Алла Добровинская.

Наследственное право России



скачать книгу бесплатно

Помимо указанных общих форм завещания в исключительных случаях могли быть составлены завещания военно-походное, военно-морское, военно-госпитальное, заграничное и др.

Охрана прав отсутствующих наследников обеспечивалась с помощью описи, опечатывания и сбережения наследственного имущества до явки наследников, а также путем их вызова. Срок давности для принятия наследства был установлен в 10 лет с момента публикации об открытии наследства (ст. 1244 Свода законов).

Воля наследника о принятии наследства могла быть выражена либо путем вступления в управление наследственным имуществом, либо путем утверждения судом завещания, либо путем выражения своей воли о принятии наследства перед кредиторами или публикации в газете. Наследникам предоставлялось право отречься от наследства, подав в суд заявление.

Законодательство Российской империи рассматривало наследство как совокупность прав и обязанностей, оставшихся после умершего (ст. 1104). Поэтому закон возлагал на наследников полную ответственность по долгам наследодателя без ограничения ее стоимостью полученного наследства. Наследник, получивший наследство, должен был уплатить все долги наследодателя. Если наследственного имущества было недостаточно для уплаты долгов наследодателя, наследник должен был погасить задолженность из своего собственного имущества. Д.И. Мейер объяснял это тем, что «по осуществлении права наследования лицо признается субъектом обязательственных отношений независимо от основания, по которому сделалось их субъектом»[11]11
  Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч. 2. М., 1997. С. 446.


[Закрыть]
, подчеркивая при этом, что в результате такого правила во многих случаях для наследника могло быть затруднительно вступить в наследство.

Наследственное имущество считалось выморочным, если у умершего не было наследников или если никто из наследников не являлся для принятия наследства в течение 10 лет. Выморочное имущество поступало в казну или к определенным юридическим лицам. К примеру, имущество офицера, погибшего на войне, передавалось в госпиталь, движимое имущество монахов – в монастырь, имущество мещанина – в доход города и т.д.

Таким образом, наследование по закону в императорской России строилось на началах кровного родства. Наследником по закону мог быть самый отдаленный родственник (но не свойственник), если не оставалось более близких родственников.

Русское дореволюционное законодательство не рассматривало наследственное имущество как единое целое, а подразделяло его на две самостоятельные наследственные массы с особым порядкам их преемства. Родовое имущество могло переходить только к наследникам по закону, а для остального имущества существовал общий порядок наследования.

Гражданское законодательство императорской России допускало наследование по закону и по завещанию.

Наследование по закону допускалось, если:

? после смерти наследодателя оставалось родовое имение;

? умерший не оставил завещания;

? завещано не все имущество – в оставшейся части имущества;

? наследники по завещанию не приняли наследства;

? завещание признано недействительным.

Наследование по закону, равно как и по завещанию, имело место не только после смерти наследодателя, но и после лишения лица всех прав состояния, пострижения в монашество, признания лица безвестно отсутствующим.

1.2. Советский период развития наследственного права

В истории советского периода институт наследования подвергался изменениям, причем предпринимались даже попытки его ликвидации. Так, ВЦИК РСФСР 27 апреля 1918 г. издал Декрет «Об отмене наследования». Этот Декрет и специальное постановление Народного комиссариата юстиции (Наркомюста) РСФСР от 21 мая 1919 г. по сути отменили наследование частной собственности.

В ст. 1 Декрета определено: «Наследование как по закону, так и по духовному завещанию отменяется. После смерти владельца имущество, ему принадлежавшее (как движимое, так и недвижимое), становится государственным достоянием Российской Советской Федеративной Социалистической Республики». Судьбу оставшегося после смерти имущества определяла ст. 2 Декрета, которая закрепляла временный – «впредь до издания декрета о всеобщем социальном обеспечении» – порядок использования бывшей «наследственной массы»: родственники по прямой нисходящей и восходящей линиям, полнородные и неполнородные братья и сестры, а также супруг умершего, если они являлись нетрудоспособными и не имели прожиточного минимума, получали от государства содержание из имущества, оставшегося после смерти.

