Алёна Хабарова.

Планета в аренду



скачать книгу бесплатно

Глава 5. Репетитор по гритонскому языку

Рита день за днем занималась. Неделя за неделей пролетали незаметно. Основы знаний она получила и сейчас лишь совершенствовалась в наиболее интересных областях.

Она уже прекрасно ориентировалась в истории Земли со времен ее появления в космосе: отчасти по учебникам, сохранившимся у деда Ивана, отчасти по статьям из старых журналов гритонян. Она изучала флору и фауну Земли по фотографиям и картинкам в старых, чудом доживших до настоящего времени книжках. Изучала химию с помощью Кости, который иногда приносил реагенты с фабрики, потом ребята вместе ставили опыты. Если девочка делала все правильно, при смешении двух прозрачных растворов получалась синяя густая масса или порошок начинал дымиться при попадании на него каплей раствора. Самыми благодарными зрителями были Лиза с Димой: дети приходили в восторг от фокусов Риты.

Оказалось, трудности лишь закалили ее характер и помогли решиться на отъезд, отбросив всякие сомнения. Рита увлеченно читала все, что попадалось ей под руку. В «Светлячок» она теперь наведывалась изредка, когда нужно было отдать или взять учебники у дедушки Ивана.

Ей отчаянно не хватало дней, а в сутках – часов. Чем больше Рита изучала, тем интереснее становилось, ей хотелось знать все. Друзья, привыкшие видеть девочку более легкомысленной, удивлялись произошедшим переменам.

Гритонским языком Рита владела уже довольно хорошо, но потренировать навыки общения было не с кем. Однажды поздно вечером, когда она возвращалась из «Светлячка», ей пришла в голову гениальная мысль.

– Костя, я придумала, как мне усовершенствовать язык! Я научу тебя!

– Не думаю, что это хорошая идея. Я даже основ совсем не знаю.

– Мне ведь это так важно! – заламывая руки, воскликнула девочка.

– Я очень хочу тебе помочь, но не думаю, что смогу. Лучше тебе найти кого-то более подходящего на эту роль.

– У меня не так уж много знакомых – только ребята из бара, но ты и сам знаешь, что они помочь не смогут, еще мама и несколько соседей. Никто из них учить специально гритонский не согласится. Ты – мой лучший друг, Костя, мне нужна твоя помощь.

– Хорошо, я попробую, – с сомнением в голосе сдался он.

– Ура! Я так тебе благодарна, – в порыве чувств Рита крепко обняла друга.

– Да я же ничего еще не сделал, – смущенно пробормотал Костя и легонько отстранил от себя подругу.

– Ты готов помочь, а это – самое главное. Если есть желание, все получится. Кто знает, может, ты еще обойдешь меня по знаниям?

– Я буду изучать язык, но ты тоже в ответ пообещай мне, что не перестанешь искать более подходящего напарника, не надеясь только на меня.

– Хорошо, обещаю. Хотя я уверена, что у тебя все получится, – оптимистичным тоном заключила Рита.

***

Едва переступив порог квартиры, Костя понял, что слишком устал и поспешил в свою комнату. Сон, правда, к нему так и не пришел. Идея изучать гритонский для помощи Рите сейчас стала казаться ему еще более бредовой, чем раньше.

Работа на фабрике выматывала, и сил хватало только на редкие походы в «Светлячок» и прогулку. Костя восхищался упорством Риты, он даже немного завидовал: его никто не надоумил в свое время попытаться сдать экзамен и поступить в Кивинтон. Сейчас уже ничего не изменить. Правда, недавно Рита зажгла в нем надежду, поймав красный зонт из окна. Костя воодушевился и всерьез готов был поддержать тайное общество, чтобы в один прекрасный день свергнуть власть гритонян. Но и эта надежда исчезла. Костя никогда бы не признался подруге, но он не был уверен, что Рита сможет уехать учиться. Слишком уже мало землян могло удостоиться такой чести. И еще больше сомнений у него было по поводу того, что, даже попав на Гритон, Рита сможет договориться насчет дальнейшей судьбы Земли с правительством. Видя, как общается местное Управление, он был уверен, что ее даже к зданию не подпустят. Идея, хотя и хороша, неисполнима. И потому Костя решил, что будет действовать по-своему. Как только он придумает, как возродить «Красный зонт», все изменится.

