Алёна Холмирзаева.

Подобный Богу мужчина. Книга 1



скачать книгу бесплатно

– Спасибо, Анна.

– Вам спасибо, сэр, приятного аппетита.

Подпрыгивая от счастья, я вернулась в свою комнатушку, собираться в дорогу. Я решила выезжать этим вечером, чтоб свой день рождения встречать уже дома.


Отец выглядел хуже, чем я ожидала, но я не выдала своих мыслей, и подбадривая его, говорила о выздоровлении. Одна его рука не разгибалась, а нога наоборот не могла согнуться – это обычные последствия после инсульта, но выглядит это ужасно, особенно если вспомнить, что всего пару месяцев назад, отец был полон сил. Теперь он быстро уставал и был раздражительным, но мама с огромным терпением относилась к его дурному настроению.

Вечером, когда мама уложила его в постель, мы собрались на кухне, обсудить наше финансовое положение.

– Денег едва хватает, хоть ты очень хорошо зарабатываешь, дочка, я очень горжусь тобой. Но его ждет длинный путь к выздоровлению и боюсь, что нам будут нужны твои деньги еще около года.

– Я буду работать, мама, и буду присылать вам все, до последней копейки. Возможно, если я буду очень стараться, то меня повысят, и тогда денег будет еще больше. А что говорит врач?

– Говорит, что ему нужен свежий воздух, физические упражнения и массажи. Я делаю все, что могу сделать, ведь денег хватает только на таблетки.

– Я поговорю с мистером Фарреллом, возможно, он сможет заплатить мне наперед больше денег… Я сделаю все, что смогу, мама, – пообещала я.

– Отец переживает, что тебе приходиться тяжело трудиться из-за него.

– Скажи, пусть не переживает, ему сейчас нужен покой. Это хорошая работа, мне там нравиться и он бы сделал для меня то же самое.

Засыпая в своей постели, на старенькой кровати в отцовском доме, мыслями я была в гостинице мистера Фаррелла. Только тут, я вдруг почувствовала странную тоску по этому властному, седовласому мужчине. Мне вдруг захотелось в отель, словно там был мой настоящий дом, захотелось к нему, словно это был мой самый близкий человек.

Засыпая, я думала о паутине морщинок, в уголках его голубых глаз, которые появлялись всякий раз, когда он улыбался… улыбался мне.


Утром я вернулась в отель и побрела в свою комнатушку, чтобы надеть униформу и отправиться убирать в номере мистера Фаррелла.

– Анна, ты такое пропустила! – набросилась на меня одна из горничных, с которой я дружила, едва я успела выйти из лифта. – Вчера здесь был Фаррелл, он приходил к тебе.

– Ко мне? – все внутри похолодело от волнения. – Не понимаю, он ведь знает, что я уезжала.

– Он кое-что тебе принес, – заговорщицки произнесла Яна.

– Принес? Что? – недоумевала я.

– Сейчас увидишь, – отмахнулась она. – Он попросил провести его в твою комнату и страшно разозлился, когда увидел где ты живешь. Он так кричал на администратора, что было слышно на всем служебном этаже! Она поселила тебя в эту кладовую, притом, что у нас есть свободная, хорошая комната.

– Он кричал на нее? – я не могла представить, чтоб мистер Фаррелл на кого-то кричит.

Он, безусловно, умел быть строгим и грозным и даже грубым, но что бы кричать…

– Еще как кричал, да так, что все разбежались, боясь попасться ему под горячую руку. Он поручил мне перенести твои вещи в новую комнату – пойди, посмотри, – сказала Яна, указывая мне на нужную дверь. – Мне пора.

– Спасибо, – рассеянно сказала я.

– Не за что, да, и к кстати, с днем рождения!

Оставшись одна, я направилась в свою новую комнату: она была просторной и уютной, новая кровать была больше прежней, в углу стоял небольшой шкаф и письменный стол, на котором стоял восхитительный букет белоснежных роз. Я подошла поближе и достала открытку:


С днем рождения, мисс Анна.

