Алексис Сюше.

Наполеон



скачать книгу бесплатно

© Tallandier ?ditions, 2004

© В. Н. Новичкова, перевод, 2008

© Е. А. Макарова, перевод, 2008

© Н. Л. Силин, предисловие, 2008

© Палимпсест, 2008

© ООО «Издательство «Этерна», оформление, 2008

Предисловие к русскому изданию

«Такие предшественники! Вальтер Скотт, Стендаль, Толстой… Было над чем задуматься. И все-таки, – после паузы добавил он, – я решился!»

«Он» – это Е. В. Тарле, выдающийся отечественный историк, знаменитый блестящим литературным стилем, автор многих книг про Наполеона Бонапарта. За время, последовавшее за этой цитатой, количество предшественников более чем удвоилось, да и качество работ серьезно возросло: взять хотя бы труды А. З. Манфреда и О. В. Соколова. Однако в массовом сознании образ Наполеона и его эпохи, на мой взгляд, не претерпел значительных изменений. Это – какая-то эклектика из «Войны и мира», «Гусарской баллады» и слоеного торта имени Великого Императора.

Предлагаемая вашему вниманию книга Алексиса Сюше (возможно, автор, судя по его трепетному отношению к этому персонажу, – потомок маршала Л. Сюше) написана в типичном для исторической литературы европейском стиле. Парадоксально: подход к вопросу несколько хаотичен в систематизации и структуризации, однако по прочтении складывается достаточно цельная объемная картина. Благодаря хорошему подбору цитируемых высказываний Наполеона, анализу его мирной и военной деятельности, автор способствует возбуждению интереса к личности императора французов, мотивации его поступков. Одним словом, деятельная, читающая часть населения нашей страны познакомится (в первом приближении) с истинным образом Наполеона – восторжествует историческая справедливость.

Сейчас отмечаются 200-летние юбилеи многих сражений и событий наполеоновских времен, ширится движение военно-исторической реконструкции. Это последняя эпоха зрелищных битв, благородных, рыцарских поступков на большой войне. Именно тогда зародились основы политических, правовых институтов и административной системы управления современной Европы.

В наше время не прославишься на полях сражений. Где сейчас самореализоваться молодым, амбициозным, одаренным людям? Конечно, в бизнесе, политике. Труд А. Сюше, в котором жизнь и деятельность Наполеона рассматриваются с точки зрения современной теории менеджмента, что-то объяснит, что-то подскажет, но главное – вдохновит на грандиозные свершения.

В 45 лет Наполеон покинул Европу, перед этим за пятнадцать лет он бесповоротно, в корне изменил закостенелый, феодальный континент, претворив в административную жизнь идеи Просвещения. Наполеон – это символ того, что невозможное – возможно: из нищеты и безвестности достигнуть наивысшего поста в современном ему человеческом обществе и, более того, переделывать это общество соответственно своим идеям и воле. Конкурентного прецедента в истории нет ни до, ни после.

Да – и в книге это отмечено и проанализировано, – было допущено много ошибок, что в конечном итоге и привело к поражению.

Попробуйте сами добиться хоть доли процента достижений менеджера Наполеона, даже совершив 100 % его ошибок. Ведь на чужих ошибках учатся единицы, на своих – сотни, десятки миллионов – необучаемы… Дерзайте, дерзайте!

Н. Силин

Хронология жизни Наполеона




Введение

Наполеону Бонапарту самой судьбой было предназначено пролететь над миром яркой кометой и «сгореть, чтобы озарить свой век»[1]1
  Все цитаты Наполеона выделены курсивом.


[Закрыть]
. Этот полет длился всего лишь восемнадцать лет: он начался с итальянской кампании 1796 года и закончился под Ватерлоо[2]2
  Сражение под Ватерлоо, произошедшее 18 июня 1815 г., проигранное Наполеоном, завершило кампанию Ста дней. Наполеон подписал второе, окончательное, отречение от власти и отправился в ссылку на остров Святой Елены.


[Закрыть]
. Прошло уже два столетия, но личность Наполеона и его деятельность продолжают вызывать восхищение всего мира. Не найдется человека, который не преклонялся бы перед его умением преодолевать трудности. Он был мечтателем, идеалистом и оппозиционером. Властителем, не ведавшим угрызений совести, и в то же время – отважным солдатом, знающим о боли и страдании не понаслышке. Оноре де Бальзак во введении к «Изречениям и мыслям Наполеона» сложность его личности и судьбы объясняет тем, что «император порой одновременно вел себя как террорист[3]3
  Террористами называли солдат, боровшихся за установление Французской республики во время революции 1793 г.


