Алла Алая.

Боро Мэй



скачать книгу бесплатно

– Что думаете? – спросила она у всех.

Крон убрал руки от ушей, провел пятерней по волосам, взъерошив и без того непослушные пряди:

– Давайте вспоминать. Когда магистры ушли, мы вернулись в кафе и Иени стал надираться, что бы приглушить обиду и горечь от поражения.

Эль хмыкнула:

– Вы все начали надираться!

Крон гоготнул:

– Куда мне до Иени! С меня хватило пары кружек эльфийского пива, что бы не помнить, во сколько мы ушли из кафе!

Лесса подняла от кулачков заплаканные глаза:

– Мы тоже с Эль не пили много, но и я не помню, когда мы ушли…

Эль нахмурилась:

– Я тоже не помню!

Биги оторвался от созерцания каши, задумчиво поскреб макушку и подтвердительно кивнул: тоже.

Крон обвел всех взглядом:

– Магия времени?

Эль кивнула:

– Похоже…

Вспомнив про поисковые маячки, которые были у всех студентов встроены в эмблемы на плащах, ребята стали осматриваться, но ни на одном плаще эмблем не было. Ситуация сильно напоминала ЧП. Оттолкнувшись от стола, Крон встал, схватил все плащи в кучу и поспешил к наставнику Ойо, который заменял студентам няню, маму, папу, воспитателя и так далее на протяжении всего обучения. Ойо знал все про всех, имел ключи от всех комнат, шкафов, сундуков и кладовок, жалел, порицал, ругал и даже мог побить за проступок. Но никто никогда не мог сказать про него, что Ойо несправедлив или нечестен. Поэтому пользовался заслуженным уважением всех студентов.

Друзья, не медля, кинулись к нему за помощью. Ойо, как всегда был в своем кабинете. Домовой рассказывал ему последние слухи, в тот момент, когда ввалились студенты с взволнованными лицами. Домовой замолчал, обернулся, вздохнул глубоко и, проворчав «Я же говорил», растаял с хлопком в воздухе. Взмахом руки Ойо закрыл дверь за студентами и предложил им сесть. Выслушав сбивчивый рассказ, наставник подошел к ребятам, забрал у них плащи и бросил на стол к себе. Потом достал из секретера магическую лупу, встряхнул ее и направил на плащ, на то место, где была эмблема.

– Та-ак, тут поработал маг времени, очень не слабый, надо сказать, маг. Но, – и Ойо осклабился, – недоучка, мать его йети. Кто ж так следы затирает?!!

И он снова уставился в лупу, разглядывая следы магического воздействия. Потом выпрямился, задумался и постучал по столу. Домовой выглянул из темного угла кабинета, ожидая приказа.

– Позови Кахэ, – только и сказал наставник.

Домовик кинулся к решетке вентиляции и тоненьким сгустком энергии втянулся в узкое отверстие. Буквально через минуту посередине кабинета затрещало пространство, и из портала шагнул Кахэ, как был, в халате и домашних туфлях, с бутербродом и чашкой кофе.

– Что такое, наставник, не даете мне спокойно позавтракать? – но увидев компанию студентов, осекся и перевел взгляд на Ойо.

– Господин Ректор, у нас ЧП, – грустно и тихо сказал наставник.

Кахэ развеял в воздухе кофе и бутерброд, провел руками вдоль тела, переодеваясь в строгий деловой костюм, и широким шагом подошел к столу.

Ребята сидели тихо, как мыши. Больше всего на свете им хотелось убраться отсюда подальше, но мысль о друге не давала этого сделать.

Кахэ взял протянутую ему лупу и посмотрел на плащ. В тот же момент кабинет окутала непроницаемая сеть тишины. По одному этому стало понятно, что все достаточно серьезно. Ректор подошел к свободной стене, поднял руки и зашептал заклинание. Между пальцами хлынули потоки плазмы, соединяясь и образуя огромный экран, почти во всю стену.

