Алисия и Алекс Оуэлл.

Высшая справедливость. Роман-трилогия



скачать книгу бесплатно

До казни оставалось меньше четверти часа. Обычно Брендон О’Брайан не позволял себе быть участником подобных зрелищ – видимо, срабатывал защитный рефлекс. А на казни своих подзащитных не ходил никогда. И хотя Брендон не понимал, чт? с ним сейчас происходит, он знал, что сегодня пойдет непременно, даже невзирая на то, что Стивен предупреждал его…

Брендон собрался с духом и прошел в комнату для свидетелей казни.

Здесь, за тонированным стеклом, отгораживающим помещение, где должно было свершиться правосудие, взгляд его приковало само орудие казни, мрачно возвышавшееся посередине. О’Брайан тяжело вздохнул и, посмотрев выше, пробежал взглядом надписи на стенах зала: «Доверие», «Равенство», «Защита», «Воздаяние»… но не увидел среди них одной, которая, он точно помнил, должна была здесь быть: «Справедливость»… Брендон нахмурился и снова уставился на пустующий пока электрический стул, и если бы его спросили, о чем он сейчас думает, он затруднился бы с ответом.

Только когда ввели осужденного, Брендон перевел взгляд и тут же про себя не без радости отметил, что Стивен по-прежнему спокоен и невозмутим. Он шел твердым шагом, не нуждаясь в чьей-либо поддержке, а во всем его облике была даже какая-то монументальность. Это поразило адвоката. Но в то же время О’Брайану упорно хотелось уловить сейчас на лице своего подзащитного хоть что-то традиционное, трепетно-человеческое! В какой-то момент ему показалось, что мышцы лица Стивена напряглись в плохо сдерживаемой гримасе, но на самом деле тот лишь выудил языком приставшую к десне фруктовую кожицу и сплюнул ее на пол.

«Он ведет себя так, будто его готовят не к казни, а к медицинскому обследованию!» – изумленно подумал Брендон и скосил взгляд на других свидетелей. Похоже было, что холодное безразличие Кларка удивляло всех, кто на него сейчас смотрел.

Когда все приготовления закончили, осужденному была предоставлена возможность сказать последнее слово.

Стивен повел бровями и произнес:

– Я думаю, насколько интереснее бы все это выглядело, если бы я мог наблюдать происходящее со стороны…

– Это все?

– Да. А вы что, хотели, чтобы я произнес речь?

«Он продолжает в своем духе, а уже через минуту все будет кончено…» – с ужасом подумал Брендон.

Секундная стрелка выразительно защелкала, отсчитывая последние мгновения: десять, девять, восемь… Стивен, с лица которого не сходило выражение абсолютного спокойствия, вдруг закрыл глаза и не открывал их до того момента, пока на отсчете «ноль» его не потряс сильнейший разряд. В эту секунду глаза его широко открылись, но что было в них в этот миг – боль, страх, или уже что-то другое, надчеловеческое, – Брендон так и не смог разобрать…

Легкий дымок поплыл по залу, и в нос сразу же ударил запах гари, способный просачиваться сквозь что угодно. Брендон смотрел прямо перед собой, но не мог больше сконцентрировать взгляд и видел лишь зыбкое темное пятно, окутанное сизой дымкой. Единственное, что оставалось ясно различимым, – это неестественно растопыренные, вздрагивающие пальцы по краям этого пятна.

В горле у Брендона запершило, и он понял, что ему сейчас станет плохо: «Боже мой, эта казнь никогда не кончится! Какими же долгими могут становиться иногда минуты!» Но тут свет снова резко моргнул – спектакль был окончен.

