Алиса Орлова-Вязовская.

Не было бы счастья…



скачать книгу бесплатно

Дизайнер обложки Марина Михайловна Саенко


© Алиса Орлова-Вязовская, 2017

© Марина Михайловна Саенко, дизайн обложки, 2017


ISBN 978-5-4485-2250-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

– Ну, спасибо, сыночек, порадовал! – Антонина в сердцах кинула ложку в сковороду, и жирные брызги расплылись по клеенке.

Олег застыл в дверях, растерянно окинул взглядом сидящих за столом. Отец склонился над тарелкой, глаза опущены. Подцепил вилкой картошину, стараясь не звякнуть о тарелку. Бабаня сложила руки на тощем животе, морщинистые губы поджаты, в глазах осуждение. На мгновение, Олег почувствовал себя как в детстве, когда приходил домой, не зная, что учительница успела сообщить матери о прогуле, или плохой отметке. Он нерешительно потер переносицу, зачем – то поправил воротник рубашки. Вот глупость! Стоит детина под метр восемьдесят ростом и не знает что делать. Словно детский страх перед матерью так и не прошел. Машинально глянул на стол, для него тарелка не поставлена. Отказ проявить заботу, для Антонины было высшим проявление раздражения. Мол, перебьешься, сам не безрукий захочешь, есть – найдешь.

– Тонечка… – робко шепнул отец.

– Что надо? – Рявкнула мать. – Скоро сорок пять лет, как Тонечка! Отстань от меня!

Она с грохотом швырнула грязную сковороду в раковину, жалобно звякнула чашка.

– Да что же это такое?! Да сколько же тебе, тетка говорить, ну не ставь ты чашки в раковину на самый низ! – Мать расплакалась, кинула полотенце на пол и вышла из кухни. Слышно было, как злобно хлопнула дверь в залу.

– Тонечка, да я ж чего? – Выскакивая из – за стола, заголосила бабаня. – Ты же сама чашку поставила, Тонечка… – Старуха подскочила к Олегу и зашипела, привстав на цыпочки и грозно размахивая тощим кулаком. – Ирод ты! Чистый вурдалак! Родную мать до чего довел! А вот сделается с ней инфаркт, попляшешь!

Бабаня засеменила в залу, охая и причитая слезливым голосом, как по покойнику.

– Чего случилось – то? – В надежде уставившись на отца, спросил Олег.

– Да, вот… Вырикова Нинка приходила… Угораздило же тебя, сынок. Что и делать – то теперь не знаю.

– Твою ж мать… – С размаху опустившись на стул, простонал Олег. – Просил же подождать, хотел как – то подготовить.

– Чего готовить? Небось, уже весь поселок знает. Представь, матери каково? Она ведь такая пава ходила, работу тебе приличную нашла. Думали, вернешься с армии, в люди выйдешь. А теперь? Ладно, ты это, может, есть хочешь? Так я положу, картошка горячая еще, … мясо… Я пойду гляну, как там. Ох, мать честная, это еще Лизавета видать не в курсе не то крику – визгу бы до завтра хватило.

Отец сокрушенно качая головой неловко вылез из – за стола, но в дверях неожиданно появилась мать с красным заплаканным лицом. Из – за ее спины выглядывала бабаня с пузырьком корвалола и отчаянным желанием не упустить подробностей семейного скандала.

– Молодец, Олежек! – Сердито утирая слезы, прямо с порога закричала Антонина. – Дождалась невестушку! Голодрань нищую! Такая в дом кроме клопов ничего не принесет! И теща завидная, шушера приезжая, побирушка!

– Тонечка… – Робко попытался вставить отец.

– Да помолчи, сам не лучше! – Завопила Антонина. – Отец называется! Воспитал дубину, двадцать лет дураку и не знает на какую бабу залезать! Ой – ой! – Опустившись за стол и уронив голову на руки, зарыдала мать.

– Тонечка, доченька! – Засуетилась бабаня. – Капель выпей, Тонечка.

Мать подняла голову и, схватившись за грудь охнула.

