Алина Камалеева.

Счастье за дверью



скачать книгу бесплатно

«Сейчас начнется, – подумала я. Бабуле нечего делать, не с кем поговорить, она одинока, домашние давно привыкли ее не слушать, вот она и рада пообщаться хотя бы со мной. Я же не могу от нее просто отмахнуться! Это прямо на моем лице написано, что не могу. Некрасиво как–то было бы с моей стороны. Но, все–таки, нужно будет как-нибудь вежливо откланяться – мне домой нужно.»

– Но Вас же никто не ждёт? Дочка давно к бабуле уехала, и котика своего Вы подруге вчера оставили? – хитро посмотрела мне в глаза старушка.

– Да кто Вы! – воскликнула я в изумлении. – Откуда Вы и об этом знаете? Может, Вы меня раньше знали, или с мамой были знакомы, с бабушкой?

– Нет, к сожалению, я с ними знакома не была, хотя уверена, что бабушка Ваша была весьма достойной женщиной, а мама тоже прекрасный человек. – Ксения Сергеевна довольно рассмеялась, наблюдая на моем лице полнейшее недоумение и растерянность. – А Вас вот я встречала, да и не раз. Просто Вы не помните.

Я с облегчением вздохнула. Это все объясняет, хотя я действительно не помню, чтобы встречала ее раньше. Тем более, чтобы рассказывала ей о себе, о маме с бабушкой. Хотя, честно признаться, память на лица у меня всегда была не очень. Не могу же я всё и всех помнить. Я все–таки встала и собралась уходить, но она вдруг спросила:

– Арсений, друг Ваш, еще не вернулся?

– Нет, Вы и про него знаете?

– Ну да. Мне кажется, что Вы, Катя, не очень-то его и ждете.

– Не Ваше дело! – не сдержалась я. – Я жду его. Он вернется, и мы поженимся. Мы с ним так договорились. И вообще, давайте больше не будем обо мне говорить, у меня и так голова с утра болит. Все у меня хорошо, я всем довольна, я пойду!

– Нет. Вы, Катя, не довольны своей жизнью. Вам все время кажется, что вы живете неправильно.

– С чего Вы взяли? Как Вы, посторонний человек, можете знать об этом? Довольна я своей жизнью! Что Вы лезете! Все! У меня! Хорошо! Просто отлично!

– Ладно, ладно! – старушка успокаивающе погладила меня по руке. – Хорошо так хорошо. Простите, если я Вас чем обидела. Но я помогу. У Вас, Катя, есть много чего, что можно изменить в Вашей жизни, ну, или понять, что для вас главное, и нужно ли это менять. Это даже было бы лучше. Я Вам в этом обязательно помогу.

– В чём?

– Да в жизни Вашей, только не знаю сколько это займет времени. Может затянуться надолго.

Старушка продолжала держать меня за руку и смотрела внимательно и спокойно мне в глаза. Внезапно я успокоилась.

– И как же Вы мне поможете? Тем более что я вовсе не нуждаюсь в этом.

– Нуждаетесь, Катя. Вы, между прочим, забыли в аптечный киоск сегодня зайти.

– Ах, это? – уже не удивилась я бабушкиной осведомленности. – Действительно, но я завтра зайду.

– Нет–нет, нужно обязательно сегодня, иначе разболеетесь. В супермаркете напротив, есть хорошая аптека, туда и идите, там моя подруга работает, она Вам посоветует отличное лекарство. Выздоровеете за ночь. Обязательно нужно вернуться в этот супермаркет.

Старушка опустила голову и задумчиво почиркала на земле перед собой сухой палочкой, затем снова воззрилась на меня:

– А потом, не сочтите за труд, милая девушка, купите мне, пожалуйста, в мясном отделе, полкило молочных сосисок.