***

До заветного здания Центра управления Маргарита добралась быстро – самым безлюдным коротким путем.

У крыльца стояла небольшая компания подростков – она еще издали заслышала их оживленный разговор. В центре компании стоял парень с очень необычной внешностью: он был в точности – как человек, вот только кожа у него была фиолетовая!.. Конечно, не такого яркого цвета, как у гритонян, но все же выделяла его среди окружающих. Плюс ко всему – светло-русые редкие волосы и почти полное отсутствие волос там, где у людей брови, делало его немного забавным. Невольно Рита начала рассматривать странного незнакомца. Подойдя совсем близко, она не удержалась и прыснула от смеха. Парень сразу же обернулся.

– Привет! Надо мной смеешься? – поинтересовался он у Риты.

– Нет, что вы… это я над собой, – растерялась она.

– Да ладно тебе, не оправдывайся, – великодушно разрешил незнакомец, – я уже привык, что окружающие неадекватно реагируют. Тебя как зовут?

– Маргарита. Только я правда, не над тобой смеялась, я случай смешной вспомнила как раз, когда мимо вашей компании проходила.

– Что за случай? – заинтересовался парень, – расскажи нам, я люблю смешные истории.

– Не могу, это личное… – замялась она. – А тебя как зовут? Ты не представился.

– Я – Эдгар, а это мои друзья, – и он поочередно представил ей своих товарищей.

– Приятно познакомиться, – вежливо ответила Рита и собралась пройти дальше.

– Постой, куда ты спешишь? Мы ведь только что познакомились!

– Дело в том, что я по делу… боюсь опоздать. На обратном пути поболтаем.

– Что за дела у тебя в Центре управления? Разве не всем полагается работать на заводе в столь ранний час?

– Нет, не полагается. Рано мне еще, – с самодовольной улыбкой ответила Рита, – а сами что тут делаете? Вам тоже нет пятнадцати?

– Так ты еще маленькая! – снисходительно воскликнул новый знакомый. – А с виду и не скажешь!

– Что значит «маленькая»?

– Да не обижайся ты! Я ж просто удивился.

– И не думала даже! Между прочим, только про меня все расспрашиваешь, а про себя ничего не говоришь, – добавила она с вызовом.

– А мне скрывать нечего, хочешь – всю свою жизнь расскажу. Только история долгая получится. В привилегированном я тут положении, если кратко. А они, – и парень махнул рукой на своих приятелей, – еще молодые, как ты. Рано им на заводе работать.

Между тем по громкоговорителю объявили конец рабочего дня. Это сразу напомнило Рите о цели посещения.

– Эдгар, я же не успела! Заболтал меня! – возмущенно воскликнула Маргарита. – Управление закроется через семь минут!

– Да не нервничай ты! Что тебе понадобилось в этом управлении? Давай я тебе расскажу, я много чего знаю.

– Этого ты не знаешь, – отрезала Рита и побежала к крыльцу.

В нужный кабинет к уже знакомой гритонянке она все-таки успела: та узнала ее и приветливо улыбнулась.

– Добрый вечер! По какому вопросу снова к нам?

– Я бы хотела уточнить информацию об экзамене. Когда можно записаться?

– Прием заявлений уже открыт. Если хотите, прямо сейчас запишу. Напомните имя и фамилию.

– Уже? Как вовремя я пришла! – и Рита сообщила необходимые сведения.

Когда гритонянка закончила задавать вопросы, необходимые ей для заполнения бумаг, она улыбнулась:

– Желаю удачи.

