Алина Углицкая.

Любовь как преступление



скачать книгу бесплатно

   Получается, что выбора у меня нет. Либо волку в пасть, либо в бега. И оба варианта без надежды на будущее. Но ради Рини…

   Я отбросила последние сомнения и встала. В эту минуту в двери нашей комнаты постучали. Громко и решительно. Так стучат те, которым всегда и везде открывают.

   Мы с Рини затравленно переглянулись. Я замерла, затаив дыхание, а она начала медленно сползать с кровати. Я остановила ее движением руки и поднялась сама. Делать вид, что нас здесь нет, по меньшей мере, глупо.

– Эйрина Шайель Димантис? – больше утверждая, чем спрашивая, произнёс огромный даханн, едва я открыла двери.

   Его чёрные глаза пронизывали меня насквозь таким взглядом, что захотелось немедля бежать без оглядки, а за его спиной стояли еще двое, закутанные в плащи, точно статуи из черного мрамора.

– Нет… то есть да… то есть…

   Я запуталась, беспомощно блея, как глупая овца и, едва не плача, оглянулась на Рини, которая застыла на кровати, словно соляной столб.

– Так да или нет?

   Даханн сунул за пазуху странный предмет в виде тонкой пластинки, размером с ладонь, на которой я успела заметить несколько светящихся точек, и бесцеремонно схватил меня за левую руку, выворачивая запястье.

– Я не Шайель… я ее сестра Виель Димантис… – покаянно ответила я.

– Очень интересно, – процедил даханн сквозь зубы.

   Он несколько секунд вглядывался в серебристую капельку, затем тронул ее затянутым в перчатку пальцем, будто хотел убедиться, что эта маленькая алмазная капля действительно существует, а потом перевёл задумчивый взгляд на моё лицо.

– Ви-ель Ди-ман-тис, – произнёс он по слогам так медленно, будто пробовал моё имя на вкус. – Как вы оказались на месте вашей сестры?

   Я замешкалась, не зная, что сказать.

– Молчите, я сам узнаю.

   Расширенными от страха глазами я следила, как он снял перчатку и осторожно прикоснулся к моей щеке самыми кончиками пальцев. И опять, как и в прошлый раз, по моему телу будто молния пробежала, заставив вздрогнуть и отступить на шаг.

– Очень интересно, – уже второй раз повторил даханн, вернул перчатку на место и наконец-то заметил, что мои волосы покрыты коркой засохшей крови.

– Кто это с вами сделал? Вероятно, ваши сбежавшие родственницы? – нахмурившись, спросил он.

– Разве вы не прочитали это в моей памяти? – изумилась я.

– Мы не роемся в воспоминаниях без уважительной причины, назидательным тоном ответил мужчина. – К тому же, при таком кратковременном контакте, я всего лишь убедился, что вы та, за кого себя выдаете. Если бы я попробовал прочитать вас глубже, ваш разум мог бы сильно пострадать. И вы не ответили на мой вопрос.

   Я опустила взгляд, изучая носки собственных ботинок.

– Вы угадали, – шепнула на грани слышимости.

   Неимоверный стыд залил румянцем мои щеки. Я такое никчемное существо, что меня двадцать пять лет кормили только для того, чтобы было кем заменить родную дочь.

   За моей спиной раздался шорох.

Даханн оторвал взгляд от моего лица и наконец-то заметил, что мы здесь не одни:

– А вы эйрина Рувейнис? Ринивей Рувейнис?

   Девочка молча кивнула, громко сглотнув от страха.

– Ну что здесь, все на месте? – раздался за спиной мужчины незнакомый голос.

   Даханн обречено вздохнул.

– Подмена. Но какая, – многозначительно протянул он, не сводя с меня взгляда.

   В комнату вошёл ещё один закутанный в плащ незнакомец. Все та же маска на лице, все те же перчатки. И черный платок, прячущий под собой все волосы до малейшей прядки. Даже не мужчина, а какое-то безликое существо с мужским голосом.