Содержание нуждающихся нетрудоспособных членов семьи умершего из оставшегося после него имущества нельзя признать особой формой наследования, поскольку законом отменялось наследование крупной буржуазной собственности.

Вполне логично, что если имущество умершего переходит к наследнику, то он содержал или был обязан содержать нуждающихся нетрудоспособных супруга и ближайших своих родственников. Если все имущество умершего поступало государству, то государство принимало на себя обязанность из полученного имущества содержать нуждающихся нетрудоспособных супруга и ближайших родственников. Наркомюст рассматривал право нетрудоспособных нуждающихся лиц на получение содержания из средств умершего как право на алименты.

Отменив право наследования капиталистической частной собственности (равно как и весь институт буржуазного наследственного права), Декрет от 27 апреля 1918 г. установил новый порядок наследования трудовой собственности. В ст. 9 этого Декрета было записано: «Если имущество умершего не превышает 10 тысяч рублей и состоит из усадьбы, домашней обстановки и средств производства трудового хозяйства в городе или в деревне, то оно поступает в управление и распоряжение имеющихся налицо супруга и указанных выше родственников»[12]12
  Хрестоматия по истории государства и права России.


[Закрыть]
.

Само название Декрета «Об отмене наследования» и формулировка ст. 9 этого Декрета о том, что трудовая собственность умершего переходит к его супругу и ближайшим родственникам в управление и распоряжение, вызвало различное толкование Декрета.

В цивилистической науке Декрет «Об отмене наследования» вызвал оживленную дискуссию, не прекращающуюся и сегодня. По мнению одних авторов (Я. Бранденбургский, А. Приградов-Кудрин), Декрет представлял собой документ, отменявший наследование как по закону, так и по завещанию. С точки зрения других (Т.Г. Орловский, М. Рейхель) Декрет упразднил лишь наследование частной собственности, а в отношении трудовой собственности наследование сохранялось. При этом сторонники такой позиции ссылались на ст. 9 Декрета, в которой устанавливалось, что имущество, стоимость которого не превышала 10 тыс. руб., в частности, если оно «состоит из усадьбы, домашней обстановки и средств производства трудового хозяйства в городе или деревне», переходит в непосредственное управление и распоряжение имеющихся налицо супруга и родственников, упомянутых в ст. 2 Декрета. На основании этого делался вывод об утверждении в Декрете начал нового советского наследственного права – права наследования трудовой собственности.

Наиболее правильной и убедительной представляется первая точка зрения. Не вызывает сомнения, что законодатель отменил наследование, руководствуясь стремлением Советской власти ограничить источники возникновения права частной собственности наряду с попытками централизованного распределения продуктов, уничтожения денежного обмена и другими способами кардинального изменения общественных отношений. И. А. Покровский в свое время подчеркивал, что «наследование принципиально отвергается социализмом: наследование во всех его видах, конечно, тесно связано с нынешней частноправовой организацией хозяйства, и отрицательное отношение к последней неизбежно должно влечь за собой отрицание наследования»[13]13
  Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998. С. 303.


[Закрыть]
.

В результате дальнейшего анализа судебной практики по применению ст. 9 Декрета установилась общепринятая в настоящее время точка зрения, что Декрет от 27 апреля 1918 г. не только отменил наследование буржуазной собственности, но и установил новый порядок наследования трудовой собственности. Переход трудовой собственности в «непосредственное управление и распоряжение» судебная практика рассматривала как переход имущества в порядке наследования.

В ст. 9 Декрета от 27 апреля 1918 г. были указаны два признака, необходимые для перехода имущества умершего в порядке наследования:

? чтобы стоимость имущества не превышала 10 тыс. руб.;

? чтобы имущество умершего являлось трудовой собственностью.

По поводу первого признака 21 мая 1919 г. последовало разъяснение Наркомюста РСФСР, в котором было записано: «Установление предельной стоимости 10000 руб. для имуществ, переходящих в непосредственное управление и распоряжение родственников, не относится к трудовым хозяйствам. Оставшиеся после умершего трудовые хозяйства переходят в непосредственное управление и распоряжение родственников независимо от того, превышают ли указанные имущества стоимость 10000 рублей или не превышают»[14]14
  Хрестоматия по истории государства и права России ; под ред. И.А. Исаева. М., 1997.