Я подкармливаю бездомную собаку в нашем дворе. Она всегда ждет меня с прогулки. Иногда и со мной гуляет. Сегодня она просто мне не встретилась, а то бы непременно побежала за мной в парк. Но она ждет, я знаю. Собака ощенилась недавно, у нее есть щенки, их шестеро и ей нужно помогать. Белка, так ее окрестили дворовые ребятишки, не может оставлять щенят одних надолго. Я сейчас Вам денег дам и буду ждать на выходе из парка. Вы уж не откажите, Катя, старой женщине. Я буду Вам очень благодарна и собака моя тоже.

Старушка полезла в сумочку. Я, обрадовавшись тому, что она меня более не задерживает и я могу с чистой совестью покинуть ее общество, сказала ей, что деньги она отдаст потом, когда я принесу ей заказанные сосиски. Мне же совсем не трудно, за каким-то лешим вернуться опять в магазин и, купить ей сосисок для собаки, вместо того, чтобы сесть в машину и ехать уже наконец домой. Ну, про лешего, разумеется, я ей говорить не стала, боюсь, что бабуля и так прочитала мои мысли. Уж как–то слишком загадочно она хихикнула, кинув на меня взгляд.

– Нет–нет, вот, возьмите. Здесь немного, но надеюсь, Вам хватит. – Ксения Сергеевна протянула мне деньги, я машинально сунула их в карман юбки.

– Только не в первом мясном отделе берите, а пройдите через дверь рядом с витриной в следующий отдел.

– Хорошо, – пожала я плечами, – я и не знала, что там есть еще отдел.

– Есть, – улыбаясь, покачала головой старушка, – здание старинное, построено давно, там много чего есть. Я всегда по понедельникам беру там сосиски. Катя, по понедельникам, именно по понедельникам. Ну, иногда еще в среду бывает ничего привоз, но реже. Идите Катя, я подожду Вас, простите, что затрудняю, но Вы меня очень выручите.

Я не стала интересоваться, почему именно по понедельникам нужно ходить за сосисками, ведь какая разница, продуктов всегда навалом, в любой день, с облегчением поднялась, радуясь тому, что, наконец, могу уйти от странной старушки и зашагала обратно к магазину, ругая себя за свою безотказность. Старушка, между прочим, и сама еще в силах дойти до магазина, до парка же дошла, даже без палочки еще ходит! Мне бы в её годы выглядеть такой бодрячкой! Ну, ладно, Катерина, хватит ворчать, сделай доброе дело, раз уж согласилась исполнить бабушкину просьбу.

На выходе из парка я оглянулась, старушки на лавочке уже не было. На ней уже расселась веселая молодежная компания. Наверное, бабушка пошла погулять по дорожкам. Решила ножки размять. Жара уже спала, стало гораздо легче дышать, народу в парке заметно прибавилось.

Перебежав улицу, я опять поднялась в супермаркет, зашла в аптечный киоск и купила себе лекарств от простуды и головной боли, кстати, за прилавком работала молодая девушка, и быть подружкой Ксении Сергеевне она не могла никак. Затем я быстро прошла в мясной отдел супермаркета и стала высматривать дверь, ведущую в следующий отдел. Я очень устала, была весьма недовольна невольной задержкой из-за старушки, поэтому быстро прошла к первой же попавшейся мне двери и взялась за ручку. Меня слегка удивило, что дверь поддалась туго и после того, как я шагнула через порог, сильно хлопнула, закрываясь за мной.


Глава 3

Я огляделась, поняла, что стою в каком-то коридоре, вероятно, рядом находились внутренние помещения магазина. Никакого продолжения мясного отдела здесь я не увидела. С опозданием подумала, что и двери между отделами обычно не бывает в супермаркетах. Обозлившись опять на себя за то, что пошла на поводу у старушки, развернулась, чтобы вернуться обратно и обомлела! Двери не было! Но я же только что шагнула сюда через порог, не прошло и минуты, но она непонятным образом успела исчезнуть! Я оглянулась и поняла, что стою в конце какого–то коридора в тупике. И еще: лампочки в коридоре светили непривычно тускло. Глаза с трудом привыкли к плохому освещению. Вроде большой супермаркет, а не могут освещение у себя нормально наладить! Но куда же дверь-то делась? Чудеса какие-то!

