Алла Болотина.

Маригрот



скачать книгу бесплатно

– Пап, а что они делают? – обратился Игорь с вопросом к отцу.

– Они? Они устроили демонстрацию, борются за соблюдение своих прав. В общем, требуют демократии, – попытался объяснить отец.

– Пап, а что такое демократия? – не отставал мальчик с расспросами.

– Это когда не один человек решает, что и как будут делать остальные, а все общаются, разговаривают, и большинство определяет ход жизни, – задумчиво пояснил отец.

– Пап, а ты хочешь убирать?

– Нет!

И, посмотрев друг другу в глаза, не сговариваясь, они бросились на второй этаж в комнату Игоря. Конечно, ведь всё необходимое для организации забастовки можно было найти только там. Папа, выдрав из альбома для рисования два листа, фломастерами выводил воззвания. Игорь, найдя в своих залежах «очень нужных вещей» блестящую ленту от какого-то подарка, побежал на лестницу, чтобы привязать её к балясинам, перекрывая проход.

– Народ! Разбираем инвентарь! – послышался из кухни голос мамы.

Они сидели в тишине, готовые к сопротивлению и борьбе, сжимая в руках свои маленькие транспаранты. А мама тем временем, не дождавшись помощников, выглянула из кухни.

– Народ?! – уперев руки в боки, она подошла поближе и медленно прочитала вслух рукописные лозунги: «Нет субботним уборкам в семье Карасёвых!», «Даёшь демократию!»…

Однако демократии не получилось. Вместо того чтобы договариваться, мама посмеялась, а потом, приняв максимально серьёзный вид, заявила:

– По субботам у нас авторитарный режим, – обращаясь к сыну, пояснила она. – Это значит, что главная в этот день мама, а папа и Игорь ей во всём подчиняются и не перечат до конца уборки! Лозунги в помойку, инвентарь разобрали – и за дело!

Так что как работает демократия, Игорь знал не понаслышке. Мальчик взглянул на своих собеседников. Они еле сдерживали улыбку.

«Что их так развеселило?» – подумал он, оглядываясь по сторонам.

– Нам бы хотелось показать тебе Маригрот, – прервала его размышления Аэрия.

– И помни, в любой момент по своему желанию ты можешь оказаться на Земле. Но более подробно всё это тебе объяснит Джи. А теперь иди, – махнул рукой Тизиан.

Игорь оказался на том же уступе заснеженной горы, под которой виднелось зеркальное озеро, рядом с ним стояла Джи. А дальше – всё, как в прошлый раз: Джи увлечённо рассказывала, одна картинка сменяла другую, и только в Рубиновом лесу Игорь уже не стал пятиться, а подошёл и похлопал по лапе сиреневого медведя, как старого знакомого, чем невероятно удивил собеседницу. Но когда Джи в пустыне предложила покататься на ящере, Игорь напрягся и серьёзно занервничал, поглядывая в небо.

– Ты не испугался медведя в Рубиновом лесу и боишься безобидного Арахонда? – подтрунивала над ним Джи.

Мальчик сдвинул брови к переносице и, буркнув ей в ответ что-то невнятное, вскочил на ящера. Они помчались по пустыне, однако дракон так и не появился…

Взмах рукой, и они оказались на скамейке, парящей над белой травой.

Стройными рядами в глубь парка уходили ровные аллеи, обсаженные диковинными деревьями разнообразных форм и оттенков. Вдоль других насаждений вились чёрные дорожки, усыпанные светящейся крошкой. По ним горделиво вышагивали пёстрые птицы, похожие на павлинов. Слегка неуклюжие, они то и дело сворачивали с дорожек и, позабыв обо всём на свете, вприпрыжку неслись к загорающимся в траве огонькам светлячков. Чуть поодаль журчал серебристый водопад, как будто просто висящий в воздухе. Достигнув земли, поток воды рассыпался искрами на десятки метров, наполняя всё вокруг радужной люминесценцией, похожей на северное сияние.

