Алиса Пожидаева.

Черная Вишня



скачать книгу бесплатно

– Я больше испугалась и замерзла. – Бросок – удар. – Даже боялась, что разболеюсь. Но, к счастью, все обошлось.

В этом приторно-сладком тоне мы продолжали общаться и заниматься дальше. Амир фехтовал и периодически исправлял мне хват, указывая, как именно бросать с какого расстояния.

Когда руки вновь налились свинцовой тяжестью, я так же карамельно распрощалась и отправилась к себе.

Обед прошел в атмосфере всеобщего благодушия, потом меня похитила на прогулку шаиса. Но я перенесла все стоически. Меня грело предвкушение приключения.

Дело в том, что вчера перед сном в спальню просочился Мэтиус, сообщил, что мероприятию быть, и пригласил меня поучаствовать.

Разумеется, я согласилась!


Мэтиус, который теперь привольно гулял по замку, обещал провести меня очередным ходом вниз в подземелья. Однако моя вылазка чуть не сорвалась. Я стояла у окна, уже одетая в простое немаркое платье и теплый жакет, и любовалась луной, когда за спиной щелкнул замок.

Оторвалась от созерцания ночного светила и бросила взгляд назад. Шердан вошел и замер, молча глядя на меня. Выражения его лица я не поняла, да и темновато было. Я машинально поправила волосы, еле удержалась, чтобы не разгладить несуществующие складки на подоле, и поняла, что скучала. Так и стояла, разглядывая своего нанимателя. Он был заметно уставшим, пыльным и наверняка голодным. Под глазами залегли тени, но взгляд был так же направлен на меня. Непроизвольно подалась ему навстречу.

Тишину разбил шум крыльев ночной птицы. В проеме распахнутого окна мелькнул стремительный силуэт.

– Ну здравствуй, дорогая, – заговорил первым Шер.

– Добрый вечер. – Я чуть подумала и добавила: – Дорогой!

– Скучала? – Стаскивая с себя камзол, он прошел в свою спальню.

Я спокойно проследовала за ним и вдруг подумала, что в здешнем довольно чопорном обществе, хотя и лишенном предрассудков христианства, наша совместная жизнь более приличествует супружеской паре. Да и то порой супруги живут в разных крыльях особняка, встречаясь лишь в отдельной супружеской спальне. А для нас не зазорно друг при друге переодеться, не падая в обморок при виде обнаженного участка кожи. Ладно я, выросшая в других условиях, но и Шера ничуть не смущает мое спокойное отношение к его и своей наготе. Хотя как спокойное… Я припомнила все случаи, когда заставала его неодетым, начиная с нашей первой встречи. И да, наш почти случившийся интим тоже припомнила. И очень порадовалась, что в комнате полумрак и предательского румянца не видно. Выдохнула в ответ ласково:

– Бесконечно скучала. – Даже руки на груди сложила, хотя понимала, что переигрываю.

Шердан коротко хохотнул, расстегивая манжеты:

– Да мне уже сообщили, как именно.

– Это ты про тренировки с Амиром или про то, что я в подвалах… – я чуть замялась, – заблудилась?

Судя по внимательному взгляду, заминку мою он уловил.

– Амир, как следует из результата поединка, будет вести себя предельно корректно, насколько он вообще способен на корректное поведение с женщиной.

С этой стороны я угрозы не вижу.

«А зря», – мстительно подумала я. Интересный, между прочим, мужчина. И красивый. И властный. Впрочем, вслух я этого не сказала.

– А вот в подвалы без меня я приказал не ходить. – Голос стал жестким, шайсар замер передо мной в одних брюках, взялся за ремень.

Я слегка зависла, разглядывая рельефную мускулатуру, и с трудом перевела взгляд на лицо, на котором мелькнула тень какой-то очень самодовольной улыбки. Это меня что, соблазняют сейчас? Сам обещал не распускать рук, но я-то ничего не обещала. Ох как интересно…

В эту игру можно играть вдвоем. Заправила локон за ушко, скользнула пальцами по шее, по вороту жакета, невзначай расстегнула одну пуговку, открывая вид на совсем не скромное декольте.