М.Ф.

Это было так на него похоже, что я невольно улыбнулась. Этот странный, грубый, властный мужчина хотел поздравить меня, проявить внимание, но даже в своих добрых намерениях оставался холодным и сдержанным.

Хотя, признаться, этот жест все же произвел на меня впечатление, и я задумалась над тем, зачем ему тратить свое время и внимание на обычную горничную? Разве что он относился ко мне не совсем как к обычной горничной… И почему он сказал, чтоб никто не убирался у него, пока я не вернусь?.. Может, я ему нравлюсь? Хотя, если вспомнить, как он бросил полотенце у своих ног, чтобы я наклонилась перед ним, если вспомнить, какой униженной я себя чувствовала… нет, я не нравлюсь ему – это просто цветы на день рождения. А он мне? Нравиться ли он мне? Возможно. Только чуть-чуть. Только потому, что он красивый мужчина, такой элегантный и статный, и всегда хорошо одет, и у него очаровательная улыбка и милые морщинки в уголках глаз и его седые волосы такие густые и в них есть что-то такое… сексуальное. А еще у него… о чем это я? Какой красивый букет! Интересно, он поздравлял кого-нибудь из своих подчиненных, кроме меня? Я наклонилась и вдохнула аромат цветов – розы всегда так великолепно пахнут! Такого большого букета мне еще никто не дарил, к тому же, если учесть, что это был единственный подарок, который я получила на этот день рождения – мистер Фаррелл действительно поразил меня.

Переодевшись, я поспешила в его номер, предвкушая нашу встречу, продумывая, что ему скажу, как поблагодарю. Я была не в силах избавиться от улыбки, которая не сходила с моего счастливого лица, впервые, за долгое время, мне было так радостно.

Мистер Фаррелл сидел за столом в кабинете и разговаривал по телефону. Взмахом руки он приказал мне оставить его одного, и я побрела убирать в спальне. Улыбка прошла, как и хорошее настроение и я снова почувствовала, что глаза стали влажными от слез.

Этот мужчина пробуждал во мне странные чувства: я слишком остро реагировала на его строгость ко мне, и тут же таяла, когда он был добр со мной.

Закончив убираться, я заметила, что на кресле небрежно брошена его вчерашняя рубашка; это было не похоже на него, ведь он всегда убирал грязное белье в корзину. Я взяла ее в руки и мне вдруг, захотелось вдохнуть ее аромат, узнать, как пахнет этот взрослый, строгий мужчина.

Едва только я успела поднести ее к лицу и услышать аромат сигар и дорогого парфюма, как за моей спиной раздался разъяренный голос мистера Фаррелла.

– Что вы делаете, мисс Анна?

Резко повернувшись, я испуганно уставилась на него. Он стоял в дверях и молчал, ожидая моего ответа, но я не знала, что ему сказать. В голове крутился только один ответ: нюхаю вашу рубашку, сэр. Но, конечно же, такого сказать я не могла, поэтому пристыжено опустила глаза.

– Если вы закончили заниматься тем, чем вы тут занимались – можете идти, – в его голосе слышалась улыбка, но я не осмелилась посмотреть на него.

– Да, сэр. Простите, сэр. – Я поспешила прочь, оставив его рубашку на кресле. Мои щеки горели от стыда, и мне хотелось как можно быстрее сбежать из его номера, сбежать от его пристального взгляда.

– Анна, – сказал он, останавливая меня за руку, – заберите рубашку и отнесите в прачечную, вместе с бельем из корзины. – От прикосновения его горячих рук по моему телу прошлось волнение и трепет. Меня испугала наша близость, и я поспешила отдалиться от него на безопасную дистанцию.

– Да, сэр, – покорно сказала я, и исполнила его приказ. Меня обдавало жаром, теперь не только из-за стыда, но и из-за того, какое напряжение возникло между нами, в комнате, где были только мы вдвоем. – Теперь я могу идти, мистер Фаррелл?