Рита была в крайней степени возбуждения: ее мечта уже стала принимать осязаемые формы. Экзамен совсем близко! Ей так хотелось с кем-то поделиться своими эмоциями! Она решила немедля идти домой, рассказать новости маме, а затем – в «Светлячок». Костя будет ждать ее там, да и остальные будут рады. Поглощенная своими мыслями о том, как удачно она оказалась здесь, Рита столкнулась с Эдгаром.

– Аккуратнее! Если на дорогу смотреть не будешь, сшибет кто-нибудь.

– Ты здесь! – она уже забыла о существовании Эдгара. – А где твои друзья?

– Разбежались по своим делам, – пожал плечами парень.

– А ты что здесь делаешь? Ждешь кого-то?

– Нет, я хотел выпытать, что тебе так срочно в Центре управления понадобилось: сюда обычно или работники завода ходят жаловаться, или гритоняне-работники Управления, или желающие в Кивинтон поступить…

Маргарите стало неуютно в обществе Эдгара: уж очень он был самоуверен и проницателен.

– Ты точно не гритонянка, на заводе не работаешь… если, конечно, правду сказала, что тебе всего четырнадцать…

– Очень мне надо врать! – искренне возмутилась Рита. – Зачем, спрашивается? Не много ли на себя берешь?

– Значит, ты приходила записаться на экзамен! – самодовольно воскликнул парень. – У тебя же единственный шанс остался в этом году, я ничего не перепутал?

– А если и так, тебе какое дело? Или тебе совсем заняться нечем, что ты к людям на улице пристаешь?

– А мне до всего и до всех дело есть, – ничуть не смутившись, ответил Эдгар. – Особенно до тех, кто мне понравился.

Тут уже не на шутку смутилась Рита. Щеки у нее покраснели, и она нервно стала перебирать руками молнию на куртке. Она заметила, что от парня не ускользнуло ее смущение. Стремясь хоть как-то выйти из неудобного положения, Маргарита на удивление беззастенчиво поинтересовалась:

– Кстати, а чего ты такой странный? Вон кожа у тебя фиолетовая, бровей почти нет! Но и на гритонянина не похож…

– Я думал, ты раньше спросишь, – ничуть не удивился и не обиделся на подобную прямолинейность Эдгар. – Папа у меня гритонянин, а мама – землянка. Давай провожу, живешь-то далеко?

– Минут сорок пешком, если идти быстро.

«Можно позволить себя проводить, ничего страшного, – решила Рита, – мои планы не нарушатся».

– Отлично, идем, – и с этими словами Эдгар ловким жестом подхватил ее за руку. Она даже не успела сообразить, что произошло. Ей этот жест показался фамильярным и оскорбительным, она попробовала аккуратно освободиться – ничего не вышло: Эдгар ее придерживал крепко. Выразить свое смятение вслух Рита не решилась: ей почему-то очень не хотелось, чтобы Эдгар снова обозвал ее маленькой или – чего доброго – засмеялся. Так они и пошли, держась за руки.

– Зря ты так не хотела признаваться, что в Кивинтон хочешь! Я тоже буду в этом году поступать, – как ни в чем не бывало, продолжил разговор Эдгар. – Мне, конечно, повезло больше, я не буду в общем конкурсе участвовать: я буду наравне с гритонянами, папа позаботится об этом.

– И кто же твой папа? Начальник завода? Или служащий в правительстве? – поинтересовалась Рита.

– А чего ты такая любопытная? – ухмыльнулся парень. – Шантажировать его будешь, чтобы поступить?

– Не хочешь, не говори, – оскорбилась Рита и, воспользовавшись возможностью, выдернула свою руку у Эдгара. – Я и сама могу поступить, сдав экзамен! У меня для этого мозги есть – в отличие от некоторых!

