Алла Холод.

Рыцарь страха и упрека



скачать книгу бесплатно

– Я так понял, что Нос в Госдуме окопался? – спросил он как раз о том человеке, из-за которого в свое время сбежал в Европу.

– Да уж, – подтвердил Павел. – Валерий Носов – депутат. У него значок не снимается, уж какой созыв кряду сидит. Карьеру сделал – дай бог каждому. У нас тут редко бывает. А ты давно в городе? Надолго?

– Уже полгода как приехал, – ответил Марк, отправляя в рот большой кусок телячьей отбивной.

– Да ты что? – удивился Павел. – А о тебе ничего не слышно, никто не говорил, что ты вернулся. Ты насовсем или как?

– Да не знаю пока, – пожал плечами Ковалевский. – Что-то скучно стало в Чехии. Я же там женился, хорошую такую девушку встретил, молоденькую, знаешь, чистая такая славяночка, с русой косой, глазки голубые, ямочки на щеках. Загляденье! И прожили мы с ней не так уж мало, а тут недавно я залез к ней в ноутбук… Мамочки мои!

Марк чуть не подавился маринованным огурчиком, откашлялся и продолжал:

– Пятерых любовников имела одновременно, шалава, – сказал он, будто сообщал что-то веселое, к нему вовсе не относящееся. – Меня затрахивала до смерти, и еще по мужикам шарилась. Как только у нее одно место не стерлось…

Марк откинулся на спинку стула, налил еще по рюмке.

– Вот я и подумал, что чуток развеяться мне надо, – продолжил он. – А тут дело предложили. Так что я пока раздумываю. Надоела мне что-то Чехия, в Германию съездил осмотреться: у бюргеров вообще скукотища. Может, здесь поработать, деньжат прибить, да рвануть куда-нибудь в экзотику, под солнышко: в Малайзию, например.

– Э, да ты опять за свое! – протянул Павел. – Решил вспомнить старое? Тряхнуть стариной, так сказать, погреметь затекшими конечностями?

– Нет, Паш, – прервал его Марк. – Я теперь дядя приличный, людей не обуваю, мозги стали ленивые. А для успеха в моем прежнем деле главное что?

– Вовремя платить ментам бабки, – засмеялся Павел.

– Ну и не без этого, конечно, но главное все-таки – это кураж, живость ума. А я там зажирел на чешских харчах, спокойная жизнь, знаешь ли, куража лишает напрочь.

– И чем же ты займешься? – задал Павел дежурный вопрос.

– Заведение хочу одно открыть, загородное, турбазу для взрослых, – пошутил Марк.

Слова Марка Ковалевского почему-то задели Павла за живое. Вот перед ним сидит мужик: умный, изворотливый, многое понимающий о жизни. И он может совершенно спокойно сказать, что он подумывает открыть что-то свое. А он, Павел? Он ведь тоже неглуп, и опыта жизненного имеет не меньше. Но вот только Марк может сейчас сказать: я решил открыть заведение. А Павел – не может. Потому что его капитал – это его погоны, только погоны и дают ему возможность иметь то, что он имеет. А не будет их – что тогда?

Практически обо всем Павел и Марк договорились в тот же вечер. У Марка открылась возможность взять в аренду на длительный срок одну муниципальную турбазу. В свое время на пригородные лагеря, спортивные и туристические базы обращали внимание бизнесмены, но в кризис этот интерес поутих, базы стояли заброшенные, постепенно ветшали и уже не представляли никакой ценности сами по себе.

Чтобы использовать их как объекты для отдыха, требовались значительные вложения. Копеечный договор аренды турбазы «Колос» достался одному старому приятелю Марка Ковалевского в результате каких-то манипуляций и взаимных расчетов с чиновником городской администрации. Что с ним делать дальше, этот товарищ не знал, стал пристраивать за сносную цену по знакомым: не пропадать же добру?

У «Колоса», несомненно, было много неоспоримых достоинств, первым из которых являлась близость к городу. Вторым плюсом являлось то, что рельеф местности был весьма удачен, территория турбазы находилась на излучине реки, вполне пригодной не только для купания, но и для гонок на вошедших в моду скутерах. База была окружена живописным смешанным лесом. Для тех, кто любит уединенный отдых на родных ландшафтах, – райское место.

Но Марк рассудил, что, каким бы райским оно ни было, деньги оно будет давать только в сезон. А нужно, чтобы приносило прибыль круглый год. И у него родилась идея сделать тут не место семейного отдыха, а скорее базу для взрослых. На эту мысль его навело само местоположение потухшего туристического очага: соседние турбазы далеко, никаких случайных грибников, никаких соседей с других турбаз здесь не бывает. Самое место расслабляться вдали от посторонних глаз.

