Алексей Волынец.

Деревянные пушки Китая. Россия и Китай – между союзом и конфликтом



скачать книгу бесплатно

«Обуздание варваров ласками»

В переговорах с англичанами маньчжурские чиновники, проводя политику «обуздания варваров ласками», объявили виновником конфликта губернатора Линь Цзэсюя. На свою беду имперский уполномоченный Линь в это время успешно атаковал 5 английских судов, заставив их уйти от китайского берега. Из воды после боя выловили десяток английских трупов. Но пекинский император оценил эти события как «честолюбивые действия, ведущие к раздорам».

Пугавший мандаринов своей активностью Линь Цзэсюй был смещён со всех постов и сослан на чиновничью должность в далекий Илийский край в Синьцзяне, куда уже проникало влияние России. Там он внимательно наблюдал за событиями на границах Китая и, по свидетельствам современных китайских политологов, предсказал, что наибольшую опасность границам империи Цин представляет расширяющаяся Российская империя: «В конечном счёте именно Россия принесёт Китаю самые большие беды».

Пока же самые большие беды Китаю приносили китайские чиновники. Губернатор столичной провинции Ци Шань, так «удачно» начавший переговоры, был назначен императорским ревизором и направлен в Кантон на место Линь Цзэсюя для улаживания дел с англичанами.

Английский флот также направился к Кантону. В Динхае три четверти оставленного оккупантами гарнизона было к тому времени небоеспособно из-за болезней. Это, однако, не помешало упорным англичанам провести рекогносцировку Янцзы, пройдя почти сотню километров вверх по течению реки. Удобный путь в глубь Китая был открыт, и это сыграет решающую роль в дальнейшем ходе войны.

Англо-китайские переговоры продолжались в Кантоне до конца 1840 года. Ци Шань, хотя и всячески затягивал этот процесс разнообразными китайскими церемониями, чтобы задобрить англичан, сократил численность китайских войск и кораблей в районе Кантона, распустил ополченцев и снял береговые заграждения. К англичанам же прибыли подкрепления – полк индийских сипаев и три военных судна, в их числе принадлежащий Ост-Индийской компании вооружённый пароход «Nemesis» – именно ему суждено будет стать самым знаменитым кораблём той войны.

5 января 1841 года англичане прервали затянувшиеся переговоры и через два дня атаковали китайские укрепления в устье Жемчужной реки, начав прорыв к Кантону. К тому времени благодаря попустительству Ци Шаня они хорошо изучили местность, плавая к берегам и островам устья за пресной водой. Укрепления защищали вход в устье, западное – Щацзюе – состояло из форта на холме и артиллерийских береговых батарей у подножия холма на урезе воды. Укрепление на восточном берегу – Дацзюе, европейцы называли его Тикото – представляло собой несколько береговых батарей.

Комбинированные действия артиллерийских судов и шлюпочного десанта принесли англичанам успех. Пароход «Nemesis», сам по себе производивший на китайцев сильное впечатление, вдобавок применил ракеты системы Конгрева. Первая же пущенная ракета взорвала пороховые заряды и моментально уничтожила китайскую военную джонку.

Моряки Поднебесной в тот момент явно забыли, что живут на исторической родине ракет, и ударились в панику.

Англичане, последовательно сосредоточивая артиллерийский огонь, практически безнаказанно расстреляли китайские корабли и береговые укрепления. В первый день боёв они захватили 191 орудие. Многочисленные залпы «аркебуз» китайской пехоты, встретившей на берегу английский десант, также не смогли причинить атаковавшим заметный урон. Чэнь Ляньшэн, комендант форта Шацзюэ, пал в бою.

«Каждое действие, как его ни скрывай, обязательно станет известным варварам…»

Переговорщик Ци Шань отказался направить подкрепления погибавшим войскам и на следующий день запросил перемирия. А менее чем через две недели он фактически капитулировал, согласившись на условия англичан – выплату шести миллионов долларов контрибуции, уступку Гонконга и открытие Кантона для неконтролируемой торговли. Англичане в ответ обязались освободить островной город Динхай, что Ци Шань в своих докладах императору представил как большую победу Китая в войне с варварами.