[Закрыть]
1793 года и главнокомандующий, а правитель в его лице часто превращался в подчиненного». Возможно, Наполеон и сам нередко размышлял об этих метаморфозах, объясняя их тем, что «каждому возрасту – своя роль».

Помимо исполнения такого множества ролей Наполеон умел подчинять себе людей, сочетая крайнюю суровость и блестящую изобретательность: «Я люблю власть, как художник». В свое время Ницше назвал его «великим художником управления», имея в виду то, что для Наполеона государственные дела были тем же самым, что глыбы мрамора для Микеланджело. Стефан Цвейг в «Шахматной новелле» также помещает императора в созданный им пантеон наиболее выдающихся деятелей искусства: «Весьма легко считать себя великим человеком, если ваш мозг не отягощен ни малейшим подозрением, что на свете жили когда-то Рембрандт, Бетховен, Данте, Наполеон». Даже убежденный политический противник Наполеона Шатобриан[4]4
  Франсуа Рене де Шатобриан (1768–1848), французский писатель и политический деятель.


[Закрыть]
не мог не восхищаться его блестящим мастерством: «Бонапарт в своих действиях был поэтом, в войне – неподражаемым гением, в управлении – неутомимым, хитрым и трезвым талантом, а также усердным и здравомыслящим законодателем».

А вот Ницше в Наполеоне восхищали не его военные успехи и политическая деятельность, а жизненная сила этого человека, его неукротимая энергия, которую он считал отличительным признаком великих людей. Что и говорить, только благодаря желанию быть сильным и свободным Наполеон превратил свою жизнь в настоящий увлекательный роман, о чем сам с удивлением восклицал: «Что за роман моя жизнь!»

Даже поражение под Ватерлоо напоминает финал греческой трагедии…

Управленческий опыт Наполеона – источник идей для современного менеджера

Если и существует область человеческой деятельности, в которой никто не смог превзойти Наполеона, то это умение управлять, то есть менеджмент. Прежде чем стать предметом теоретических исследований и методом, предназначенным для использования деловыми людьми любого уровня, менеджмент был философией предпринимателей, руководством для властей предержащих и наукой управления. И первым, кто освоил эту науку, был Наполеон. Однако, глядя на Наполеона, изображенного художником Гро на полотне «Бонапарт на мосту в Арколе», хранящемся в музее города Эпиналь, трудно поверить, что этот молодой человек, который лично поднимает в атаку своих солдат, – государственный руководитель, в чьих действиях уже тогда были заметны гибкость и проницательность. Вместе с этим он показал способность использовать любой удобный случай, претворять в жизнь любые амбициозные планы, неожиданно для всех находить новые силы, преодолевать немыслимое количество трудностей и испытаний.

Будучи лидером, способным принимать блестящие и единственно верные решения, Наполеон после некоторого раздумья сумел убедить свою команду, что «сомнение – враг великих дел». Многих своих будущих соратников Наполеон вывел из низов и поднял их до ранга высших государственных деятелей. Прежде всего он развивал в них профессиональные качества, утверждая, что «наибольшая из всех безнравственностей – это браться за дело, которое не умеешь делать». Его харизматический[5]5
  Харизма в переводе с греческого – дар богов, благодать. Согласно толково-словообразовательному новому словарю русского языка под редакцией Ефремова – это «наделенность авторитетом, основанным на исключительных качествах личности».


[Закрыть]
стиль управления, сочетавший в себе лиризм и прагматизм, позволял ему стремительно двигаться вперед и с блеском выходить даже из весьма драматических ситуаций. Можно проанализировать этот процесс на примере событий под Ватерлоо. Это проигранное сражение вскрывает ряд ошибок управленческого характера. Например, одна из них – навязчивая идея Бонапарта сосредоточить всю власть в своих руках и в руках нескольких приближенных к нему министров и маршалов.

Каким образом Наполеон достиг высочайшего мастерства в управлении? Понять это гораздо интереснее, чем знать факты его личной и политической биографии. Вот где таится разгадка его невероятной судьбы. Почти ни одно из его деяний не было совершено без помощи – порой бескорыстной, порой расчетливой – других людей. Император и сам это понимал: «Человек – всего лишь человек. Его личные возможности ничего не значат, если обстоятельства и мнение людей не на его стороне»[6]6
  Из воспоминаний Бертрана Анри Граньена «Дневник с острова Святой Елены» – французского генерала, графа, участника всех наполеоновских войн, добровольно разделившего с Наполеоном изгнание на острове Святой Елены.