Отец побледнел и метнулся к жене.

– Скорую зовите! – Заголосила бабаня. – А – а – а – а – ай, Святые угодники! Помирает! Помирает кровиночка наша, солнце ясное во цвете лет! Лучше бы меня Господь прибрал, курицу старую!

Олег склонился к матери, руки дрожали.

– Мам, ты чего, мама? Плохо, да? Мам, я мигом, я сейчас вызову врача, мам…

– Замамкал. – Злобно прошипела Антонина. – Нарочно не помру, что бы ты сюда шваль эту подзаборную не привел! Ноги ее в этом доме не будет!

Олег жалобно, молча смотрел на мать.

По опыту он знал, что в таком состоянии она не станет слушать никаких доводов и оправданий. Хоть бы это все прошло поскорее, вот лечь спать, а утром просыпаешься и все уже разрешилось. Отец неловко топтался возле жены, пытался гладить по плечу, монотонно уговаривал выпить лекарство и прилечь. Антонина демонстративно всхлипывала, утирала лицо полотенцем, поданным отцом. Олег с надеждой прислушивался, если мать успокоится, то скандал постепенно утихнет, хотя неприятный разговор не минует все равно. Но тут в кухню ураганом влетела материна младшая сестра Лизавета.

Тетка быстро окинула родственников цепким взглядом и, заприметив у бабани в руках капли, завизжала.

– У меня вот сердце – вещун! Прям закололо все, забилось! Чувствую беда с сестрой! Ах ты поганец, мать для тебя самый сладкий кусочек сама не доедала, ночей не досыпала! Я к тебе как к сыну родному, и велосипед купила и на магнитофон денег дала, а ты!

В затихающий скандал, словно дров подкинули. Мать, с отвращением уставившись на полотенце, которым промокала глаза, швырнула его в отца и слезливым голосом заголосила.

– Что ты мне сунул, жалельщик? Это ж кухонное, ты бы мне еще тряпку половую дал!

Олег тоскливо вышел на балкон, вроде как покурить. Отец, понурившись, поплелся за ним. Оба молчали, стараясь встать ближе к стене, на соседских балконах и во дворе торчали любопытные. Ежу понятно, что сегодня весь дом будет обсуждать, что случилось у Антонины Князевой. Да – , да не в семье Князевых, а именно у Антонины. Отец всегда был просто «Тонин муж», а Олег – « Тонин сын».

По поселковым меркам, семья их была зажиточной, уважаемой, но в глазах знакомых и соседей, все это благодаря матери. Антонина Князева – человек важный, заметный, из простой поварихи стала заведующей кафе – столовой. Дуру никчемную на такое место не поставят. А если и прошмыгнет, то долго не удержится. Тут о – го – го соображать надо и вертеться, и знать, кому улыбнуться, а на кого и прикрикнуть. Начальство Тоню уважает, на собраниях сидит всегда в президиуме, а не в зале. И собой женщина видная, высокая плотная, гладкая, ни морщиночки. Темные густые волосы доходят до поясницы, и Антонине стоит не малых трудов закручивать их в пучок. Круглый и ровный как шар, своей тяжестью он заставлял ее напрягать шею и слегка закидывать назад голову, что еще больше придавало матери высокомерный вид неприступной владычицы. К концу дня, она мучилась от невыносимой головной боли, но только дома позволяла себе заплести косу и избавиться от целой пригоршни шпилек.