Тут я услышала чьи–то голоса. Они доносились немного впереди по коридору, и я, облегченно вздохнув, пошла туда. Прошла еще мимо каких-то дверей, поочередно открывая те, которые были не заперты. Ни одна из них не выходила обратно в нужный мне отдел. В основном это все были подсобные помещения. Наконец я дошла до помещения, откуда доносились голоса. Заглянув туда, я поняла, что здесь работают рубщики мяса. Это меня успокоило. Значит точно, я просто попала не туда, зашла в коридор, где находятся производственные помещения, здесь вот, к примеру, рубят мясо для продажи. Надо повернуть обратно и выйти в отдел, откуда я пришла. Я снова вернулась в конец коридора, но двери опять не обнаружила. Растерянно озираясь, я повернулась и пошла снова вперед, при этом чуть не столкнулась с высоким вихрастым молодым человеком в, видавшем виды, длинном грязном клеенчатом фартуке. Он выносил на подносе куски рубленого мяса.

– Гражданка! – увидев меня, окликнул он. – Чего Вы здесь ходите? Вы к Петровичу пришли? Если к нему, так не его смена. Сегодня его нет. Завтра приходите.

– Нет! Я просто заблудилась, дверь ищу на выход, где она?

– Так вон, чего ее искать? Там выход. Пошли за мной. Вы бы не ходили где не надо. У нас с этим строго, заругаться могут. Хорошо директриса уехала.

В это время, дверь далее по коридору отворилась, и оттуда выскочила женщина средних лет в белом несвежем халате и белом же колпаке.

– Толик! Где ты ходишь? Меня сейчас покупатели саму на куски разорвут. Нарубил?

– Нарубил. Только это сегодня почти все, там Миша последнее накладывает, сейчас принесу, а больше сегодня не будет.

Тётка нахмурилась:

– Опять покупатели ругаться будут, придется кур выбросить. Надоело мне всё. А это кто? Твоя что ли? – глянула она на меня.

– Да не! Ты че, тёть Маш, мою Катьку не знаешь? Моя шире в два раза! А эта заблудилась. Сейчас выведу. Жди.

Последнее слово было обращено ко мне. Тётка неодобрительно покачала головой и, придержав дверь, пропустила парня с подносом в отдел.

Парень вернулся быстро, я дожидалась его в коридоре, надеясь, что он, поможет мне найти выход. Он и помог – подтолкнул к двери дальше по коридору:

– Вон там выход в отдел, на двери слегка обивка порвана, туда и идите. Больше не плутайте.

– Спасибо.

Я быстро пошла к двери, удивляясь, как я могла очутиться при входе сюда в противоположном конце коридора, и взялась за ручку. Попав из тускло освещенного коридора в отдел магазина, я зажмурилась от света, успев с облегчением сообразить, что опять стою в мясном отделе. Вот только народу в магазине сильно прибавилось и шумно стало. Вдоль витрины галдела толпа покупателей, выстроившаяся в очередь. Я удивилась. Когда же успел собраться народ? Несколько минут назад покупателей вообще не было. Не считая двух–трех человек, стоявших за тем, чтобы им взвесили нужной им колбасы, сыра или мяса. Машинально я остановилась в конце очереди, с удивлением разглядывая все вокруг. Что-то явно изменилось.

– Дочка, ты сюда последняя? – около меня остановился невысокого росточка дед в синей вязаной безрукавке поверх рубашки. – А что тут дают?

– Нет, не последняя, не знаю, что дают, – очнулась я.

– Ну, так, зачем стоишь тогда тут? – осерчал дедок. – Ты, что ль, последняя, гражданка? – обратился он к полной высокой женщине, за которой я остановилась. – Чего дают-то?