[Закрыть]
. Как же этому маленькому корсиканцу, который опирался единственно на свои природные дарования и на небольшой личный опыт, удавалось заручиться поддержкой не только подчиненных, подчас даже против их воли, но также противников и создавать условия для осуществления самых дерзких амбициозных намерений? Анализ его порывов и размышлений, основанный на изучении только документальных источников эпохи самого Наполеона, позволит понять суть его стиля управления людьми и экономикой. Также интересно получить ответ на вопрос: в чем Наполеон, если рассматривать его фигуру не с точки зрения историка, а с точки зрения управленца, может служить положительным, а в чем – отрицательным примером?

Чтобы оценить его методы, в первую очередь необходимо предоставить слово самому Наполеону, поскольку, как говорил Бальзак, «часто одним-единственным предложением Наполеону удавалось обрисовать некоторые фазы своей жизни и периоды современной истории много успешнее, чем это делали до сих пор историки». Обратимся также к воспоминаниям его соратников. Матье Моле, министр юстиции, занимавший этот пост в 1813 году, вспоминал, что император «не был ни добрым, ни злым, ни справедливым, ни несправедливым, ни скупым, ни щедрым, ни жестоким, ни снисходительным. Он был сама политика». Конечно, нельзя оставить без внимания замечания противников Наполеона. Их оценки подчас очень убедительны, а их похвалы никак нельзя принять за лесть. Например, мадам де Сталь, которую Наполеон отправил в изгнание, соглашалась с тем, что «каждое слово Наполеона является доказательством того, что он чувствует окружающую его среду, как охотник добычу».

Но не стоит забывать, что Наполеон чересчур приспосабливал свои действия к требованиям обстоятельств и это мешало ему выработать стройную систему принципов руководства. Презирая философствования, являвшиеся, по его мнению, «туманной метафизикой, основной задачей которой было во что бы то ни стало выискать первопричины, чтобы затем на их основе построить правовую систему для народа», Наполеон придумал в насмешку над такими учеными слово «идеолог». Прежде всего он был человеком действия: «Когда начинаешь привыкать делать свое дело, появляется презрение ко всем этим теориям, и ты пользуешься ими просто как топограф картой, не для того, чтобы идти по прямой, а для того, чтобы двигаться в нужном направлении». Впрочем, эти блестящие мысли часто рождались в какой-то момент под влиянием определенных обстоятельств и произносились императором, чтобы сослужить ему службу именно в этот конкретный момент. Так, за два дня до сражения под Йеной[7]7
  Йена-Ауэрштедтское сражение 14 октября 1806 г. – два связанных между собой сражения (под Йеной и Ауэрштедтом – германскими городами) во время русско-прусско-французской войны 1806–1807 гг., в которых французская армия императора Наполеона I разгромила прусскую армию, после чего французы заняли почти всю Пруссию.


[Закрыть]
он заявлял: «Солдаты, не надо бояться смерти. Когда нет страха перед ней, она уходит в лагерь противника». Сознавая уникальность отпущенных ему способностей, Наполеон предостерегал своего пасынка Евгения де Богарне от соблазна подражания: «Не допускай риторики в разговорах с солдатами. С ними одно слово, сказанное точно и по существу, попадает прямо в цель». У Наполеона всегда было много неотложных дел, поэтому ему был присущ трезвый взгляд на вещи, а самое главное – дерзость. Он часто заявлял своим собеседникам: «Я прекрасно понимаю ваши желания: вы хотите достичь своей цели, что ж, займемся непосредственно этим вопросом». Если одни высказывания, которые рождались у него ежедневно, он формулировал для пояснения своих приказов, то другая и значительная их часть предназначалась для оправдания его действий или умаления совершенных им ошибок и промахов: «Тот, кто имеет слишком большую власть, рискует умереть от несварения желудка». Этой фразой уже свергнутый к тому моменту император хотел сказать, что ошибки и слабые места его управления, которые государственный аппарат не смог «переварить», стали одной из причин падения созданной им империи. Более определенное признание Наполеон сделал на острове Святой Елены: «Когда я перебираю в памяти совершенные мною ошибки, которые открыли союзникам дорогу в Париж, я мучаюсь угрызениями совести».

