни считают (независимо от того, думали они об этом или нет), что единственная основополагающая субстанция – это материя. Другие тоже придерживаются такого мнения, но полагают, что эта данность есть Дух, Душа или некая нематериальная субстанция»[3]3
  Сайр Джеймс. Парад миров. Типология мировоззрений. СПб., 1997. С.15.


[Закрыть]
.

Каковы же основные вопросы любого мировоззрения? Они, в общем-то, одинаковы, ответы на них разные. Таких вопросов, по Сайру, как минимум семь: «Что представляет собой первичная реальность, то есть реальность самой реальности?… Какова природа внешней по отношению к ней реальности, то есть того мира, который нас окружает?… Что такое человек?… Что происходит в момент смерти?… Почему вообще возможно познание?… Каким образом мы узнаем, что правильно и что неверно?… В чем смысл человеческой истории?»[4]4
  Там же. С. 15–16.


[Закрыть]
.

Первоначально ответы на мировоззренческие вопросы формировались в рамках первобытной мифологии. Мировоззрение первобытного коллектива – миф (предание). Этимология слова «миф» к проблеме мифа как формы сознания имеет весьма отдаленное отношение.

Миф – фантастический образ, воспринимаемый как реальность. В мифе, во-первых, нет потустороннего и посюстороннего мира, реальное и идеальное не разделены; во-вторых, самосознания индивида не вычленено из «стадного сознания»; в-третьих, мысль и практическое действие в мифе не разделены, миф синкретичен и по отношению к действительности человека. Вопреки просветительской (и унаследованной марксизмом) утопии мифологическое сознание не исчезло. Современно общество полно мифологических знаний. В XX в. мифы распустились еще сильнее и великие достижения науки и техники стали одним из их источников. Миф – характерное состояние и современного политического сознания. Маркс, к сожалению, явно впал в иллюзию, когда прогнозировал исчезновение мифологии с наступлением действительного господства над силами природы[5]5
  См. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 12. С. 737.


[Закрыть]
. Таким образом, возникнув в первобытную эпоху в качестве синкретического мировоззрения, миф связывает с наделением окружающего мира человеческими чертами, как «практическое» сознание, регулятор человеческого поведения сохранил удивительную устойчивость.

Возникшая в лоне мифологии религия – более развитое мировоззрение, связанное с постижением сложности мира, его удвоением на потусторонний и посютусторонний. Возникает фантастический образ потустороннего мира и вера в его сверхъестественное существование. Религия как мировоззрение обладает огромной компенсирующей силой, помогающей людям преодолевать убожество действительной жизни. Она открывает человеку временность его земного бытия и дает ему утешение («опиум народа»).

По мере усложнения общественной жизни, разделения труда и возникновения социальной (классовой) дифференциации, отделения умственного труда от физического и появления «мыслящих» групп в лоне мифологии и религии формируется философия, категориальная основа теоретического мировоззрения. Маркс сделал важное открытие: «Философия сначала вырабатывается в пределах религиозной формы сознания и этим, с одной стороны, уничтожает религию как таковую, а с другой стороны, по своему положительному содержанию сама движется еще только в этой идеализированной, переведенной на язык мыслей религиозной сфере»[6]6
  Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 26. Ч. 1. С. 23.


[Закрыть]
.

Таким образом, мировоззрение – система взглядов на положение человека в мире. Человек, мир, отношение – таковы три аспекта всякого мировоззрения. Миф, религия, философия – главные формы мировоззрения, обрастающие исторически связанными с другими формами общественного сознания – наукой, искусством, нравственностью, политикой…

1.2. Основная проблема философии. Состав современного философского знания

Основной вопрос всякого мировоззрения – вопрос об отношении человека к миру, мира – к человеку, точнее субъекта любого объема и уровня – к объекту любого объема и уровня. Структура мировоззрения как духовного явления включает, во-первых, уровень непосредственного взаимодействия субъекта и объекта – чувственный (мироощущение, мировосприятие, миропредставление) и уровень опосредованного постижения – рациональный (рассудок и разум). Их связующий компонент – эмоциональное отношение (миропереживание), выступающий в оценках: чувственных и рациональных. Все это вместе взятое дает мировоззренческое миропонимание, единство фактуального и функционального знания, которое ставится регулятором практического поведения субъекта любого уровня.