Льстецы уверяли, что Тонечка Князева вылитая солистка ансамбля «Русская песня», вот как две капельки схожа. И мать, обожавшая Надежду Бабкину, продолжала мучиться от боли, категорически отказываясь сделать стрижку. Муж Антонине Николаевне достался не плохой, но на фоне жены выглядел заурядным ничем не примечательным мужиком. Гена Князев слыл старательным, хозяйственным и работящим, помочь по – соседски всегда, пожалуйста. Но, рядом с женой смотрелся блекло и не серьезно. А вот сынок, Князев младший внешне уродился в мать. Высокий, крепкий, складный, щеки румяные, был бы блондином, так словно богатырь сказочный. Антонина сыном гордилась. Пусть Олежек в школе звезд с неба не хватал», эти заумные над учебниками годами сидят, а дома жрать нечего. И без диплома можно жизнь наладить, было бы желание и голова не пустая. Житейская хватка будет по надежней книжной науки. Вон, еще пацаном Олег крутился возле отца в гараже. И водить умеет, права получены, и машину может с закрытыми глазами исправить. Теперь, когда армия позади, Антонина рисовала себе радужные картины светлого будущего своего сына. С ней он всегда был послушным, не спорил, к мнению прислушивался, уважал. И восхищенный взгляд, которым он смотрел на мать, ласкал до счастливой радости, что еще раз подчеркивало Тонину значимость. Начнет сын работать, осмотрится, потом девушку найдет приличную. Что бы и семья хорошая и голозадая родня на шею не села. Хотя это событие лучше отодвинуть подальше. Делиться сыновней любовью она пока не собиралась. Может быть когда – нибудь, потом… Тем горше и страшнее для Антонины стало появление в их доме Нинки Выриковой. Словно судьба решила над ней вдоволь поглумиться. И вместо всегдашних пряников подсунуть кукиш.

Нинкина дочь Лида, была полной противоположностью той невестки, на которую могла, надеялась мать. Да и вся Выриковская семейка, словно нарочно явилась испортить жизнь ей и Олегу. Не иначе их черти в поселок Кратово принесли!

Жили себе в далеком Мончегорске и жили бы дальше. Нет, притащились всем табором. Им, видишь ли, наследство досталось от двоюродной бабки. Приличные люди вмиг бы избу развалюху продали на дрова, пристроили участок в шесть соток соседям и убрались бы восвояси. А эта голодрань позарилась. Как же, до столицы рукой подать, два часа электричкой небось себя сразу москвичами почувствовали.

То, что Нинка любить поддать, дитю понятно. Тощая, морда вечно опухшая, ноги синие от выступающих вен. Глаза, как у голодной кошки, так и шныряют вокруг, как – будто примиряется что стащить. Брошенка с тремя детьми. По слухам у всех ребят отцы разные, видно погулять то же не дура. С грехом пополам пристроилась посудомойкой в буфет станционный, завидная должность. Старшая дочка, нахальная, развязная, оторва – девка. Средний Вовка, живет всю неделю в интернате, домой только на выходные является. Набедокурит от души и снова в интернат. Меньшая Зинка, второклассница, вечно с неприбранными волосами и под носом две сопли. И теперь, эта паршивая семейка захотела прибрать к рукам Олега! Не жирно ли будет!

То, что сын мог в трезвом уме позариться на Лидку, мать даже думать не хотела. И была совершенного права. Грех с Олегом приключился в приличном подпитии, отмечал с друзьями дембель. Угораздило их собраться у Димки Плотникова в пристройке. Вот обидно, что Антонина тогда не почувствовала никакой угрозы и отнеслась к посиделкам спустя рукава. А что, сын вернулся из армии, дело молодое, лишь бы не перепились до невменяемости, да не сожгли пристройку. То, что там будут девчонки и разговору не шло. Наверняка эта шалава сама навязалась. Маша и Катерина, бывшие одноклассницы сына, посидели, по рюмочке приняли и по домам, а эта поганка осталась! И теперь выходит, что наглая Лидка в положении. Вырикова старшая сообщила это так радостно, словно в лотерею выиграла. А что? Оба признались как на духу. Вырикова мигом поняла, что дело не чисто, как только Лидочку на крыльце едва на изнанку не вывернуло. Она ж мать родная, как же не понять что произошло. Правда Нинка умолчала, что Лида выложила все, лишь в желании не схватить от матери хорошую плюху и наспех сообщив, что Олег Князев жениться обещал. И предусмотрительно умолчав, что хороводится с ним тайком больше месяца.