Император в далёком Пекине не сразу понял, что произошло в Кантоне и где находится этот неведомый остров Гонконг, – он направил своего племянника с 17-тысячным контингентом «зелёнознамённых» войск в помощь Ци Шаню. Однако любившие друг друга подсидеть цинские сановники вскоре разъяснили императору суть «успехов» Ци Шаня, и капитулянт был арестован и приговорён к смертной казни. Высокое маньчжурское происхождение позволило ему в итоге отделаться лишь конфискацией имущества – но конфисковали немало: 664 тонны серебряных монет и 17 тонн серебряного лома, и это не считая нескольких тонн золотых слитков, 11 ящиков бриллиантов и 154??000 гектаров земельных владений.

После того как Ци Шаня отправили в кандалах в столицу, обороной Кантона до прибытия императорского племянника руководил сановник Ян Фан, носивший почётный маньчжурский титул «хоуцюе» за карательные операции против многочисленных китайских тайных обществ. Этот опыт не мог помочь ему в войне с англичанами, но, видимо, предполагалось, что искушённый жандарм покончит с английской агентурой в районе Кантона.

Благодаря активной торговле, и особенно наркоторговле, англичане действительно имели неплохие «агентурные» связи в лице своих контрагентов. Ещё Ци Шань докладывал императору: «В городах и всей провинции Гуандун предателей – великое множество. Вообще говоря, каждое слово и каждое действие, как его ни скрывай, обязательно станет известным варварам». Это, однако, не помешало Ци Шаню вести переговоры с англичанами именно через такого «предателя», профессионального наркоторговца Бао Пына, знавшего английский язык. Впрочем, значение «агентуры» англичан для их военных успехов не стоит преувеличивать, а под ярлыком «предателей» у маньчжурских сановников фигурировали не только агенты оккупантов, но и китайские патриоты, выступавшие против всех «варваров», как английских, так и маньчжурских…

Ян Фан и воевать начал как полицейский: он объявил награду в 50 тысяч серебряных монет за голову каждого британского командира. Излишне говорить, что эти награды не нашли своих героев.

Пароходы атакуют

22 февраля 1841 года английская эскадра, снявшись с якоря у переданного им месяц назад Гонконга, снова двинулась к устью Жемчужной реки. В авангарде двигались пароходы, показавшие себя незаменимым средством войны среди речных островов и протоков. Китайцы вновь занимались активным строительством речных заграждений, вбивая в дно сваи и затапливая на фарватере джонки с камнями. Англичане перехватили китайское посыльное судно, вёзшее адмиралу Гуань Тяньпэю приказ поспешить с устройством заграждений. Пароход «Nemesis» и четыре большие десантные шлюпки с пушками вошли в устье, разогнали китайских строителей и попали под огонь хорошо замаскированной китайской батареи. Огнём с парохода и десантом батарея была уничтожена, англичане потерь не имели – стреляли китайские пушки и артиллеристы плохо.

26 февраля, расчистив заграждения, введя все корабли в устье и устроив свою артиллерийскую батарею на одном из островов, англичане начали генеральный штурм китайских укреплений в районе Хумыня – именно здесь китайцы полтора года назад сожгли конфискованный у европейцев опиум. Британский десант размещался на пароходах, шлюпках и захваченных китайских джонках.


Британский пароход. Китайский рисунок середины XIX века


Китайцы ещё издали открыли огонь, англичане без выстрелов подошли к укреплениям, встали на якорь и обрушили шквал огня. Погода стояла безветренная, и когда стало невозможно вести артиллерийский огонь из-за густых клубов дыма, в дело пошёл английский десант. Непосредственно командовавший китайскими войсками с самого начала войны адмирал Гуань Тяньпэй погиб в бою, всего было убито около 500 китайских солдат и свыше 1000 взято в плен. Англичане захватили около 380 орудий.

Относительная лёгкость успеха англичан объясняется их техническим и тактическим превосходством – они умело и последовательно сосредоточивали артиллерийский огонь на объектах атаки, искусно используя сектора, непростреливаемые средневековыми китайскими орудиями. Британские разрывные снаряды, первая шрапнель и ракеты Конгрева оказывали подавляющее воздействие на китайские батареи, а «зелёнознамённые» солдаты не выдерживали решительной штыковой атаки английского десанта.