Я с изумлением услышала, что мясо кончается, но вынесли еще кур. Немало подивившись услышанному, быстро прошла вдоль магазина, чтобы выйти на улицу. Сосиски я схватила по дороге прямо с лотка у женщины, выкладывающей товар на витрину. На упаковке значилась цена. На кассе у меня не приняли деньги, заявив, что они у меня не настоящие. Испугавшись неприятностей: вдруг, фальшивку кто мне незаметно сунул, я не стала качать права, извинилась, оставила сосиски на кассе и выскочила на улицу.

Там стало уже гораздо прохладнее, духота всё–таки спала, улицы города стали понемногу остывать, вечер стремился к ночи. Я пошла к машине. Старушку я решила не искать – всё равно сосисок не купила. Да и не было ее на выходе из парка, где она обещала ждать меня – я посмотрела. Что же мне, искать ее в парке что ли? Еще чего! Итак, задержалась по ее вине. Тем более, что меня ожидала еще одна неприятность: машины моей нигде не было. Я стала растерянно оглядываться, но ее не нашла. Ну, вот же здесь я ее оставила! Еще радовалась, что от дерева возле дороги на машину будет падать тень. Я ее припарковала здесь, когда еще солнце на небе было. Теперь на ее месте стоял совсем другой автомобиль, отечественный тёмно–зеленого цвета. В ней, приоткрыв дверь и высунув наружу длинные ноги в растоптанных сандалиях, надетых на носки, сидел мужчина лет сорока пяти и читал газету. Я решительно подошла к нему.

– Извините, Вы давно здесь стоите? – спросила я мужчину.

– Ну? – поднял он на меня глаза.

– Давно, говорю, стоите? – переспросила я громче, решив, что он меня не расслышал.

– Ну? – услышала я снова. – Чего надо?

– Здесь стояла моя машина! А теперь ее нет!

– Ну?

– Чего Вы нукаете? Вы мне можете сказать, где моя машина? – рассердилась я.

Мужчина нахмурился, озадаченно почесал себе затылок, пожевал губами и спросил:

– Вот эта машина Ваша? – Он указал пальцем на свой автомобиль.

– Нет, – растерялась я, – но я ставила ее именно сюда, под это вот самое дерево, а теперь здесь Вы стоите.

– Никакой машины здесь не было. Пусто здесь было. Идите и ищите в другом месте. Идите–идите! – махнул мужчина рукой вдоль по улице, показав мне направление, куда мне нужно идти искать свою машину.

Тут к нему подбежала, задыхаясь, полная рыжая женщина в буйно цветастом платье. В руках она держала две плетеные авоськи, из одной торчали куриные лапы, из другой рыбий хвост.

– Коля! Говорила тебе, чтоб ты со мной пошел! Так нет же! Поленился он из машины вылезать! Могли бы еще что-нибудь взять. Глянь: я и кур взяла и рыбу. Жаль мяса не досталось, кончилось прямо перед моим носом. Гляди, чего взяла!

Женщина потрясла авоськами прямо перед лицом мужчины. Куриные мосластые ноги и рыбий хвост едва не поцарапали его. Он недовольно поморщился, отклоняясь от авосек, вылез из машины и забрал из рук жены продукты, положил их в багажник.

– Все?

– Все! А это кто? – наконец обратила она внимание на меня. Я все еще стояла возле их машины, наблюдая за парочкой. – Чего надо?

Я только вздохнула и пошла дальше, рассматривая припаркованные вдоль дороги немногочисленные автомобили. Вслед себе услышала, как мужчина объяснял жене, чего мне было надо. Причем, назвал меня дурой ненормальной. Да ну их! Пусть на себя поглядят! Пройдя довольно далеко, машины своей я все равно не обнаружила, да и не могла я ее так далеко от магазина оставить. Я точно помню место, где я припарковалась. Подумала, что ее забрал эвакуатор и расстроилась. Казалось, я ничего не нарушила, с чего бы это вдруг понадобилось забирать мою машину? Стоянка здесь не запрещена, между прочим. Никаких знаков, запрещающих что-либо, здесь не установлено. По крайней мере, я их не вижу. Внезапно, мне в голову ударила мысль о том, что автомобиль просто на просто угнали. Угнали мою машину! Мою подружку? Что же делать? Я в смятении заметалась на месте, не зная, как поступить. Полезла в сумочку, чтобы позвонить в полицию и вспомнила, что перед тем как пойти посидеть в парке, звонила Соне, а потом кинула трубку в бардачок, а, может, просто на пассажирское сиденье! Вместо того, чтобы положить в сумочку! Положила бы в сумку – был бы телефон при мне. Что за день такой сегодня! Точно с головой не дружу. Как вот теперь без телефона? Хорошо хоть догадалась сумочку свою в машине не оставить. Тетеря! Как назло, и Арсения в Москве нет – уехал на неделю, а он бы непременно помог.