Антонина еле сдержалась, что бы ни направить Нинку по известному обидному адресу и не спустить с лестницы. Но, брошенная, как козырной туз фраза, о том, что Олега и посадить можно, ведь Лиде еще восемнадцати нет, парализовала мать.

Задохнувшись, чувствуя, как на висках выступил пот, она прикусила губу и еле выдавила предложение попить чаю. Вырикова с довольной ухмылочкой плюхнулась на стул, расставила тощие локти и начала сверлить взглядом холодильник. А ну, как хозяева выставят солидное угощение? Может Антонина и не пожалела бы и заветную баночку икры, что берегли к Пасхе, если бы это помогло навсегда вычеркнуть из жизни всю Выриковскую семейку. Но на столе оказалась керамическая конфетница с постным сахаром и тарелка с баранками. Нинка разочарованно придвинула к себе чашку. Правду говорят, все богатые жадные да скупые. Небось, брезгует простой работницей, барыня гладкая! Ну, ничего, выйдет Лидочка замуж, попляшете!

Антонине казалось, что она впала в какое – то сонное оцепенение, все, что говорила гостья, скользило мимо ушей как вода по клеенке. В голове билось только два слова: «Олег» и «тюрьма». Сил хватило на наспех придуманное вранье про срочную поездку в районный центр на совещание и, брошенное сквозь зубы обещание как – нибудь на днях вновь обговорить как быть с молодыми. Нинка ушла нехотя, надеялась, что разговор будет долгим и хозяева, наконец, догадаются поставить на стол бутылку и закуску. Придя в себя, Тоня накинулась на мужа. Хорош мужик, ни словечка не произнес, сидел как собака: вроде все понимаю, а сказать не могу. Одну ее судьба сына волнует? Олег слава Богу не безотцовщина! И тетка хороша, раз уж все равно в кухне торчала, хоть бы голос подала, родня называется. Все они такие, Тонечка, Тонечка, а как беда пришла и нет никого! Вот сестра бы не стерпела, будь Лизавета здесь, лететь бы Выриковой через три ступеньки на четвертую. Геннадий пытался оправдываться, мямлил что – то несущественное. Бабаня размашисто крестилась, уверяла в своей преданности. Но она же седьмая вода на киселе, как в семейное дело встревать? Зато, она хотя бы уберегла от незваной гостьи заветный постный сахар. Иначе, эта поганка голодушная весь бы умяла.

Антонина внезапно замолчала, лицо помрачнело, занялась ужином, словно досадное событие разрешилось, и обсуждать нечего. Но, пережитое унижение и страх за сына, бродило в ней, словно брага. К приходу Олега, силы сдерживаться закончились, и вся горечь выплеснулась наружу.

Долгожданную поддержку мать получила только с приходом сестры. Они удивительно походили друг на друга внешне, хотя та была младше на семь лет. Так же как все члены семьи, сестра всегда поддерживала Антонину и в любой ситуации принимала ее сторону.

Мать от души и с явным облегчением порыдала в Лизаветину пышную грудь, затем, ополоснув лицо холодной водой и пригладив волосы, начала собирать на стол. Понервничав, и Лиза, и Антонина испытывали приступ голода, аж под ложечкой противно жгло.

Младшая сестра демонстративно кинулась к раковине, начала мыть посуду, хоть что – то для сестры полезное делает не то что остальные, стоят как бараны, того гляди блеять начнут. Бабаня засуетилась, зашмыгала по кухне, вытерла клеенку, открыла холодильник.

– Тонечка, колбаску – то доставать? – елейным голоском спросила старуха.

– Доставай, тетка, и сыру нарежь, и вон там, у стенки, шпроты возьми, чего теперь на праздник беречь, мне уж не до гулянок. – Хмуро проронила Антонина.

– Тонечка, – робко и с надеждой шепнул муж. – Может я того… бутылочку открою?

Лиза и бабаня осуждающе просверлили наглеца взглядом, вот у мужиков одно на уме лишь бы нажраться!

Но, Антонина лишь вяло махнула рукой.

– Открывай уж, снявши голову по волосам не плачут.