К тому же следует помнить, что китайские войска здесь не имели заметного численного превосходства, опять не получали подкреплений и вступали в бой по частям. Это вообще характерно для той войны – сражаясь с 400-миллионным Китаем, английские экспедиционные войска во многих локальных боях зачастую имели численное превосходство над китайцами. Англичанам до самого конца войны противостояли разрозненные провинциальные гарнизоны, неопытность которых часто приводила к тому, что британцы били их по частям. Не знавшим ранее настоящих сражений «восьмизнамённым» и «зелёнознамённым» командирам либо не удавалось создать решающего численного преимущества, либо не удавалось его реализовать…

На следующий день британская эскадра двинулась вверх по реке к Кантону, попутно разрушив заграждение из цепи плотов. При этом английские пароходы подверглись обстрелу с берега из ручниц, крупнокалиберных ружей («гингальсов», как их тогда именовали англичане, вспомнив это оружие эпохи Столетней войны). К удивлению англичан, китайцы стреляли из этого оружия свинцовыми пулями более метко, чем из артиллерийских орудий.

Уничтожая по пути китайские береговые батареи и заграждения, англичане достигли острова Вампу близь Кантона, где спустя 80 лет зародится современная китайская армия. Пока же с острова снова открыла неожиданный огонь отлично замаскированная батарея. Но её 23 средневековые пушки закономерно не отличились меткой стрельбой и были захвачены стремительным шлюпочным десантом. Китайцы бежали, потеряв несколько человек убитыми, англичане обошлись одним смертельно раненным.

На острове Вампу англичане захватили ещё один 30-орудийный форт, а уже 3 марта 1841 года было заключено трёхдневное перемирие, воспользовавшись которым «варвары» исследовали путь от Вампу к Кантону. В эти дни к эскадре подошли подкрепления в виде войск, эвакуированных с островов Чжоушань, таким образом, под Кантоном сконцентрировались практически все экспедиционные силы Британии. К китайцам также прибывали подкрепления – «главным образом из северо-западных провинций, т.?е. народ чуждый и страшный для самих кантонцев».

По окончании перемирия, как писали российские офицеры Бутаков и Тизенгаузен, «до 18-го марта дальнейшие действия заключались в уничтожении и занятии фортов, построенных по берегам реки, которых китайцы, собственно говоря, совсем не защищали». Например, взятие форта «Макао» стоило англичанам трёх раненых, а китайцам нескольких убитых. Между тем этот форт, расположенный на маленьком островке посредине реки, представлял собой круглое в плане каменное сооружение с башней посередине и был вооружён 22 орудиями. По обе стороны от форта к берегам реки шло заграждение из плотов, усиленное сваями и затопленными джонками, которое прикрывалось земляной батареей на 8 небольших орудий.

Увы, могучие средневековые укрепления и многочисленные средневековые пушки не могли остановить британские пароходы и профессиональных солдат с большим опытом Наполеоновских и колониальных войн.

Сэр Хью против князя И

18 марта 1841 года англичане стояли уже в двух милях от Кантона. Ближние подступы к городу также защищали форты, множество вооружённых китайских джонок разных размеров и несколько канонерских лодок европейского образца. Пароход «Nemesis» ближе к полудню начал атаку форта «Птичье гнездо»; к двум часам дня англичане овладели всеми фортами, а к вечеру заняли свои бывшие фактории на берегу реки у самых стен Кантона. Отсюда англичане снова начали переговоры с китайскими властями, настаивая в первую очередь на возобновлении торговли чаем, что сделало данную войну ещё более похожей на варварский набег.

Странное перемирие и торговля – в том числе торговля опиумом прямо с британских судов, на некоторых даже вывесили флаги с иероглифами «Продаётся опиум» – вопреки прямому запрету императора, продолжались до мая.

14 апреля в Кантон во главе отряда маньчжур прибыл императорский племянник И Шань. В своём первом донесении венценосному дяде он докладывал: «Население Гуандуна – сплошь предатели, а солдаты – бандиты. Поэтому я набираю ополченцев далеко и не использую ополченцев из Гуандуна. Мои солдаты захватывают этих предателей и без суда и следствия убивают их. Народ Гуандуна давно уже неспокоен».