Ойо сел в свое кресло и положил подбородок на сцепленные руки:

– Как я люблю смотреть на вашу работу, Профессор Кахэ, – протянул он, на что Ректор дернул плечами, заставляя всех сосредоточиться.

Отойдя на пару шагов, Кахэ закрыл глаза и замер в ожидании ответа. Экран мигнул, засветился зеленым светом и отобразил город, залитый лучами рассветного зимнего солнца.

Все повскакали со своих мест, и подошли к экрану. Отображение было реальным, как будто кто-то снимал город с большой высоты. Дым поднимался от всех каминов вверх, что означало сильный мороз. Кахэ подхватил один из плащей со стола и поднес к экрану, тут же засветился ярче тот район города, где вчера студенты встретились с Магистром Боро и Ректором. Двумя пассами Ректор приблизил изображение и снова поднес плащ к экрану. Кафе окрасилось в красный цвет и замигало.

– Ну да, ничего необычного, кроме этого заведения студенты никуда не ходили, – протянул задумчиво Кахэ и снова взял лупу, – линии магии времени напоминают рисунок волн на поверхности воды, надеюсь, вы это не забыли?

Ребята склонились над лупой, мешая друг другу и толкаясь. Они силились разглядеть хоть что-то. Заметив это, Кахэ отошел от них и жестом, послал изображение с лупы на экран. Протянулась чуть заметная полоса магии, и на большом экране появился мягкий волнистый рисунок остаточной магии времени.

Эль с интересом разглядывала изображение. Ее что-то смущало, но пока она не могла понять что. Ректор смотрел на студентов и ждал. Когда в глазах Эль мелькнула догадка, он обратился к ней:

– Я вижу, вы сомневаетесь, Эль?

– Да, Ректор, есть в этом рисунке что-то неправильное.

Биги взял лист чистой бумаги со стола и карандаш и просто нарисовал волны. Много волн. Как умел. Потом он протянул бумагу Эль. Она подняла рисунок перед собой и сравнила его с изображением на экране.

– Да, – сказал Кахэ, – верно, Биги, рисунок! Волны нарисованы! Это сделано намеренно, что бы ввести нас в заблуждение!

И потом, чуть тише добавил:

– Напомните мне в следующем семестре, я поставлю вам отлично по «Принципам остаточной магии».

–Но кто это сделал? – спросила Эль, – И зачем? Зачем срывали с нас поисковые маячки? Почему мы ничего не помним?

– Да, вопросов больше чем, ответов, – Кахэ задумчиво потер подбородок.

Подойдя к столу наставника, он трижды стукнул, зовя домового.

Из-за занавески выглянул домовик Ректора и проворчал:

– Да здесь я, здесь.

Кахэ посмотрел на домовика и произнес:

– Хват, позови Боро, пожалуйста.

Тот, рассеявшись в воздухе, проплыл легким облачком к окну и, улетая в форточку, буркнул: «Понял».

В кабинете стоял приглушенный гул голосов. Студенты тихо переговаривались, поглядывая на все еще висящий в воздухе экран. На нем было видно, как в кафе заходили ранние посетители на чашечку кофе, как забегали горничные с корзинками за пирожными для своих хозяев. Вот проехала, зевая, стража. Краем глаза Кахэ уловил движение возле своего дома, который был виден недалеко от кафе, и сделал вывод, что Хват исполнил поручение.

Отправив студентов собираться на каникулы, Ректор поспешил в свой кабинет, предварительно убрав экран и щит из кабинета Ойо.

В ожидании своего друга, за которым он послал домовика, Кахэ просматривал личное дело пропавшего студента Лаветс Иени. Молодой человек происходил из очень знатной семьи, приближенной к королю, это вполне могло оправдывать его вчерашнее поведение, однако это не объясняло причину его обучения в Академии Высших Искусств. Обычно, сынки состоятельных родителей и знати обучались в Университете, потому что диплом, который там выдавали, ценился более всего в Империи Маора.