С того вечера Павел и Марк встречались ежедневно и обсуждали детали возможного совместного проекта, просчитывали бюджет реконструкции, распределяли между собой обязанности и прикидывали возможности, что из необходимого можно достать по дешевке. Потом последовал период совместной работы, Павел стал совсем мало бывать дома.

Через несколько месяцев благоустройство объекта для увеселительного отдыха было почти завершено, и база уже принимала первых гостей. Мужские компании могли найти здесь все, чего пожелают душа и тело: блюда на мангале, выбор напитков, небольшие, но ставшие после реставрации уютными домики, тир, покерные столы, сауну, русскую баню, эротический массаж и женскую компанию. В курительной комнате, отделанной в восточном стиле, по желанию клиента могли заправить кальян не только фруктовым табаком.

Но внезапно, когда база не проработала и трех месяцев, радужные планы были нарушены самым неприятным, даже наглым образом. Павлу на мобильный позвонил начальник охраны «Колоса» и испуганно прошептал в трубку:

– Павел Константинович, я прямо не знаю, что и делать, сейчас приехали люди сюда на двух джипах с московскими номерами, подошли, потребовали открыть шлагбаум, я их не пустил. Они потребовали хозяина, один показал какое-то удостоверение, я даже со страху не понял, что это была за корка такая, он мне в руки не дал, я только издали видел.

– А чего ты испугался-то? – ухмыльнулся Павел. – Тоже мне охрана!

– Павел Константинович, кто попало так не ездит, – тараторил секьюрити. – Я эту породу знаю, это какие-то крутые люди, их сразу видно, это не шелупонь какая-нибудь, я таких за версту чую.

– И что они? – помрачнел Павел. – Чего хотели-то? Не пустил ты их, дальше что?

– Они хотят вас видеть, – совсем упавшим голосом ответил сотрудник. – Сказали, что подъедут через два часа, чтобы вы были на месте.

Павел изрыгнул многоэтажное ругательство.

– Еще чего они хотят? Я не сайгак, скакать к ним через весь город. И почему я? В документах моей фамилии нет, это ты им меня назвал? Почему они не спросили Ковалевского?

– Марка Ильича они не спрашивали, – продолжал лепетать начальник охраны. – Я уж ему звонил раз десять, наверное, у него телефон отключен. Лучше бы вы подъехали, Павел Константинович, а то я не знаю, как с ними дальше.

– Ладно, подъеду сейчас.

По дороге Павел безуспешно пытался дозвониться до Марка. Он не видел компаньона по бизнесу уже три дня. И Марк за эти три дня не звонил ни разу. Странно. Что же происходит?

Ответ на этот вопрос он получил через час.

– Почему вы просили приехать именно меня? Разве я являюсь владельцем фирмы, которая арендует эту землю? – тоном, не предвещавшим ничего хорошего, спросил Павел посетителей, которые еще даже не успели представиться. – Я, знаете ли, очень занятой человек…

– Но вы же здесь, – глумливо улыбнулся ему в ответ незнакомец в светлом плаще фирмы «Берберри».

У ворот турбазы стояли новейшая белая «AUDI Q7» и черный «Порш Кайен». Да, непростые ребята, подумал Павел. Но ничего, сейчас он их обломает. Когда они узнают, кто он…

– Павел Константинович, давайте сначала познакомимся, – как ни в чем не бывало продолжил тот, что был в светлом плаще. – Меня зовут Сергей Леонидович Кравцов, я помощник депутата Государственной думы Валерия Николаевича Носова.

С этими словами он протянул Павлу удостоверение помощника депутата.

«Люди Носа», – только и успело мелькнуть в голове Волкова, а незнакомец продолжал:

– Пройдемте в ваш офис, я объясню, в чем дело, – и он уверенным движением подхватил опешившего Павла под локоть. – Куда прикажете?

Там помощник депутата объяснил, что земли района, на котором расположена турбаза, выкупаются под застройку элитных коттеджных поселков, региону нужны инвестиции, и решение уже принято на уровне губернатора. Единственной «занятой» турбазой оказалась турбаза «Колос», но это досадное обстоятельство, безусловно, не может помешать Валерию Николаевичу Носову и его московским партнерам реализовать свой проект. Поэтому тоном, не терпящим возражений, Павлу было предложено связаться с формальным учредителем и решить все юридические тонкости.