– Во-первых, – облизнула губы, шагнула к мужчине, – я не обещала, что в подвалы не пойду. Во-вторых, – глубоко вздохнула, прижав ладонь к лифу платья, – ты отдаешь мне приказы, как своим подчиненным, мне казалось, у нас несколько иные отношения. В-третьих, – подошла совсем близко, почти упершись в такую притягательную грудь, выдохнула, – я просто выполняю свою часть сделки. Ты занялся собственными делами, несомненно, важными, не спорю. Только вот всю свою жизнь я существовала в совершенно другом ритме и в последние годы отвечала за себя сама. Я не могу неделями прогуливаться по парку и любоваться красотами пейзажа или читать куртуазные романчики. Мне нужно чем-то заниматься, действовать, приносить пользу, наконец. И я занялась тем, из-за чего мы с тобой заключили договор. Чем ты недоволен?

Говорить о том, что даже преуспела в этом деле, мстительно не стала. Наградой мне были частое дыхание и очень-очень злой взгляд. Сделала шаг назад, еще один, улыбнулась и добавила:

– Тебе пора купаться. Ощущение, что не ты скакал верхом, а на тебе скакали. – Я сморщила носик. – И прекрати меня соблазнять!

Это я уже буквально выкрикнула, пулей вылетая из его спальни. За спиной что-то грохнуло. То ли Шердан что-то пнул, то ли дверью так хлопнул.

Ну вот, привела мужчину в ярость. Не знаю, что на меня нашло, но молчать никаких сил не было. И не так уж страшно от него пахло. Даже наоборот – хотелось уткнуться ему в ключицу, туда, где кожу уродовал старый рубец, вдохнуть мшистый, пряный запах с ноткой можжевельника. И рукой хотелось по этим мышцам провести…

Я тряхнула головой, отгоняя непрошеные образы, и затаилась у себя в спаленке. До полуночи было еще около двух часов. Через дверь слышала, как разозленный мной мужчина закончил водные процедуры, поужинал, а потом все затихло. Заглядывать к нему не решилась, а вдруг не спит и поймет мой визит неправильно. А еще хуже, если поймет правильно и никуда не пустит.

Глава 16

Сегодня я буду кутить.


– Пс!

Последний час я сидела и читала. И не сразу среагировала на звук.

– Пс! Пс!

Я подняла взгляд от страниц и увидела торчащую из стены голову Мэтиуса. Прижала палец к губам, глазами показывая в сторону спальни Шера.

Дух просочился сквозь стену и, вернувшись, тихонько сообщил:

– Спит.

Я подобрала юбку и покралась в гостиную. Дальше мы с духом общались, как бойцы элитного спецназа. Я прижалась к стене, показала пальцем на него, на глаза и на дверь. Тот понятливо кивнул и высунулся в коридор. Вернулся, остановил меня ладонью, дал знак, что в коридоре двое. Наказал ждать. Исчез. Через минуту вдали что-то громко упало. Тут же вернулся довольный дух, начал отсчет на пальцах: три, два, один. По команде я открыла дверь и метнулась в сторону очередного архитектурного излишества – ниши со стоящей в ней вазой. Проход открылся и закрылся беззвучно, я перевела дыхание, оказавшись на пыльных ступенях. Мэтиус поравнялся со мной, и мы, ударив ладонями – ну и пусть его прошла через мою – и хихикая, как нашкодившие дети, начали спуск в подвалы.

В одном из просторных залов нас уже ждало несколько призраков, и периодически прибывали новые гости. Я несколько оробела, но тут нас заметили:

– Мэтиус, это она?! Какая хорошенькая! – Вокруг меня завертелся светлый вихрь, а когда остановился, то я смогла рассмотреть миловидную женщину с очаровательными ямочками на щеках.