Надежду Ректор возлагал лишь на то, что парень действительно загулял. Хотя факты и внутреннее чутье подсказывали, что здесь не все так просто. Характеристика студента Лаветса от преподавателей Академии соответствовала его происхождению. Педагоги писали так: «Заносчив, нетерпелив, выраженные качества лидера, вспыльчив, но отходчив, порою высокомерен. Не признает авторитетов. В науках прилежен, умен, интеллектуально развит. Проявляет склонность к магии эфиров, хотя и обладает целительскими способностями».

Аттестация за прошедший семестр была отличной. В общем, хороший студент, практически гордость Академии.

– Не дай бог с ним что-то случится, и репутации Академии настанет конец, – пробурчал Кахэ.

– А ты не преувеличиваешь? – оторвал его от размышлений Боро, входя в кабинет.

Ректор поднял глаза от документов Иени.

– Я преуменьшаю, друг мой! – вздохнув, протянул Кахэ,– Поверь мне, это очень серьезное происшествие. Если, конечно, мальчишка просто не загулял. Меня беспокоит другой нюанс. Вся компания молодых людей       не помнит, как и когда они вернулись в общежитие. И нам с тобой предстоит, – он замялся, сомневаясь в формулировке, – можно сказать, расследовать это дело.

От Боро не укрылось, как был расстроен Кахэ.

– С чего думаешь начинать? – спросил он, присаживаясь на край стола.

Кахэ поднялся с кресла и повернулся к окну. Наверное, у него не оставалось выбора, нужно признаваться в причине вызова Боро в Академию. Пара минут тягостного молчания, затем глубокий вдох:

– Прости меня, мой друг, если сможешь. Начну я с того, что ты не просто так оказался в стенах нашей Академии.

Боро напрягся, но продолжал молчать. Тогда Кахэ обернулся и посмотрел на него. Посмотрел прямо в глаза, честно, открыто и, разведя руками, продолжил:

– С тех пор, как ты покинул Академию, прошло много лет. В те времена, если ты помнишь, Академия Высших Искусств была престижным учебным заведением для магов. Я, как получил сюда распределение вместе с тобой, так тут и остался, подал прошение и перешел в преподавательский состав.

Кахэ налил себе и Боро бокал эльфийского вина, сел в свое кресло и продолжил.

– Когда подвернулась возможность, я отучился в Каенском магистрате, защитил диссертацию и получил снова распределение в Академию Высших Искусств, но уже на должность Ректора.

Боро, внимательно слушавший Кахэ, подался вперед и перебил друга:

– Что стало с Ректором Тавером?

Кахэ помедлил, потом ответил:

– Когда я получил назначение, Академия уже полгода была без него. На мои вопросы я не получил ответ. Ректор Тавер исчез. Испарился. В одну секунду. Приехав в Академию, я занял его покои и сразу был безмерно удивлен. Он действительно исчез! Все его вещи, книги, любимые сигары все лежало на своих местах, как будто он просто вышел на пять минут и должен вот-вот вернуться. Где-то месяц я разбирался с его вещами сам. Как-то вечером из угла кабинета раздался кашель. Я постучал по столу, и ко мне вышел Хват. Он был страшно напуган, но, сколько я ни бился, так и не услышал внятного ответа, знает ли он, где Тавер. Мы заключили договор, и домовик стал моим слугой. Все вещи Тавера и по сей день лежат на чердаке Академии. Я все надеюсь,… надеялся, что он вернется.

Боро спросил:

– Сколько лет ты тут?

– Пять, – ответил Кахэ, подливая себе вина, – я стал замечать, что с каждым годом набор студентов все меньше и меньше. А однажды молочник шепнул мне, что про Академию стали ходить нехорошие слухи. И дело не только в пропавшем Ректоре.

Кахэ хлопнул себя по коленям и встал:

– Идем Боро, я покажу тебе.