– Конечно, Анна, идите, – он сделал шаг в сторону, давая мне пройти, и я быстро проскочила мимо.

Я не понимала, что на меня нашло, с чего мне вообще пришло в голову нюхать вещи моего начальника? Я повела себя ужасно глупо, и что он теперь будет обо мне думать?

Весь день я корила себя, за такое глупое поведение, но в аромате его рубашки я расслышала еще один запах: смешанный с запахом сигар и парфюма, его рубашка приятно пахла мужчиной. Сильным и властным мужчиной, который будоражил меня, волновал, мужчиной, который заставлял меня смущаться, робеть и нервничать от одного только его взгляда.

Вечером, все работники, кто был свободен, собрались на дискотеку, а я осталась в отеле, потому что не могла себе позволить тратить деньги – каждая копейка была на счету, к тому же у меня все еще не было настроения из-за произошедшего утром. Я сидела на лавке перед отелем и говорила по телефону с мамой. Закончив разговор, я заметила, что к входу подъехала машина мистера Фаррелла. Я вжалась в росший рядом куст, в надежде остаться незамеченной. После всего, мне не хотелось встречаться с ним.

– Добрый вечер, мисс Анна, – он был в добром расположении духа и улыбался, и мне не оставалось ничего другого, кроме как улыбнуться ему в ответ.

– Добрый вечер, мистер Фаррелл!

Он присел рядом, и устало вздохнул:

– День был невероятно тяжелым…

– Мистер Фаррелл, я хотела поблагодарить вас за цветы и новую комнату, сэр, – робко сказала я.

– А, пустяки, Анна, – отмахнулся он, и меня вдруг переполнило чувство благодарности за все то, что он для меня сделал. – Как отпраздновали? – спросил он.

– Учитывая обстоятельства – неплохо.

– Обстоятельства? – переспросил он, и я поняла, что ему не терпится узнать, что у меня произошло, и почему мне так нужны деньги.

– Мой отец очень болен, – призналась ему я. – Он перенес инсульт и … – я замолчала, пытаясь проглотить комок слез. – Его выписали из больницы, и мама говорила, что ему намного лучше, но вчера я увидела его и он сам на себя не похож… – я вдруг почувствовала облегчение от того, что могу с кем-то поделиться, и я была рада, что этим кто-то оказался мистер Фаррелл. – Левая часть его тела совсем не слушается его, и он стал таким нервным… О, сэр, этот человек совсем не похож на моего отца.

В глазах мистера Фаррелла было столько сострадания и жалости, что я разрыдалась, и плакала, пока не кончились слезы. Он достал из кармана белый платок и вышитыми инициалами М.Ф. и протянул мне.

– Все наладиться, Анна, вот увидишь. – его голос был таким уверенным и спокойным, что мне захотелось поверить ему.

– Доктор говорит, что ему нужна терапия, но денег едва хватает… Могли бы вы снова заплатить мне наперед, сэр?

– Посмотрим, что можно сделать, а пока, прошу тебя, перестань плакать.

– Простите сэр, что вывалила на вас свои проблемы. Вы уже и так сделали для меня слишком много.

Его рука легла мне на спину, и от его теплого прикосновения мне стало спокойнее.

– Пойдем, тебе нужно выпить, – легко приобняв меня за плечи, мистер Фаррелл провел меня через холл к ресторану и усадил за столик. Он подал знак официанту и вскоре передо мной появился бокал красного вина.

– Значит, тебе понравилась твоя новая комната? – спросил он, чтобы прервать неловкое молчание.

– Да, конечно, сэр, спасибо вам. И букет – он очень красивый. Мне никто и никогда не дарил столько цветов.

– Да? – мистер Фаррелл удивленно приподнял бровь, – почему?

– Не знаю, – улыбнулась я.

– Разве у тебя нет парня, который ухаживает за тобой?