– Ты еще и честная! Праведный гнев тебе очень идет, – не восприняв намек в свой адрес, сделал ей комплимент парень. – Когда злишься, у тебя глаза сразу ярче становятся.

– А ты разговор-то не переводи! – продолжила нападение на нового знакомого Маргарита. – Пользуешься положением отца, ищешь легкие пути! Лучше бы готовился!

– А зачем? Я и так знаю намного больше своих ровесников-землян. Спорим, лучше тебя разговариваю на гритонском? Да, я не хочу тратить время на экзамен. Это лишь формальность, не более того. Я знаю, что смогу легко его сдать, если захочу. А мой цвет кожи – входной билет, куда многим людям путь заказан.

– И с чего ты решил, что знаешь язык лучше? – с вызовом ответила Рита.

– А с того, что, во-первых, во мне гритонские корни: изучение родного языка всегда дается легче, чем чужого. Да и папа позаботился, чтобы я свободно мог общаться по приезду. Он меня очень любит, раз не хочет оставлять в этой дыре.

– По-твоему, Земля – дыра? Это же твоя родина, ты тут вырос! Твоя мама – землянка!

– И что с того? Возможно, когда-то тут еще можно было жить, но сейчас… Ты оглянись вокруг – серость и грязь! Ничего не осталось, что можно было бы любить.

– Чудовищно, если ты думаешь так о своем родном доме!

– Да. Я так думаю. И я прав. А разве у тебя другой взгляд на эту планету? – поднял брови Эдгар. – Ты ведь тоже хочешь поскорее убежать подальше отсюда!

– Я не собираюсь сбегать, цель моей поездки совсем в другом! – Рита чуть было не проговорилась о своих планах, но вовремя прикусила язык. – Я хочу учиться! А на Земле университетов не осталось.

– Вот ты и сама ответила: тут даже университетов нет. Землю превратили в огромную помойку задолго до нашего рождения, здесь хранятся вредные отбросы, запущены опасные производства и бесполезные существа работают тут. Те, кто не в силах постоять за себя, задуматься о том, что же на самом деле происходит. Земляне, как показала история, – самые безвольные и жалкие среди всех народов, населяющих космос. Собственными руками загубили планету, позволили превратить ее в свинарник, а сами превратились в тупое стадо баранов, шагающих дружным маршем утром на завод, а вечером – обратно!

– Эдгар, ну зачем ты так… Если люди ошиблись, это не значит, что человечество обречено. Ведь есть такие, кто чего-то хочет, каждый год много желающих приходит сдавать экзамен. Да и на заводе люди не все работают потому, что не хотят другой жизни, просто у многих из них нет выбора. Твои слова обидно слышать.

– А ты-то здесь причем? – поднял брови парень. – Я говорю о тех, об остальных, кто работает на заводе и ничем не интересуется. Ты человек думающий, иначе не решила бы уехать. Тебе здесь не место. Как вещи ни называй, они не изменятся. Так что научись смотреть правде в глаза: тут никому ничего не надо, кроме нескольких человек, кто пакует чемодан или уже уехал много лет назад. Земля – пропащее место. Еще через несколько десятков лет экология настолько сильно испортится, что жить здесь никто не сможет. И даже защитные купола не помогут. Планета превратится целиком в ненаселенные земли. Ее просто покинут, запаковав снаружи куполом, чтобы вредные производственные отходы не распространились по всей галактике.

– Покинут и запакуют? Неужели ты думаешь, что такое возможно? А как же земляне? Куда уезжать? Где искать другой дом? – испугалась Рита.