– Это городской парк, последнее место в нашей сегодняшней программе, – вздохнула Джи, – а теперь давай отработаем твоё перемещение.

– А разве это не будет делать Глур? – удивился Игорь.

– Нет, для нас перемещение на Землю слишком трудоёмко и опасно. Глура подвергали огромному риску, отправляя за тобой. Малейшая ошибка в расчётах, и его могло бы расщепить в пространственно-временн{?}ом тоннеле.

– А я? Аэрия заверила меня, что я смогу возвращаться на Землю по своему желанию… – напрягся Игорь.

– Не переживай. Во-первых, этот тоннель делали специально для тебя с учётом твоих параметров. Во-вторых, ты был рождён на границе между мирами, а значит, принадлежишь им обоим. – Она замолчала, с ещё большим интересом разглядывая своего собеседника.

– Подожди, Глур что-то плёл про то, что я не землянин… – заполнил Игорь неловкую паузу.

– Всему своё время. Сейчас ты попробуешь совершить переход сам, – Джи взяла его руки в свои. – Запоминай: если тебе нужно попасть на Землю, чёрная нить должна быть снизу, а золотая – сверху.

– Джи, я не вижу никаких нитей и тем более не знаю, где золотая, а где чёрная, – признался Игорь.

– Как? – изумилась девочка, при этом её глаза резко расширились. – Чем дальше, тем интереснее! На правой руке у тебя находится чёрная нить, на левой – золотая. Соответственно, правая кисть располагается снизу, левая – сверху. Далее произносишь: «Земля», – и всё, тоннель открыт. Если хочешь вернуться на Маригрот, то делаешь наоборот: золотая нить снизу, чёрная сверху, говоришь: «Маригрот».

– И всё? – засомневался Игорь.

– Всё! Запястья при любом переходе должны быть скрещены. Ах да, перемещаться с Земли ты можешь только из своей комнаты, когда минутная стрелка часов достигнет двенадцати. Ты всё запомнил? – на всякий случай уточнила Джи.

– Да! – уже не скрывая своего нетерпения, с готовностью ответил Игорь.

– Сейчас ты переместишься на Землю. Попробуй сразу вернуться обратно на Маригрот. Давай!

Игорь положил левое запястье на правое и громко произнёс: «Земля!»

Открыв глаза, мальчик обнаружил себя сидящим на собственном диване. В зеркале шкафа он увидел своё глуповато-удивлённое отражение. Игорь подошёл к шкафу, открыл и закрыл дверцу, сел за стол, поднял и положил на место ноутбук, затем подошёл к окну и прислонил горячий лоб к прохладному стеклу. Через стену донёсся глухой бой часов.

«Ну что ж, была не была, попробуем обратно! – мысленно подбодрил он себя и положил правое запястье на левое. – Маригрот!»

Джи, как ужаленная, подскочила на скамейке.

– Слава великой Альфарде! Переход работает! Игорь, в следующий раз встречаемся на Маригроте в 17:00 по земному времени.

Игорь задумчиво поднял на неё глаза.

– Джи, один вопрос, – обратился он к своей спутнице.

– Да…

– Здесь водятся драконы?

– Конечно, – равнодушно пожала плечами девочка, – вообще-то они живут на своей планете – на Дракосе, но на Маригроте бывают довольно часто. Милые, большие, добродушные животные, но, к сожалению, совершенно глупые. Перемещайся, а то и правда опоздаешь на встречу с друзьями. Пока!

Лукаво улыбнувшись, она хлопнула в ладоши и исчезла, как будто её никогда и не было. Игорь соединил запястья, прошептал: «Земля» – и оказался в своей родной, такой знакомой комнате.

До встречи с друзьями оставалось всего 25 минут. Мальчик схватил оставшийся от завтрака бутерброд с колбасой и сделал большой глоток холодного сладкого чая. Только сейчас он ощутил, насколько голоден. Наскоро расправившись с незамысловатым обедом, он бросился к метро.