– Взгляните сами, мой дазган.

   Я напряглась, услышав незнакомое слово. Дазган это кто? Какая-то важная шишка? Может какой-нибудь аристократ или офицер, а я не знаю, как правильно его поприветствовать…

   Первый даханн отступил, позволяя новоприбывшему полностью разглядеть меня. Пристальный взгляд из прорезей маски замер на запястье с ярко светящимся амулетом. Повторился ритуал со снятием перчатки и прикосновением к моему лицу. И опять меня пронзила маленькая молния.

– Удивительно! – прошептал незнакомец с таким восхищением, словно воочию узрел одну из реликвий Двуликого. – Эта эйрина стоит тысячи глупых санхейо. Ты боишься нас? – он буквально впился в меня взглядом.

   Я неловко кивнула, не понимая, к чему такой ажиотаж вокруг моей скромной персоны.

– Я вижу, вы пострадали, – он вновь перешел на сухой официальный тон. Я чувствовала его тяжелый взгляд, ощупывающий мою голову.

– Ничего страшного, – я солгала, даже не поморщившись. Незачем им всем знать о моих страданиях. – Просто немного крови.

   После моих легкомысленных слов в воздухе что-то изменилось, я всем телом ощутила странное напряжение, как перед бурей, которая вот-вот разразится.

– Немного крови? – произнес мой собеседник, медленно растягивая слова.

   Его пальцы в перчатках сжались в кулак с такой силой, что раздался хруст. Я позорно зажмурилась, ожидая удара. "Эйра Димантис могла бы гордиться своей дрессировкой", – мелькнуло в моей голове.

   Дазган пробормотал что-то на незнакомом языке, отрывистое и резкое, похожее на ругательство. Затем осторожно коснулся моей щеки и уже более ласково произнес:

– Не стоит бояться меня, эйрина. У меня и в мыслях не было причинить вам вред. Но то, что сделали с вами… – мужчина замолчал, и мне показалось, что он едва сдерживается от резких слов. – Позвольте мне вам помочь.

   Я коротко кивнула.

   Он что-то быстро сказал остальным даханнам, и мне тут же предоставили стул. Не зная, чего ожидать я присела на самый краешек и напряженно огляделась. Один из даханнов стоял у входной двери, другой делал вид, что любуется видом из окна, а третий, тот, что читал меня, лениво разглядывал Рини. Девочка прислонилась к стене рядом с изголовьем кровати и наверняка мечтала сейчас раствориться в тени.

   Между тем я почувствовала пальцы дазгана у себя в волосах. Он так и не снял перчатки, но меня поразила та деликатность и осторожность, с которой он осматривал мой многострадальный затылок.

– К несчастью, целитель остался на корабле, – с сожалением произнес мужчина. – Но, по крайней мере, я убедился, что вы не слишком пострадали. Это всего лишь ссадина, кость не повреждена.

   Я облегченно выдохнула, только теперь обнаружив, как была напряжена все это время.

– Думаю, вам не помешает привести себя в порядок, – продолжал дазган, – не стоит пугать мирных обывателей. Вас подождут.

   Краем глаза я ухватила движение за своей спиной. Это Рини медленно двигалась в мою сторону, а в конце совершила резкий рывок и схватила меня за руку.

– Эта эйрина тоже избранная? – мой собеседник подбородком указал в сторону девочки, не отрывая от меня взгляда.

   Я опять кивнула.

– Вы давно знакомы?

– Четырнадцать лет, – прошептала я еле слышно.

   Он еще раз внимательно осмотрел меня с ног до головы, уделив особое внимание вцепившейся в мою руку Рини, и произнес, обращаясь к первому даханну:

– Этих на мой корабль. И проследи, чтоб они ни в чем не нуждались.

   Он вышел, оставив нас под присмотром своих людей.

