Алёна Шейк.

Девочки, такие девочки. Как я решила, что можно все, и что из этого вышло



скачать книгу бесплатно

Глава 3
Макс

Я вышла на Мейн Роуд и пошла в сторону пляжа. Зайдя в несколько магазинчиков, я отметила про себя, что цены везде разные и что с индусами нужно непременно торговаться. Когда я подошла к одному из магазинчиков, чтобы купить себе вязаную сумку через плечо, с которыми здесь ходили многие, я услышала:

– Не покупай здесь, съезди в среду на дневной рынок в Анжуну. Или на Найт Маркет в субботу в Арпору.

Я обернулась и увидела симпатичного молодого парня с дредами и с татуировкой тигра на груди.

– Да? А что, там дешевле?

– Там выбор больше. И дешевле. Эти рынки существуют там еще со времен первых хиппи.

– Спасибо за совет. Съезжу. А ты давно здесь?

– Я здесь уже третий год зимую. А в этом году, наверное, в Рашку не поеду. Поеду в Гималаи в муссон.

– Муссон? – удивленно переспросила я.

– Ну да. Муссон. Сезон дождей в Гоа. Он начинается в мае и заканчивается в октябре. Многие из наших так делают, чтобы не возвращаться в Рашку.

– В Рашку? – засмеялась я, поняв, что парень имел в виду Россию.

– Ну да, в Рашку, – улыбнулся он, – тебя как зовут?

– Алёна.

– Макс.

«Еще одного Макса я не переживу», – подумала я про себя, еле сдержав улыбку.

– Где ты живешь, Алёна? – многозначительно протянул Макс, смотря на меня.

– Я снимаю комнату здесь недалеко. Точнее, сняла. Сегодня.

– А я живу в бунгало на берегу. Снимаю с другом. Но он скоро уезжает обратно на родину. Не зацепила его гоанская жизнь, – улыбнулся Макс. – А ты скоро домой?

– Судя по тому, что билет был куплен в один конец, не думаю, что скоро. – Я улыбнулась, поняв, что знакомство обещает быть интересным.

– Вот это правильный подход! Это я понимаю, не то что эти «пакетники», которые приезжают сюда на две недели, чтобы поесть карри и посидеть на толчке, – засмеялся Макс.

– Посидеть на толчке? – Я засмеялась в ответ. Это показалось мне очень забавным.

– Ну да, неужели ты про это не знаешь? Нигде, кроме Гоа, нет такой острой еды. Я был в Дели, в Мумбаи и еще в нескольких индийских городах. Только здесь индусы делают нереально острую еду. Это сделано специально для туриста. Ведь все думают, что индийская кухня – это перец чили и карри. Вот индусы и забавляются, сыпля в еду непомерно большое количество перца. А потом все эти туристы не слезают с горшка, проклиная съеденное. Но больше всего меня забавляет то, что все туристы питаются в шеках на берегу.

– Шеки? Что за шеки? – удивилась я.

– Шеками называются кафешки, которыми утыкан весь берег. Там только туристы питаются.

– Почему? – удивилась я.

– Ну, во-первых, это дорого. Типа, берег моря и все такое. Во-вторых, эти шеки собираются только в сезон, с октября по май. Соответственно, антисанитария жуткая, условий для готовки нормальных нет. Плюс ветер, который постоянно дует с моря и сыплет песок в еду. Не знаю, что за прикол – есть рис, в котором хрустит песок на зубах.

Мы оба с Максом рассмеялись.

– Ну а где же тогда есть?

– В местных кафешках либо в тех, где много народу.

Такие кафе проверенные, поэтому в них постоянно ходят люди. И цены там намного ниже, чем на море. Хотя, если честно, после настоящей Индии я приезжаю в Гоа и чуть ли не плачу. Этот штат самый дорогой в Индии. Потому что туристический. А в самой Индии цены намного ниже и индусы не такие избалованные и зажратые. Поэтому многие из старожилов Гоа уже здесь не живут. А живут где-нибудь в Гокарне или в Гималаях. Вот и я хочу на лето в Гималаи перебраться. Духовно развиться, так сказать. Йогой позаниматься, помедитировать.