Мифология концентрируется в мирочувствовании, религия – в миропереживании, философия – в миропонимании. Философия в перспективе оказывается теоретической основой мировоззрения и теорией этого мировоззрения (метатеория). Она синтезирует поиск истины, добра и красоты и рефлексию над наукой. Язык философии – интуитивные очевидности (непосредственное чувственное и рациональное знание) и коренные понятия (категории). По мере дифференциации философии как синкретического знания мировоззрение приобретает более широкую предметную область, базируясь на философии как теоретической основе. И мировоззрение, и философия в зависимости от отношения к науке могут иметь научный, ненаучный или антинаучный характер. В философии концентрируется самосознание субъекта.

Английский мыслитель Эрнест Геллнер не без иронии по адресу философов заметил: «Церковник, который утратил веру, отказывается от своей профессии; философ, который теряет свои убеждения, изменяет определение своего предмета»[7]7
  Геллнер Э. Слова и вещи. М., 1962. С. 333.


[Закрыть]
. Видимо, это явление имеет всеобщий характер. Оно было характерно и для советской философии. В начале 70-х годов профессор М. Н. Алексеев выпустил спецкурс лекций «Предмет и структура марксистской философии»[8]8
  См. Алексеев М. Н. Предмет и структура марксистской философии. М., 1973.


[Закрыть]
. Этот спецкурс объемом почти 400 стр. содержал, кроме прочего, характеристику 16 методологических догм (ошибочных положений), сложившихся в отечественной литературе. «Совмещение их с истинными положениями породило», как посчитал автор, 34 (тридцать четыре) точки зрения на предмет философии вообще. Надо заметить, что книга покойного М. Н. Алексеева по сию пору в историографическом плане остается уникальным произведением. А. Потемкин в книжке «О специфике философского знания», которая вышла в свет в том же 1973 году в Ростове, насчитал более десятка позиций по части понимания предмета философии. Кстати, такого рода разнобой, по-нынешнему плюрализм, касался понимания и предмета «марксистко-ленинской философии».

Со времен Роджера Бэкона европейское сознание развивается под знаком «Знание – сила». Правда, далеко не все выдающиеся просветители фиксировали неуничтожимость «незнания» и догадывались о том, что незнание может стать еще большей силой. Марксистская традиция, хотя это не вытекало из ее основания, тоже не избежала абсолютизации науки и в советское время была окрашена явно в светски-религиозное отношение к науке. Думается, что и Маркс до конца не освободился от просвещенческого социологического рационализма. Что же касается философии, так то определение «единственно научной» философии, которое варьировалось в советской философии с начала 30-х годов, восходит к произведению, первым получившему официальный гриф «учебник для комвузов и втузов»[9]9
  См. Диалектический и исторический материализм: в 2 ч. М., 1934.


[Закрыть]
. Вот что по этому поводу сказано в одном из наиболее популярных изданий эпохи «развитого социализма»: «Как же следует определить предмет диалектического материализма?… Мы можем сказать, что диалектический материализм есть наука о соотношении бытия и мышления и о наиболее общих законах развития бытия и мышления. В более сжатой форме можно сказать, что это наука о соотношении и наиболее общих законах бытия и мышления. Бытие здесь понимается как материальное бытие, как природа и общество. Если учесть, что отношение мышления, как вторичного, к бытию, как первичному, тоже выступает как закон, характеризующий взаимосвязь этих основных сторон реальности, а законы диалектики являются законами развития бытия и мышления, рассматриваемых в их взаимосвязи, можно сказать еще более кратко: наука о наиболее общих законах бытия и мышления[10]10
  Руткевич М. Н. Диалектический материализм. М., 1973. С. 37.


[Закрыть]
.

Но какое же отношение такое понимание философии имеет к Марксу, с чьим именем прочно была связана та версия философии, которая долгое время выступала в качестве государственной философии СССР? Достаточно отдаленное. Получилось так, что важнейшие философские произведения Маркса были опубликованы весьма поздно, когда уже сложился не только ленинизм, но приобрела в СССР господство его сталинская версия. Получилось так, что философию, называемую марксистской, в России, и не только, постигали сквозь призму «Анти-Дюринга» и «Людвига Фейербаха».