– Дейзи, потише, не всем по нраву твой темперамент. – Мэтиус честно пытался оттереть меня от дамочки, но проще было остановить цунами.

– Мэтти о тебе столько рассказывал! Ника, лапушка, можно я буду к тебе так обращаться? – Она тут же ответила сама себе, не давая вставить и слова: – Ой, да что я говорю, между нами девочками. Можешь звать меня Дейзи.

– Мне очень… – Что именно «очень», сказать я не успела.

– Мне тоже приятно! Сейчас тебя всем представлю! Вот эти кумушки – Лизи и Вистелия. Они из Южного Марха.

Мы двинулись к двум выплывшим из пола девушкам. Лизи была отчетливо синеватого цвета, и волосы ее казались влажными. Хотя незаметно было, что это ее хоть чуточку смущает, она вовсю болтала со своей подружкой. У Вистелии был хвост. Мы подошли ближе.

– Привет, утопленницы! – с места в карьер начала Дейзи.

Я даже споткнулась от такого приветствия.

– Вот за это тебя и придушили. Ты совершенно не следишь за языком! – съязвила в ответ Лизи, это не помешало духам чмокнуть воздух у ушек друг друга.

– Ах брось, это какой-то завистник украл мой платок. А Отто всегда был жутким ревнивцем. – Дейзи закусила пухлую губку и добавила: – Хотя это не мешало ему иметь все, что движется в каждом встречном порту.

– А тебе – соблазнить конюха, пекаря и помощника мэра, – поддела Вистелия и звонко рассмеялась.

Дейзи хотела что-то ответить, но вдруг вся засияла и прошептала:

– Грегор! – с придыханием глядя куда-то мне за спину.

Естественно, я обернулась. Из стены как раз начал появляться второй мужик, увешанный оружием, но кто из них Грегор, я поняла сразу. Что сказать, он впечатлял. Два с лишним метра роста, и лишнего этого было немало. Суровый такой тип с обнаженным торсом, покрытым ранами и шрамами. С огромным топором в руках. И в килте. Дейзи зависла и продрейфовала в его сторону, я с любопытством двинулась за ней.

До меня донесся обрывок разговора, который велся громовым шепотом:

– …построил он нас, молокососов, на плацу, и спрашивает: «Рядовой Мак-Эван, почему килт на ладонь длиннее, чем положено по уставу?» А я ему: «А вы догадайтесь, старшина!»

Дальше подвал потряс громовой хохот.

Тут моя спутница отмерла, закатила глаза и укоризненно прошипела:

– Мужчины…

А я старалась не хохотать вместе с этими похабниками. Очень уж заразительно у них получалось.

– Мэтти обещал тебе сюрприз! – заговорщицки намекнула вдруг Дейзи, отвлекаясь от своего горца. – Он вообще лапушка, и замок такой уютный, есть где собраться. И главное, источник рядом.

– А при чем тут источник? – Ну да, мне все было интересно.

– Ника, свободная энергия источника нас пьянит. Как легкий алкоголь. – Дейзи блаженно зажмурилась. – О! Вот и Мэтти! Я тебя на минутку оставлю, слетаю тоже подкрепиться.

Она подмигнула и ввинтилась в пол. Мэтиус приближался ко мне в компании еще трех духов. Все выглядели очень довольными.

– Ника! Держи скорее! – Передо мной зависла примерно литровая бутыль, запечатанная сургучом.

Я машинально подхватила увесистую ношу.

– Это все мне? – догадалась я по сияющим лицам.

– Да! Мы вчетвером сложили силы, навестили погреб. – Предсказатель выглядел очень довольным.

– «Каро эста». Прекрасный купаж, очень удачный был год для вина, – добавил второй, чуть смущаясь.

– Послушай его, Карус знает, что говорит. – Мэтиус наклонился ко мне и шепнул: – Он винодел. В бочке вина и утоп, надегустировавшись.

