Алиона Хильт.

Любовь с немецким акцентом



скачать книгу бесплатно

Иллюстрации на обложке Т. Очеретяной

Во внутреннем оформлении использованы иллюстрации П. Батановой

© Хильт А., 2019

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2019

Все права защищены. Книга или любая ее часть не может быть скопирована, воспроизведена в электронной или механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким-либо иным способом, а также использована в любой информационной системе без получения разрешения от издателя. Копирование, воспроизведение и иное использование книги или ее части без согласия издателя является незаконным и влечет за собой уголовную, административную и гражданскую ответственность.

***

Посвящаю эту книгу Оксане Артемовой. Благодаря ее поддержке я смогла снова поверить в себя.



Часть 1

Глава 1
На крыльях

«Мне тебя не хватает. Странное чувство», – пришла рано утром эсэмэска на английском.

Я прочитала и отложила телефон, а про себя тихонечко улыбнулась: «Значит, он тоже не может выкинуть меня из головы».


Мы встретились в 2009-м, когда я ждала продления индийской рабочей визы в Петербурге, а он прилетел в первый раз в Россию по работе. Однажды я увидела его в дверях офиса, нейрончики моего мозга сразу запрыгали и засуетились. Неужели при первой встрече нам становится понятно, что перед нами – наша вторая половинка? Неужели есть такое понятие, как судьба, и, встречая ее, мы уже ничего поделать с собой не можем?

Или, может быть, так: в один момент жизни мы чувствуем, что готовы к серьезным отношениям, и если у человека на нашем горизонте ровно такие же планы, то пазл складывается? Не знаю. Но я твердо убеждена, что определенные люди нам встречаются именно тогда, когда мы к ним готовы.

Так было у нас с Армином. Я просто была готова его встретить.

У меня из головы до сих пор не выходит наш первый вечер в ресторане. Мы проболтали до полуночи и не могли наговориться. Мне было с ним безумно интересно и абсолютно наплевать на границы, расстояние между странами и то, что ему завтра улетать.

Знаете, бывает, ты пьешь и не можешь напиться? Мы говорили, говорили, говорили и не могли наговориться… Мы обсудили все на свете, включая имена наших будущих детей. Он был такой красивый, излучал такую уверенность и надежность, то самое чувство «не бойся, я с тобой», мне хотелось просто быть рядом с ним.

Интересно, что я почувствовала бы, встреться мы только сейчас? Мне почему-то захотелось задать себе этот вопрос.

«Почему ты рассталась со своим женихом?» – вдруг спросил меня мой спутник.

«Не знаю. Он меня подавлял. Наверное, поэтому…» Неожиданно для себя я не смогла толком ответить на этот вопрос, да мне и не хотелось углубляться в прошлое. «Подумаю об этом как-нибудь потом, на досуге, когда будет настроение. Зачем сейчас анализировать?» – пронеслось в моей голове, и я задвинула больную тему на самую дальнюю полку в своем сознании, а вернулась к ней только спустя десять лет.

На некоторые вещи нужно время…

Несмотря на то что с Армином мы встретились вечером в непринужденной атмосфере вечернего ресторана, у меня в голове все равно срабатывал звоночек, что я на работе. Всего лишь несколькими часами ранее мы сидели в офисе, где я была его переводчиком. Я не знаю, как это назвать – судьбой или стечением обстоятельств, ведь переводчиком я не работала, а просто в тот день подстраховывала подругу, которая отправила свою сотрудницу в срочный отпуск.

Говорила я тогда на французском, турецком и испанском, а мой английский был, под влиянием индийских коллег и друзей, весьма специфичным. Немецкий я НЕ ЗНАЛА. Это вообще был единственный язык, который я НИКОГДА не хотела учить. Он меня бесил. Гавкающий, шкваркающий, абсолютно немелодичный; да и не особо распространенный, зачем его учить? На работе в Турции мне с лихвой хватало каких-то элементарных фраз, чтобы объяснить детям в мини-клубе, что мы сейчас будем танцевать или рисовать. Но если честно, немецких детей я никогда особо не любила, потому что очень часто они не отличались особенной воспитанностью. Могла ли я представить себе тогда, что жизнь меня закинет в Германию на ПМЖ? Однозначно – нет. И, если бы мне тогда кто-то об этом намекнул, я бы громко рассмеялась и покрутила пальцем у виска.

Но в тот самый вечер я сидела напротив Армина и медленно таяла, растворяясь в его потрясающей способности говорить длинными фразами.