Названные работы, особенно «Анти-Дюринг», достаточно специфичны в силу своей полемичности. Напомним общеизвестные высказывания Энгельса о том, например, что современный материализм – «это вообще уже больше не философия, а просто мировоззрение, которое должно найти себе подтверждение и проявить себя не в некоей особой науке наук, а в реальных науках»[11]11
  Маркс К. Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 142.


[Закрыть]
. Сказано более чем ясно. Энгельс говорит о философии как «ныне покойной». Еще не менее четкий тезис: «Как только перед каждой отдельной наукой становится требование выяснить свое место во всеобщей связи вещей и знаний о вещах, какая-либо особая наука об этой всеобщей связи становится излишней»[12]12
  Там же. С. 25.


[Закрыть]
. Неоднократно говорится о том, что из всей прежней философии самостоятельное существование сохраняет учение о мышлении и его законах – формальная логика и диалектика. Именно самостоятельное существование, поскольку «все остальное входит в положительную науку о природе и истории»[13]13
  Маркс К. Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С.26.


[Закрыть]
.

Вместе с тем тут же Энгельс говорит о том, что диалектика есть или должна стать наукой: «Но диалектика и есть не более как наука о всеобщих законах движения и развития природы, человеческого общества и мышления»[14]14
  Там же. С. 145.


[Закрыть]
. Все эти, столь исключающие друг друга мысли, высказаны Энгельсом в одной и той же книге. Они и породили различные трактовки предмета философии в марксистской литературе от сугубо онтологической до гносеологической.

Что же касается сути дела, то фактически возрождается стоящая над «положительными науками» наука наук – диалектика. Она и выступает как философия, тождественная особой науке, специфика которой усматривалась в ее качественной и количественной всеобщности. В набросках плана работы, которую советские издатели назвали «Диалектика природы» и который составлен в период между 1878 и 1880 гг., находим: «Диалектика как наука о всеобщей связи. Главные законы: превращение количества и качества – взаимное проникновение полярных противоположностей и превращение их друг в друга, когда они доведены до крайности, – развитие путем противоречия, или отрицание отрицания, – спиральная форма развития»[15]15
  Там же. С. 343.


[Закрыть]
.

Эту сциентистскую позицию Энгельса трудно понять и тем более принять. Во-первых, можно ли вести речь о «всеобщих законах» бесконечного мира? Мы впадаем при этом в неразрешимое противоречие, если не попытаемся выйти за пределы материального мира и принять в качестве точки отсчета Абсолютную идею, Бога, одним словом творца материального мира, который, по меньшей мере, в качественном плане должен признаваться конечным образованием. Во-вторых, как можно, оставаясь приверженцем идеи качественной и количественной бесконечности мира в пространстве и времени, допускать конечное число «всеобщих законов», говорить о трех «главных законах»?

В общем, сциентистская трактовка философии Энгельсом как науки о всеобщих законах, по сути, без выделения их гносеологической специфики, вела философию в тупик, порождала множество противоречий, обилие точек зрения, якобы свидетельствующих о творческом развитии этой философии. На деле же, в конечном счете (естественно, не всегда) все замыкалось схоластическими дискуссиями, связанными со сталкиванием друг с другом далеко «непричесанных» мыслей Энгельса. И началось это уже давно[16]16
  См. Любутин К. Н. О предмете философии: субъектно-объектный сюжет // Современные концепции философии. Казань, 1998.


[Закрыть]
.

На Западе среди марксистов господствовало мнение, которое четко изложил Франц Меринг в статье «Исторический материализм»: «Маркс и Энгельс всегда оставались на философской точке зрения Фейербаха, поскольку они ее не расширили и углубили, распространив марксизм на область истории; коротко и ясно говоря, в области естествознания они были механическими материалистами так же, как в области истории материалистами историческими»[17]17
  См. “Die Nene Zeit”. 1910. № 29. S. 549–550.


[Закрыть]
. В России, в 90-е годы XIX в. Плеханов и Ленин полагали, что марксизм вообще устранил философию и старую, и новую. В «Очерках по истории материализма» (1896) Плеханов писал: «Философия, оказавшая в прошлые столетия огромные услуги естествознанию, должна была освободить социальную науку из лабиринта противоречий. По выполнению этой задачи философия могла бы сказать: «Я исполнила свой долг, я могу уйти, так как в будущем точная наука должна сделать бесполезными гипотезы философии»[18]18
  Плеханов Г. В. Избр. филос. произведения. Т. II. М., 1956. С. 148.