Ребят он увидел издалека. Колобок рассказывал Даше что-то смешное, быстро размахивая руками, а та звонко смеялась, вытирая накатившую слезу. Игорь с разбега врезался в них.

– Ну, наконец-то! – хором возмутились друзья.

Перед тем как подняться по ступеням к центральному входу, остановив ребят, Даша указала рукой на фасад Михайловского замка.

– Обратите внимание на надпись. По легенде, некая юродивая предрекла императору скорую смерть. Она сказала, что жить ему на этом свете ровно столько лет, сколько будет букв в изречении над главными воротами.

Мальчишки задрали головы.

«Дому твоему подобаетъ святыня Господня въ долготу дней»

– Считайте буквы, – озадачила их Даша.

– Сорок семь, – через несколько секунд выдал Игорь.

– Ровно столько лет прожил император Павел I, – с чувством заявила Даша. – А у нас есть пятнадцать минут. Пойдёмте, я хоть в двух словах расскажу вам об этом необычном замке.

И они медленно двинулись внутрь мрачного здания.

– В середине восемнадцатого века на этом месте располагался Летний дворец дочери Петра I – Елизаветы, – вдохновенно начала девочка, – именно в Летнем дворце Павел и родился.

– То есть получается, – Лёнька удивлённо заморгал, – что императора убили на том самом месте, где он появился на свет?

– Да, – довольная произведённым эффектом, кивнула Даша, – об этом месте Павел пророчески сказал: «Здесь я родился, здесь хотел бы и умереть». В течение всей своей жизни он боялся покушений и именно поэтому отказался жить в Зимнем дворце и решил построить собственный, безопасный. Замок возводили по подобию средневековой крепости: высокие стены, внутренний двор, вода со всех сторон. С севера и востока от города его отделяли реки Мойка и Фонтанка, а с юга и запада – Церковный и Вознесенский каналы. Попасть на этот искусственный остров можно было только через мосты, охраняемые часовыми. И днём и ночью в течение четырёх лет более шести тысяч человек строили Михайловский замок.

– Подожди, – встрял Игорь в её рассказ, – что за Церковный и Вознесенский каналы?

– Их засыпали давно, не отвлекайся, – нетерпеливо отмахнулась рукой Даша. Они продолжили движение по мрачным залам дворца. – Первого февраля одна тысяча восемьсот первого года Павел и его семья переехали в новый дворец. В этом замке он прожил всего сорок дней. Согласно преданию, император предчувствовал свою судьбу и в последний вечер, выходя из-за стола после ужина, прошептал: «Чему быть, того не миновать».

Дашка оглянулась по сторонам и указала в сторону узкой лестницы:

– Нам сюда.

Мальчишки, не отставая, следовали за ней.

– В первом часу ночи дюжина злоумышленников оказалась возле царских покоев, – перешла она на зловещий шёпот. – Зверски расправившись с часовым, дежурившим у дверей спальни императора, преступники обнаружили, что покои заперты изнутри. Павел, услышав шум борьбы, вскочил с постели и заметался по комнате. Убийцы ломились внутрь, и государю ничего не оставалось, как спрятаться за занавеской.

Дашка раскраснелась, её волнение тут же передалось мальчишкам.

– Офицеры, которых было не менее двенадцати человек, ворвались в императорскую спальню, но постель оказалась пустой. Их охватила паника: они начали лихорадочно обыскивать комнату и, к своей несказанной радости, нашли прятавшегося от них государя. Один из офицеров схватил валявшуюся золотую табакерку и ударил ею императора в висок.

– Вот негодяй! – возмутился Лёнька.

– Павел рухнул на пол и потерял сознание, – продолжала Даша, не обращая внимания на негодование её спутников. – Все накинулись на упавшего императора и стали его добивать. Один из заговорщиков схватил шарф, висевший возле кровати. Этим шарфом Павел и был задушен.