– А разве здесь мало йоги? – удивилась я, вспомнив множественные вывески на русском языке.

– Да какая же это йога? Это так, очередной развод для туристов. Акробатика и больше ничего. Тем более все эти залы для медитации и йога-залы открывают русские, которые не хотят на родину возвращаться. А жить им на что-то надо. Кто-то вообще снимает жилье у индусов и благополучно пересдает его соотечественникам. Короче, каждый зарабатывает как может. Лишь бы обратно в Рашку не возвращаться.

– А ты чем занимаешься? На что живешь? Извини за нескромный вопрос.

– Да нормально. Я сдаю свою квартиру в Москве, которая мне от бабушки досталась. Квартира хорошая, двухкомнатная. Почти в центре. Поэтому этих денег мне вполне хватает, чтобы здесь одному безбедно жить. Многие так делают, кто из Питера, кто из Москвы. В Москве и москвичей-то коренных почти не осталось. Все разъехались кто куда. Кто на Бали, кто на Филиппины. Непал, Таиланд, Вьетнам – мест много. А тех денег, которые они с квартир получают, вполне хватает, чтобы путешествовать.

– Сколько всего нового я узнала от тебя за десять минут, – засмеялась я.

– А узнаешь еще больше, если придешь вечером на пляж. Мы там все собираемся рядом с шеком «Тадж-Махал». У нас там большая тусовка. Приходи. Или запиши мой номер. У тебя уже есть местная симка?

– Да есть, было бы круто.

Мы с Максом обменялись телефонами и попрощались. Я отметила про себя, что мне было приятно общаться с этим парнем, который появился ниоткуда. Это странно, но я подумала о том, что было бы неплохо обзавестись в Гоа парой-тройкой друзей. Мне, как никогда, захотелось общения. Но снова ввязываться в любовные отношения я не хотела. Поэтому дала себе слово, что с Максом у меня будет только дружба. И никакого секса по дружбе я себе не позволю. Удивительно, как порой, оказавшись в совершенно новом и незнакомом месте, мы знакомимся с людьми, и кажется, что мы знаем их уже целую вечность. И то место, которое еще час назад казалось неизведанным и чужим, становится таким уютным и родным. Именно такие ощущения были у меня сейчас по отношению к Индии. Но почему же Макс сказал, что Гоа это ненастоящая Индия? Очень интересно. Нужно будет расспросить его об этом поподробнее.