[Закрыть]
. Ленин держался более жесткой позиции. В работе «Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве» (1895) читаем: «С точки зрения Маркса и Энгельса, философия не имеет никакого права на отдельное самостоятельное существование, и ее материал распадается между отдельными отраслями положительной науки»[19]19
  Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 1. С. 438.


[Закрыть]
. Правда, напомнить об этом выводе Ленина в советский период никто не решался, а сам автор, не прошло и десяти лет (когда стало нужным теоретически расправиться с Богдановым), как признал и философию вообще, и марксистскую философию, в частности, которую вслед за Энгельсом именовал наукой об «общих законах».

В рамках материала, который вошел уже в качестве доказанной теории в науку, по мнению Плеханова и Ленина, было учение о развитии – диалектика. Оба они видят в диалектике метод. Ленин поясняет: «Диалектическим методом – в противоположность метафизическому – Маркс и Энгельс называли не что иное, как научный метод в социологии, состоящий в том, что общество рассматривается как живой, находящийся в постоянном развитии организм»[20]20
  Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 1. С. 165.


[Закрыть]
.

В скором времени, по причинам политическим прежде всего, Ленин существенно корректирует свою точку зрения. В работах «Марксизм и ревизионизм», «Материализм и эмпириокритицизм», «Три источника и три составные части марксизма», «Карл Маркс» он заговорил о философии марксизма: «Философия марксизма есть материализм»[21]21
  Там же. Т. 23. С. 43.


[Закрыть]
. Это именно философия. Но диалектику он понимает как науку. В написанном для «Энциклопедического словаря Гранат» биографическом очерке «Карл Маркс» (1914) Ленин именует диалектику «наукой об общих законах движения как внешнего мира, так и человеческого мышления»[22]22
  Там же. Т. 26. С. 54.


[Закрыть]
. Причем сказано, что это «по Марксу». Меж тем, у Маркса ни у раннего, ни у зрелого, ни у позднего нет такого определения. Оно взято из «Людвига Фейербаха» Энгельса. Все сказанное позволяет сделать некое обобщение: философия государственно-феодального социализма, сталинская философия, прежде всего, была философией, весьма слабо связанной с позицией Маркса. Маркс, в сущности, был не востребован. На опубликованные в начале 30-х годов работы Маркса «Рукописи 1844 г». и «Немецкую идеологию» обратил внимание Н. Бухарин. Но к нему уже не прислушивались.

Бухарин пишет: «Чтобы показать всю оригинальность философского творчества Маркса, целесообразно начать анализ с вопроса об отношении субъекта и объекта, где сразу обнаруживается, что Маркс открыл совершенно новую эпоху в историческом развитии философии»[23]23
  Бухарин Н. И. Учение Маркса и его историческое значение // Памяти Маркса. М.; Л. 1933. С. 20.


[Закрыть]
. Появление собственно марксовой философии связано с открытием того фундаментального факта, что общественная жизнь является по существу практической, связано с анализом практической деятельности людей. Философия Маркса – социальный материализм, или философия практики. Предметно-практическая деятельность, по Марксу, – способ существования человека и человечества. Практика в качестве материальной целеполагающей деятельности синтезирует натуру и культуру, формирует человека как природно-общественное существо. Философская антропология Маркса – это онтология принципиально незавершенного мира, это социология принципиально незавершенного познания, это философия, которая из анализа практического взаимодействия субъекта и объекта выводит принципы материальности (преодоление созерцательности) и развития (преодоление метафизичности). Существование человека в качестве природно-сверхприродного образования в конечном счете определяется сущностно суммой тех связей и отношений, в которых индивиды находятся друг к другу и к природе. Общество производит человека как человека, человек производит общество как общество. Общество есть сущностное единство и человека с природой. Только в обществе природа выступает в качестве основы собственно человеческого бытия. Отсюда и понятно известное положение Маркса: «Ни природа в объективном, ни природа в субъективном смысле непосредственно не дана человеческому существу адекватным образом»[24]24
  Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 42. С. 164.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6