Придя домой, я с порога сказала маме, что встретила своего будущего мужа. Это не было легкомысленной примеркой симпатичного мужчины кандидатом в мужья. Это было реальной уверенностью – вот Он.

На следующее утро Армин улетел домой в Германию. Уже сидя в самолете, он прислал мне эсэмэску: «Мне тебя не хватает». Неужели он тоже, проведя со мной всего несколько часов, понял, что это навсегда?

После солнечной, теплой и шумной Индии в Петербурге было серо, холодно и тихо. Я однозначно решила никуда пока не улетать и побыть дома. Незаметно для самой себя я стала регулярно ходить на работу в офис, записалась в автошколу и ждала, что будет дальше. В первый раз чувство какой-то уверенности и стабильности меня не покидало.

«Это хорошо», – думала я про себя, но не могла понять, что же в моей ситуации стабильность?

Чтобы занять себя еще больше, я решила завершить второе высшее экстерном; тем более что нужно было досдать несколько профильных предметов и пройти многочасовую практику. Я тогда еще не знала, что отпрыгать пять-восемь часов аэробики в день посильно только сверхчеловеку, но об этом я узнаю позже. На получение диплома у меня оставалось чуть больше года.

Письмо от Армина не заставило себя ждать. Длинное, обстоятельное, словно продолжение нашей вечерней беседы. По коже бежали мурашки, голова немного кружилась, буквы сливались в слова, а слова разбивались на буквы, мне было довольно сложно читать, но не хотелось, чтобы письмо заканчивалось.



«Повременить с ответом или сделать это сразу? – думала я про себя, но руки так и чесались ответить. – А чем черт не шутит, напишу!»

Я помню, что в первый же день мы с Армином написали друг другу писем десять, все они были длинными и содержательными, в чем-то повторяющими наш единственный разговор, в чем-то рассказывающими о планах на будущее.

«Я чувствую себя школьником, влюбившимся в самую красивую девочку класса» – написал он.

«Не поверишь! У меня те же чувства, – осторожно ответила я. – Когда ты приедешь?»

«Мне нужно закрыть контракт. Через три недели».

Так у меня появилась конкретная дата, которую я могла ждать.

* * *

«Наташа! Я встретила Его! Я уверена, что это моя судьба!» – почти орала я в трубку подруге, не сдерживая эмоции.

«А часы у него какие? Посмотрела?» – невозмутимо ответила Наташа.

«При чем тут часы?» – недоумевала я.

«Ну как при чем? Дорогие? Он прилично зарабатывает, чтобы ты так сразу за него замуж собралась?»

«Да не звал меня туда еще никто, успокойся! – засмеялась я. – Мы всего один день знакомы. Сидели в ресторане, имена детям выбирали».

«Он точно нормальный? Что-то я за тебя переживаю, – настороженно перебила меня подруга. – Не извращенец и не женатый?»

«Наташ, да ну тебя!»

«Блин, и все-таки при чем тут часы?» – подумала я и повесила трубку.

Когда ты влюбляешься, у тебя словно уходит земля из-под ног! Ты носишься без остановки, забывая пообедать, а твои мысли постоянно где-то далеко, с ним. Когда ты влюбляешься, можно оставить косметичку дома, ведь твои щеки всегда будут окрашены естественным румянцем, а лицо сияющим! Когда ты влюбляешься, ты становишься нежной, задумчивой, но веселой. Бабочки в животе порхают, ты думаешь, как лучше поступить, как стать для него Той самой, как очаровать мужчину из своих снов… Прекрасное чувство – влюбленность, но я чувствовала ее в этот раз несколько иначе. Глубже? Интенсивнее? Еще не понимала. Но одно могу сказать точно: мне было абсолютно наплевать, какой марки у Армина часы. Мне вообще было наплевать, есть ли они у него в принципе.

Глава 2
Иностранные женихи

Работать в брачном агентстве оказалось весьма интересно: помимо разбора почты и приема анкет в мои обязанности входило переводить во время первых свиданий кандидатов в мужья и кандидаток в жены. Последние зачастую не говорили на иностранных языках, поэтому мне и приходилось не только знакомить женихов и невест, но еще и помогать им лучше узнать друг друга. Вы себе и представить не можете, как много в таких мероприятиях зависит от переводчика, и какую чушь порой несли иностранные женихи!

«Я бы мог найти себе жену в Таиланде, я там отдыхал прошлой зимой, но тайку везти ко мне слишком дорого, да и по менталитету они совсем другие, поэтому я решил попытать счастье с русской женщиной», – откинувшись на спинку стула и немного мечтательно закатив глаза, размышлял шестидесятилетний швейцарец, знакомясь с тридцатилетней петербурженкой.

Конечно же, в моей интерпретации это звучало совсем иначе:

«Прошлой зимой я отдыхал в Таиланде, и меня поразили женственные и миловидные тайки, в Европе женщины совсем перестали быть похожими на женщин… Везде в Европе, кроме России! Русские сочетают в себе европейский менталитет и азиатскую женственность – потрясающий микс!» – И «невеста» сразу же расплывалась в улыбке, а у меня начинали почему-то гореть уши.

В нашем агентстве швейцарцы были частыми гостями, наравне с французами. В основном это были вдовцы в возрасте или разочаровавшиеся в первом браке с европейками учителя. Они были очень образованны, вежливы, даже где-то галантны, но почему-то параллель русская – тайская жена то и дело всплывала в диалогах. Швейцарцам казалось, что русские девушки зависимые, покладистые, готовые с утра до ночи варить борщи, чистить кастрюли и гладить мужа по головке. Они приезжали за этой мечтой, которую, увы, в Европе было найти невозможно.



Французы, в отличие от швейцарцев, почему-то были уверены, что русскую жену нужно брать в целях еще и экономии: мол, дома не надо будет сильно топить, она ведь привыкла к русскому холоду, да и в рестораны водить тоже не надо, русские же все отменные поварихи и любят есть все домашнее. Французы, которые к нам приезжали, были очень себе на уме, выглядели хуже среднестатистического русского, но при этом все считали себя чуть ли не Аленами Делонами и в жены хотели взять себе Брижит Бардо, не меньше! К избранницам у них были строгие требования: молодая, бездетная, всегда одетая в платье и каблучки, с аккуратной прической и маникюром.

Немцев у нас практически не было, а те, что были, оставляли неоднозначное впечатление. Занудные, жадные, любящие поговорить, скользкие, как ужи. Я никак не могла понять, что же им надо, и это очень мешало работе. Подобрать невесту по параметрам было нереально, я с тем же успехом могла просто тыкать пальцем в анкеты девушек на сайте и приглашать их на знакомство. Я бы сказала, что немецкие мужчины были самыми тяжелыми клиентами, потому что они никогда сами не знали, чего хотят.

Зато норвежцы были на вес золота! Я бы сказала, самые адекватные мужики, у которых и руки, откуда надо, и мозги на месте. Всегда запрашивали адекватные параметры по возрасту и внешним данным, никогда не приходили на встречу с пустыми руками, были действительно настроены серьезно, хоть и могли запросить знакомство с десятью кандидатками. Каждый раз, когда приезжал кто-то из Норвегии, мы с удовольствием показывали им наших самых серьезных невест и со спокойной душой оставляли их на свиданиях, зная, что скорее всего с самой первой он и останется на несколько дней, а потом, как повелось, женится, и будут они жить долго и счастливо… Я помню, как, воспользовавшись своим положением, познакомила мамину незамужнюю подругу с обаятельным норвежцем ее возраста. Боже, какой был мужчина! Невероятный! С какими чайными розами он пришел на встречу! Как говорил! Я до сих пор кусаю локти, потому что мамина подруга зачем-то предпочла этому кавалеру абсолютно недостойного русского мужчинку, который в итоге ее бросил (в миллионный раз). А ведь могла бы выйти замуж за очень обеспеченного норвежца, который был готов взять ее с двумя детьми, и жить счастливо в браке…

Однажды к нам приехала группа испанцев.

– Ты вроде говоришь на испанском? – спросила меня Аня, но интонация в ее голосе была скорее утвердительная, и я поняла, что с подводной лодки никуда не деться.

– Говорю, только практики давно не было.

– Ну вот и попрактикуешь. К нам приехала группа женихов из Испании. Будешь переводить встречи.

– Ань, я не уверена, что моего испанского хватит.

– Должно хватить. На тебя вся надежда! – сказала Аня и прищурила глаза.

Группа темноволосых и загорелых Хосе Игнасио производила весьма интересное впечатление. Все мучачо – как на подбор, все лет по сорок, в самом расцвете сил, как говорится, харизматичные до одури! Я смотрела на своих новых знакомых и тихонько про себя думала, сколько сердец они смогут разбить за эту неделю, и действительно ли у них серьезные планы. На всякий случай я вооружилась русско-испанским словарем, а ночь накануне их приезда слушала аудиодиски «Учим испанский». У меня дома была, кажется, вся коллекция таких обучающих материалов, и я периодически освежала тот или иной иностранный язык в голове. Обычно я делала это для себя, а не накануне ответственной работы переводчиком, вершащим чужие судьбы.

– Можно я кое-что спрошу у вас? – Мое любопытство взяло верх, я не стала даже дожидаться утвердительного кивка кого-то из моих собеседников.

– Почему вы решили найти русских жен? Да еще и всей компанией?

Мужчин было шестеро: не просто случайные знакомые, узнавшие о существовании друг друга, заполнив анкету, это были действительно друзья-приятели, решившие все вместе прилететь в Санкт-Петербург на поиски любви. Мне это казалось немного сюрреалистичным.

– Мы решили образовать коммуну «Русские жены испанских мужчин»! – сказал один из них, и все дружно засмеялись.

– Ну, а все-таки? – не унималась я. – Это важный вопрос, об этом все невесты спрашивают.

– Русские жены как нельзя кстати подходят испанским мужьям: они добрые, нежные, заботливые, хорошо выглядят и вкусно готовят. Такой ответ устроит? – подмигнул мне второй приятель низкого роста с редеющими кудрявыми волосами и огромными карими глазами.

Я смотрела на них, изучала и прислушивалась, пытаясь понять, кого я бы могла им предложить, мой взгляд переходил от одного к другому, и неожиданно для себя я поняла выражение «в самом соку» или «в самом расцвете лет»: передо мной сидели состоявшиеся, ухоженные, знающие себе цену взрослые мужчины. Во всех них был какой-то удивительный, едва уловимый шарм, несмотря на мимические морщины, небольшую седину и залысины у некоторых.

Следующую неделю я практически не появлялась в офисе, и моя коллега Маша принимала всю корреспонденцию и распечатывала анкеты. Я же с утра до вечера носилась со своими харизматичными испанцами, как с писаной торбой, переводила по десять встреч ежедневно и к концу дня, даже зайдя в магазин, начинала говорить с кассиром по-испански. Удивительно работает наша память: когда нам что-то не нужно, она не стирает знания, а лишь отправляет их в архив, из которого мы практически в любое время можем достать нужные файлы. Я была уверена, что мой испанский уже давным-давно канул в Лету, а оказалось, что я на нем даже шутить умею.

Невест бравым парням мы в тот раз так и не нашли, мужчины хотели скорее гулять, кутить и ходить с девушками по барам, чем найти свою любовь. Каждый день я старалась познакомить их с подходящими им кандидатками, слушала грустные истории про их неудавшиеся браки с испанками, но каждый вечер я видела их в том или ином баре неподалеку от офиса с абсолютно не знакомыми мне молодыми девицами.

– Ну ладно, у каждого свои цели, – говорила я себе. – Мальчики явно приехали развлечься. Не очень-то логично, учитывая стоимость их контрактов на поиск невест, но каждый сходит с ума по-своему.

Тогда я сделала вывод, что испанцы – так себе серьезные женихи, лучше на них не концентрироваться.

Глава 3
За расставанием встреча

Время, учитывая мою занятость, летело со скоростью света! Я и оглянуться не успела, ровно через три недели, как и обещал, Армин нарисовался на пороге нашего офиса с букетом из искусственных цветов в руках.

«Оригинально!» – подумала я и прыгнула ему на шею. Я не могла сдержать эмоции и ощущение, что мы знакомы вечность, поэтому обняться при встрече мне казалось вполне логичным. Хотя зачем я вру, логика – последнее, что меня волновало в тот момент.

За то время, что мы не виделись, были написаны километры писем, проведены часы видеосвязи в скайпе, и, конечно, когда я увидела его в джинсах и полосатой футболке с этим смешным пластиковым букетом, он показался мне таким родным, что я еле сдержала себя, чтобы его не поцеловать!

– Привет! – немного растерянно пробормотал Армин. Я могла видеть сотни мыслей и переживаний на его лице.

– Привет! Подождешь меня? Я должна разложить анкеты, потом мы сможем пойти вместе пообедать, – ответила я.

Аня разрешила мне не возвращаться после обеда. Мне так хотелось показать Армину город, в котором я родилась! Казанский собор, Спас-на-Крови, Дом Книги, Зимний дворец, Стрелка Васильевского острова! Да в центре Петербурга что ни дом, то дворец! Выходя из здания офиса на Моховой, я с гордостью вышагивала вверх к зданию цирка и, с непередаваемым ощущением высшего эстетического удовольствия, вертела головой по сторонам, пытаясь показать иностранцу свой любимый город таким, каким вижу его я.

Недолго думая или не думая вовсе, я взяла его за руку. Держать кого-то за руку для меня было очень личным, сродни поцелую, это значило доверять и чувствовать свою принадлежность. Армин вопросительно посмотрел на меня, но ничего не сказал. Казалось, что так и надо было.

Он не сжимал мою ладонь, не вел, как в танце; я думаю, правильно это было бы назвать – поддерживал. Да, он поддерживал мою руку, и это было новое, интересное ощущение.

Мы вышли из парадной на Моховую улицу, свернули на Фонтанку, прошли мимо цирка.



Сюда меня водил папа, когда я была маленькая. Если честно, я не очень люблю цирк, но меня всегда привлекали блестящие наряды воздушных гимнасток! У нас всегда такие красивые шоу! Эх, вот бы тебе показать! – мне почему-то очень хотелось восполнить пробел в его культурном образовании.

Мне кажется, это проблема многих, если не всех жителей Северной столицы: мы чувствуем себя настолько полными культуры и искусства, настолько гордимся каждым зданием, каждой рекой и канавой, каждой картиной, статуей и пристройкой, что нам кажется, что человек, приехавший из другой страны или города, априори имеет огромные пробелы в образовании и страдает от отсутствия культурного наследия. Каждый раз, показывая иностранным гостям наш город (будь то туристическая группа Интуриста или очередной жених из агентства), я сама давала себе по губам за то, что слишком с большим энтузиазмом стараюсь приобщить гостей нашего города к тому, с чем росла всю жизнь.

В Петербурге действительно совершенно особая атмосфера и немного странные традиции: свидание могут назначить… в музее. А что: тепло, светло, можно прогуляться, а потом спуститься в буфет. С подругами мы зачастую встречались в библиотеке или на выставках, ходили в театры на спектакли, а общались во время антракта в фойе.

Я помню, как-то после очередной встречи во французской медиатеке на Большой Конюшенной мы с той самой Наташей познакомились с марокканцами, которых нас черт дернул повести в театр. В музыкальный. У меня там билетером работала бабушка, поэтому бесплатные входные билеты на любой спектакль достать было не проблема. Парни очень сильно удивились и весь спектакль пребывали в недоумении, для нас же это было в порядке вещей.

Вот и тогда, гуляя с Армином по центру города, у меня руки так и чесались расписать ему культурную программу, но какая-то часть моего мозга все же понимала, что прилетел он общаться со мной, а не смотреть достопримечательности моего прекрасного и любимого города.

Мы прошли через Летний сад, я показала ему Михайловский замок, Спас-на-Крови, Дом Зингера и Марсово поле. Вспоминая все, что читала у Синдаловского, и включая внутреннего гида-интуриста, я рассказывала байки и легенды практически у каждого дома, а Армин шел, как завороженный, с открытым ртом и то и дело вертел головой по сторонам. Я видела его неподдельный интерес и какой-то легкий шок от потока информации. Я помню, как отметила для себя, что моему спутнику действительно интересно, потому что он внимательно слушал и задавал вопросы. Невольно перед моими глазами всплыл образ Алту – вечно недовольного, мерзнувшего и спящего в Петербурге, которого ничего не интересовало, меня аж передернуло, насколько важной оказалась для меня эта деталь.

– Ты не против, если мы сделаем фото на память? – спросил вдруг Армин, когда мы дошли до набережной Невы.

– А ты знаешь, тут мосты разводят. И летом, в белые ночи, все парочки приходят сюда, чтобы посмотреть. Мне кажется, это так романтично! – сказала я и прижалась к нему для кадра.

– То есть ты сюда ходила со своим молодым человеком? – осторожно поинтересовался мой друг.

– Нет-нет, только один раз, и то с коллегой по работе. Он охранником работал у нас в отеле, предложил погулять в белую ночь. Мне было нечего делать, и я согласилась, – засмеялась я.

– Гулять? Ночью? – Армин не понимал, как это.

– У нас в городе есть период, когда ночь не наступает. Солнца нет, но очень светло, как днем! Это очень красиво! И вот в это время все ждут заката, чтобы пойти погулять. Народу не меньше, чем днем! – Я видела его удивление и продолжала: – Это с конца мая до начала июля. Правда, светло как днем! Жаль, ты уже этот период не застал…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5