– И что же, вы считаете, что можете вот так за здорово живешь выкинуть отсюда законного арендатора? – разъяряясь, прошипел Павел. – Какие основания у вас есть? Я вам не мальчик с улицы…

– Павел Константинович, – перебили его. – Мы знаем, кто вы. И именно поэтому предлагаем вам из уважения к вашей профессии и вашему статусу… – Эти слова сопровождались уже откровенно язвительной усмешкой. – Получить назад вложенные вами средства. Предложение действительно только один раз, в случае отказа второго предложения не будет и вам придется остаться без компенсации. К тому же ваше участие в таком бизнесе может очень не понравиться вашему руководству, и может последовать кадровое решение. О том, что покупка земель уже действительно практически состоявшийся факт, вы можете узнать из интернета, или, например, включите сегодняшние вечерние «Новости». Мы вас не обманываем. Завтра ждем вашего решения.

– Я должен поговорить со своим партнером, – уже осознав катастрофу, буркнул Павел.

– С Марком Ильичом? С ним вы вряд ли поговорите. Видите ли, много лет назад Марку Ильичу было рекомендовано не возвращаться в этот город, но он не прислушался к этой рекомендации. Сейчас он исправил свою ошибку, так что, если вы хотите с ним поговорить, вам придется проехать по месту его жительства в Чехию. Он уже там.

Такого унижения Павел не испытывал еще никогда. Впервые он, подполковник милиции, занимающий руководящую должность, чувствовал себя беспомощным и жалким. Ему самому доставляло удовольствие «поиграть мышцой» перед публикой, но он никогда не выступал в унизительной роли того, кого ставят на место московские мальчики. Он принял условия, прекрасно понимая, что может остаться не только без турбазы, но и без денег.

Теперь нужно было срочно искать другой выход, нужно было вложиться, пока Гаянэ не требует долг назад и пока он еще хоть что-то представляет собой в этой жизни. Хотя московские мальчики его мнение на этот счет сильно поколебали. От унижения и стресса Павел напился в одиночестве, да так, что не смог выйти из джипа и заснул прямо в машине.

Правильно говорят в народе: беда не приходит одна. Не прошло и недели, как в клубе «Лотос» случился пожар. Ущерб помещениям был причинен значительный, в негодность пришли тренажеры, огонь изуродовал полы и стены, деятельность клуба пришлось прекратить. Но не успела Гаянэ отойти от первого шока, как ее подстерегал следующий.

Помещение, разумеется, было застраховано, однако страховая компания согласилась выплатить только незначительную часть суммы. По их мнению, спортинвентарь годился к использованию, а обгоревшие потолки, стены и полы не препятствовали осуществлению основного вида деятельности. А то, что в здании даже по прошествии времени нечем было дышать, это ничего. Воздух, как говорится, к делу не пришьешь. Было ясно, что страховщики ведут дело к суду. В суде дело тоже никак не сдвигалось с мертвой точки. Гаянэ проконсультировалась у одной знакомой, которая уже прошла через подобную процедуру: ее магазин был залит, пострадал товар, однако страховщики упорно доказывали, что и в таком виде тот товар пригоден к реализации. Знакомая объяснила, что ждет Гаянэ в ближайшем будущем: страховщики назначат независимую экспертизу и предоставят в суд заключение, которое выгодно им. Вслед за ними аналогичную процедуру должна будет пройти сама Гаянэ, заплатив другим экспертам и получив то заключение, которое устроит ее. Независимая экспертиза – всего лишь товар, за который платит заказчик, а решение принимает все равно судья.

Гаянэ поняла, что дело обещает затянуться на неопределенный срок, во время которого работа будет остановлена, клиентки разбегутся кто куда и собирать их заново будет уже непросто. Оставался единственный выход: забрать деньги у Павла. Тем более условленный срок отдачи долга истек.

Она стала звонить другу.

– Надо встретиться поговорить, Паша, мне срочно нужны деньги. Ты знаешь, что у меня случилось. Я бы не стала их требовать, пока ты сам не проявил инициативу отдать долг, но выхода нет. Надо срочно ремонтироваться, а то тренеры уже разбегаются, я потом такую команду не соберу.

– Давай встретимся, конечно, – ответил Павел. – Если ты дома, я могу к тебе заехать.

– Хорошо.

Через час Павел позвонил в домофон.

– Сколько дней тебе нужно, чтобы вернуть долг? – спросила Гаянэ, не успев запустить гостя в комнату. – Меня сильно поджимает.

– А сколько тебе нужно сейчас? – вопросом на вопрос ответил Павел.