Я решила, что раз мои покупки откладываются до среды, а загорать еще очень жарко, то было бы неплохо накупить фруктов и вернуться обратно в комнату. А точнее, на балкон, с которого открывался прекрасный вид на пальмовую рощу. Так я и сделала. Купив арбуз и манго во фруктовом киоске, я отправилась домой. На балконе, который граничил с моей комнатой, был отличный деревянный стол и несколько пластиковых стульев. Балкон был очень уютный и довольно просторный. Но больше всего меня позабавили гирлянды с разноцветными лампочками, какие вешают в России на новогоднюю елку. Ими были украшены стены и сам балкон. Я подумала о том, что вечером, когда темно, нужно будет зажечь их. Наверняка это будет очень красиво. Остаток дня я провела на балконе, читая книгу, которую привезла с собой из России, и наслаждаясь прекрасным видом на пальмы. К вечеру в доме, где я снимала комнату, началось оживление. Так я узнала, что на первом этаже подо мной, где располагались еще три комнаты, живет парочка из Москвы, одинокий немец лет тридцати и компания из четырех человек из Питера. Напротив моего балкона также был еще один корпус, в котором сдавались комнаты. В этот корпус был отдельный вход с улицы, но лестница на второй этаж и комнаты располагались с правой стороны моего балкона. Поэтому я видела всех, кто поднимался на второй этаж, а также часть их балкона, на котором почему-то стоял холодильник. К вечеру я узнала, что на втором этаже в корпусе напротив живет парочка французов, которые не очень любят одеваться. И на протяжении нескольких недель я имела честь «любоваться» их обнаженными телами. Ее тело мне было не так интересно, как его. Он как будто был героем французских эротических фильмов. Его кудрявые волосы до плеч и высокая подтянутая фигура всякий раз заставляли меня оторваться от чтения книги или от компьютера и посмотреть, как он пьет сок из холодильника. Нужно ли говорить о том, что его голый член притягивал не меньше моего внимания, чем его красивый накачанный торс. Но мечты, мечты. В реальности же я уже несколько месяцев была отрезана от секса. Точнее, секс был отрезан от меня. Не то чтобы мне не хотелось с кем-нибудь переспать. Как раз наоборот. Мои душа и тело стонали от желания заняться бурным сексом с каким-нибудь сексуальным парнем. Но на деле все было гораздо сложнее. Моя проблема заключалась в том, что я практически сразу привязывалась к своему половому партнеру. Как, собственно, и большинство женщин. Такая у нас природа. Строить замки из песка и мысленно выходить замуж за более-менее симпатичного парня, который улыбнулся нам в вагоне метро. Поэтому я решила немного подождать того, кто, возможно, станет для меня более близким, чем просто парень, с которым я занимаюсь сексом. Как это ни банально звучит, но мне хотелось отношений. Не совсем серьезных и не тех, которые ведут в ЗАГС. А хотя бы тех, когда тебе есть еще чем заняться в постели с мужчиной помимо секса. Ну, хотя бы совместный просмотр фильма, лежа в кровати, или поедание мороженого как вариант.

Я посмотрела на часы. Половина пятого. Через час будет закат. Размышляя над тем, звонить мне своему новоиспечённому приятелю Максу или нет, я пришла к выводу, что, пожалуй, все же не стоит. Слишком много всего нового произошло за последние пару дней. Слишком много эмоций. Один только приезд в Индию чего стоит. Пожалуй, нужно привести в порядок свои мысли и немного побыть наедине с собой. Нужно привыкнуть к новому месту и к своей новой жизни. Сказать по правде, боль, которая осталась у меня после болезненного развода с Марком, уже утихла. И я начала привыкать к своему новому статусу незамужней, а точнее, разведенной женщины. Но внутренний страх от того, что кто-то сможет меня предать, так же как и он, все еще сидел занозой у меня в сердце, не давая расслабиться и отдаться новым чувствам. Слишком болезненным был последний год для меня. Слишком много всего произошло со мной за последнее время. Мне нужно провести большую работу над собой и над своими мыслями, прежде чем пускать кого-то снова в свою жизнь. Роман, который у меня произошёл на Тенерифе, тоже хорошенько потрепал мои нервы. Я наконец поняла, чего мне так не хватало. Мне не хватало общения с самой собой. Несмотря на то что я довольно часто оставалась одна, мои мысли в голове настойчиво повторяли мне, что я что-то делаю не так. Но что, я так и не могла понять. Может быть, пора наконец услышать себя и начать жить так, как я хочу? Я хочу быть счастливой, уверенной в себе женщиной, которая сама вправе выбирать, с кем ей быть. Я не хочу идти на поводу у общества, которое пытается навязать мне то, что я должна как можно скорее снова выйти замуж и родить ребенка. Под этим обществом я имела в виду всех своих «подруг» и знакомых, которые вечно суют свой нос не в свое дело. Вместо того чтобы заниматься своей личной жизнью и собственным счастьем, они считают, что имеют право диктовать мне, как я должна жить. В своей бы жизни сначала разобрались. Я не хочу среднестатистических отношений, в которых сразу же после свадьбы появляется ипотека, машина в кредит и ребенок. Я хочу жить с тем человеком, который будет понимать меня с полуслова и разделять мои взгляды на жизнь. Я хочу найти того, кто всегда будет поддерживать меня и оберегать от лжи и ненавистной мне бытовухи. Нет, я не против убирать в квартире и готовить обед. Но я не хочу превращать свою жизнь в сплошную генеральную уборку и бесконечные обеды, завтраки и ужины. Я хочу, чтобы, несмотря на то что мы будем вместе, у каждого из нас были бы своя жизнь и свое личное пространство. Говоря о личном пространстве, я имею в виду не отношения на стороне и переписку в телефоне с другими женщинами и мужчинами. Нет. Я имею в виду то, что никогда не выходит наружу. То, что всегда остается у меня внутри. Мои мысли, мои желания, мои мечты. Я хочу, чтобы меня понимали и принимали такой, какая я есть. Я устала постоянно подстраиваться под кого-то, устала переделывать себя, чтобы нравиться. Я просто хочу быть счастливой. Разве я не заслуживаю этого? Слишком много мыслей проносилось у меня в голове. Все это сбивало меня с толку и не давало жить дальше. Что-то постоянно тормозило меня, но я не могла до конца разобраться в себе. Мой взгляд упал на блокнот в твердом переплете, который я привезла с собой из Питера. Не знаю почему, мне вдруг захотелось записать все свои мысли. Может быть, я надеялась на то, что если я запишу их на бумаге, они уйдут из моей головы? Как бы там ни было, я взяла блокнот, и рука сама потянулась к шариковой ручке.