– Я не думаю, я это знаю. Мой папа иногда под настроение рассказывает много интересного, – посмотрев на спутницу, он поспешно добавил, – но это не скоро произойдет, на наш век точно хватит. Однажды вечером, когда я пришел к нему в гости, он предложил мне помощь при поступлении в Кивинтон. Задействовав свои связи, он решил, что сможет помочь уехать отсюда. На тот момент я уже понял, что ничего хорошего мне тут не светит, особенно – с такими странными родителями. Земляне очень консервативны… я читал историю: европейцы и негров-то с индейцами угнетали, пока почти полностью не уничтожили. А уж меня, полу гритонянина, тем более не примут ни в одном цеху. Такие, как я, плохо приживаются. У папы есть парочка знакомых, кто так же, как он, обзавелся семьей на Земле. Все они, забрав жен и детей, вернулись на Гритон. Женщин, выбравших себе в мужья не землянина, не считают за человека, детей обижают при первой возможности. Я быстро научился постоять за себя и сумел вызвать чувство уважения среди сверстников, иначе стал бы изгоем. Но будет ли так всегда? Да и не хочу я работать на заводе, буду, как папа, добиваться чего-то стоящего.

Эдгар какое-то время шел молча, погруженный в свои мысли. Рита не решалась его перебивать, ждала продолжения рассказа.

– Так вот, в тот вечер, когда я еще не до конца осознал неизбежность отъезда, отец и рассказал мне, что экология за последние пять лет очень сильно ухудшилась, здоровье землян ослабло, мы стали менее продуктивны. Оказалось, в высшем руководстве уже обсуждали вариант, чтобы свернуть деятельность на Земле. Но в итоге так и не решили ничего, вопрос завис в воздухе.

Рита оцепенела от ужаса. Услышанное никак не хотело укладываться в голове.

– А ты можешь повлиять? Ты ведь говорил отцу, что изолировать нашу планету – ужасная идея? – с волнением в голосе поинтересовалась она у Эдгара.

– Да, говорил. Я тогда тоже испугался. Я лучше относился к нашей планете и к жителям. Сейчас яснее вижу происходящее и понимаю, что ничего катастрофичного в этом нет: наша планета была обречена в тот момент, когда люди заключили контракт с гритонянами. И сейчас, когда я вижу, что земляне представляют собой, я понимаю, что умственно и морально мы уже умерли.

– Нет, Эдгар, ты не понимаешь! Разве Земля виновата, что все так обернулось? Я уверена, все можно вернуть как было раньше. Даже если мы уедем, связь с Землей останется неразрывна. Без нее мы прожить не сможем, я уверена.

– Ладно, оставим эти пустые разговоры, мала ты еще, чтобы все понять, – подытожил Эдгар. – Вот пройдет еще год-два, поживешь на Гритоне, увидишь разницу, и твое мнение изменится.

Пока они спорили, сами не заметили, как дошли почти до самого дома Риты. Она опомнилась уже у поворота во двор: ей очень не хотелось, чтобы новый знакомый провожал ее до самого подъезда. Да и столь мрачные разговоры порядком утомили. Она поспешила быстрее отделаться от своего спутника.

– Наверно, ты прав. Со временем пойму, – неожиданно согласилась с парнем Рита. – Вот мы и пришли! Мне пора!

Парень, раздосадованный тем, что беседа ушла совсем не в ту сторону, куда он рассчитывал ее повернуть, был рад отделаться от спутницы и пойти по своим делам.

– Я как-нибудь приду навестить тебя, Марго. Можно я так тебя буду называть? Кстати, если захочешь поболтать на гритонском, приходи к Центру управления в то же время, что сегодня. Я там каждый четверг с друзьями бываю.

– Хм, Марго? Хорошо, только не думаю, что мне нужна помощь. Сама справлюсь.

Придя домой, Рита без сил рухнула на кровать. Мама тоже отдыхала в соседней комнате, поэтому не стала докучать дочке лишними вопросами. «Марго… , – смаковала она новую вариацию своего имени, – Интересно и загадочно. Вот только я не ощущаю себя как Марго, я же простая девочка Рита». Похоже, гениальный план по спасению Земли оказался как нельзя кстати. Теперь она, попав на Гритон, могла спасти планету от запустения и неминуемой гибели. Гритонский язык для переговоров ей будет крайне необходим. Поэтому, несмотря на смешанные чувства, испытанные к новому знакомому, она решила воспользоваться предложением и изучать гритонский. Лучшего репетитора она вряд ли сможет себе найти.