Дым и гарь быстро рассеялись, и Брендон увидел, что глаза у Кларка закрыты, а кисти рук теперь безжизненно свисают с подлокотников…

Врач торопливо констатировал смерть. Погасили яркое верхнее освещение и попросили свидетелей покинуть комнату. А потрясенный О’Брайан все стоял и смотрел на казненного – как на нем расстегивают ремни, снимают электроды, и голова его падает на грудь, демонстрируя обожженную кожу на выбритой макушке, как его укладывают на каталку, покрывают простыней и везут по коридору…

Брендон вышел из комнаты и пошел следом – он ничего не мог с собой поделать! В конце коридора, перед лифтом, он подошел вплотную к каталке, медленно стянул простыню с лица: Стивен лежал словно живой. Брендону не хватало сил поверить, что перед ним труп – не человек уже вовсе, а одна лишь его оболочка…

Он покачал головой: «Лучше бы и не смотрел…» – рывком задернул простыню и быстро зашагал прочь.

Глава 3. Брендон

Загнав машину в гараж, Брендон направился было к дому, но тут же понял, что ноги сами несут его в противоположную сторону.

…Он шел, опустив руки в карманы брюк, не заботясь о том, куда и с какой целью идет, не разбирая дороги и не замечая окружающих. Очень скоро он оказался в тенистом парке, где на него сразу же пахнуло прохладой и запахом свежескошенной травы. Но Брендон не отдавал себе отчета в том, чт? чувствовал и видел вокруг. Ему припомнилось слышанное когда-то изречение, что на смерть, как и на солнце, нельзя смотреть в упор. Верность этих слов он ощутил сейчас всей своей кожей. Сегодня он смотрел на смерть слишком близко и слишком долго, чтобы оставаться после этого зрячим.

Теперь О’Брайан казался себе глупой марионеткой и винил себя за то, что пошел на поводу у своего подзащитного, у собственного любопытства и у еще черт знает чего! Не надо было соглашаться на этот дурацкий прощальный ужин! Не надо было ходить на казнь! В мельчайших подробностях Брендон начал припоминать вчерашний вечер, и ему стало от этого так тошно, что захотелось плакать.

Брендон вдруг вспомнил, что у Стивена была странная привычка: прежде чем что-то сказать или спросить, он пристально и испытующе-иронично смотрел собеседнику в глаза. И было в этом определенно что-то гипнотическое! Брендон быстро привык к этой особенности своего подзащитного – она абсолютно не мешала ему в работе. Но сейчас… он представил себе этот взгляд… и что-то перевернулось у него внутри: ему стало казаться, что преступник вовсе не Стивен Кларк, а преступник он сам, попустивший это убийство, свидетелем которого он сегодня был.

Он вспомнил все, что говорил ему вчера подзащитный, – и правосудие, которому О’Брайан так долго и верно служил, представилось ему вдруг кровожадным монстром, исчадием ада! Он подумал, что действительно, отнимая в законном порядке жизнь, общество не только усмиряет этого вечно голодного зверя – свой собственный страх, – но утоляет при этом еще и свою жажду мести. Прикрываясь жизненно оправданной целью – защитить себя от преступников, – общество не полагается на мощные решетки и высокие стены, оно просто убивает, безжалостно и без тени сомнения!

В этом и заключается справедливость?! И тут Брендону пришло в голову, что надписи, которую он искал – «Справедливость», – он не увидел среди прочих только потому, что она должна была находиться перед глазами осужденного в момент казни! Именно так… Только… справедливо ли это?.. Нет, не должно лишение жизни использоваться как наказание! Нельзя этого делать, просто потому, что нельзя делать никогда! Действительно, как же можно отнимать то, чего не давал?!

Да, Кларк убил… Но он не заслуживал, чтобы за это убили его самого.

«Нет, ты не заслуживаешь смерти, Стивен! – подумал Брендон. – Почему я не сказал ему об этом? Надо было сказать. Почему не сказал? Почему?!»

От этой мысли Брендон впал в отчаяние. В нем бесплодно боролись губительное чувство неискупимой вины и чувство самосохранения, желание оправдать себя перед самим собой. Но он ощущал полную свою беспомощность в стремлении выбраться из этого нравственного тупика – как будто он провалился в глубокую пропасть без надежды на спасение.