– Нет, сэр, – честно призналась я.

– Странно… ты ведь так молода и красива…

Мне стало трудно дышать – мистер Фаррелл – строгий, грубый, жесткий и бесцеремонный, считает меня красивой. Я почувствовала, как запылали мои щеки, заливаясь краской.

– Я смутил тебя? – улыбнулся он. Его глаза смотрели на меня жадно и пронзительно, так что я опустила взгляд, не выдержав его напора.

– Могу я спросить, мистер Фаррелл? – тихо спросила я, делая большой глоток для смелости.

– Спрашивай, – разрешил он.

– Вы знаете имя хоть одной горничной? Из этого отеля или других ваших гостиниц?

– Да.

– Кого-то, кроме меня, – уточнила я.

– Нет.

Его ответ потряс меня и немного испугал. Он не только знает мои имя, но и дарит мне цветы и устраивает меня в лучшую комнату, словно ему есть какое-то дело до того, где и как живет одна из тысячи его горничных. А еще – он сказал, что я красивая…

– К чему был этот вопрос, Анна? – спросил он, вырывая меня из раздумий. Я сделала еще один глоток, храбрясь.

– Что происходит, сэр? – едва слышно спросила я, полыхая от волнения, вглядываясь в его голубые, пронзительные глаза.

Мистер Фаррелл смотрел на меня, размышляя, правильно ли он понял меня, а потом пожал плечами и подлил мне в бокал еще вина.

– Разве что-то происходит, Анна? – ухмыльнулся он.

Я виновато опустила глаза: неужели я ошиблась, придумала, вообразила себе, невесть что? Я снова почувствовала себя ужасно глупо, и мне уже второй раз за день стало невероятно стыдно за свое поведение.

– Простите, мистер Фаррелл, я пьяна и не понимаю, что говорю… – оправдалась я.

Он самодовольно улыбнулся и его рука, словно невзначай, коснулась моей руки, потом он откинулся на спинку дивана и молча, наблюдал за мной, потягивая холодный виски.

Этот мужчина играет со мной, или мне снова кажется? Чего он хочет от меня и хочет ли? Возможно, мне просто хочется видеть то, чего на самом деле нет, потому, что он нравиться мне? Нет, не нравиться, скорее меня необъяснимо влечет к нему, меня манит его властность, его серьезность, его строгость и безусловно, его мужская привлекательность.

О чем я думаю? Он мой начальник!

Я сама выпила бутылку вина, и почувствовала легкое головокружение и невероятную слабость.

– Вино кончилось, сэр, – глупо улыбнулась я.

– На сегодня тебе достаточно, Анна, пойдем, я провожу тебя, – он встал и подал мне руку. Я ухватилась за нее и встала, чувствуя, как земля уходит из-под ног. Придерживая меня за талию, он завел меня в лифт и нажал кнопку цокольного этажа.

Я приблизилась к нему и положила голову на его грудь, вдохнула его аромат и я почувствовала, как он напрягся.

– Мне так хорошо с вами, сэр, – пьяно прошептала я.

Я услышала, как его сердце участило ход, а дыхание стало прерывистым. Дверь лифта открылась, но никто из нас не пошевелился, и она снова закрылась.

– Ты моя горничная, Анна, – напомнил он.

– Да, сэр, но сегодня мой рабочий день кончился и сейчас я просто девушка, а вы мужчина… – сказала я, совершенно не понимая, откуда набралась такой откровенной смелости.

– Я не хочу, чтоб завтра ты жалела о том, что я воспользовался твоим состоянием, – прошептал он.

– А я не хочу, чтоб завтра вы жалели, что не воспользовались моим состоянием, сэр. – Я подняла голову и потянулась к нему, он немного наклонился и коснулся губами моих губ.