Глава 6. Подготовка продолжается

Впервые за много недель время тянулось медленно. Рита настолько вдохновилась идеей улучшить язык, что едва дождалась четверга. Она проснулась очень рано, пыталась отвлечься, но ничего не выходило.

В итоге не сумела дождаться указанного времени и пришла раньше, но Эдгар был уже на месте. Он еще издали увидел ее.

– Так и знал, что ты придешь! – вместо приветствия самодовольно воскликнул парень.

– Я не просто так пришла, я хочу улучшить знания гритонского. Ты ведь хвастался во время нашего знакомства, что отлично его знаешь.

– Ну держись, ты сама напросилась! Уговор такой: болтаем обо всем на свете только на гритонском – и нельзя молчать больше одной минуты. Кто не справится, покупает что-нибудь вкусное на двоих!

Они бродили по городу, Эдгар говорил много и интересно. Рита, несмотря на слабое знание языка, легко его понимала – отчасти благодаря жестам и мимике, которыми парень сопровождал речь.

Но вот самой ей поддерживать быстрый разговор оказалось труднее. Она то и дело спотыкалась, долго формулируя очередную фразу.

– Так нечестно, Эдгар! Едва я придумала ответ, ты меня перебиваешь! Я на твоих занятиях так и не смогу ни одной фразы на гритонском произнести!

– Ты проиграла! Какой был уговор? – словно не слушая, радостно воскликнул Эдгар. – С тебя вкусность!

– Да куплю я, не беспокойся. Только объясни, как ты собираешься меня чему-то научить?

– Ты слишком долго думаешь, как правильно произнести ту или иную фразу, – стал терпеливо объяснять парень, – хотя грамматика и запас слов у тебя уже должны быть на хорошем уровне, чтобы не задумываться об этом. Если ты собираешься всерьез освоить язык, перестань бояться говорить на нем. Но сначала тебе надо лучше запомнить все правила и выучить больше слов.

– Но я и так выучила много слов! – воскликнула Рита.

– Мне неважно, сколько ты их выучила: хоть десять, хоть миллион, – спокойно продолжал Эдгар, – пока ты не научишься быстро составлять из них предложения, с тобой в Кивинтоне попросту никто не захочет общаться. Уснуть же можно, пока ты обдумываешь, что сказать, а потом еще полчаса, как это сказать правильно. Лучше ошибайся, но говори быстрее.

– Легко сказать…ты-то гритонский изучаешь почти с самого детства. Наверно, у меня ничего не получится.

– Если будешь искать оправдания и постоянно твердить, что ничего не выйдет, то и вправду потерпишь поражение, – жестко ответил ей Эдгар, – когда я впервые тебя увидел, подумал, что ты более упорная.

Риту расстроило его последнее замечание. Ей почему-то очень не хотелось, чтобы парень в ней разочаровался.

– Вовсе ты не так понял! Я очень упорная! Нет ничего сложного!

– Хорошо, такой подход мне нравится больше. На сегодня достаточно. Встретимся послезавтра в это же время. У тебя впереди целый день, чтобы закрепить грамматику и выучить новые слова. Справишься?

– Да, конечно, – уверенно закивала Рита.

***

С этого дня она стала видеться с Эдгаром почти каждый день. С раннего утра они встречались у Центра управления и бродили по городу, разговаривая обо всем на свете, но исключительно на гритонском языке. Поначалу Рите было трудно, и Эдгар критиковал ее способности. Запас слов, хотя Рита очень сильно его подтянула после первого провального занятия, по-прежнему иногда доставлял неудобство в разговоре, заставляя ее заменять одно слово другим или перестраивая всю фразу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6