– Этого вина мне хватит, чтобы упиться до смерти, – скептически оглядела внушительную емкость.

– Деточка, то, что нас не убивает, делает нас сильнее, – заявила четвертая соучастница ограбления погреба.

– А то, что убивает, делает нас мертвыми, – мрачно ответила я.

Подвал потряс очередной приступ веселья. Похоже, духи уже успели слетать к источнику.

– Я же говорил – она прелесть. – Мэтиус подплыл ко мне. – Наш человек!

– Я Кларисса, – представилась дама и обратилась к остальным: – Раз почти все прибыли, саммит объявляю открытым!

Из пола оперативно вывинтилась Дейзи и тут же взяла слово, к некоторому недовольству Клариссы:

– Предлагаю сразу определить, где будем собираться в следующий раз, а то потом все окончательно захмелеют.

– Только жребий тянуть не предлагай, соломинки все равно через руку видно.

– Может, посчитаемся? – предложил щуплый старичок в рваной мантии.

– Фагор, если мы будем считаться по одной из твоих формул, то наша милая вечеринка превратится в кружок юного математика.

Духи загалдели.

– А вы конкурс устройте, – подала голос я, расковыряв сургучную печать, и на меня тут же уставились все присутствующие.

– Красоты? – Лизи поправила волосы.

– Не-э… – Я принюхалась к содержимому бутылки. – Конкурс самых необычных смертей.

Духи снова загалдели, обсуждая идею. А ко мне подплыл Мэтиус. Поманил за собой куда-то в угол.

– Так, где-то я это видел… Вот этот камень нажми. – Он сосредоточенно изучал кладку. – Теперь вот этот. И поверни.

Я села на колени и выполнила его указания. В открывшейся нише обнаружилась завернутая в кожу какая-то сильно истрепанная книга, расползшиеся в труху тряпки, с которых посыпался жемчуг, и небольшая деревянная чаша.

– Вот! То что надо, чтобы из горла не пить. Давно тут валяется, – прокомментировал свою находку довольный Мэтиус. – Как-то ее мудрено называли. То ли груул, то ли граат.

Я оставила находку в углу, забрав только бутыль и чашу.

У духов уже вовсю шло обсуждение конкурса.

– Ника, – налетела на меня Дейзи. – Ты будешь председателем жюри!

– Не собирались мы только у Вистелии и Лизи, у весельчака Анри, у Сюзон и у Грегора, – это снова Кларисса.

– Вот с девочек и начнем, – подытожила Дейзи.

Слово взяла Лизи:

– Некоторые тут знают мою историю. – Девушка стрельнула глазками, поправила прическу. – Она проста и незамысловата. Я кормила уточек у пруда и упала в воду.

– А почему упала? – ехидно уточнила Вистель.

– Меня толкнули, – зарделась девушка.

– А кто? – Это снова хвостатая.

– Пастушок Мика.

– А почему?

И после этого вопроса она, кажется, сдалась:

– Для сокрытия преступного сговора между ним, мной и его сестрой, которая работала горничной у одного молодого дворянина. Я должна была соблазнить Эраста, но предалась романтическим чувствам и грозилась все рассказать. В общем, меня утопили, а Эраст пустился во все тяжкие, проигрался, женился на богатой немолодой вдове, спился и утопился в том же пруду. – Девушка мило улыбнулась.

– Бедная Лизи, – ошарашенно пробормотала я. – А Вистелия?

– Вистелия жила в этом пруду. Она русалка. Когда в итоге розыскных мероприятий Мика раскололся и тело стали искать, Вис как раз примеряла мое платье. Ее забагрили, вытянули на сушу, и пока разобрались, что под платьем хвост, она уже обсохла.

Я нервно осушила чашу и налила себе еще.

– Теперь дружим. У нас там мило, лес, холмы, город рядом.

– Сюзон, твоя история? – подбодрила Дейзи.