   Я поднялась, слегка пошатываясь и опираясь на тонкую руку девочки. Что ж, дазган прав, не стоит пугать местных жителей, им и так на сегодня впечатлений хоть отбавляй. Кажется, горничная должна была приготовить ванну…

Глава 6

   На улицу нас вывели под строгим конвоем, даже личные вещи не дали взять, сказали, что они нам больше не понадобятся. Эта фраза заставила меня задуматься над перспективой дальнейшего существования. Я крепко держала за руку жавшуюся ко мне Рини, а со всех сторон нас плотным кольцом обступили даханны. Было непонятно, то ли они пытаются защитить нас от угрозы извне, то ли – воспрепятствовать побегу.

   В холле гостиницы я заметила еще трех девушек в сопровождении родственников. Они спокойно проходили проверку у того незнакомца, которого назвали дазганом. Девушки выглядели лет на семнадцать-двадцать, и это было невероятно. Как они умудрились в таком возрасте остаться девственными и ничуть не беспокоились о том, что будет дальше?! Даханн что-то спрашивал у них, сверяясь со своей странной пластиной, которую держал в ладони, а потом жестом пригласил девушек пройти в дилижанс, ожидавший у крыльца.

   Девушки весело щебетали, не обнаруживая ни малейшего беспокойства, на лицах родителей цвело вполне умиротворенное выражение, словно это не они отправляли сейчас своих дочерей неизвестно куда. Что это? Гипноз? Жаль, что я не могу подойти и спросить, почему они так безмятежны.

   Дазган развернулся, будто почувствовав на себе мой взгляд. Чуть кивнул сопровождающим, и конвой начал оттеснять нас в сторону. Я забеспокоилась. Похоже, что мы с Рини не едем в дилижансе?

   Мы покинули гостиничный двор, пройдя через кованые ворота, и почти сразу за ними я увидела закрытый со всех сторон экипаж с гербом империи на дверце. Сидевший на козлах кучер, закутанный в темный плащ, привстал при нашем появлении, всей своей позой выражая недоумение.

   Перед нами учтиво распахнули дверцу кареты и откинули ступеньку, приглашая садиться. Я тоскливо вздохнула, в последний раз обводя взглядом привычный пейзаж. Всего полчаса пути – и мы будем в порту. Что нас ждет дальше? Смогу ли я выжить среди тех, кого с детства училась ненавидеть, кого боюсь до дрожи в коленях, до головокружения, до подступающей к горлу тошноты? Зачем я им? Что они увидели во мне такого, что не убили сразу и даже не посадили в дилижанс с остальными девушками? Неужели узнали во мне одну из своих? Почему тогда не сказали сразу? Столько вопросов и ни одного ответа!

   Но больше собственной судьбы меня волновало другое: как долго нам с Рини будет позволено оставаться вместе?


   ***


   Даханны удалились, закрыв нас в карете и оставив в полном одиночестве, если не считать кучера, чью неподвижную спину я лицезрела через маленькое окошко в передней стенке.

   Рини прижалась ко мне, точно маленький котенок, ища заботы и ласки. Я машинально потрепала ее по голове и вздохнула. Ожидание было невыносимым, лучше бы не мучали и прямо сказали, что от нас нужно. А так сиди, воображай и бойся собственной тени…

– Интересно, почему нас оставили здесь, а не с другими девушками, – задумчиво произнесла девочка. – Ты заметила, какие они счастливые?

– Да и это меня настораживает. Странно как-то.

– Почему твоя мама так поступила с нами? – Рини подняла на меня свои огромные глазищи, в которых будто застыли два горных озера с дрожащей водой.

– Она мне не мать, – глухо пробормотала я, отводя взгляд.

– Что?!

– Она сама так сказала. Сказала, что отец нашел меня в море и принес домой, как безродного щенка, которого кто-то выкинул на помойку, а он из жалости подобрал.