Даша перевела дух.

– И с тех пор призрак убитого заговорщиками императора не может покинуть это место. Иногда, в строго определённое время, он показывается в этих стенах… – загадочно закончила девочка.

Они стояли посреди бывшей спальни императора. Даша взглянула на часы.

– Скоро…

Лёнька с Игорем, потрясённые рассказом, замерли рядом с Дашкой. Повисла мёртвая тишина. Прошла минута, вторая, третья, но ничего не происходило. Колобок подмигнул Игорю и тихонько провёл по Дашкиному затылку пёрышком.

«Подготовился хитрец», – хмыкнул про себя довольный Игорь.

– Вы ничего не почувствовали? – резко повернулась к мальчишкам Даша.

Глаза её были огромными, лицо побледнело. Игорь, еле сдерживая смех, отрицательно замотал головой. Девочка прислушалась, исследуя взглядом комнату. Лёнька вновь поднёс перо, но теперь уже к уху. Дашка резко перехватила его руку.

– Колобок, мерзавец! Я тебя сейчас убью! – завопила она.

Освободившись от захвата, Лёнька помчался к выходу. Дашка и Игорь бросились за ним вслед. Немногочисленные посетители замка с недоумением смотрели на быстро удаляющихся подростков.

«Вот так и рождаются легенды, – пронеслось в голове у бегущего Игоря, – они ведь сейчас решат, что мы убегаем от привидения».

И больше не в силах сдерживаться, он расхохотался.

Глава 3. Замок чародейства

Вернувшись домой, Игорь устроился на диване и стал ждать. Он уже порядком заскучал, когда из гостиной раздался такой долгожданный бой часов.

– Раз, два, три, четыре, пять…

Он очутился перед громадным белым замком. Восемь остроконечных башен уходили в бирюзовое небо Маригрота, теряясь где-то в облаках. Когда туман немного рассеялся, Игорь обнаружил, что замок стоит на скале, со всех сторон окружённой водой. Волны с огромной силой разбивались об уступы, поднимая брызги на десятки метров вверх.

Потоптавшись на месте, Игорь, озираясь вокруг, медленно поднялся по вырубленным каменным ступеням к небольшой смотровой площадке. Пройдя ещё пару метров, он оказался перед огромными, в три человеческих роста, деревянными дверями. Дверное полотно было богато украшено искусными узорами, по центру располагалась камея из сверкающего перламутром камня с изображением длинной винтовой лестницы, упирающейся в маяк, дракона со стрелой в зубах и ребёнка, держащего в руках огненный шар.

Игорь попробовал отыскать ручку или звонок, чтобы попасть внутрь, как вдруг деревянные створки бесшумно открылись и из замка выплыла платформа. На ней стоял долговязый парень в длинной синей мантии, колпак на его голове немного съехал на бок, придавая своему хозяину несколько потрёпанный вид. Парень смешно перебирал руками, пытаясь схватить уплывающие от него по воздуху колбы. Они были доверху наполнены песком разных цветов.

– Игорь Карасёв? – не прекращая своей битвы с колбами, прокричал он и подплыл на платформе к мальчику.

– Да, – разглядывая незнакомца, ответил Игорь.

– Запрыгивай! – снова обращаясь к нему, махнул рукой парень. От этого движения колбы с песком пришли в ещё большее неистовство и опять бросились врассыпную.

– Вам помочь? – спросил Игорь, хватая на лету одну из них.

– Буду чрезвычайно признателен. Эти детские пособия так же непослушны и шкодливы, как и изучающие их школяры.

Запрыгнув на платформу, Игорь собрал все пытавшиеся сбежать колбы и прижал их к себе.

– Меня зовут господин Дрю. Я преподаю домашнюю магию младшим воспитанникам, – с гордостью заявил долговязый незнакомец. – Я препровожу тебя на урок мыслеформ. Только давай на сильмун заскочим в колботеку?