Меня словно ударило током: его горячее дыханье слилось с моим, его руки обвили мою тонкую талию и прижали к его телу, я приоткрыла рот и его язык коснулся моего. И в моей голове ясно прозвучали слова из песни: он сжимает меня в своих больших руках… охмелевшая, я вижу звезды. Я думаю только об этом…

Как точно! Я горничная, он мой начальник, он мужчина, я совсем девчонка, он такой взрослый и опытный, я почти невинна, мы из разных миров, мы друг другу не под стать, но я не хочу думать об этом. Я думаю лишь о звездах, я думаю лишь о том, что чувствую здесь, сейчас, с ним, в его руках…

Не выпуская меня из объятий – он нажал на кнопку верхнего этажа и вскоре, мы оказались в его номере. В вечернем полумраке, номер показался мне совершенно незнакомым, за большим окном мерцали огни большого города.

Мистер Фаррелл налил себе бокал виски и сел в кресло. Я растерянно осталась стоять посреди его спальни, все еще чувствуя тяжесть во всем теле, от выпитого.

– Раздевайся, – скомандовал он.

Я неуверенно замялась на месте, но потом все же сняла футболку, а за ней и джинсы. Он внимательно следил за моими движениями, и недовольно нахмурился, когда я остановилась.

– Продолжай, – строго приказал он.

Что я делаю? – пронеслась в моей голове разумная, трезвая мысль, но я прогнала ее. Мне нравилось то, что происходило, мне нравилось, что он рассматривал меня, что он жаждал увидеть мое тело… и конечно, обычно такая робкая и стеснительная, нерешительная, зажатая, немного испуганная, я бы никогда не пошла на такое. Но алкоголь, который я обычно вообще не пью, раскрепостил меня, а взрослый мужчина, сидящий в кресле, говорил мне что делать, и я не решалась с ним спорить.

Я расстегнула лифчик, медленно сняла его, обнажая небольшую, упругую грудь, и бросила его на пол, к другим вещам. Я осталась в одних трусиках и теперь чувствовала себя уязвимой и незащищенной. Действие алкоголя понемногу развеивалось и меня стали терзать сомнения. Что же я, черт возьми, делаю?

– Вы передумали, мисс Анна? – его строгий голос вернул меня в реальность, и я почувствовала необъяснимую, ноющую боль у себя между своих ног.

– Нет, сэр, – тихо ответила я.

– Тогда продолжайте, мисс Анна.

Я сглотнула и принялась стягивать свои трусики. В моем горле пересохло, и кубики льда, звенящие в бокале мистера Фаррелла пробуждали во мне жажду.

Он встал и подошел ко мне, двигаясь плавно, с присущей ему грацией.

– Вы совершенно голая, мисс Анна, – констатировал он.

– Да, сэр, – прошептала я, вздрагивая от возбуждения. Он стоял совсем близко, так, что я чувствовала тепло его тела и резкий аромат виски, но он не прикасался ко мне.

Мистер Фаррелл внимательно рассматривал меня, а я смущенно опустила глаза, боясь встретиться с ним взглядом.

Неожиданно резко, одним движением, он сорвал постель и бросил на пол. Я испуганно подпрыгнула, и изумленно уставилась на него.

– Знаю, что ваша смена закончилась, но могли бы вы сделать мне одолжение, мисс Анна, и сменить эту грязную постель? – спросил он.

– Да, сэр.

Он указал мне на шкаф, и я достала набор чистой постели и стала заправлять кровать. Мне было некомфортно делать это обнаженной, но от мысли, что он смотрит на меня, когда я наклоняюсь – у меня томно болело внизу живота и между ног.

Я не видела его, но слышала, что он раздевается. Когда я расправляла одеяло, склонившись над кроватью – его горячие руки легли на мои бедра, и он резко вошел в меня сзади, так, что от неожиданности я закричала.

Внутри меня давно не было мужчины, и мое тело благодарно отозвалось на его присутствие, совершенно новыми, неизвестными мне ранее чувствами.

Он вышел из меня и снова ворвался внутрь, двигаясь медленно, но резко.