Окинув мысленным взглядом почти десять лет своей практики, Брендон подумал, что, может быть, все это время он занимался не своим делом, что ему надо было бы жить где-нибудь на природе и разводить домашних животных, а не копаться изо дня в день в самых темных сторонах человеческого бытия?

Следующее дело, за которое он только что взялся, по первому впечатлению, тоже вряд ли удастся выиграть. «Если оно завершится так же, я этого уже не вынесу! – размышлял Брендон, меряя шагами улицы города. – Может, действительно, бросить все к черту, пока не поздно?» Да, вряд ли он предполагал, что когда-нибудь додумается до такого.

Промучившись полдня, Брендон добрел наконец до дома. Здесь, прямо с порога, его встретил надрывный трезвон телефона. То, что дома никого не оказалось, было и к лучшему. Но вести сейчас какие-то разговоры… О’Брайан вздохнул и поднял трубку.

– Брендон! Где тебя носит?! До тебя весь день не дозвониться! – услышал он голос своего коллеги и сразу же вспомнил, что оставил в тюрьме портфель, который не разрешалось иметь при себе присутствующим на казни. – У нас тут сенсация! Ты что, еще ничего не знаешь? Тогда не упади сейчас: твой Кларк жив!

– Что за дурацкие шуточки? – вяло процедил Брендон. – Я устал, у меня голова раскалывается.

– Да говорю же тебе: это правда! Не будь идиотом – быстро кати сюда! – в трубке послышались короткие гудки.


…Когда всего через тридцать минут после казни в тюремный морг явился наконец застрявший в автомобильной пробке патологоанатом, Стивен Кларк дышал уже совершенно отчетливо.

Неизвестно, какие высшие силы вмешались в судьбу осужденного, но так или иначе, утаить эту шокирующую новость сразу не удалось. Более того, информация почти молниеносно просочилась за тюремные стены. Ответственные за проведение казни лица были в замешательстве: случай, казалось, не имел прецедентов. И так как осужденный находился в бессознательном состоянии, тут же прибегнуть к повторной казни не решились. Кларка перевезли сначала в тюремный госпиталь, а уже в середине дня – в клинику *…ского университета, где имелось отделение с новейшим оборудованием для лечения пострадавших от поражения электричеством и где проводились серьезные научные исследования в этой области.


О`Брайан добрался до клиники только к вечеру. Он предъявил свои внушительные документы, и его беспрепятственно пропустили в реанимационное отделение.

Увидев распростертого на постели Кларка, к рукам которого были прикреплены трубочки капельниц и разноцветные проводочки, Брендон застыл на месте. Вокруг хлопотала целая медицинская бригада. Но не это произвело на него впечатление: в какой-то момент он вдруг заметил, как нижняя челюсть Стивена едва заметно дернулась. Только тогда до Брендона начал доходить истинный смысл происходящего. Он неожиданно глупо крякнул и вслед за этим начал негромко, отрывистыми смешками нервно хохотать. Вряд ли когда-нибудь он был еще так потрясен! И если бы солнце вдруг взошло посреди ночи, он чувствовал бы себя спокойнее, чем сейчас.

Поймав косые взгляды медперсонала, О’Брайан быстро взял себя в руки. «Молодец, дружище! Держись, Стив!» – тихо прошептал он. И тут же заметил, что реаниматоры как-то особенно засуетились, до него стали долетать малопонятные реплики:

– Сильная экстрасистолия!

– Приготовить дефибриллятор! Осторожно, всем отойти! Включаю!

В этот момент новый электрический разряд заставил Стивена вздрогнуть всем телом. Брендон пришел в ужас: «Что они делают: спасают его или добивают?! Подобное подобным?!» Он уже готов был броситься на реаниматоров с кулаками, но возня как-то сразу прекратилась, и Брендон понял, что им удалось вывести пациента из критического состояния.