Наполеон был не единственным, кто слишком поздно осознал, насколько хрупка оказалась безграничная власть. Расценивая войну как «акушерку истории», Гегель считал, что Высший Разум раскрывает свою волю, посылая великих людей на завоевание мира. Гегель увидел в системе Наполеона не только орудие, защищающее интересы императора, но и трамплин, благодаря которому либеральные идеи, рожденные Просвещением и Революцией, распространились по всей Европе. Он назвал это явление «коварством Разума». В 1806 году, на следующий день после разгрома прусской армии, Гегель даже не побоялся написать одному своему другу: «Я видел императора, эту душу нашего мира. Он выезжал из города осматривать местность. Поистине необыкновенное ощущение – видеть такого человека, который, сосредоточенно обдумывая какую-то свою мысль, вскакивает на лошадь, подчиняя ее своей воле точно так же, как подчиняет себе весь мир». Слог Гегеля становится гораздо менее восторженным, когда он говорит о неудачах Великой армии в Испании, называя их «бессилием победы». Впоследствии Гегель подкорректирует свою мысль утверждением о том, что наступает момент, когда ветер Истории уносит великих людей, «исполнивших свое предназначение». Если отбросить философские рассуждения, то замечание о «бессилии победы» тем более интересно, что Наполеон, по словам Бальзака, обладал «властью самой прекрасной, самой централизованной, самой активной и самой горькой из всех».

«Предприятие» Франция во враждебно настроенном окружении

К началу Великой французской революции по отношению к своим основным странам-соперницам Франция занимала первое место в Европе по количеству населения. Тогда в ней проживали около 37 миллионов человек, что составляло 15 % европейского населения. В других странах демографическое положение было следующим: в России проживали 30 миллионов человек, в Габсбургской империи – 24 миллиона, в Великобритании – 16 миллионов и в Пруссии – 9 миллионов человек. Для сравнения скажем, что в 1787 году, когда велась работа над подготовкой Конституции Соединенных Штатов Америки, в тринадцати колониях, из которых состояло на тот период государство, проживали только 3,5 миллиона жителей. В конце XVIII – начале XIX века сильный демографический рост переживал Лондон, он стал первым крупным промышленным центром, население которого достигло миллиона жителей. В то же самое время в России лишь 4 % населения проживали в городах.

Помимо значительных человеческих ресурсов революционная Франция обладала и другим весьма существенным преимуществом – на ее стороне были симпатии всего либерально мыслящего высшего света Европы. Во главе самых влиятельных европейских стран стояла аристократия, чаще всего франко-говорящая. За этим почти всегда просматривалось франкофильство, что, однако, не мешало им ненавидеть Французскую республику и революционный пыл ее деятелей. Небольшая историческая справка: во время битвы под Ватерлоо, поставившей точку в наполеоновской эпопее, сообщения, которыми обменивались английский генерал Веллингтон и прусский генерал-фельдмаршал Блюхер, писались на французском языке.

Разъедаемая глубокими политическими противоречиями, молодая Французская республика после 1789 года очень скоро показала свою полную беспомощность перед разрухой, в которой оказалась страна. Созданный исполнительный комитет, подчиненный Директории[8]8
  Директория – правительство (из 5 директоров) Французской республики с ноября 1795 г. по ноябрь 1799 г. Конец Директории положил государственный переворот 18 брюмера.


[Закрыть]
, не имел ни желания, ни сил принимать какие-то действенные меры для разрешения экономических и социальных проблем. Инфляция набрала такую безумную скорость, что в 1796 году все монеты и ассигнации обесценились полностью и были изъяты из обращения. Программы капиталовложений были заморожены, развитием и поддержанием инфраструктуры никто больше не занимался, а государственный долг вырос непомерно. В приграничных районах готовы были вспыхнуть военные конфликты. На дорогах Франции было небезопасно, что не способствовало оживлению пришедшей в полный упадок торговли.

Наибольшую выгоду от революции получили нувориши, которые обогатились за счет спекуляций и многочисленных сделок сомнительного характера. Городская беднота – санкюлоты – были забыты этой революцией, хотя именно они неоднократно приходили ей на выручку. Под давлением нескольких могущественных и влиятельных групп Директория отменила закон максимума[9]9
  Максимум – система принудительной таксации цен и заработной платы во Франции в период якобинской диктатуры. Фактически ликвидирован после термидорианского переворота (июль 1794 г.), официально – 24.12.1794 г.