– Не говори так, – умоляюще произнесла девочка и взяла меня за руку. – Все же ты жила с ними столько лет.

   Я горько рассмеялась. Да, жила и всю жизнь переживала, что я делаю не так? Думала, что это из-за моей внешности, из-за того, что я недостаточно красива и моя мать стесняется меня, как стесняются калеки или урода. А все оказалось намного проще.

   Я никогда не смогла бы завоевать ее любовь, потому что она ненавидела сам факт моего существования. Она взрастила меня в ненависти и страхе к даханнам, а потом кинула к ним в пасть, не забыв сообщить, что я одна из них. Та, что всю жизнь была для меня самым близким существом, внезапно показала, что на самом деле всего лишь использовала меня в своих целях. И это ее откровение, зачем оно? Смутить меня еще больше? Невозможно выдержать все это и не сойти с ума.

   Но это вовсе не те сведения, которыми стоит делиться с четырнадцатилетним подростком. Поэтому я постаралась взять себя в руки и придать лицу беззаботное выражение.

– Ты ведь тоже заметила, что те девушки выглядели очень довольными? – легкомысленно поинтересовалась я.

   И именно в этот момент мимо кареты прокатился тот самый дилижанс, запряженный четверкой гнедых лошадей. Мы проводили его взглядами. Но едва он отъехал, как мой взор столкнулся с пристальным взглядом дазгана, наблюдавшим за мной с другой стороны улицы. Его глаза буквально буравили меня из прорезей маски. Побледнев, я откинулась на сиденье и задернула штору.

   Через минуту дверца экипажа распахнулась, и на соседнее сиденье опустился тот самый наглец. Рини прижалась щекой к моей груди, а я тут же зарылась носом в ее макушку. Меньше всего я желала остаться в замкнутом пространстве кареты с этим мужчиной и терпеть его присутствие. Вроде бы он ничем не отличался от своих молчаливых и затянутых в черное соотечественников, но если они были всего лишь неприятны, то этот действительно пугал. От него исходило ощущение огромной силы и власти, и было такое ощущение, что он не тот, за кого себя выдает.

   Он поднял согнутую в локте руку и пару раз стукнул в окошко позади себя. Карета дрогнула и медленно покатилась, стуча колесами по булыжной мостовой.

– Итак, – произнес дазган насмешливым тоном, – прекрасные эйрины не желают развлечься в дороге приятной беседой?

– Сомневаюсь, что наша беседа может быть приятной, – хмуро бросила я.

– Ну почему же, – он вальяжно откинулся на спинку сиденья и снял перчатки.

   Я только сейчас заметила, какая у него бледная кожа, вернее, не бледная, а белая, будто первый снег. И светится!

   Я сморгнула, но сияние никуда не делось. Обнаженные кисти даханна действительно излучали едва заметное мягкое свечение, окружавшее белую кожу серебристым ореолом.

– Вы удивлены? – мне показалось, что он удовлетворен моей реакцией. – Скажите, Ви-ель, что вы видите? Какого цвета моя кожа?

   Он развернул ко мне ладони, давая их рассмотреть. Я не могла оторвать глаз от этих сияющих рук, а потому не сразу сообразила, что он обращается ко мне.

– Что? Извините, я задумалась… Ваша кожа очень белая и светится… Это обман зрения?

– Вовсе нет. Это особенность нашей расы. Расскажите, что вам известно о нас?

– Я практически ничего не знаю. Вернее, в школе преподают анатомию рас и историю их взаимодействия, но ведь последние сто пятьдесят лет учебники выходят под вашей строгой цензурой. Вряд ли вы не знаете, что в них пишут.

– Меня не интересуют официальные легенды. Расскажите, что о нас думают в вашем родном городе. Где вы жили?

– В Ахартоне, это маленькое село под Эрливейлом, всего в паре дней пути. Не думаю, что вам интересно слушать сельские сплетни.