«Стив, держись! Только не умри сейчас! Выживи! Покажи им всем!» – твердил Брендон. Но что и кому должен был «показать» Стивен, Брендон и сам толком не знал. Единственное, что он сейчас ясно понимал, – так это то, что радость, подобную этой, он вряд ли испытывал когда-нибудь в жизни. Разве что в тот день, когда родился его первенец. Или когда они путешествовали с женой во время медового месяца и их машина, свалившись в кювет, два раза перевернулась, а они, не получив ни единой царапины, потом долго и заливисто хохотали. Но все равно все это было как-то по-другому…


На следующий день Брендон приехал в клинику после полудня. Там его ждало известие, что Стивен Кларк утром пришел в сознание.

– Вы его адвокат? Мы никого к нему сейчас не пускаем, вы же сами понимаете… Исключение только для вас. Но, пожалуйста, не более пяти минут! – Брендон терпеливо выслушал наставления врача и вошел в палату.

Стивен лежал с закрытыми глазами, обвитый проводами и окруженный приборчиками всех калибров. Рядом сидел, уставившись в монитор, молодой ассистент.

– Стив… – тихо позвал Брендон и взял его за руку.

Стивен приоткрыл глаза, гримаса боли исказила его лицо.

– Брендон… – прошептал он, стараясь улыбнуться, – я жив…

– Знаю, знаю! Как ты сейчас?

– О-о-о… – застонал в ответ Стивен. – У меня так голова болит… Это что-то адское… Даже глаза больно открывать…

– Не открывай, лежи. Все будет в порядке! Это лучший в мире центр. Они тебя вытащат. Держись! Самое страшное уже позади, – быстро проговорил Брендон и пожал его руку.

Стивен ответил слабой улыбкой.

Глава 4. Побег

Войдя утром в палату, Брендон заметил, что сегодня Стивен выглядит совсем молодцом – шел уже восьмой день его пребывания в клинике. Стив полулежал, повернувшись набок, и приветствовал адвоката словами:

– Повезло мне с тобой, Брендон!

– О чем ты?

– С адвокатом мне повезло. Кто бы еще стал таскаться ко мне каждый день? Ты один такой.

– Откуда ты знаешь? – уклончиво ответил Брендон, садясь на стул. – Есть разные люди, разные ситуации…

– Ну, все равно, – улыбнулся Стив. – Я тебе очень признателен!

Брендон был тронут этими словами, но ничего не ответил. Ему очень хотелось опять разговорить Стивена, но он не знал, с чего начать.

– Послушай, Стив… Я хочу спросить тебя кое о чем… но ты можешь и не отвечать. Тогда, во время казни… ты закрыл глаза…

– Да. Я молился.

– О чем же можно молиться в последние пять секунд?

– Обо всем. Я произнес три фразы: «Господи, прости мне грехи мои, прими мою душу и облегчи мне последнее страдание».

– У тебя что, раньше времени не было помолиться?

– Это все не то…

– А потом? – допытывался Брендон.

– Потом… я сказал себе: «Все!..» И больше уже ничего не помню.

– Ты не помнишь удара? – изумился Брендон.

– Нет, абсолютно ничего. До тех пор, пока не очнулся здесь.

– А мне показалось по твоему лицу, что ты испытал в то мгновение нечеловеческую боль.

– Может, так оно и было… Но я ничего не помню.

– А когда тебя пристегивали, ты что-то сказал. Что?

– Да, мне в тот момент вдруг стало трудно дышать… или, скорее, я просто заметил собственное дыхание. И я сказал, чтоб они ослабили ремни, – сейчас-то уж не убегу!

Брендон слушал с изумлением.

– Да правда, Брендон, – улыбнулся Стив, – все это не так страшно. Поверь мне! Все зависит только от того, как ты сам относишься к происходящему. Единственно, что сидеть на высоких креслах с прямыми подлокотниками я теперь вряд ли смогу…

Брендон поглядел недоверчиво – ему показалось, что Стивен каждой своей последующей фразой умудряется опровергнуть предыдущую.