Из дневника. Ты знаешь, это странно, но я совсем не помню твоих глаз. В моей памяти остались лишь воспоминания о твоих губах, нежно целующих меня в шею, о твоих руках, нежно обнимающих меня всю ночь. Я всё реже вспоминаю те слова, которые мы говорили друг другу в тот вечер. Да и какое теперь они имеют значение, если тебя нет рядом? За тысячи километров от тебя я стала совсем другая. Спокойная, рассудительная. Не такая весёлая и беззаботная, как в те дни рядом с тобой. Запах твоего парфюма настойчиво всплывает в моей памяти, принося с собой вкус твоих поцелуев. Я смотрю на твое фото. Мне грустно. И спокойно одновременно. Грустно оттого, что мы сейчас не вместе. Спокойно оттого, что я знаю – ты есть. Я могу купить билет и через несколько часов прикоснуться к тебе. Но нам двоим это не нужно. Не нужно потому, что разум не даёт нам это сделать. Но сердце. Сердце, оно знает больше, чем мы сами. Оно всегда говорит только правду, нравится нам это или нет. Я сижу и смотрю в монитор. Так странно осознавать, что все эти строчки, которые я посвятила тебе, ты, возможно, никогда не увидишь…

Я села на скутер поехала на свой первый сансет в Арамболе. Припарковав скутер у торговых рядов перед выходом на пляж, я пошла в сторону моря. Как только я оказалась на пляже Арамболь, я застыла от удивления. Повсюду были люди. Но не такие, каких я видела на пляже в Кандолиме. Они были другие. Справа от меня молодая девушка занималась йогой, повернувшись лицом к морю, за которым уже садилось солнце. Чуть правее от нее была группа в оранжевых одеяниях, и я догадалась, что это кришнаиты. Я много читала о них в интернете и даже видела в своем родном Петербурге. На берегу Финского залива в Приморском районе Петербурга располагается Лахтинский храм. Там можно часто встретить людей в таких же оранжевых одеждах и с красными нарисованными точками на лбу. Они всегда улыбаются, и от них исходит непонятное спокойствие и радость. «Харе Кришна, Харе Рама, Кришна, Кришна, Харе Харе…» – доносилось пение от группы людей в оранжевых одеждах. Слева от меня парень и девушка крутили огни. Это было захватывающее зрелище. Однажды я видела нечто подобное на Старом Арбате в Москве. Особенно красиво огни смотрятся, когда темно. Это похоже на магический танец с огнем. В голове невольно всплывает фраза из детства, сказанная мамой: «не играй с огнем». Я шла вдоль пляжа и любовалась уходящим солнцем. Никогда еще я не видела столь красивого заката. Нигде и никогда. Солнечный шар отражается в море и создает иллюзию бесконечности. Смотришь вокруг на людей, которые пришли полюбоваться на закат, и кажется, что время остановилось. Все вдруг становится таким не важным. Как будто уходящее солнце уносит с собой все проблемы и печали. Кого только нет на закате в Арамболе. Даже собаки, лежащие под шезлонгами, смотрят на уходящее солнце.