На все ответственные посты И Шань расставил маньчжур, что ещё более усугубило дезорганизацию. Как писал китайский очевидец: «Солдат из различных провинций переформировали, распределили по разным частям и поселили отдельно по лагерям. Солдаты не видели своих военачальников, военачальники не следили за своими солдатами, везде царили беспорядок и хаос, дисциплины никакой не было. Паёк, выдаваемый в виде солёных овощей, бывал то обильным, то его вовсе не было…»

Тем временем англичане узнали, что император Китая таки объявил им войну своим эдиктом ещё в конце января. Император наказывал своим маньчжурским и китайским подданным: «По всем дорогам окружайте и истребляйте врагов! Необходимо сделать так, чтобы ни одна лодка или корабль иноземцев не вернулись обратно…»

Английские силы в ходе странного торгового перемирия были растянуты от Кантона до Гонконга. Агентура сообщала британцам, что в Кантон постоянно прибывают новые подкрепления, в том числе маньчжурские войска: 30 апреля прибыло не менее двух тысяч на 40 шлюпках; 8 мая – три тысячи на 70 шлюпках, вдоль реки снова строились замаскированные батареи. Вскоре появились донесения, что китайцы планируют уничтожить английский флот с помощью брандеров. При этом англичане умудрились к середине мая закупить и отправить в Европу новый урожай чая и стали готовиться к штурму Кантона.

Императорскому племяннику И Шаню, днями напролёт пировавшему в Кантоне в обществе местных красавиц, противостоял 60-летний британский генерал-майор Хью Гофф. Родом из простонародья, с молодости он прошёл все войны против революционной и наполеоновской Франции, был не раз ранен и прославился в 1813 году, когда его полк захватил в бою уникальный трофей – жезл маршала Журдана, одного из сподвижников Наполеона. Перед «опиумной» войной Гоф, не имевший даже дворянского титула, командовал одной из колониальных армий в Индии. Военачальников с такой судьбой и таким опытом во всём миллионном войске Цинской империи не было.

«Всадники в латах бросились вперёд…»

Оставив небольшой гарнизон и одно судно в Гонконге, к 21 мая 1841 года британские суда сосредоточились на реке у Кантона. И Шань решил атаковать их с трёх разных направлений, двинув против британских кораблей в том числе… пехоту и конницу. Ведь, как писал китайский современник, явно понимавший толк в казнокрадстве, И Шань и его приближённые полагали, что «если не вступать в бой, то им не будут отпущены средства на содержание армии и не будет оснований докладывать императору об успехах». Таким образом, бессмысленные «атаки» сухопутными войсками речных берегов служили для победы над государственным бюджетом Китая, а реальный удар по врагу должны были нанести брандеры.

В ночь на 22-е число в протоках Жемчужной реки действительно появилось множество китайских брандеров, но английская вахта вовремя заметила опасность и забила тревогу. Брандеры встретили артиллерийским огнём, который расстроил атаку – часть их китайцы зажгли слишком рано, а большинство даже не зажгли. Брандеры состояли из двух-трёх шлюпок, наполненных разным горючим материалом и связанных между собой цепями. Выше по реке сосредоточилось множество китайских джонок и лодок с посаженными на них войсками, готовыми ринуться на абордаж английских судов во время суматохи, которую должно было произвести появление брандеров.


Британские пароходы топят китайские джонки возле Кантона.

Европейская гравюра XIX столетия


Суматохи не произошло – манёвренные пароходы и шлюпки англичан отбуксировывали горящие шлюпки в сторону или топили их. Неудачную атаку поддержал огонь замаскированных китайских батарей, английские суда отыскивали их в темноте по вспышкам выстрелов и вступали в артиллерийскую дуэль.

Зато у противной стороны суматохи хватало, как писал китайский очевидец: «Ночью всадники в латах бросились вперёд, стук мечей сливался с выстрелами, от вспышек пушечных выстрелов было светло, цинские офицеры и солдаты кричали о победе, о том, что корабли варваров сожжены; убитых и утонувших было множество». Убитых и утонувших было множество китайцев – с утра ликующий И Шань узнал, что неприятельские силы потерь не понесли и перешли в атаку.

Пароход «Nemesis», погнавшийся за неприятельской джонкой, выплывшей из-за мыса и сделавшей несколько выстрелов по англичанам, обнаружил укромную бухту, в которой сосредоточились китайские силы – до сотни военных джонок и брандеров. Появление парохода обратило китайцев в бегство, не помог и огонь замаскированной береговой батареи. Англичане под прикрытием артиллерийского огня с парохода на гребных шлюпках по мелководью атаковали скопление китайских судов и в течение трёх часов уничтожили 43 военные джонки, 32 брандера и множество мелких шлюпок. Захваченная бухта в нескольких километрах к северу от Кантона была использована англичанами как удобное место для высадки десанта.