– Прости меня за мое глупое любопытство, – тихо проговорил он. – Я не имел права расспрашивать тебя о таких вещах…

– Опять ты ищешь свою вину там, где ее нет, – это у тебя уже мания какая-то! – простодушно заключил Стивен.

– Кстати, врач, который констатировал твою смерть, уже безработный, – попытался перевести тему Брендон.

– Бедняга! Я надеюсь, его не будут судить?

– Не думаю. Нет никаких оснований считать, что он ошибся преднамеренно. И потом, у него безупречная репутация. К тому же сейчас уже невозможно достоверно определить, была ли вообще ошибка: иногда люди выходят из клинической смерти и без посторонней помощи.

Стивен искоса поглядел на своего адвоката:

– Но признайся, Брендон: у тебя хоть немного поехала крыша, когда ты узнал про меня?

– Да, состояние было не из обычных, – согласился Брендон.

– А ты мне не верил… – протянул Стивен.

Брендон проигнорировал его слова.

– Они сейчас сходятся на мысли, что в твоем случае напряжение в сети каким-то образом оказалось чуть ли не в три раза ниже номинального, иначе это было бы просто невозможно.

– Да, мистика! – съехидничал Стивен, поворачиваясь на спину.

– Каждый считает, как ему понятнее: для кого-то это, наверное, и мистика. Но при определенном стечении обстоятельств сбой может дать любая, сколь угодно надежная система, созданная человеком. От этого никуда не денешься – даже если вероятность сбоя оценивается в одну миллионную долю процента. Не дают осечек только законы природы. Пока еще.

– Ну и что теперь со мной будут делать? – спросил Стив, скептически глядя на адвоката. – Исправлять свою ошибку?

– Точно сейчас не скажу, но надеюсь, что повторная казнь тебе не грозит. Все быстро просочилось в прессу. Знал бы ты, какая буря из-за тебя поднялась! И каждый – от сошки до министра – норовит высказать свое мнение на этот счет. Если так и дальше пойдет, дело закончится заседанием Конституционного суда! – со смехом завершил Брендон.

Стивен не разделил его веселости:

– Да? И то хорошо. А то я уже думал, что теперь, в отместку за промашку, мне вкатят три тысячи вольт.

– Я принесу тебе газеты – почитаешь, – улыбаясь, сказал Брендон, еще воодушевленный этой темой.

– Не надо, – равнодушно ответил Стивен. Он лежал, уставившись в потолок, и над чем-то размышлял. – Брендон, а какие у меня шансы избежать пожизненного заключения?

– Думаю, никаких.

– Так не бывает… – протянул он задумчиво. – Пока я жив, шансы всегда есть. Я, например… могу убежать.

– Не смеши меня! Ты, наверное, с детства насмотрелся подобной киномуры. Ты не международный террорист, чтобы твои дружки стали доставать тебя хоть из преисподней. Кто станет делать для тебя подкопы?

– Ты! – уверенно ответил Стивен.

Глаза Брендона стали размером с его очки.

– Ты поможешь мне бежать, – повторил Стив.

– Что?! Да ты спятил!

– Ты поможешь мне, Брендон! – твердо произнес Кларк, гипнотически глядя адвокату в глаза.

– Никогда! – выпалил тот. – Даже если бы ты был моим сыном или братом.

– Именно потому, – медленно проговорил Стивен, – что я тебе дороже сына или брата… Я для тебя теперь – воплощение твоей мечты о Высшей Справедливости, найти которую ты и не надеялся.

Брендон посмотрел на него с ужасом: Стивен как будто читал его мысли. Брендону действительно стало сейчас казаться, что вся его предшествующая жизнь была лишь подготовкой к событиям последних дней, вывернувшим наизнанку его вселенную.