В конце пляжа я увидела людей, сидящих на песке и что-то продающих. Оказалось, что каждый день на закате на пляже в Арамболе открывается некая ярмарка. Здесь продают горячую кукурузу, браслеты, бусы ручной работы, пирожки, книги, гадают на картах, по руке, продают драгоценные камни, вязаные сумки и многое другое. В основном все продавцы русские. Те, кто зимует в Гоа или проживает здесь постоянно. И те, кто вынужден хоть как-то заработать себе денег на жизнь. Я смотрела на уходящее солнце, и мне вдруг захотелось загадать желание. «Я хочу быть счастливой. Я хочу обрести гармонию в душе». Подумала я и, видя, как маленький кусочек солнца скрылся в море, еле сдержала слезы.

Когда я вернулась домой, было уже довольно темно. В Гоа практически сразу же после захода солнца становится очень темно. Поэтому многие местные, зимующие здесь уже не первый год, шутят: «В Индии, выходя утром из дома, нужно брать с собой фонарь. Потому что время летит очень быстро». Я съела манго и легла в кровать. Но долго не могла уснуть, ворочаясь с одного бока на другой. Неожиданно мне на телефон пришло сообщение. «Привет. Придешь сегодня на пляж?» – прочитала я. Сообщение было от моего нового знакомого Макса, с которым я днем познакомилась у торговых киосков. Я решила не отвечать. Пусть думает, что я уже сплю. Идти никуда не хотелось. Отвечу ему завтра утром.

На следующее утро я проснулась в прекрасном настроении и сразу вспомнила о том, что нужно ехать в Кандолим, чтобы забрать свои вещи. Приняв душ и надев на себя майку и шорты, я села на байк и поехала за вещами. «Позавтракаю по дороге», – решила я и выехала на главную дорогу. Забрав свои вещи, я решила заехать на пляж искупаться. Но приехав на пляж, была неприятно удивлена. Волны были очень большими. И рядом со спасателем стоял высоко поднятый красный флаг.

– Что означает этот флаг? – спросила я по-английски у индуса, который расставлял пляжные зонтики рядом с шезлонгами.

– Сильные течения. Купаться нельзя.

– Вот черт, – раздосадованно сказала я по-русски и пошла обратно к мопеду.

Я вернулась обратно в Арамболь и остаток дня провела на пляже с книгой в руках. Максу я не перезвонила. Но уже к вечеру он объявился сам.

– Привет. Ты от меня скрываешься? – улыбаясь, спросил Макс, когда мы столкнулись на парковке.

– Привет. – От неожиданности я чуть не выронила ключ от мопеда и, чувствуя, что лицо предательски становится красным, сказала: – Я вчера спала уже, извини, что не ответила. А сегодня забирала свои вещи с Кандолима.

– Ого, – присвистнул Макс, – ты ранняя пташка.

– Да тут ехать, в принципе, недалеко, но остаток дня я провела на пляже.

– Загорела. Тебе очень идет загар.

Улыбаясь, Макс окинул меня с ног до головы заигрывающим взглядом. Но я сделала вид, что не заметила этого.

– Какие планы на вечер?