– Что значит, сколько мне нужно? – напряглась Гаянэ. – Я еще не могу сказать точно, какая будет смета ремонта, ее только делают, и тренажеры новые надо покупать, мой менеджер пока ведет переговоры.

– Ну, ты скажи, сколько тебе будет нужно, а я посмотрю, чем я тебе могу помочь. – Павел не смотрел ей в лицо, сел на диванчик, закинул ногу на ногу.

– Паш, я не ослышалась? – опешив от такого поворота, спросила Гаянэ. – Что значит, ты подумаешь, чем мне помочь? Мне не надо помогать, мне нужно вернуть те деньги, которые я дала тебе в долг. И все.

– Гаянэ, я все понимаю, у тебя форс-мажор, – как ни в чем не бывало сказал Павел. – Но дело в том, что у меня тоже форс-мажор. И сейчас я тебе денег отдать не смогу.

– Подожди-подожди, – замотала головой Гаянэ, не веря своим ушам. – Мы с тобой договорились, ты был уверен, что через год отдашь мне деньги. Ты помнишь, я сомневалась, что ты сможешь за год окупить такое вложение? Помнишь? Я же тебя спрашивала! Ты сказал, что сможешь, ты был уверен.

– Ну, за год я бы, конечно, не успел, – признался Павел. – Я планировал, что через год начну возвращать тебе долг частями.

– Об этом не было речи! – взвизгнула Гаянэ. – Мы так не договаривались!

– А если бы я тебе так сказал, ты мне денег не дала бы, это сто процентов, – ничуть не смущаясь, ответил Волков. – Но ты не кипятись, Гаянэ, я же не отказываюсь от своего долга. Если бы все было нормально, я бы тебе уже начал отдавать, и отдал бы очень быстро, можешь не сомневаться, может, еще и до того, как ты потребовала бы. Зачем мне, чтобы у меня долги висели на шее?

– Что значит «если бы все было нормально»? Что у тебя не нормально? Почему ты не можешь вернуть мне деньги? Куда ты их дел?

– У меня случилось несчастье, – разведя руками, сообщил Павел. – Почти такое же, как у тебя.

У Гаянэ застучало в висках, горло пересохло настолько, что ее скрутил приступ кашля. Она открыла бутылку минеральной воды, жадно выпила большой стакан и постаралась взять себя в руки.

– Я тебе не верю, – наконец сказала она. – Ты должен объяснить мне, что произошло. Мой форс-мажор очевиден, а то, что ты говоришь, – это только слова. Я требую, чтобы ты объяснил мне, где мои деньги и что произошло!

И Павел рассказал ей всю историю, опустив лишь один момент: факт возмещения ему его вложений.

Гаянэ была потрясена, никогда еще судьба не наносила ей такого удара. И еще она была уверена, что у Павла не может не быть денег. Только недавно ее знакомые упоминали фамилию Волкова в связи с одной очень неприятной историей.

Об этой истории Гаянэ узнала от приятельницы, которая прогорела на участии в долевом строительстве и стала принимать активное участие в общественной организации, объединяющей обманутых дольщиков. Они выступали на телевидении, перекрывали улицы города, устраивали митинги, обращались к губернатору. В возбуждении уголовного дела им уже трижды отказали. Тогда они скинулись и обратились в частное детективное агентство, перед которым поставили задачу – облегчить работу неповоротливого правоохранительного аппарата и найти следы активов обманувшей их фирмы «Ассоль» и ее сбежавшего руководителя. В ходе поисков всплыло несколько фамилий. И когда Люба, приятельница Гаянэ, с жаром рассказывала об успехах, которые достигла их организация, она упоминала, что там цепочка от сбежавшего за границу хозяина «Ассоли» к указанной личности прослеживалась достаточно прозрачно. Еще тогда Гаянэ передернуло. Приятельница утверждала, что цепочка замкнулась на Марине Анатольевне Гонтарь – любовнице одного милицейского подполковника. Его фамилия Волков.

Но если Павел помогал аферисту избежать уголовного преследования и припрятать активы якобы обанкротившейся фирмы, значит, у него не может не быть денег!

– Павел, я больше не хочу ни о чем рассуждать, – резюмировала Гаянэ. – Ты мне сказал, что вкладываешь деньги в бизнес с надежными партнерами, а вляпался в какую-то историю. Ты меня подло обманул. Я тебе больше не верю и пререкаться с тобой не хочу. Я хочу одного: чтобы ты немедленно отдал мне мои деньги.

Гаянэ смотрела на Павла в упор, глаза ее горели, нижняя губа подрагивала, острые ногти впились в ладони так, что кожа посинела.