– Ты долго шел к этому, док! Такое не проходит даром! – торжествующим тоном заключил Стивен, видя его замешательство.

– Я никогда этого не сделаю, – тихо проговорил адвокат.

– Сделаешь!

– Во-первых, потому… что это невозможно!

Стивен не слушал его.

– Нужно бежать отсюда, и как можно скорее, – размышлял он вслух.

– Тебя завтра должна осмотреть врачебная комиссия, соберется консилиум, – торопливо выложил Брендон. – А потом, я думаю, они постараются сразу же перевести тебя в тюремный госпиталь.

– Тем более – значит, бежать надо сегодня!

– Ты не представляешь, какая здесь сейчас охрана, ее в два раза больше, чем медперсонала! – с отчаянием продолжал Брендон. – Не проверяют разве что только отпечатки пальцев.

– Вот и хорошо.

– Что хорошо?

– Хорошо, что не проверяют, – повторил с улыбкой Стивен. – А портфель твой?

– Портфель? У меня там одна деловая документация, зачем его проверять?

– Тебе когда-нибудь приходилось при входе его открывать?

– Нет.

– Отлично! Все как надо! Итак, к делу: сейчас двенадцать дня, бежим в десять вечера.

– Меня не пустят так поздно… – упавшим голосом проговорил Брендон.

– Ладно, в девять. Времени у тебя уйма. А теперь, – медленно произнес Стивен, впившись глазами в Брендона, – слушай меня внимательно и ничего не перепутай! Сейчас, первым делом, ты пойдешь и срочно закажешь парик с такой же шевелюрой, как у тебя: надо же закрыть чем-то это безобразие, – он похлопал себя по забинтованной макушке, – да и масть у нас с тобой разная. Дальше: давно ты покупал этот костюм?

– На прошлой неделе… – растерянно ответил Брендон.

– Купишь точно такой же, но на два размера больше. Понял? И рубашку не забудь.

Брендон сидел ошарашенный, вытаращив глаза.

– Так, еще, – продолжал Стивен, – две одинаковые пары очков с дымчатыми стеклами. Одни – для себя, другие – без диоптрий – для меня. И… наличка! Лучше побольше, или хотя бы столько, чтобы хватило на какие-нибудь документы. Вроде все… Нет, постой: что у тебя на ногах?

– Ботинки…

– Ты отупел или прикидываешься? – нетерпеливо вздохнул Стивен. – Ногу покажи. Сойдет! – оценил он.

Брендон с отчаянием смотрел на Стивена и понимал, что все уже кончено: он идет и покупает костюм, заказывает парик, что он даст ему денег, что он все сделает для этого человека… Еще пытаясь сопротивляться, адвокат вытащил последний довод:

– Ты пролежал неделю пластом и сейчас вскочишь и побежишь?

– Не волнуйся за меня! – усмехнулся Стивен. – Отправляйся. До вечера!


Было без четверти девять, когда в дверях палаты с каменным выражением лица вновь появился Брендон О’Брайан.

– Ну?! – сверкнул глазами Кларк.

Брендон молча протянул ему свой портфель.

– Молодец! – одобрил Стивен. – Теперь иди и скажи медсестре, чтобы пятнадцать минут нас никто не беспокоил – у тебя важное дознание. Ну, короче, ври что хочешь и через минуту будь здесь.

– Запри дверь. Там есть защелка, – сказал Стивен, когда Брендон вернулся. О’Брайан, не говоря ни слова, направился к двери, реагируя на все приказы, как хорошо налаженный робот-автомат.

– Так, документы, деньги, ключи от машины! – по-гангстерски скомандовал Стивен, уже напяливая новенький костюм.

Брендон выложил все беспрекословно.

– Вот… – виновато пролепетал он, протягивая пачку банкнот, которую Стивен быстро перелистал и сунул в карман брюк.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Поделиться ссылкой на выделенное