– Прошу вас, сэр… – взмолилась я.

– Чего вы просите, мисс Анна? – усмехнулся он.

– Я хочу тебя, – простонала я, впервые произнося подобные слова.

Звонкий шлепок по моему заду, застал меня врасплох и я снова закричала.

– Обращайтесь ко мне на вы, мисс Анна, не то, мне придется научить вас хорошим манерам.

– Простите, сэр… – захныкала я.

– А теперь попробуем снова: так о чем вы хотели меня попросить?

– Возьмите меня, мистер Фаррелл, сэр… – простонала я, и он ворвался в меня так глубоко, что я почувствовала щемящую боль. Я вскрикнула и вся сжалась.

– Расслабься, – недовольно фыркнул он.

– Немного больно, сэр, – прошептала я.

– Я слишком большой для тебя? – самодовольно спросил он.

– Да…

Он стал двигаться немного мягче, и я застонала от наслаждения.

– Так, мисс Анна? – усмехнулся он, и его дыхание стало прерывистым и тяжелым.

– Да, сэр, спасибо, сэр.

Он ускорил темп, а я развела шире бедра, впуская его еще глубже и вскоре, наши тела стали влажными от жара. Его большие ладони стиснули мою грудь, его зубы больно сжались на моем плече, его дыхание путалось в моих волосах, а от аромата его парфюма и едкого запаха виски кружилась голова. Я задыхалась от прекрасных, неведомых мне ранее чувств, я изучала эти новые ощущения, я прислушивалась в своему телу и с любопытством познавала себя новую – более взрослую, изведанную мужчиной, теперь уже не девушку, а настоящую женщину. Так вот оно значит как! Близость, секс, желание, возбуждение, страсть… хмм, а я и не знала, что это так здорово… быть с мужчиной так великолепно! Зря только боялась, зря не подпускала к себе никого столько лет..

Его поцелуи блуждали по моей спине, его руки, большие и сильные, крепко держали меня, а его трение во мне доставляло такое блаженство, что я несмело, тихо застонала.

Мистер Фаррелл! – вновь мелькнула у меня в голове отрезвляющая мысль. – Мой начальник, мой строгий, взрослый, успешный, богатый начальник, и я… его горничная, одна из тысячи других его горничных, девочка дурнушка, пустое место… Утром он и не вспомнит, что между нами произошло… Господи, что я делаю?!.

– Анна… – прохрипел он мне на ушко, – как же хорошо…

– Мистер Фаррелл… – растерянно прошептала я, не зная, как мне теперь сообщить ему, что я передумала. Как мне теперь оттолкнуть его? Как то неловко… да и хочу ли я его отталкивать? Здравый смысл говорит, что я должна, но я и так всегда поступаю слишком обдуманно, а с ним мне хочется делать глупости. И пусть я об этом завтра пожалею, пусть завтра я буду горько плакать, пусть завтра будет завтра, а сегодня, сейчас, в этот момент пусть будет он… его большие и сильные руки, его горячее, хмельное дыханье в моих волосах, его громкие вздохи и он сам во мне. А я, я буду безрассудной, ветренной, доступной. Никогда и ни с кем я такой не была – а с ним буду. Впервые в жизни буду.

Вдруг он остановился, толкнул меня на кровать, навалился сверху и впился в мои губы. Может быть именно этого мне и не хватало – поцелуя. Ведь именно прикосновение губ к губам превращает секс в нечто большее, возникает особая связь, единство, таинство… любовь?.. нет! Только бы не влюбиться! Только бы не влюбиться! Лучше уж просто секс, иначе потом будет так больно…

С силой сжимаю губы, отказываясь целоваться с ним, но мой протест для него ребячество, он не относится к этому серьезно, усмехается и просовывает язык в мой рот, а я больше не могу сопротивляться, я не могу ему противостоять и впускаю его язык в свой рот, впускаю в себя его твердый, большой член, впускаю его всего в свою душу и…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9