Они вышли в холл. Кахэ развел руки в стороны, сплетая синее кольцо портала. В глубине портала Боро разглядел темные глубины подвала Академии. Задрав полы мантии, Ректор шагнул в портал и позвал Боро за собой. Как только они вышли в подземелье, портал подернулся дымкой и слегка потух, но не исчез совсем. Боро в изумлении стоял, глядя на это чудо.

– Это невероятно! – воскликнул он, – Сколько сил нужно влить в переход, что бы удерживать его в режиме ожидания?

Кахэ рассмеялся и поманил Боро рукой:

– Идем, сейчас все поймешь.

Они пошли по длинным коридорам подземелья. Тут находилась Библиотека Академии, Хранилище, заведующим которой стал Боро, далее был виден вход в подземный полигон для магических тренировок. Свернув в очередное ответвление, маги дошли до лифта, о существовании которого Боро не знал. Лифт спустил их еще на два этажа вниз. Открыв дверь лифта, Кахэ сделал жест смотреть вперед и шагнул в темноту.

Боро осторожно ступал за ним, автоматически включая ночное зрение.

Они попали в округлую пещеру с высоким потолком-куполом. Посередине пещеры зияла огромная яма, к которой медленно и аккуратно пробирался по камням Кахэ.

Пещера, казалось, сделана самой природой, но настолько необыкновенная, что Боро сомневался, скорее всего, без магии тут не обошлось.

Как только Кахэ дошел до края ямы, из-под земли заструился слабый зеленый свет. Он набирал силу и становился все ярче. Необходимость в ночном зрении отпала. Светло стало, как днем. Боро разглядывал стены пещеры, переливающиеся разноцветными камнями. Богатство пещеры поражало своим великолепием и ослепляло. Кахэ внимательно наблюдал за другом.

– Что скажешь? – спросил он.

Боро покачал головой:

– Даже не верится, что такое может храниться в подвале Академии!

Кахэ хмыкнул:

– Это еще не все, – он отошел от края ямы, и снова пещера погрузилась во тьму, заставляя магистров включать ночное зрение. Кахэ дошел до Боро, и подтолкнул его к яме, – теперь ты, только будь осторожен, яма глубокая!

Боро начал осторожно, по-кошачьи переступать с камня на камень. Чем ближе он подходил к краю ямы, тем сильнее он ощущал потоки магической энергии немыслимой мощи. Его начало то кидать в жар, то в холод. Он остановился, пошатываясь. Кахэ увидел это и крикнул:

– Включи поглощение!

Магистр закрыл глаза и представил воронку. Поглощение заработало, приводя в норму физическое состояние и проясняя голову. Через пару секунд Боро почувствовал небывалый прилив сил. Он спокойно дошел до ямы и замер, упиваясь ощущением всемогущества. Оглядываясь по сторонам, он не увидел никаких драгоценных камней на стенах пещеры, но под ногами у него начал разливаться эфирный поток ярко-оранжевого цвета. Поток мягко огибал его ступни, закручиваясь в причудливые узоры на стенах, камнях и куполе, сверкая и переливаясь, как золото.

– Что это, Кахэ? Почему у меня все иначе? – крикнул он другу, неотрывно следя за потоками эфира.

Кахэ засмеялся:

– Это и есть главная тайна Академии. Источник Всея. Источник, о котором, похоже, не знает Маор. Все дело в том, что если сюда заходит последователь темных стихий, он видит пустой темный зал, и ничего не происходит. Академия Высших Искусств одушевленная, Боро! И это не понятно и пугающе. Я – маг земли и мои сокровища те, что сокрыты в ее недрах. Ты – маг эфира, и твое сокровище тягучее, как жидкое золото. Заходя сюда каждый день, я понял, что сила моя растет день ото дня. И ты мог в этом убедиться. Мне не понятно только одно, кто это сделал. Ну, или кто был первооткрывателем, и почему ни в одной книге, ни в одном источнике об этом не говорится ничего! Мне путь сюда показал Хват. Я думаю, что домовой знает больше, чем говорит, но время его откровений еще не пришло.