[Закрыть]
.

Что касается второго признака, то судебная практика применяла ст. 2 Декрета лишь к крупной нетрудовой собственности. К нетрудовой собственности в незначительных размерах (не превышающей 10 тыс. руб. применительно к существовавшим в момент издания Декрета ценам) судебная практика применяла ст. 9 Декрета, т.е. допускала переход ее по наследству.

В ст. 9 Декрета говорится, что трудовая собственность умершего поступает в управление и распоряжение «имеющихся налицо» (все наследники) супруга и ближайших родственников. В ст. 9 Декрета указан также круг наследников. К ним относятся:

? переживший супруг;

? родственники по прямой нисходящей линии;

? родственники по прямой восходящей линии;

? полнородные и неполнородные братья и сестры.

Указанные лица получали имущество независимо от их трудоспособности и нуждаемости.

Декрет «Об отмене наследования» распространялся в равной мере как на городскую семью, так и на крестьянскую.

Институт наследования был вновь введен в России Декретом «Об основных имущественных правах, признаваемых РСФСР, охраняемых ее законами и защищаемых судами РСФСР» от 22 мая 1922 г. Институт наследования получил дальнейшую разработку в Гражданском кодексе (ГК) РСФСР 1922 г.[15]15
  Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского Правительства за 1922 год. М., 1950.


[Закрыть]
, но нормы наследственного права все-таки носили ограниченный, ущербный характер. В соответствии с ними наследниками признавались самые близкие родственники наследодателя. Зато иждивенцы умершего являлись первоочередными наследниками и даже при отсутствии супруга и детей наследодателя устраняли от наследования его трудоспособных родителей, братьев и сестер. Запрещалось завещать в пользу посторонних лиц даже при отсутствии наследников по закону. В этом случае имущество переходило к государству как выморочное. Фактически завещатель мог только перераспределить наследственное имущество, изменив доли наследников, либо лишить наследства одного или нескольких из них.

В отличие от Декрета от 27 апреля 1918 г. «Об отмене наследования», в котором правопреемство трудовой собственности формулировалось как передача имущества умершего «в непосредственное управление и распоряжение», ГК РСФСР отказался от такой формулировки, называя правопреемство определенным, издавна сложившимся и понятным для всех граждан словом «наследование».

Поскольку крупная частная собственность, являвшаяся экономической базой капитализма, была уже национализирована, ГК РСФСР отказался от дальнейшего подразделения имущества умершего на трудовую и нетрудовую собственность. Допускалось наследование как трудовой собственности, так и нетрудовой.

Чтобы не допустить возрождения былой экономической мощи буржуазии, законом был установлен ряд ограничений в правопреемстве имущества. В частности, ст. 416 ГК РСФСР 1992 г. допускала наследование по закону и по завещанию «в пределах общей стоимости наследственного имущества не свыше 10000 золотых рублей за вычетом всех долгов умершего».

Следующее ограничение наследственного преемства выражалось в установлении узкого круга наследников. Согласно ст. 418 ГК РСФСР, наследниками по закону и по завещанию могли быть:

? прямые нисходящие родственники умершего (дети, внуки, правнуки);

? переживший супруг;

? нетрудоспособные и неимущие лица, фактически находившиеся на полном иждивении умершего не менее одного года до его смерти.

При отсутствии указанных наследников имущество умершего признавалось выморочным и поступало в доход государства. Наследственное преемство ограничивалось также Декретом ВЦИК от 11 ноября 1922 г. «О наследственных пошлинах». Этим Декретом было установлено, что, если отдельный наследник (как по закону, так и по завещанию) получает долю наследственного имущества стоимостью от 6 тыс. до 10 тыс. руб. золотом, он обязан платить пошлину в размере 4% стоимости наследственной доли.

Если стоимость превышала 10 тыс. руб. золотом (в случаях, предусмотренных примечанием к ст. 416 ГК РСФСР и ст. 17 Положения о государственных сберегательных кассах), то с каждых следующих 10 тысяч золотых рублей пошлина повышалась на 4%, однако общая сумма наследственной пошлины не могла превышать 50% стоимости наследства.