– Ну, уж не скажите, – он хмыкнул, подаваясь вперед, а я, как завороженная, вновь уставилась на его руки. – Вам не стоит так пристально смотреть. Сияние даханна это его слабость и его оружие. Одних пугает, других притягивает. Похоже, что ваша подруга относится к первому типу, как и все санхейо, а вот вы…

   Он вдруг оказался так близко, что я ощутила на своей щеке его дыхание и постыдно зажмурилась. А потому уже не видела, как он поднял руку и несколько секунд держал ее в опасной близости от моего лица, а потом опустил и, тихо выдохнув, вернулся на свое место.

– Можете открывать глаза, трусишка, – бросил он, натягивая перчатки. – И приведите в чувство свою подругу.

   Я глянула на Рини. Девочка сжалась в комок, стараясь быть как можно незаметнее, и едва дышала от страха.

– Рини? – забеспокоилась я. – Что с тобой?

   Даханн стукнул в окошко. Карета остановилась, и наш попутчик распахнул дверцу, собираясь нас покинуть. Он оглянулся, замешкавшись на ступеньке, и мне показалось, что в его взгляде мелькнуло сожаление.

– Он такой страшный, – прошептала девочка чуть слышно, когда экипаж вновь тронулся с места. – Ты видела, какие черные у него руки?

   Черные? Я не ослышалась?

– Они черные, как у демона… и такие острые когти…

– Да нет же, – поправила я ее, – у него кожа белее снега и светится.

   За окном кареты появилась гигантская стена, сложенная из грубо обтесанных камней. Дорога повернула и стена исчезла из видимости, потому что теперь мы ехали прямо на нее, но широкая спина кучера ничего не давала рассмотреть через переднее окошко. Огромные тяжелые ворота были распахнуты настежь, решетка из прутьев толщиной с мою руку – поднята, а на въезде в порт нас встречала длинная очередь дилижансов, в которых, по всей видимости, томились такие же жертвы даханнов, как и мы.

   Наш экипаж замедлил ход и мягко остановился, пристраиваясь в хвост очереди. Рини отлипла от меня и повернулась к окну с другой стороны.

– Смотри, Виель, там девушки прямо на улице!

   Я оглянулась. И в самом деле, рядом с дилижансами стайками толпились избранные. Это были девушки из разных концов королевства, это явственно читалось в их манере одеваться, а еще они по-разному вели себя. Одни беззаботно болтали и даже смеялись, стреляя глазками в молчаливых даханнов, стоящих на страже ворот. Другие дичились, хмуро жались к своим экипажам и выглядели не слишком общительными. Такая яркая противоположность их поведения заинтриговала меня. Почему одни не показывают ни малейших признаков беспокойства, тогда как другие буквально трясутся от страха?

   Неожиданно, мне показалось, что я заметила знакомое лицо в пестрой толпе рядом с одним из дилижансов.

– Рини, а ну взгляни. Это глаза меня обманывают или там действительно Айра Куралтис?

   Девочка глянула в указанном направлении.

– Вроде она… такая довольная…

– Знать бы еще почему, – пробормотала я. – Подожди, сейчас попробую разузнать.

   Я подергала дверцы – закрыто. Постучала в переднее окошко. Темная спина пошевелилась и за стеклом показалась непроницаемая маска.

– Я хочу выйти! – сообщила я с нажимом.

   Кучер коротко кивнул и в карете раздался еле слышный щелчок. Облокотившаяся на дверцу Рини едва не выпала наружу, когда та неожиданно распахнулась.

– Ого! – издала она возглас удивления и с детской непосредственностью выскочила на мостовую.

   Я последовала за ней.

– Эйрина, – тут же раздался над моей головой мужской голос, – если вы желаете освежиться, я буду рад стать вашим провожатым.