Вдруг меня осенило: старушка! Вот кто виноват во всем! Да она же просто наводчица, как я могла не догадаться об этом! Небось, еще смолоду промышляет этим ремеслом! Не всегда же она была старенькой и благообразной. Недаром она мне показалась странной! Да она просто видела, как я оставила машину, припаркованную возле магазина, сообщила о ней своим подельникам и давай заговаривать мне зубы! Я и уши развесила! Дурочка я, доверчивая! Все-то она обо мне знает, да она просто гипнозом владеет, вот чем всё можно объяснить. Выспросила у меня сначала все, я сама не заметила, как всё о себе и выложила ей! Она просто задурила мне голову и задержала, сколько могла, в парке! В это время подельники легко вскрыли мою машину и были таковы! Нет, каково, а?

У меня из глаз брызнули злые обидные слезы. Как я могла так довериться? Впрочем, на лбу у старушки не было написано, что она преступница. Выглядела она как божий одуванчик в своей ажурной шляпке. Ах, Катерина! Сколько можно быть такой простушкой! А еще директор студии! Начальник над своими сотрудниками! Вроде не молоденькая уже. В сорок два (ну, почти), уже можно стать более умной и осмотрительной! Ничему меня жизнь не учит! Так, надо искать полицию. Я с тоской огляделась. В этом районе я бываю редко, разве что в магазин иногда заезжаю по пути с работы. Мимо проезжал паренек на велосипеде, как раз возле меня у него слетела цепь, и он, ругнувшись, слез с велосипеда, оттащил его к стене дома, прислонил и принялся за ремонт. Я подошла к нему.

– Молодой человек, Вы не можете мне сказать, где в этом районе находится полиция?

– Чё? Полиция? Милиция что ли? – Подросток, откидывая челку, чтобы взглянуть на меня, мазнул грязной рукой по лбу, оставив на нем темный след.

– Ну, милиция, – согласилась я, – один черт, так, где она?

– А чё случилось? – поинтересовался парнишка.

– Машину угнали. Так, где милиция? – уже нетерпеливо повысила голос я.

– Машину–у… – парень, сочувствуя, качнул головой и причмокнул, – жалко. Да вон, она в том переулке, пройдите дальше и за поворот. Там недалеко. Крыльцо увидите. У меня там дядька работает, только он сейчас в отпуске. В Крым поехал на поезде, на море, а меня не взял, сколько я не уговаривал. Он говорит…

– Спасибо, парень, – прервала я его.

Я быстро зашагала в указанном направлении, свернула в переулок. Действительно, пройдя немного, я увидела крыльцо с козырьком. Над дверью увидела табличку, извещающую, что здесь находится районное отделение милиции. Коротко отметив про себя, что милиция уже давно стала полицией, а они не могут табличку сменить до сих пор, я поднялась по отбитым кое–где ступеням крыльца и зашла внутрь.