Павел выдержал ее взгляд. Ухмыльнулся и протянул:

– Я же тебе сказал, что у меня нет денег. Я все верну, но позже.

– Мне не нужно будет позже! – не своим голосом закричала всегда спокойная Гаянэ. – У меня рушится дело моей жизни! Ты должен немедленно отдать мне мои деньги! А то…

– А то что? – глумливо улыбнулся старый друг. – Что ты мне сделаешь? Предъявишь иск в суд? Нет, у тебя нет моей расписки. Еще что? Ну, смелее, давай!

Гаянэ стала пунцовой, гнев и слезы затопили ей горло, она уже ничего не могла произнести.

– Так вот, – сказал Павел, вставая со стула. – Ничего ты мне не сделаешь. Кто ты и кто я? Вопрос: что ты против меня можешь? Ответ: ничего. Я сказал, что отдам позже, значит, так и будет. Я буду делать так, как считаю нужным, и не надо на меня давить своими бабскими нервами, я к ним невосприимчив.

– Ты вообще перестал быть к чему-то восприимчив, – еле-еле удалось выдавить Гаянэ. – Ты стал другим человеком, я никогда не думала, что ты скатишься до такой гнусности, до такого скотства. Ты мразь, Паша, ты знаешь об этом?

Он уже выходил из комнаты, но, когда услышал обидные слова, обернулся, скривил губы в отвратительной усмешке и процедил:

– А если ты, тварь черножопая, будешь меня оскорблять, ты вообще не получишь ни копейки. Ты и так уже близка к этому. Поняла? Если еще не поняла, то пораскинь своими обезьяньими мозгами. Всегда будет так, как я сказал. Или никак не будет.

После этого он вышел из комнаты, по пути якобы случайно задев кашпо с трехствольной драценой. Нежное растение повалилось на пол. Вслед за драценой на пол рухнула Гаянэ: в первый раз в жизни у нее случился обморок.


Антон ушел от Гаянэ потрясенный. Он никогда особенно не обольщался насчет Павла, а в последнее время брат действительно очень изменился, но на своей шкуре Антон этих изменений не чувствовал. Да, со своей некогда лучшей подругой Гаянэ Павел поступил подло. Очень подло.

«Но могла ли Гаянэ его за это убить?» – спросил себя Антон. Остановился перед машиной, подумал и не ответил. Кто знает?

Глава 4

Решение Даши о том, что она будет поступать на юридический факультет университета, в семье прошло на ура. Для Павла было главным, чтобы его дочь не пошла по скользкой дорожке, выбрав какую-нибудь творческую профессию. Музыкальная школа, слава богу, была уже окончена, и продолжать свое музыкальное развитие Дашка вроде бы не собиралась. Танцевальную студию она, правда, посещала до сих пор, но это всего лишь увлечение, от которого девочка получала удовольствие, хорошую фигуру и замечательную пластику. Это пусть. А юрфак – это солидно и надежно. Хотя, по большому счету, Павлу уже было все равно.

Перелом в семейной жизни начался где-то с середины 2010 года. До того Павел хоть и переменился внутренне – этого невозможно было не заметить, – но свои обязанности мужа, отца, главы семейства он выполнял более или менее исправно.

Своих собственных, личных денег у Сони практически никогда не было. Продукты они покупали вместе с мужем, тогда же она должна была запастись средствами женской гигиены, колготками и необходимой парфюмерией. Абонемент в салон красоты Павел то ли оплачивал сам, то ли получал за какие-то услуги, но вручал он его Соне в готовом виде, и она не могла выбрать по своему вкусу, какие именно процедуры в этом месяце ей будут более необходимы.

Обязательные две недели летнего отдыха на море до 2010 года тоже были незыблемой Пашиной обязанностью. Ездили они, как правило, большими кампаниями, и Соня подозревала, что дело вовсе не в скидках, которые давало туристическое агентство, а в том, что отдых одной лишь своей семьей Павлу был попросту скучен. До 2010-го раз в год они оставляли детей на попечение родственников и совершали самостоятельное путешествие, но выбор географической точки всегда оставался за Павлом.

Так случилось и в последний раз. Соня много читала в интернете о Мальдивских островах, об их необыкновенном подводном мире и бирюзовых лагунах. Она знала, что это дорого, но, видя, что муж не особенно стеснен в средствах, все-таки заикнулась Павлу о том, что хотела бы побывать на этих райских островах. На это муж воззрился на нее как снисходительный учитель на тупую двоечницу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7