   Я узнала дазгана. Интересно, он ехал в другой карете или верхом? Его фраза об "освежиться" заставила меня смущенно порозоветь. Не представляю, как бы он проводил меня в уборную. Кошмар какой!

– Я могу отойти от кареты? – поинтересовалась я, стараясь смотреть куда угодно, только не в глаза этому пугающему мужчине.

– Причина?

   Мне показалось, что он нахмурился, хотя под маской не было видно ни малейшего проявления эмоций.

– Я заметила здесь свою знакомую и хотела бы пообщаться с ней, пока мы стоим. Кстати, а почему такая задержка?

– Есть необходимость некоторых действий. Не переживайте, узнаете, когда до вас дойдет очередь. Идите к знакомой, только не забудьте вернуться в свою карету.

   Я не стала ждать, пока он передумает и вместе с Рини направилась туда, откуда доносился веселый смех Айры.

   Она не была мне такой близкой подругой, как Дайна, но жила поблизости и мы частенько сталкивались у колодца или в лавке эйра Сумахиса. Изящная, стройная, с приятными округлостями и плавными мягкими движениями – настоящая санхейо. Ей недавно исполнилось шестнадцать, могла выйти замуж, ведь пару раз наведывались сваты из соседних сел, но не захотела. Причину ее отказа я так и не смогла понять, ведь это был лучший способ защитить себя от участи стать избранной. Она была очень хороша: черные густые волосы, идеальный овал лица и огромные блестящие глаза цвета гречишного меда. Хотя, что это я, все санхейо были писаными красавицами и оставались такими до самой старости, разве что с возрастом больше округлялись.

   Я осторожно приблизилась к незнакомкам, рядом с которыми весело хохотала Айра, и позвала ее по имени. Смех резко оборвался.

   Обернувшись, девушка уперла в меня изумленный взгляд, а потом ее лицо расплылось в приветственной улыбке:

– Виель! Что ты здесь делаешь? Рини? – она недоуменно перевела взгляд на девочку. – А где Шайель?

– Я вместо нее, – я криво усмехнулась, – а ты как?

– Эйрины, это моя хорошая знакомая эйрина Виель Димантис, – представила меня Айра своим подругам, – мы отойдем, немного поболтаем.

   Те неопределенно пожали плечами, продолжая прерванный разговор.

– Где твой экипаж? – поинтересовалась девушка, когда мы отошли в сторону.

   Я указала на посольскую карету. Тонкие брови Айры изумленно взлетели вверх.

– Карета посла?

– Сама удивилась.

– Но ведь должны были забрать Шайель, так ведь? Твоя мать сама говорила в храме, на чье имя пришел приказ.

– Как видишь, моей сестры здесь нет, – я не хотела рассказывать Айре о том, что со мной случилось, но уж очень хотелось знать причину ее хорошего настроения. – Послушай, а почему некоторые девушки такие довольные, а другие напуганы?

– Да ерунда, не обращай внимания, – она досадливо поморщилась, – наслушаются разных сказок про даханнов, а потом трясутся как овечий хвост.

– Сказок? – недоверчиво переспросила я.

– Ну да. Вот ты знаешь, зачем мы им? Куда нас везут и что с нами будет?

– На Острова? – неуверенно промямлила я и поняла, что ничегошеньки не знаю. Кроме того, что девушек раз в году куда-то увозят и никогда не возвращают обратно. В учебниках об этом не писали, а дома у нас эта тема никогда не поднималась. Я же лично не была знакома ни с кем, кто захотел бы поделиться информацией. А вот у Айры… – У тебя же кто-то был избран пару лет назад?

– Да, сестра. Сейчас она шейнаб одного дазгана.

– Кто? Кого?

   Айра демонстративно закатила глаза.

– Шейнаб – мать его сыновей, а дазган сотник по-нашему. У них такие названия, что пока язык не выучишь, половину не поймешь.

– Твоя сестра наложница даханна? – изумилась я. – И ты так спокойна?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10