Глава 4

       Да, кондиционером здесь и не пахнет. Воздух в отделении душный, спертый какой–то. Хоть бы окна открыли, все равно они зарешечены. За стеклянной перегородкой с окошком, над которым было написано краской «Дежурная часть», сидел мужчина в серой рубашке с погонами и протирал большим мятым носовым платком голову, с явно наметившейся лысиной. Ему было жарко. Впрочем, мне тоже не было прохладно. В званиях я немного разбираюсь, так как папа был военным, поэтому определила по звездочкам на погонах, что передо мною сидит капитан. Я подошла к вырезанному в стекле окошку и поздоровалась. Капитан вскинул на меня глаза, и устало спросил о цели моего обращения. Я рассказала, что только что лишилась машины. Милиционер с надеждой спросил меня о том, не могу ли я прийти к ним завтра, ибо уже вечер. Отрицательно покачав головой, я состроила несчастное выражение на лице, сделав вид, как будто сейчас расплачусь. Впрочем, это было недалеко от истинного моего состояния. Вздохнув, он протянул мне в окошко лист бумаги и велел написать за столом заявление, посмотрев, как оно пишется на образцах, помещенных на стенде.

Я отошла к столу, почитала образцы на стене и покорно описала происшедшее на бумаге, не забыв упомянуть свои подозрения по поводу наглой наводчицы в лице старухи. Затем протянула свой листок капитану, он бегло просмотрел заявление, недоверчиво покосился на меня, поднялся, открыл дверь из дежурки и заорал в сторону коридора:

– Андрюха! Андрей Сергеич, подойди!

– Зачем? Я занят, позже выйду, – послышалось оттуда.

– Андрюха! Сейчас нужно! – заорал опять дежурный. – Поговорите с ним, – добавил он уже тише, повернувшись ко мне.

Из коридора послышался звук хлопнувшей двери, шаги и у дежурки возник небольшого роста щуплый белобрысый парень. Формы на нем не было, молодой человек был одет в светлую клетчатую рубашку и мятые брюки. Волосы его были взъерошены и влажные, как будто он только что вымыл их, вытер, а причесаться не успел. Увидев меня, он сразу приосанился, быстро привел пятерней шевелюру в относительный порядок. Я поздоровалась. Он кивнул и представился:

– Майор Седлов, оперуполномоченный.

– Андрей Сергеич, вот, гражданка Синичкина пришла, хочет машину свою найти. Говорит, угнали от магазина. – Капитан, улыбаясь, махнул головой в мою сторону.

– Так в чем проблема? Прими заявление, вон же стенд, там все написано. – Белобрысый опер пожал плечами. – Ты мне дашь сегодня, Митрохин, отчет дописать? Я домой хочу, сколько можно, а сегодня матч, не помнишь?

– Помню. Так она и написала, ты почитай.

Капитан Митрохин протянул листок с моим заявлением Андрею Сергеевичу. Тот взял и, нехотя принялся читать, постепенно лицо его вытягивалось, и он начал украдкой поглядывать на меня. Я устала стоять, отошла и плюхнулась обратно на стул, на котором сидела, когда писала свое заявление. Закончив чтение, белобрысый парень подошел ко мне и присел на соседний стул.

– Шутить изволите?

– С чего Вы взяли? – вскинулась я.– Всё правда! Я оставила машину, сходила в магазин, затем погрузила в нее продукты и пошла немного посидеть в парке, где меня и подловила эта старушка-наводчица. Это точно она! Я вам говорю! Она мне сразу показалась подозрительной, еще и гипнозом владеет. Заговорила мне зубы, задержала возле себя, а ее подельники машину и угнали! Продадут и деньги поделят. Чем не прибавка к пенсии?

Капитан тоже вышел из дежурки и, улыбаясь, встал возле нас. Меня это обидело и разозлило еще сильнее. Что за смешки, не понимаю! Я угрюмо сверкнула на него глазами.

– Так, Екатерина Семеновна, – белобрысый успокаивающе положил руку мне на плечо, я нервно дёрнулась и немедленно ее скинула. Сотрудник смутился. Впрочем, он не обиделся. – Вы утверждаете, что Ваша машина «Пежо», – тут он переглянулся с капитаном, – государственный номер такой-то, цвет синий, номер такой-то, московский регион, года выпуска две тысячи двенадцатого, исчезла с соседней улицы? – Он многозначительно посмотрел на капитана. Тот обидно ухмыльнулся, отвечая его взгляду.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6