– Да пока нет планов. Сейчас приму душ и пойду ужинать.

– Куда пойдешь? Может быть, составить тебе компанию?

– Я не против, – улыбнулась я.

– Тогда я тебе позвоню через час. Только не пропадай на этот раз, ладно?

– Не пропаду. Обещаю, – улыбнулась я и, сев на байк, поехала к дому.

Вечером мы с Максом пошли ужинать в кафе, которое принадлежало троим тайцам. Я отметила про себя, что в отличие от кафе, которое держат индусы, тайцы старались во всем, что касалось сервиса для посетителей. Здесь был бесплатный Wi-Fi, отличная еда, умеренные цены и обстановка, напоминающая чилаут. Повсюду были расставлены низкие диванчики с подушками, а на некоторые можно было даже лечь и наслаждаться приятной атмосферой и запахом индийских палочек, смешанным с запахом еды.

– Мне здесь нравится, – сказала я, как только мы заказали еду.

Невольно в голове у меня всплыли воспоминания о моем ужине с Максом на Тенерифе. С тем Максом, с которым я провела несколько прекрасных дней в своей жизни. Грусть нахлынула на меня волной. Стараясь не подавать виду, я неловко улыбнулась своему спутнику.

– Мне кажется, у меня дежавю.

– Почему? – удивленно посмотрел на меня Максим.

– Со мной уж происходило что-то подобное на Тенерифе пару месяцев назад. Хотя, если честно, сейчас мне кажется, что это было в другой жизни.

– Ты была на Канарских островах? Я мечтаю туда поехать.

– Да, там прекрасно. Своя атмосфера. Она, конечно же, отличается от атмосферы в Гоа. Но тоже волшебная и удивительная.

– Не сомневаюсь! А ты одна туда ездила?

– Там были мои друзья. Но да. Я ездила одна…

– Удивительно. Ты такая красивая и, мне кажется, довольна легкая в общении, но у тебя нет парня?

Я отрицательно покачала головой.

– Нет, парня у меня нет. У меня был муж. Но и это как будто бы происходило не со мной, – я нервно засмеялась.

– Муж?! У тебя был муж?! – удивленно присвистнул Макс.

– Да. Тебя это удивляет?

– Если честно, то да. Я не могу представить тебя замужем. Всю такую семейную, хранительницу семейного очага. – Макс захохотал.

– Сказать по правде, я и сама себе это плохо представляю. Наверное, поэтому я уже не замужем, – я улыбнулась.

В этот момент к нашему столику подошел официант, и я заказала на десерт блинчики с нутеллой.

– Ты тоже неравнодушна к сладкому? – посмотрев на меня хитрым взглядом, сказал Макс.

– Да, это моя слабость, к сожалению.

– Почему к сожалению? Это совершенно не отражается на твоей спортивной фигуре. Ты выглядишь просто потрясающе.

– Спасибо. Стараюсь держать себя в форме. Все-таки мне уже двадцать восемь.

– Тебе двадцать восемь? – присвистнул Макс.

– А что тебя так удивляет? Я же не выгляжу на шестнадцать, – улыбнулась я.

– Я не дал бы тебе больше двадцати трех. Честно.

– Ты разочарован?

– Шутишь? Нет, конечно нет! А как ты думаешь, сколько мне лет?

– Если честно, думаю, что ты несколько моложе меня… тебе двадцать пять.

– Попала в яблочко! Неужели я выгляжу на свой возраст?

– А разве это плохо? Ты отлично выглядишь. – Я улыбнулась Максу и невольно вспомнила о том, что когда мне было двадцать пять, я мечтала выйти замуж и мне казалось, что это уже очень много.

После ужина Макс предложил прогуляться по пляжу, но я отказалась. Мне хотелось побыть одной. Хотелось остаться наедине со своими мыслями, которые не хотели меня покидать. Они как будто ждали, когда я останусь одна, и нахлынули на меня с новой силой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6