Игорь утвердительно кивнул, пообещав себе ничему не удивляться.

– Что такое колботека? – поинтересовался он, улучив минутку, когда Дрю перестал распихивать колбы по карманам своей мантии.

– Это хранилище знаний, – коротко ответил учитель.

Их платформа легко скользила по тихим коридорам замка. Грубая старинная кладка, то тут, то там скованная гибким стеблем растения, похожего на дикий виноград, сменялась старинными фресками с затейливыми сценами из жизни маригротцев прошлого: мужчины и женщины в нарядах различных эпох бороздили океаны, исследовали космос, открывали новые пространства и разгадывали тайны бытия. Единственное, что объединяло все это фрески, – формулы и уравнения. Возникло ощущение, что древние обитатели этих стен использовали их вместо текста.

Игорь заметил, что по мере прохождения платформы формулы начинали излучать едва заметное свечение. Этот мерцающий свет не просто манил, он зарождал в душе мальчика нестерпимую жажду: посмотреть, почувствовать, коснуться. Одно мгновение – и рука сама потянулась к фреске, изображавшей одинокую планету со шлейфом из драгоценных камней, похожих на звёзды.

В его глазах потемнело, в лицо ударил ледяной ветер, и он оказался в эпицентре снежной бури. Отовсюду доносился щемящий сердце гул голосов. Его мотало из стороны в сторону, как пушинку, подкидывало высоко вверх и с оглушительной скоростью швыряло вниз. Игорь потерял ориентацию во времени и пространстве, не помнил, кто он и откуда, и знал лишь одно – это конец!

Внезапно мальчик услышал далёкий, но удивительно знакомый и родной голос: «Игорь, что ты наделал?! Хватай меня за руку!»

Тёплое прикосновение нежной женской ладони – и вдруг время остановилось. Наступила звенящая тишина, снежинки застыли в воздухе, на хмуром грязно-сером небе, затянутом свинцовыми тучами, подобно вспышке горела яркая звезда. Из тумана, окружавшего мальчика, выглядывали миллионы холодных безжизненных глаз, и только Она излучала тепло. Ещё мгновение, и он вновь оказался на платформе.

Напротив него сидел побелевший от ужаса господин Дрю. Он держал Игоря за плечи дрожащими руками и читал какие-то формулы.

– Слава великой Альфарде! Игорь, ты живой! Но как, как тебе удалось? Как ты вернулся?

– Вернулся, господин Дрю? – прошептал Игорь, всё ещё не оправившись от пережитого.

– Мальчик, ты только что был на Планете Духов. Никому ещё не удавалось вернуться оттуда живым!

Дальше платформа двигалась в тишине. Было видно, что господин Дрю умирает от любопытства. Но когда он вглядывался в серое лицо Игоря, то как-то затухал и не решался завести разговор. И всё же он не выдержал.

– Нет, я, конечно, знал, что фрески обладают особыми свойствами, эти стены тысячи лет впитывали историю Маригрота. Я слышал легенду о Мардрагоре, который использовал их для путешествий во времени. Но Планета Духов, да и ты, непосвящённый! Совсем ребёнок, а вернулся живым и невредимым!

Господин Дрю смерил его изумлённым взглядом.

– Игорь, пока никому не говори об этом, я доложу об инциденте непосредственно Аэрии. И не трогай, пожалуйста, здесь больше ничего.

Почувствовав, что обстановка стала чуть менее напряжённой, Игорь попробовал сменить тему разговора, стараясь больше не смотреть по сторонам.

– А где мы? – поинтересовался мальчик.

– О, мой юный друг, мы с тобой находимся в одном из старейших учебных замков Маригрота – Марикастле. В нём учатся представители самых знатных домов Созвездия Гидры, а преподают сильнейшие маги нашего времени, – значительно повеселев, произнёс господин Дрю.