– А у меня все очень просто. Меня интересовала возможность уехать подальше от авторитарной родни, его – мое приданое. Испортил все брачный контракт. Пока я была жива, большей частью приданого по-прежнему распоряжался отец. Жених разобрал мелкий почерк уже дома.

– И что? – уточнила я, разглядывая холодную белокожую брюнетку с уродливыми синяками.

– Отравилась крысиным ядом. – Она пожала плечами.

– А синяки откуда?

– Крысиный яд есть не хотела. – Это прозвучало так буднично.

Я отпила еще вина и вкрадчиво спросила:

– Ты ему хоть отомстила?

– Через месяц сошел с ума, – доверительно сообщили мне.

Я отсалютовала ей кубком.

– А это весельчак Анри. Он не любит говорить о своей смерти, но мне разрешил пересказать, – снова вклинилась Дейзи, указав на угрюмого сухощавого духа, висевшего в углу.

Тот обернулся, сдержанно кивнул и продолжил что-то обсуждать с Фагором.

– Аниэру оракул предсказал, что смех его погубит, и юный весельчак стал жрецом Неведомого. Поклялся не смеяться.

– Однажды, – мужчина как-то вдруг переместился к нам, – я шел через площадь в Луэте. Там как раз приехал цирк и зверинец. Какой-то шутник или злоумышленник открыл клетки с хищниками. Паника, крики, давка. Вы бы видели, как улепетывала стража! – На строгом лице появилось мечтательное выражение. – А там была девочка лет семи. Она схватила прут и, ругаясь и выговаривая тиграм и львам за плохое поведение, погнала их этим прутиком назад в клетки. У нее было такое сосредоточенное личико… Я не выдержал, рассмеялся – и словно плотину прорвало. Хохотал до упаду… – Мечтательное выражение сошло с лица этого странного духа, словно сорвали маску. – У нашей семьи была плохая наследственность. Сердечный приступ.

И Анри отлетел обратно к Фагору, продолжив беседу.

Я молча выпила. Немного помолчали.

– Грегор, твоя очередь. – У моего локтя замерла Дейзи.

– Да-да! Грегор, расскажи! – Кларисса пристроилась с другой стороны.

Этот великан шагнул в центр, и все слаженно расплылись в стороны, давая ему место. Я приготовилась внимать.

 
В тот год собирались враги покорить наши земли.
С ветрами весенними вышли они к перевалам.
Киннон остроглазый и мудрый заметил угрозу,
И вывел отряды, и весть покатилась по кручам.
Нам было куда отступать, хоть бросать не хотелось
Очаг и хозяйство, но орды врага наступали.
Последний обоз уходил на высокие тропы,
Когда показались враги в темной скальной теснине.
И крикнул я брату родному Адуну: «Спасайся!
Бери стариков и детей, уводи наших женщин.
А мы, тридцать воинов, сдержим врага наступленье.
К тому же вот-вот с перевалов прибудет подмога».
Засели в теснине мы той у руин крепостицы.
 

Кажется, рассказчик начал входить в раж. Потрясая топором, он размахивал руками и продолжал говорить нараспев:

 
Накатывал враг раз за разом, но мы устояли.
Отбили атаки и славою вечной покрыли
Себя и родов своих гордое горное имя.
Топор мой разил день и ночь, мы усталость забыли.
Мы гибли, но не пропускали вперед супостата.
Осталось нас двое: лишь я и товарищ мой Бравен.
Закончились стрелы, сломался рычаг катапульты!
 

Грегор уже в лицах показывал, как именно он разил неведомого врага, теперь я поняла, почему все так расступились. Топор хоть и призрачный, но летал весьма угрожающе.

 
И черной ордой враг пошел на решительный приступ…
Израненным пал мой товарищ, один я остался.
Рубил что есть мочи, не чуя ни ран и ни боли.
Но снова враги навалились, и пал я на землю,
И был там повержен, погиб в безымянной теснине![1]1
  Стихотворение автора.