– И правильно, – тот час закивала старуха. – Чего же? Тонечка завсегда правильно говорит, уж лучше сами выпьем, чем голодрань всякую угощать.

Лиза сверкнула на бабаню глазами и постучала себе по голове.

– Я в смысле, посидим по – семейному, – заюлила старуха. – В семье по – родственному и водочка слаще.

Антонина словно и не заметила оплошки, сидела вяло, уронив руки на колени. Она чувствовала невыносимую усталость и нравилось, что можно не вставать с места, не заботится ни о чем, а только смотреть, как суетятся остальные, пытаясь ей угодить.

Олег вернулся с балкона, когда все уже сидели за столом. Все время он стоял в одиночестве и курил одну папиросу за другой. Теперь слегка подташнивало и хотелось поесть и спрятаться в своей комнате, с головой накрывшись одеялом, как в детстве. Тогда все казалось простым и понятным и заранее известным. Отругав за провинность, а иногда в пылу и подзатыльник, отвесив, мать непременно заходила в комнату и ласково подтыкала одеяло. Он нарочно лежал с закрытыми глазами, делая вид что спит. Но по – настоящему никогда не засыпал пока не дождется ее прихода. Это был знак, что все закончилось, прощение получено и можно смело забыть свои грехи до следующего раза. Теперь, по малодушию, Олег не рискнул сказать, что встречался с Лидой и после злополучной гулянки. Кто же знал, что так выйдет? Вдруг мать найдет лучший выход? Лида ему нравилась, но жениться ему и не хотелось совсем.

За столом сидели молча, отец, преданно заглядывая в глаза жены, осторожно наполнял рюмки. Бабаня отщипнув хлебный мякиш, подставила его под вилку со шпротиной, не закапать бы маслом клеенку. Лизавета заботливо подвигала колбасу к сестре. А может Тонечка сырку хочет, или рыбки положить?

Олег жевал картошку с мясом, не чувствуя вкуса. Выпитая на голодный желудок рюмка водки вызвала равнодушную вялость во всем теле и лицо, что прежде краснело на любом застолье, стало бледным.

– Так чего эта зараза приходила? – Первой нарушила молчание Лизавета.

Мать вновь помрачнела, отодвинула тарелку и впилась взглядом в лицо мужа, мол, ты вроде как глава семьи, ты и рассказывай.

– Да – а – а – а, вот хочет… что бы значит, Лидка замуж шла. – Пробормотал отец.

– Чего? Замуж? Обхохочешься! Ой, держите меня семеро! – Деланно рассмеялась Лиза. – Мало ли с кем такое случается, на всех жениться что ли?

– Она… она… прокурором грозит, вроде как девчонке восемнадцати нету. – Боязливо оглядываясь на жену, шепнул Геннадий.

При этих словах, Антонина всхлипнула, плечи жалобно поникли.

Младшая сестра хлопнула по столу, аж посуда зазвенела, бранные словечки хлынули из ее рта таким потоком, что отец невольно заслушался, уважительно уставившись на свояченицу. Что не говори, материлась Лизавета красиво, витиевато, сложными словесными конструкциями. А смысл длинного и эмоционального монолога сводился к тому, что Лида девушка недостойного поведения и Выриковой следовало бы лучше воспитывать дочку, а не увлекаться алкоголем. Потом все заговорили разом, молчал только Олег. Его единственным желанием было напиться и рухнуть в постель. Что он может предложить? Вон родители здесь и тетка с бабаней, придумают чего – нибудь.

– Может ей денег дать, шалаве этой? – Деловито намазывая хлеб маслом, предложила Лиза.

– И впрямь, Тонечка! – Тот час закивала бабаня. – Сунем ей денежку, пусть подавиться, да отстанет, стерьва такая.

– А не отстанет? Всю жизнь этой побирушке платить? – Буркнула Антона.

– И то, и, то. – Сразу согласилась старуха. – Такая хитрозадая эта Вырикова, и денежку и приберет и прокурору нажалуется.