Боро заметил, что Кахэ подходит к нему, и пещера вокруг начала меняться. Потоки эфира захватывали драгоценные камни на стенах, смешиваясь с ними и покрывая купол великолепной сияющей радугой. Из глубины ямы с рокотом поднялись потоки энергии и разлились у них под ногами прекрасным озером, в воздухе запорхали бабочки, а по стенам зацвели цветы.

Магистр не верил своим глазам. Кахэ тоже залюбовался красотой магии.

– А когда я прихожу сюда с домовым, мы любуемся ночным небом с миллиардами ярких звезд. Видимо сочетание разных магий дает разный эффект.

Кахэ присел на один из камней, выступающий из воды. Боро опустился рядом.

– Так в чем твоя вина? – вспомнил он.

Кахэ плеснул водой в лицо и нехотя ответил:

– Я добился, что бы тебе сменили наказание на работы в хранилище Академии.

И он виновато поднял глаза, ожидая недовольства Боро. Но тот только пожал плечами, не понимая:

– Зачем? И почему именно сейчас?

Обтерев лицо рукавом, Кахэ ответил:

– Это не первый случай пропажи студента у нас. Были еще и другие, но менее знатные и о них никто не вспоминал, разве что иногда, отсюда и слухи в городе. Пойми меня правильно, я люблю нашу Академию и мне не все равно, что с ней будет. Я просто обязан выяснить все до конца, но один я не справлюсь. Я лукавил тогда, в кафе, что удивлен нашей встрече. Пока твое наказание было неотвратимо и неизменно, я ничего не мог предпринять, да я и сам не был уверен в том, что здесь что-то не так. А потом я стал догадываться, что все плохо, и мне нужен был помощник и друг. Я навел справки о тебе и был несказанно рад твоим успехам. При моем положении повлиять на твое распределение не сложно, ну вот ты и здесь.

Боро задумчиво водил ногой по воде и молчал. Потом встал и пошел к лифту.

– Идем к тебе, там и обсудим все, – бросил он через плечо.

Кахэ медлил, не вставая с камня.

– Мне кажется, Тавер пропал здесь… – тихо и обреченно сказал он в спину Боро. Магистр остановился, как споткнулся:

– В смысле?

– Следы тут теряются…

***

В комнате, которая досталась Боро по должности, было просторно и достаточно уютно. Домовой постарался, что бы друг его хозяина ни в чем не нуждался.

Пока в Академии было тихо, и в общежитии почти никого не осталось, так как все студенты разъехались по домам. Редкие голоса можно было услышать только в столовой во время завтрака и обеда.

Боро Мэй осваивал знакомые пространства с трудом. Его животные инстинкты, отработанные на службе в отряде, все время подкидывали воображаемые опасности. Он не просто шел по коридорам, а постоянно осматривался, встречных магов проверял скрытым зрением, а еду на яды. Большую часть времени он проводил в кабинете Кахэ, где они вместе разыскивали пропавшего Иени. Все что удалось выведать за пару дней, что Иени ушел с какой– то девицей легкого поведения, и с какими-то людьми. В районе верхнего плато располагалось шесть публичных домов, но, ни в одном из них, следов Иени они не обнаружили. Оставалось проверить еще один дом. Кахэ мрачнел с каждым днем. На третий день он пришел к выводу, что нужно делать официальный запрос. Пригласив Боро к себе в кабинет, Кахэ накрыл комнату непроницаемым куполом и призвал Кристалл Связи. В воздухе появился голубой кристалл, напоминавший огромный алмаз, но с гранями – тетраэдрами и нанесенными на них вензелями дома Маора.

Кахэ сотворил на ладони образ Иени Лаветса и отправил его в кристалл. Вспыхнув красным, кристалл поглотил образ, и тут же раздался безликий голос:

– Это официальный запрос, Ректор Кахэ Уай?

– Да, – громко и четко произнес Кахэ.

Кристалл снова стал голубым и замолчал.

– Можно пока попить кофе, если ты не против? – предложил Ректор, доставая чашки из шкафа.