[Закрыть]

 

Воин замер, опустив руки, повисла гробовая тишина, я забыла дышать, а духам это и не было нужно.

Когда воздуха стало совсем уж не хватать, тихонько вздохнула и спросила:

– А подмога?

– А подмога не пришла, подкрепление не прислали, – грустно ответствовал горец.

– Что ж, обычные дела, – машинально подхватила я, но вовремя умолкла.

В результате вся компания зашумела совещаясь. Сошлись на том, что следующими гостей принимают подружки. Сменить обстановку. А то все пещеры да замки.

За это выпили снова. Я вина, а духи слетали к источнику. Бутыль как-то подозрительно ополовинела.

– Ники, – вскоре весело нашептывал мне Мэтиус, – а ты знаешь, что прислуга считает тебя баронской шпионкой?

– Хик! – глубокомысленно отвечала ему я.

– Да-да! Так и шепчутся. Мол, услугами горничных не пользуется, живет в одних покоях с его светлостью, в подвалах рыскала, в непотребной одежке ходит, движения стыдные по утрам во дворе совершает. Кстати, что за движения?

– А я сейчас покажу!

Градус веселья повысился. Потому что потом были танцы, и я действительно показывала движения. Отбивала каблучком и хлопала, задавая ритм. Остальные подхватили. Сначала исполняла фламенко под дружный аккомпанемент духов. Потом сольно исполнила румбу. В общем, зажгла. В смысле духов зажгла, пары закружились в каком-то местном танце. И дальше мне оставалось только завидовать. Они-то летали, а я даже прикоснуться ни к кому не могла. Под потолком кружились призрачные фигуры, танцевали прямо в воздухе, смеялись. Почему-то вспомнились бицепсы, трицепсы и всякие там косые мышцы пресса, которые в полном комплекте возлежали в спальне наверху.

Я загрустила. И собралась идти в свои покои, воссоединяться со спящим набором всяческих достоинств.

Мэтиус застукал меня, когда я в очередной раз обнималась со стеной и ласково гладила каменную кладку. Я же помню, где-то тут камушек нажимался и дверка открывалась.

– И что это мы тут делаем? – весело вопросил дух, подлетая ко мне в обнимку с Лизи.

– Домой ползу! – отчиталась я и прижалась к стене щекой. – Он там спит, а я тут, а вы танцуете и летаете, а я что, не живой человек? Я тоже хочу, – сбивчиво объяснила свое устремление и всхлипнула.

Наверное, надо было промолчать или бежать раньше. Потому что духи переглянулись, улыбнулись и заявили, что сейчас пойдем летать.

– Я не умею, – пожаловалась я.

– Научим, – ответили мне.

– Я не хочу, – повела я себя нелогично.

– Заставим!

За это еще немного выпили. И мы действительно побежали летать. Точнее, побежала я, а духи нестройной радостной толпой полетели за мной, втягиваясь в очередной подземный ход, который показал мне Мэтиус. Очень узкая винтовая лестница, которая жалась внутри центральной колонны одной из башен, вывела нас на продуваемую всеми ветрами площадку.

Шумел далекий прибой, и кругом царила теплая и очень темная ночь.

– Фагор, ты расчет сделал? – нетерпеливо поторопила математика Кларисса.

– Почти. Согласно вектору рассеяния аурических излучений на объекты средних масс коэффициент… Умножить на время и делить на квадрат расстояния.

– Фагор!

– Необходимое и достаточное для левитации количество духов равно одиннадцати.

– А если все приложим силу?

– Часа полтора, я могу посчитать точнее.

– Не надо! – воскликнули все хором.

Потом призраки облепили меня плотной толпой, как-то сжавшись. Я и раньше подозревала, что человеческую форму им сохранять необязательно, просто так привычнее. На коже от соприкосновения живой материи и эктоплазмы оставались светящиеся следы. Я посмотрела на свою сияющую руку. Это было очень красиво.

– Давай, – шепнули мне на ухо.

И я шагнула в пропасть.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47