Поддавшись переполнявшим его эмоциям, преподаватель слегка ослабил хватку, и колбы, ощутив свободу, бросились в разные стороны. Однако в этот раз господин Дрю быстро собрался и вернул их на место. Судя по всему, у него был большой опыт перемещения колб из класса в колботеку.

Платформа тем временем притормозила и медленно вплыла в открывшуюся дверь. За ней оказался огромный, очень светлый зал с невообразимо высоким потолком. В конце зала располагалось панорамное окно во всю стену, из которого открывался чудесный вид на океан. Местами на стекле имелись объёмные витражные вкрапления, и лучи звезды Альфарды, проникавшие через цветные вставки, преломлялись и, подобно калейдоскопу, собирались уже на куполе колботеки, образуя сложный узор. Всё помещение было плотно заставлено прозрачными стеллажами, до самого верха забитыми колбами с разными формами, размерами и содержимым. Господин Дрю разомкнул объятия, и колбы, обгоняя друг друга, запрыгали к своим стеллажам.

– Как дети малые, – заулыбался учитель, – выпускай! Здесь уж дорогу в своё хранилище они найдут сами.

Платформа развернулась и прошла сквозь зеркальную гладь стены напротив одного из стеллажей. По коже мальчика пробежала лёгкая дрожь, и вот они уже были в просторном холле с множеством дверей и арок, расположенных на разных уровнях.

– Господин Дрю, а где же ученики? – удивился Игорь, заметив, что за всё их путешествие они не встретили ни одной живой души.

– Ты про школяров? Как где? На занятиях. Ты опоздал на три сильмуна.

– Но я переместился в назначенное время, – парировал Игорь.

– Да, да. Всё верно. Просто в твоём пространственно-временн{?}ом тоннеле время идёт иначе, и пока его не отладят, ты будешь опаздывать на первый урок. Но не переживай, преподаватели дисциплин предупреждены. Сейчас у тебя урок мыслеформ. Наставника зовут господин Си-Брюм.

Ровно посередине третьего ряда сверху перед ними открылась голубая дверь, и Игорь вошёл в класс.

В небольшом полукруглом помещении располагались три высоких ступени. На раскинутых на них мягких подушках удобно устроились школяры. Над каждым из них висела колба. Маленькими палочками они писали прямо в воздухе текст, диктуемый господином Си-Брюмом. Буквы вспыхивали изумрудным светом, подплывали к колбам и ссыпались в них зелёным песком.

Господин Си-Брюм оказался мужчиной средних лет в бархатной фиолетовой мантии и таких же мягких восточных тапочках. Большие жёлтые глаза, нос, похожий на клюв, и серебристые вихры на висках придавали ему сходство со старым лесным филином.

– Господа, прервёмся, – проговорил он, протирая очки, – Игорь, присаживайтесь на свободное место.

В нескольких шагах от Игоря, как по команде, в воздух взлетели подушки. Они взбились, отряхнулись, плавно легли обратно и, немного поёрзав и решив, что теперь школяру будет удобно, успокоились. После того как Игорь занял подготовленное для него место, господин Си-Брюм хлопнул в ладоши, и работа вновь закипела. В воздухе перед носом Игоря появилась пустая колба и палочка.

– Итак, господа школяры, сегодня мы с вами закрепим визуализацию мыслеформы, – проговорил преподаватель, вскидывая руки.

Над его головой засветилась формула: знак интеграла, пределы, неизвестные – всё как в тех заданиях, которыми папа мучил Игоря с самого раннего детства. Мальчик зачарованно смотрел на повисшие в воздухе символы. Остальные школяры старательно повторяли их своими палочками, и формулы тут же зелёным песком осыпались в колбы.

– Игорь, вам нужно отдельное приглашение или я буду заполнять вашу колбу? – произнёс Си-Брюм, впившись взглядом в мальчика. Вихры на его голове встали дыбом, шея покраснела.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7