Боро смотрел на Кахэ, пытаясь понять, что в душе происходит у друга. С виду Кахэ был спокоен и даже расслаблен, и только всполохи фиолетового в ауре у него выдавали нервозность и растерянность.

– Ты всех проверяешь скрытым зрением? – усмехнувшись, спросил Кахэ.

– Да, привычка, – кивнул, не смутившись, Боро, – там, где я был, мороков предостаточно. И все не лучшего качества. В скрытом зрении заметна серая аура при нанесении морока.

Кахэ удивленно посмотрел на друга:

– Как же ты тогда не увидел морок на мне в кафе?

– Представь себе! – ехидно ответил Боро, – твое мастерство перевоплощения, усиленное Источником, неподвластно скрытому зрению. А сейчас ты не скрываешься от меня, твоя аура видна.

Кахэ кивнул:

– Моя сила пугает меня не меньше.

Боро взял протянутую ему чашку ароматного кофе и спросил:

– Может не стоит туда ходить?

На что Кахэ грустно сказал:

– Для меня это уже как наркотик. Ты был там всего каких-нибудь четверть часа, и почувствовал небывалый прилив сил. Я прихожу туда уже пятый год…

– Тогда я боюсь спросить тебя о дане?

– Великий, Боро…

Магистр Мэй даже встал.

– Не может быть! Великим даном обладает только Маор!

Кахэ присмотрелся к кристаллу, убедился, что в нем все тихо и продолжил:

– И я.… И, думаю, был Тавер.… И боюсь представить даже, кто еще, знающий об источнике…

Кахэ обреченно сел в кресло, и угрюмо посмотрел на Боро.

– Тогда нам с тобой предстоит долгий труд, поверь мне, с этим нужно тщательно разбираться, – решил Боро.

Минут через двадцать кристалл снова мигнул красным цветом. Кахэ быстро подошел к нему и протянул руку, считывая ответ. Пока шел обмен информацией, Кахэ стоял недвижимо, закрыв глаза.

Когда кристалл растаял в воздухе, Кахэ вздохнул глубоко и покачал головой:

– Плохо все, – подошел к столу, сел и стал что-то писать на гербовой бумаге.

Боро, молча, сидел и ждал.

Написав и запечатав письмо, Ректор стукнул по столу и отдал письмо появившемуся Хвату. Тот, не спрашивая ничего, поклонился чинно Ректору и неспешно вышел за дверь, неся подмышкой письмо, чем несказанно удивил Боро.

– Чего это он такой странный? – спросил он у Кахэ.

– Плохие вести не принято доставлять быстро, – пожав плечами, ответил тот.

– Да что там случилось то?

– Магическая связь оборвана… – грустно ответил Кахэ.

Боро задумался и принялся мерить шагами кабинет.

– Я отправил его родным извещение о пропавшем Иени. Мы сейчас больше ничего сделать не можем, – Кахэ выглядел очень расстроенным и растерянным. Одно было не совсем понятно.

– Я думал, что оборвать связь может только Око Маора. Я не прав? – спросил Боро.

– Нет, – устало вздохнул Кахэ, – око Маора может забрать магию, и, только после этого, связь рушится сама. В нашем случае, магия не была сброшена у Иени, а процесс разрыва был инициирован с другой стороны, как будто Иени самостоятельно разорвал связь с Оком.

– Но это невозможно сделать! Никак! Всем известно, что связь с Оком устанавливается сама в момент рождения мага. И сама разрушается в момент его смерти, что случается крайне редко! – Воскликнул Боро.

– Вот именно! – горячо ответил ему друг, – именно поэтому в канцелярии Ока Иени Лаветс считается умершим!!!

Боро чертыхнулся, задумался, потому резко повернулся к Кахэ.

– У нас еще десять дней до приезда студентов, давай не будем отчаиваться. Ты забыл, где я служил? – Боро пошел к двери, бросая на ходу, – я буду держать тебя в курсе дела.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7