Чтобы не допустить в обход закона передачу наследственного имущества по договору дарения, ст. 138 ГК РСФСР признавала недействительным договор дарения на сумму более 10000 руб. золотом.

Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. допускал наследование по закону и по завещанию. Наследование по закону имело место во всех случаях, если не было изменено завещанием.

При наследовании по закону к наследованию призывались одновременно все наследники, т.е. дети, внуки, правнуки умершего, переживший супруг, а также нетрудоспособные и неимущие лица, фактически находившиеся на полном иждивении умершего не менее одного года до его смерти. Наследство делилось между ними в равных долях.

При наследовании по завещанию имущество умершего не выходило за пределы круга наследников по закону.

В случае отсутствия завещания, определявшего раздел наследственного имущества, оставшееся вне завещания имущество распределялось в равных долях между всеми наследниками по закону.

В примечании к ст. 422 ГК РСФСР указывалось: «Завещатель может лишить прав законного наследования одного, нескольких или всех лиц, указанных в ст. 418. В этом случае наследственное имущество в целом или в части переходит к государству в порядке ст. 417 и 433»[16]16
  Гражданский кодекс РСФСР 1922 г.


[Закрыть]
. Эта норма права, так же как и ст. 418 ГК РСФСР, установившая чрезвычайно узкий круг наследников, расширяла возможность перехода наследства к государству. Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. (ст. 423, 424) разрешал завещателю возложить на наследника исполнение какого-либо обязательства в пользу одного или нескольких наследников по закону, указать в завещании другого наследника (из числа наследников по закону) на тот случай, если бы назначенный по завещанию наследник умер раньше открытия наследства или не принял его.

Закон допускал лишь письменную форму завещания. Завещание признавалось действительным в том случае, если оно подписано завещателем и представлено в нотариальный орган для внесения в актовую книгу (ст. 425 ГК РСФСР). Если завещатель не мог подписать завещания в силу неграмотности, болезни или физических недостатков, то по его просьбе завещание подписывалась другим лицом – рукоприкладчиком .

Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. подразделял наследников на присутствующих и отсутствующих. Присутствующий наследник считался принявшим наследство, если в течение 3 месяцев со дня открытия наследства не заявлял суду об отказе от наследства (ст. 429 ГК РСФСР). Отсутствующий наследник признавался принявшим наследство лишь в том случае, если он в течение 6 месяцев со дня принятия мер охранения наследственного имущества заявлял народному суду по месту открытия наследства о своем желании принять наследство.

Нормы наследственного права, изложенные в ГК РСФСР 1922 г., не применялись к имуществу крестьянского двора[17]17
  Крестьянский двор – объединение членов одной или нескольких семей, проживающих в одном доме и ведущих совместное хозяйство. Во главе стоял отец семейства – домохозяин.


[Закрыть]
. Имущество личного пользования членов крестьянского двора, приобретенного ими на личные средства, могло быть завещано в соответствии с нормами ГК РСФСР.

Сузив круг наследников по закону и по завещанию, ГК РСФСР 1922 г. также ограничил свободу завещательного распоряжения: наследодатель мог завещать имущество лишь членам семьи, иждивенцам и государству. Наследодателю предоставлялось право лишить всех или части наследников по закону их доли, при этом допускалась возможность лишить наследства несовершеннолетних и нетрудоспособных граждан.