За столом вновь повисло тягостное молчание. Мать искоса бросила взгляд на Олега, на мгновение вместо высокого широкоплечего парня перед ней возник маленький мальчик с тугими щеками и смешными бровками. Теперь, когда сыну грозила настоящая опасность, она совсем перестала обвинять его в случившемся. В Антонине разом выключились все разумные доводы и остался только инстинкт самки, что будет защищать детеныша даже ценой собственной жизни и чужих тоже не пожалеет.

– Ты возьми хоть огурчика… Олег. Пьешь и не закусываешь. – Тихо сказала она. – Не морить же себя голодом из – за всяких…

Он тут же почувствовал, что голос матери стал мягче и виновато, жалобно кивнул в ответ.

Бабаня, не зря за глаза прозванная отцом «флюгером», засуетилась, подвинула Олегу заветную баночку со шпротами.

– Внучек, а вот рыбки покушай, лучку – то покрошить тебе? Ой, гляди – ка люди добрые, парнишка наш белый – белый! Словно сглазили его!

Лизавета не донесла до рта толстый ломоть колбасы.

– Точно! Точно тетка то говорит! Тонь, эти Выриковы его опоили, факт! Как бы иначе с этой поганью связался?

Мать испуганно уставилась на сестру. Кто его знает, вдруг бабаня права, Олега сглазили и теперь сын начнет чахнуть и таять на глазах.

– В церкву надо сходить, свечечку поставить, батюшке записку положить о здравии раба Божия Олега. – Уверенно произнесла бабаня. – Еще надо бы святой водой комнату окропить и Образ Матушки Семистрельной над кроватью повесить.

В кои – то веки вся семья смотрела и слушала старуху с явным уважением. А что, старые люди в таких вещах лучше разбираются. Да и как ни крути, ни партийный зять, ни кандидат в партию Антонина не смогут пойти в стоящий на отшибе крошечный храм. Словом, без старухи тетки им никак не обойтись.

А бабаня явно наслаждаясь всеобщим вниманием, и для пущей важности приложив сухонький тощий палец к губам, прошептала:

– Есть верное средство узнать, сглазили или нет.

– Тьфу, на вас! – В сердцах бросил отец. – Умом рехнулись что ли?

– Молчи! – Крикнула Антонина. – Иди отсюдова, если такой умный!

– Чо это ты Гена, разорался? Не на партсобрании сидишь, это семейное дело. – Подхватила Лизавета. – Тебя в никто в компанию не тянет, иди вон покури.

Отец хмуро покачал головой, и обреченно махнув рукой, отправился на балкон. Если бабы начали сходить с ума ничего не поделаешь. Подмигнул сыну, но Олег сделал вид, что не заметил и остался сидеть за столом.

А женщины склонились к бабане и внимательно слушали.

– Ты, Тонечка, возьми два чистых стакана и налей левой рукой в один воды до половинки.

– Из – под крана можно? – Тревожно спросила мать.

– Неееет, лучше кипяченой. – Задумчиво протянула старуха. – Теперь надо что бы Олежек пять спичек сжег над водой.

Лизавета торопливо сунула племяннику в руки коробок.

– Как жечь, бабань? – Растерянно спросил парень.

– До конца каждую, что бы до последней деревяшечки сгорела.

– Я пальцы обожгу! Как их держать – то?

– Вымахал дубина! – Сердито шепнула Лизавета. – Ничего не умеешь! Догорит до половины, и возьмешься за обгорелый конец.

Олег старательно перехватывал горящую спичку, но пару раз действительно обжегся и едва не выронил ее на пол. Мать напряженно смотрела на происходящее, она готова была сама держать руку над огнем и вытерпеть любую боль лишь бы удостовериться, что сыну ничего не грозит. Теперь, когда все спички плавали в стакане, женщины поспешили за бабаней к входной двери. Продолжая упиваться своей внезапно свалившейся значимостью, старуха велела Олегу переливать воду из стакана в стакан над дверной ручкой, а сама в благоговейной тишине шептала молитву.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное