Алина Углицкая.

Трофей императора



скачать книгу бесплатно

Между тем мужчина пересек разделявшие их жалкие метры и остановился чуть ближе, чем позволяли правила хорошего тона. Ни слова не говоря, он коснулся ее подбородка, и девушка, подчиняясь беззвучному приказу, запрокинула голову.

Теперь он возвышался над ней, как скала. Темный, загадочный и очень опасный. Эта опасность окружала его невидимым, но хорошо осязаемым облаком, словно королевская мантия, наброшенная на плечи. А еще поразительная сила. Не физическая, хотя она тоже чувствовалась в очертаниях его мощной фигуры.

Крылья тонкого носа затрепетали, дарг шумно вдохнул, и Ленси поспешно опустила ресницы. Ее взгляд скользнул по камзолу, машинально отмечая высокое качество сукна. От него исходил легкий аромат парфюма. Он напомнил ей запах древесного мха, нагретой солнцем травы и выделанной кожи. Одновременно теплый, пряный и благородный.

Нет, этот дарг был далеко не простым…

– Глупо, очень глупо с твоей стороны, маленькая льера, – прозвучало над ее ухом. И девушка вздрогнула, невольно вскидывая взгляд на лицо говорившего. – Нельзя бродить одной по ночам там, где гнездятся драконы. Разве тебе об этом никто не сказал?

От этих слов, сказанных низким, чувственным голосом, ноги Ленси ослабли. Она покачнулась, инстинктивно ища опору, но мужчина не дал упасть. Одно движение – и она оказалась в кольце его рук. Еще мгновение – и лицо незнакомца оказалось так близко, что его глаза заслонили весь мир.

Не было сил ни оттолкнуть его, ни закричать.

Где-то на задворках сознания мелькнула беспомощная мысль: никто не придет к ней на помощь, никто не защитит, если этот дарг захочет сейчас позабавиться. Он просто убьет любого, кто осмелится встать на пути, будь она хоть трижды принцесса! Потому и закрыта Ламаррия от незваных гостей, отделена морем и рифами от всего остального мира, и лишь раз в двадцать лет Драконья империя открывает врата, а особый императорский указ гарантирует неприкосновенность девиц, прибывших на Бал Невест.

– Я… я… – она зажмурилась, призывая на помощь всю свою волю. – Вы не имеете права! Моя безопасность на время Бала гарантирована императорским указом!

Кольцо рук немного ослабло.

– Ах, да, – произнес мужчина с нескрываемым сожалением. – Этот дурацкий указ. Давно пора внести в него некоторые поправки.

Ленси с удивлением поняла, что наваждение рассеялось, она снова может ясно мыслить и реагировать на происходящее. А потому, упершись ладошками в грудь незнакомца, с яростью прошипела:

– Может, отпустите меня, наконец, милостивый льер!

– Конечно, – он легко согласился. – Но не раньше, чем узнаю, какова ты на вкус.

Она не успела сообразить, что это значит. Твердый рот накрыл ее губы, и те невольно поддались под внезапной атакой. Язык мужчины скользнул по ее зубам, силой заставляя раскрыться, и проник вглубь.

Это произошло так внезапно, что Валенсия растерялась. Никогда прежде ни один мужчина не осмеливался прикоснуться к ней поцелуем! А это был поцелуй дракона, исполненный древней магии.

Разум девушки окутал легкий дурман, земля качнулась и перед глазами все поплыло.

Чувствуя жар мужского тела, который передался и ей, она поняла что падает, падает, падает в темноту…

Эльха Пресветлая, что же она творит…

Не помня себя, Ленси слабо цеплялась за плечи мужчины. Непослушные пальцы соскальзывали, сердце билось, как сумасшедшее, кровь шумела в ушах, перекрывая все звуки. Воздуха не хватало. Она задыхалась, а поцелуй все продолжался, угрожая стать бесконечным. Дарг терзал ее рот, пил дыхание и, казалось, не мог насытиться. Было что-то пугающее и вместе с тем бесконечно притягательное в жажде, которую он все не мог утолить.

Наконец, он от нее оторвался. Отступил, тяжело дыша и сверля странным взглядом, в котором не было ни намека на страсть. Холодным и расчетливым.

Ленси, не чувствуя ног, опустилась на бортик пруда. Ее всю колотило, словно от холода, она зажала ладошкой рот и уставилась на мужчину затравленным кроликом.

– Иди, – произнес он резко и сухо, будто она в чем-то перед ним провинилась. – Пока я не передумал и не нарушил закон. Завтра на Балу…

Он не договорил. Ошеломленная, в полном смятении, девушка встала, держась за бортик дрожащей рукой. Ее голос тоже дрожал, когда она гневно выдохнула:

– Вы его уже нарушили! Император Роннар вас покарает! Вы осмелились посягнуть на принцессу Этрурии!

Ей показалось, что в глазах мужчины взметнулись искры, но она их проигнорировала и демонстративно вытерла губы тыльной стороной кисти.

Дарг нагнулся, внимательно вглядываясь в ее пылающее лицо. Потом перевел взгляд на руку, где предательски блестело кольцо с вензелем.

– Так значит, ты дочь короля Фабиана? – процедил он, сверля злосчастный перстень таким взглядом, словно хотел расплавить металл. – Что ж, это все упрощает.

Он заложил руки за спину и едва слышно свистнул.

Ленси не успела даже удивиться, как из-за ближайших деревьев выступила новая тень.

– Кларенс, эта дева отныне под твоей личной защитой, – произнес дарг, обращаясь к новоприбывшему. – Отвечаешь за нее головой. Проводи Ее Высочество в покои, выделенные императорским невестам, и проследи, чтобы она не заблудилась по дороге.

Щеки Ленси, ее шею и грудь заливал гневный румянец. Глаза метали молнии, руки дрожали от желания вцепиться в эту слишком спокойную физиономию. Да как он посмел?!

Но…

Она же принцесса. Где ее воспитание?

В глубине души царапнуло воспоминание об отцовском предупреждении. Папенька не хотел отпускать ее в эту поездку, зная безрассудный характер дочери и ее умение влипать в нелепые ситуации. Самая младшая, самая любимая, самая избалованная. Слишком часто ей все прощалось, сходило с рук и не несло последствий. Но в этот раз, похоже, от розог не отвертеться.

Если отцу донесут!..

Ленси гордо вскинула голову и расправила плечи. Потом с видом истинной королевы кивнула тому, кого дарг назвал Кларенсом, и направилась к аллее, по которой пришла сюда. Она услышала, как дарг вдохнул ее запах, но даже не оглянулась.

– Скоро увидимся, – прошелестело так тихо, что она на секунду подумала, будто этот шепот раздался у нее в голове.

«И не надейтесь», – хотелось ей бросить. Но она сдержалась в последний момент. Хватит, уже натворила дел. Теперь расхлебать бы…

Провожатый шел следом, ступая бесшумно, как кошка. Невысокий, гибкий и молодой, почти юноша. Его фигуру скрывал длинный плащ, а из-под полы торчал эфес шпаги – признак благородного льера. Он старался держать расстояние, но в то же время девушка чувствовала спиной его внимательный взгляд.

Когда вдалеке показалось светлое пятно, означавшее выход из сада, Ленси, не выдержав, оглянулась.

– Дальше я сама, – произнесла она резче, чем ей хотелось.

Мужчина молча остановился. Но когда она продолжила путь, он так же молча двинулся следом.

– Вы меня слышали? Мне не нужна охрана!

– Приказ.

Всего одно слово, сказанное почти без эмоций.

Ленси сжала кулачки в бессильной ярости.

– Ах, да, как я забыла! Вы так и будете тащиться за мной до самой кровати?

Судя по его лицу – будет. Кем бы ни был дарг, отдавший приказ, но этот мужчина вознамерился исполнить его в точности.

Это было уже слишком, даже для такой своенравной девицы, как Ленси.

Гневно фыркнув, девушка развернулась и, подхватив юбки, бросилась к башне, темнеющей вдалеке. Задыхаясь от бега, она влетела на каменное крыльцо, юркнула в приоткрытую створку тяжелой двери и, только тогда, оказавшись у подножия лестницы, выдохнула с облегчением. Прижалась спиной к стене и закрыла глаза, слушая, как колотится сердце.

Дома, в Этрурии, никто не осмелился бы так с ней поступать! Но этот наглый дарг…

– Так-так-так, а вот и наша Валенсия. Нагулялись, Ваше Высочество?

Знакомый голос, раздавшийся так неожиданно, заставил девушку замереть. Холодея, она приоткрыла глаза.

В трех шагах, на ступеньках лестницы стояли все ее пять сестер. В ночных рубашках, простоволосые, кутаясь в наброшенные на плечи традиционные шали. И смотрели на нее хмуро, с явным осуждением. Только в глазах самой старшей, Лидии, Ленси увидела настоящий триумф.

– Я так и знала! – произнесла та с нескрываемым удовольствием. – Не стоило брать тебя в эту поездку. Ты позоришь королевскую кровь!

Глава 3


Твердые шаги Владыки эхом разносились по этажу. Рейна прислушалась и хмыкнула: раздражен. Интересно, что на этот раз разъярило Повелителя Ветров?

Ну, что бы это ни было, она сумеет остудить его пыл.

Всегда умела.

Наверное, потому и задержалась в его спальне на целых пять лет.

Прищурившись, она повернулась к зеркалу, занимавшему пролет между двумя окнами в императорской спальне, и провела рукой от горла вниз, по тонкому шелку сорочки, не скрывавшему ни полной груди с торчащими сосками, ни крутых бедер, ни темной развилки между ними. Сочные губы женщины разъехались в предвкушающей улыбке.

Рейна Анхаллен была красива и прекрасно это осознавала. Красива темной, завораживающей красотой, чувственной и порочной, которая сводит мужчин с ума. Ее тело было создано для наслаждения, губы для поцелуев, а в глазах всегда таилась сладкая поволока. Это была женщина-яд, женщина-желание. Воплощение страсти. И умело пользовалась тем, что дали ей боги.

Недаром же столько лет согревала постель императора и его холодную кровь.

Хотя, надо признать, иногда Роннар мог быть даже очень горячим. Особенно, если его разозлить.

Вот и сейчас волна ярости и раздражения неслась впереди него, заставляя дрожать стекло и вибрировать камень.

Облизав губы, Рейна развязала ленту на горле и спустила сорочку с плеч. Потом подхватила со столика серебряную вазу с медовыми ягодами и забралась на кровать. Она улеглась так, чтобы из-под серебристых мехов выглядывали аппетитные округлости, и хорошо отработанным жестом поднесла одну из ягод к губам.

Она едва ее прикусила, как двери спальни распахнулись настежь. Створки ударились о стены, отскочили и жалобно затрещали, но удержались на бронзовых петлях.

Рейна притихла, не сводя взгляд с мужчины, который возник на пороге. Сладкий, душистый сок капнул ей прямо на грудь.

Роннар застыл в дверях. Будто наткнулся на невидимую преграду. Втянул в себя воздух, пропитанный восточными благовониями и запахом доступной женской плоти.

– Рейна? Что ты здесь делаешь? – бросил зло.

В глазах дарга бесновалась тьма, то и дело вспыхивая алыми искрами. Таким Рейна его еще не видела. Похоже, эта ночь будет жаркой.

Отмерев, она с привычной ленцой поднесла к губам еще одну ягоду, держа за тоненький хвостик, и провела языком по ее гладкой поверхности.

– Как что, мой император, – мурлыкнула, и в ее глазах сверкнуло приглашение. – Разве я не должна быть здесь, чтобы унять ваш пыл?

Несколько секунд Роннар молча смотрел на любовницу. Внутри бушевала буря. Ярость свивалась в жгуты, душила, то вспыхивая жалящими искрами, то хлеща, как северный ветер. И все из-за собственной глупости. Не сдержался! Не понял, кто перед ним. Хотел позабавиться над глупой девчонкой…

– Не сегодня, – проскрипел, переступая порог. – И не завтра. Планы изменились, Рейна.

Удивленная, она приподнялась на локте.

Дарг прошел к зеркальному бару, плеснул в высокий бокал искрящийся напиток и залпом его осушил. Потом развернулся. Но на этот раз его глаза были прозрачными, как хрусталь. В них царило ледяное спокойствие.

– Рон… – Рейна нахмурилась. – Что происходит?

Его лицо слегка потемнело, но голос остался спокойным и даже прохладным:

– Иди к себе. Завтра ты должна покинуть Ирриген. Навсегда.

– Что? Почему? – губы женщины задрожали, в глазах мелькнуло непонимание. – Если это из-за будущей свадьбы, то ты говорил, что она никак не повлияет на наши отношения!

– Все изменилось.

– Изменилось? Что изменилось? – она поднялась с постели и сделала шаг к нему. – Я осталась такой, как прежде.

Роннар смотрел, как она приближается, ступая босыми ногами по мягкому меховому ковру. Как ее руки скользят вдоль тела, обрисовывая чувственные изгибы. Вот она приподняла пышную грудь, вот коснулась сосков, вот провела ладонями вниз. Его взгляд следовал за ее руками, словно прикованный.

Но, странное дело, прежнего желания не было. Эта женщина больше не прельщала его.

Рейна была совсем близко. Она протянула руку и коснулась его лица. Аромат медовых ягод, которые она только что ела, коснулся обоняния дракона. И тот фыркнул, сбрасывая наваждение.

В глазах императора вспыхнул лед.

Он спокойно отвел ее руку, держа за запястье.

– Я изменился, – произнес тихо, но твердо. – И я не прошу, Рейна. Это приказ.

Ее губы на секунду сжались в узкую полоску, в глазах мелькнуло предупреждение. Мелькнуло – и тут же пропало. Лицо женщины расслабилось.

– Что ж, кто я такая, чтобы оспаривать ваш приказ, мой император, – произнесла она с легкой улыбкой. – Надеюсь, вы дадите мне время проститься с друзьями?

Он отпустил ее руку.

– Да. И ты заслужила хорошие отступные.

– Мне не нужны отступные, мой император. Но… Могу я узнать, кто она?

Ее бархатный пеньюар лежал на кресле возле кровати. Роннар молча поднял его, молча накинул на плечи той, что пять лет принимала его в себя, гасила лишний огонь и дарила наслаждение.

Рейна завернулась в пурпурный бархат, уже понимая, что он не ответит.

Когда двери императорской спальни закрылись за ее спиной, красавица резко вдохнула, усмиряя обиду и гнев. Хвала Темному Халлу, у нее хватило сил не сорваться! Хватило сил выйти с гордо поднятой головой.

Добравшись до своих покоев, она упала плашмя на кровать и несколько минут рыдала, давая выход той злости, что душила ее изнутри. Наконец, поднялась. Скинув одежду, шагнула в купальню под прохладные струи. Вода отрезвила, вернула ясность ума. И в глазах Рейны появилась сосредоточенность.

В будуар она вернулась собранной и практичной. Обнаженная, с блестящими на коже капельками воды, села за столик, накрытый узорчатым кружевом, придвинула поближе шкатулку из слоновой кости. Среди множества украшений, хранившихся в ней, Рейну сейчас интересовало только одно. Возможно, самое важное.

На вид это был обычный браслет, сделанный в виде гладкого обруча и украшенный единственным камнем. Но Рейна знала, что это не так. За внешней простотой и непритязательностью скрывалось еще кое-что.

Она надела неброское украшение и нажала на камень.

Воздух в комнате моментально сгустился, стал почти осязаемым. Появились белесые струи, похожие на туман. Они поднимались от пола вверх, сплетались в единое целое, меняли очертания, пока перед Рейной не образовался мужской силуэт, сотканный из тумана. Силуэт качнулся, и на плоском пятне, заменявшем ему лицо, сверкнули глаза.

– Зачем ты меня звала, Рейна Анхаллен? – голос звучал как из трубы, измененный амулетом связи и расстоянием.

– Приветствую, Ваша Светлость, – женщина откинулась на спинку кресла, без всякого стеснения демонстрируя грудь. – Вы приказывали докладывать обо всех изменениях. Так вот, сегодня Владыка выставил меня из спальни и приказал завтра же покинуть замок.

– Хм. И чем ты его так прогневила?

– Не я. И дело не в гневе. Мой приворот не подействовал на него, хотя я пыталась. Вам известно, что это значит.


***


Ослепленный яростью, Роннар смахнул со стола пустой бокал. Тот рухнул на пол и разлетелся вдребезги. Звон разбитого стекла перекрыл гневный рык. Рев дракона отразился от стен кабинета, скрытых за книжными стеллажами, заставил откликнуться древние камни и расплескался по мраморным плитам пола, прикрытым коврами.

Одна из стен дрогнула, словно отвечая на гнев хозяина, и сошла с привычного места.

– Владыка? – из-за портьеры, скрывавшей тайный вход, показалось хмурое лицо. – Я услышал твой зов.

Роннар оглянулся на друга. Точнее, это был больше чем друг, если только дарги из правящего клана вообще способны на дружбу.

Фаэрн Ли Танарис из клана Рубиновых драконов – его молочный брат, его личный телохранитель, его неотступная тень, и он всегда доверял ему как себе. Узы, которые связывали этих двоих, не были кровными. Но от этого они были не менее крепкими.

Сам Роннар принадлежал к клану Алмазных, самых крупных и самых сильных, но в то же время и самых вспыльчивых из всех существующих.

Этот клан веками правил Ламаррией, но право на трон не передавалось по наследству. Претенденты сражались за него, не на жизнь, а на смерть. Проигравшие погибали. Победитель получал абсолютную власть. А вместе с ней и тяжелую ношу – ответственность за империю.

– Да, я звал тебя, брат, – выдохнул Роннар, выталкивая слова так, будто это были комки смолы, застрявшие в горле. – Возникла проблема.

Фаэрн опустил глаза, и Роннар проследил за его взглядом. Хмыкнул и разжал пальцы, покрытые сверкающей чешуей. Мраморный край стола, превратившийся в крошку, осыпался вниз.

– Вижу, – сдерживая эмоции, констатировал молодой человек. – Кого я должен убить?

Он прошел в спальню, мельком покосившись на россыпь стекла, которая еще недавно была хрустальным бокалом. И остановился, ожидая указаний.

По лицу Роннара скользнула болезненная гримаса. Его темная половина встрепенулась, почуяв слабину, и в глазах императора снова вспыхнули искры.

– На этот раз никого, мой друг. Все гораздо сложнее. И проще. – Он откинул упавшую на глаза прядь волос, прошел к креслу и жестом пригласил Фаэрна занять второе. – В замке находится альхайра.

Рубиновый с минуту молчал, переваривая услышанное. Потом медленно повторил:

– Альхайра… Она из тех дев, что прибыли на Бал?

Роннар мрачно кивнул.

– Гхарровы яйца! Ну, ничего, ты все равно собирался посетить этот Бал. Запах такой кучи девственниц отвлечет…

Владыка остановил его резким взмахом руки.

– Это ничего не изменит, – произнес он сквозь зубы. – Ты забываешь, что я заключил сделку с королем Этрурии, а мое участие в Бале всего лишь дань нашим традициям. Я не могу присутствовать там в качестве жениха. Брак с одной из принцесс формально уже состоялся. Договор лежит у меня на столе, осталось только вписать туда имя… Любое из шести.

– Так в чем дело?

– Эта альхайра одна из них. Мой дракон почуял ее и вкусил…

Фаэрн тихо выругался. Обыскал взглядом зеркальные полки, ища, чего бы выпить покрепче. Его руки немного подрагивали, когда он откупоривал бутылку из темного стекла. Огненная жидкость обожгла горло молодого дарга.

– Темный Халл… как же так вышло?

– Наверное, боги решили меня наказать, – Роннар пожал плечами с беспечностью, которой не ощущал. – В конце концов, однажды это должно было случиться.

– Кто она? Кто из шести?

– Я не спросил. Не до этого было. У меня едва хватило сил, чтобы сдержать оборот. – Голос Владыки наполнился горечью. – Глупая, она пришла на мой зов.

– Ты…

– Да, я пел. Что ж, теперь уже поздно что-либо менять. Девчонка откликнулась, я услышал ее так же ясно, как слышу тебя, и не сдержался. Даже больше, я почти не понимал в тот момент, что творю. Было только одно желание – обладать. Сделать ее своей прямо здесь и сейчас.

Рубиновый снова выругался. На этот раз мысленно, но не смог скрыть эмоций. Его пальцы с хрустом сжались на горлышке бутылки, и толстое стекло пошло мелкими трещинами.

– Это плохо, – пробормотал он. – Альхайру нельзя брать в жены, нельзя вводит в дом. Она сделает тебя слабым, уязвимым. А ты не имеешь на это права. Не сейчас, когда с границ приходят дурные вести.

– Я знаю. Но если откажусь от нее…

– …то утратишь контроль над драконом, – закончил Фаэрн глухим голосом.

– Как видишь, выбора нет. Ты сам это знаешь.

– И что же теперь?

Пожав плечами, Роннар поднялся. Прошел к стрельчатым окнам, уходящим к высокому сводчатому потолку, украшенному искусным орнаментом. И встал напротив, вглядываясь в ночное небо.

Он смотрел на луну.

– Завтра на Балу я узнаю, как ее зовут. И впишу это имя в брачный договор. Это лучшее, что я могу сделать.

За его спиной повисла тревожная тишина.

Фаэрн понимал, что он прав. Что другого выхода нет. Потому что сам был драконом.

Они всегда имели слабость к человеческим девственницам. Их манил аромат невинной плоти, причем от внешности девы ничего не зависело. К прекрасным, утонченным эльфийкам дарги были абсолютно равнодушны. Как и к представительницам других рас, населяющих этот мир.

Только в человеческой девственнице дракон, живущий в каждом из них, мог учуять пресловутую «искру», означавшую, что эта дева способна понести от него и подарить клану здоровое и сильное потомство. На Балу Невест мужчины Ламаррии выбирали именно таких, тех, в ком пылает «искра».

Но были среди человеческих дев и другие, те, что слышали тайный драконий зов.

Если дева откликнулась на него – значит, она альхайра. Драконье сокровище. Самое ценное, самое вожделенное. Дороже злата и серебра.

Почуяв альхайру, дракон уже не способен думать о чем-то другом. Его разум затмевает желание обладать, присвоить себе эту женщину, спрятать от всех. Если нужно – украсть. Охранять ценой собственной жизни. И даже убить ради нее, если придется.

Человеческий разум не способен совладать с этой жаждой. Темная половина гораздо сильнее. Для такого дракона стираются рамки приличий, законов, морали. Он уничтожит любого, кто встанет между ним и его сокровищем.

Единственный способ уберечь себя от безумия – это избегать любого контакта с альхайрой. Не касаться ее руки, не вдыхать ее запах. Не смотреть на нее. И ни в коем случае не целовать.

Поцелуй альхайры – это печать, связывающая две души. Для дракона и дар, и проклятие.

Они оба знали об этом.

– Я познал ее вкус и уже не смогу отпустить, – бесцветно проронил Роннар.

– Ты ей скажешь?

– Постараюсь, чтобы она никогда не узнала. Мне не нужны интриги. Просто женюсь на ней и запру.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8