Тем не менее ГК РСФСР 1922 г. заложил основы советского наследственного права. Основной задачей законодателя являлось максимальное ограничение возможности передачи по наследству крупной собственности. Отношение к мелкой собственности было иное. Имущество, включавшее обычную домашнюю обстановку и предметы обихода, согласно ст. 421 ГК РСФСР, вообще не входило в предельную сумму стоимости имущества, которое можно было передать по наследству. Таким образом, трудовая собственность граждан, за исключением крестьян, могла передаваться без каких-либо ограничений. Ограничения касались наследования промышленных, торговых предприятий, денежных капиталов, строений, предметов роскоши. Иными словами, переход по наследству имущества такого рода подлежал государственному контролю и ограничению государства, чтобы не создавать в условиях социализма резкой разницы в имущественном положении граждан. В. И. Серебровский, характеризуя институт наследования в ГК РСФСР 1922 г., отмечал: «Установление предельного размера стоимости имущества, которое могло переходить по наследству, и узкого круга наследников по закону, ограничение свободы завещания, довольно широкое допущение возможности перехода к государству наследственного имущества в качестве выморочного – все это препятствовало образованию крупной капиталистической частной собственности и тем самым способствовало вытеснению и ликвидации капиталистических элементов. Вместе с тем нормы наследственного права ГК, обеспечивая переход по наследству к членам семьи умершего его трудовых сбережений и другого принадлежащего ему имущества, способствовали укреплению личной собственности и советской семьи»[18]18
  Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. М., 1997. С. 44.


[Закрыть]
.

Постановлением ЦИК и СНК СССР от 29 января 1926 г. был отменен (с 1 марта 1926 г.) максимум наследования. В результате стало допускаться наследование по закону и по завещанию всего наследственного имущества независимо от его стоимости. Наследники, проживавшие совместно с умершим, получали имущество, относящееся к обычной домашней обстановке и обиходу (за исключением предметов роскоши), сверх причитавшейся им доли из имущества умершего.

Следующее изменение в наследственном праве произошло в связи с введением с 1 марта 1926 г. института усыновления. Усыновленные и их потомство по отношению к усыновителям в личных и имущественных правах и обязанностях приравнивались к родственникам по происхождению. В связи с этим усыновленные и их потомство стали наследовать после усыновителей.

Дальнейшее расширение круга наследников было обусловлено принятием Постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 6 апреля 1928 г. Этим Постановлением разрешалось завещать имущество не только наследникам, указанным в ст. 418 ГК РСФСР, но и государственным органам, а также общественным организациям.

В результате дальнейшего совершенствования наследственного права в 1928 г. появился институт обязательной наследственной доли. Согласно Постановлению ВЦИК и СНК РСФСР от 28 мая 1928 г., независимо от содержания завещания несовершеннолетние наследники стали получать не менее ? той доли, которая им причиталась бы при наследовании по закону[19]19
  СУР РСФСР. 1928. № 65. Ст. 468.


[Закрыть]
.

С 1 апреля 1935 г. ГК РСФСР был дополнен ст. 436, где указывалось, что вкладчикам, вносящим вклады как денежные, так и в ценных бумагах в кредитные учреждения, предоставляется право указывать лиц, которым вклад должен быть выдан в случае смерти вкладчика.

Таким образом, в результате построения социализма полностью исчезла частная собственность. Основным объектом наследования стала личная собственность граждан. Являясь производной от социалистической собственности, личная собственность всемерно защищалась Советским государством. Право наследования личной собственности граждан, согласно ст. 13 Конституции СССР, охранялось законом. На этом конституционном принципе было основано дальнейшее развитие советского наследственного права.

С ликвидацией частной собственности отпала необходимость в дальнейшем существовании ограничений наследственного правопреемства. Назрела потребность привести наследственное право в соответствие с теми изменениями, которые произошли в социально-экономической жизни страны. Однако решение этой задачи было отложено из-за нападения на Советский Союз фашистской Германии. Лишь в конце Великой Отечественной войны у Советского государства появилась возможность внести существенные изменения в наследственное право. Эти изменения были изложены в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1945 г. «О наследниках по закону и по завещанию». Данным Указом устанавливались три очереди наследников. К первой очереди относились дети (в том числе усыновленные), супруг и нетрудоспособные родители умершего, а также другие нетрудоспособные, состоявшие на иждивении умершего не менее одного года до его смерти. При этом иждивенцы умершего не только были оставлены в числе наследников первой очереди, но и могли быть наследниками, даже если находились не на полном иждивении умершего; такой порядок просуществовал до введения в действие Основ гражданского законодательства СССР 1961 г. Во вторую очередь наследовали трудоспособные родители, а в третью – братья и сестры умершего.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5