[Закрыть]
, который гарантировал стабильную цену на хлеб. Этот шаг обогатил торговцев-перекупщиков, но еще более усугубил бедственное положение потребителей-покупателей. Рост безработицы и обнищание народных масс вызвали потерю доверия населения ко всему и ко всем. Армия, состоявшая из вооруженных горожан, оставалась последним оплотом Республики, который мог обеспечить безопасность существующего режима. Этот меритократический[10]10
  Меритократия (от лат. meritus – достойный и греч. ?????? – власть) – принцип выдвижения на руководящие посты наиболее способных людей, отбираемых из всех социальных слоев.


[Закрыть]
институт, с благословения Директории управляя волнами народного воодушевления, придерживался стратегии упреждения, а именно – пропагандировал стремительный рост интернациональных настроений.

В это время Голландия, и особенно Англия, начинает создавать коалиции против Франции. В конце XVIII века именно этим двум странам принадлежали самый сильный торговый флот и самая обширная география торговли. Отсюда – значительный рост доходов судовладельцев, особенно английских, придерживающихся глобальной стратегии торговли. Во Франции с 1796 года революционеры пытаются воспротивиться засилью товаров английского происхождения, установив на них завышенную пошлину. Но на самом деле эти меры не оказали почти никакого влияния на британскую экономику, тогда как объем внешней торговли самой Франции в период с 1787 по 1799 год снизился примерно на 45 %. Франция и в техническом отношении оказалась значительно слабее Англии, в которой в 1780-х годах произошла индустриальная революция (а в сельском хозяйстве еще раньше!). В 1776 году в Англии была проложена первая железная дорога. В середине 1780-х годов англичане Эдмунд Картрайт и Джеймс Уатт сконструировали ткацкий станок и паровую машину. Эти изобретения обеспечили Британской империи значительное превосходство в промышленном производстве перед другими странами.


1797 год для Франции был периодом относительного спокойствия. Чтобы пополнить государственную казну, Директория ввела индексируемый налог для домовладельцев, исчисляемый в зависимости от количества дверей и окон, выходящих на улицу. Выборы в органы законодательной власти систематически отменялись – при помощи такой тактики директора пытались удержаться у власти. Сельские жители из-за ссор и интриг в рядах «парижского правительства» прекратили поставки продовольствия и военного обмундирования. В то время лишь треть жителей Франции говорили и читали на французском языке, остальная часть населения по-прежнему объяснялась на многочисленных местных диалектах.

В 1799 году военная ситуация в очередной раз обострилась. Новая коалиция, в которую входили Англия, Австрия, Россия и Неаполитанское королевство, нанесла несколько чувствительных поражений французской армии. В это время Бонапарт успешно завершил египетскую кампанию. Оценив шансы на подчинение себе всей Франции, он решает тайно покинуть свою армию и вернуться в метрополию. 9 октября он появился во Фрежюсе[11]11
  Фрежюс – портовый город на юге Франции.


[Закрыть]
, где его встречали как избавителя от бед, посланного самим Провидением. Месяцем позже Наполеон, оказавшийся в нужном месте в нужное время, возглавил государственный переворот 18 брюмера (7 ноября), в результате которого власть Директории была уничтожена. 15 декабря был учрежден консулат[12]12
  Консулат – созданный Наполеоном высший орган государственной власти, в состав которого входили три консула: Наполеон, Дюко и Сиейес. Номинально власть принадлежала трем консулам, а фактически – первому консулу, Наполеону.


[Закрыть]
.

Новоиспеченный первый консул приступил к наведению в стране порядка и мира, начав незамедлительно восстанавливать государственные счета. Государственный долг Франции достигал к тому моменту 474 миллионов франков, а в казне находилось не больше 160 тысяч франков. Одним из первых пунктов его честолюбивой программы реформ стало основание 13 февраля 1800 года Французского банка. Несколько недель спустя, осознавая необходимость притока денежных средств в казну, но все еще не решаясь прибегнуть к учреждению косвенного налога и к объявлению государственного займа, первый консул отклонил отставку министра финансов, объясняя свое решение тем, что «нас ожидает прекрасное будущее». И уже в следующем, 1801 году Французский банк оказался в состоянии предоставить казначейству кредит в валюте, принимаемой всеми странами. Совершенствование системы государственного заимствования позволило правительству в 1800 году, впервые после революционных событий 1789 года, сформировать сбалансированный бюджет. В течение нескольких месяцев Наполеон проявил незаурядные дарования гениального менеджера и сумел распутать сложнейший клубок проблем политического, финансового и военного характера, которые казались неразрешимыми, и превратить французское общество в конкурентоспособный субъект мировой экономики.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6