Белый флаг над Кантоном

24 мая 1841 года началась высадка сухопутных частей для непосредственной атаки Кантона. Город, за исключение обширных предместий, был окружён 15-километровой крепостной стеной высотой 8–9 метров с цепочкой кирпичных фортов на окрестных высотах. Для высадки войск и грузов англичане использовали китайские суда, во множестве захваченные на реке английскими пароходами. С юга Кантон атаковала отвлекающая колонна англичан, основные силы наступали с севера. Высадке десанта китайцы не препятствовали, пуская лишь сигнальные ракеты.

На рассвете 25 мая основная колонна англичан – 2776 штыков, 14 сухопутных пушек и 152 ракеты Конгрева – с севера через топкие рисовые поля двинулась к четырём фортам у стен Кантона. Около 1000 китайских «зелёнознамённых» солдат попытались обойти англичан с тыла, чтобы отрезать противника от места высадки. Вылазку отразили частым ружейным огнём высадившиеся на берег английские матросы. При этом китайцы использовали для обстрела англичан специальные стрелы-ракеты (стрела с прикреплённой пороховой трубкой выпускалась из лука, подожжённая фитилём трубка действовала как простейший реактивный двигатель). Этим экзотическим оружием китайцы даже ранили двоих англичан.

Тем временем главные британские силы по традиции легко, без рукопашной, овладели фортами и попали под сильный обстрел со стороны городских стен. Китайцы стреляли из пушек, «гингальсов» и фитильных ружей. Отразив несколько нерешительных вылазок и очистив от неприятеля пространство перед городскими стенами, измотанные душным днём и боем, англичане заночевали в фортах, намереваясь утром 26 мая прорваться через городские стены, «пользуясь паническим страхом, наведённым на китайцев» (как вскоре писали об этом Бутаков и Тизенгаузен в своей книге «Обзор войн европейцев против Китая»).

Тем временем к утру 26 мая отвлекающая южная колонна англичан при поддержке артиллерийских кораблей овладела всеми фортами и береговыми батареями между Жемчужной рекой и городом. Среди захваченных китайских пушек было несколько особо больших, 10,5-дюймового калибра.

Британские снаряды и ракеты вызвали в городе пожары и панику. С утра толпы беженцев, узнавших, что «хунмао инцзили» – рыжеволосые англичане – вот-вот ворвутся в город, бросились к восточным городским воротам, ещё не блокированным неприятелем. В городе начались беспорядки и грабежи, в которых приняли активное участие и солдаты из других провинций, погибло до тысячи человек. В половине одиннадцатого утра на городских стенах Кантона взвился белый флаг – за время войны с англичанами китайцы хорошо выяснили его значение…

Приключения сипаев в Китае

В соответствии с соглашением о прекращении военных действий китайские власти обязались возобновить англо-китайскую торговлю и выплатить англичанам 6 миллионов юаней серебром, т.?е. чуть менее 16 тонн серебра – солидная, но не самая большая, по китайским меркам, сумма. Выплатить контрибуцию китайцы должны были в течение недели; если срок платежа затянется более чем на неделю – сумма вырастет до 7 миллионов, если на две недели – 8, три недели – 9 миллионов. Такая вот «рэкетирская» арифметика. Кроме того, китайцы обязались выплатить 300 тысяч серебряных юаней за разграбленное имущество английских торговых фирм, а также вывести из района Кантона все войска других провинций (около 18 тысяч солдат) и не приближать их к городу ближе чем на сотню километров.

Английские войска до выплаты контрибуций оставались на занятых позициях. И здесь им пришлось неожиданно столкнуться с местным китайским ополчением, которое никак не разделяло капитулянтские настроения своих маньчжуро-китайских властителей. Уже через три дня после капитуляции, с утра 29 мая, на высотах в окрестностях Кантона стали скапливаться тысячи сельских ополченцев-«пининтуаней» (дословно по-китайски «дружин усмирения англичан»), вооружённых копьями, мечами, щитами и незначительным количеством фитильных ружей. Англичане отгоняли их ружейными залпами и короткими атаками, в ходе которых они потеряли одного офицера – он умер от солнечного удара.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8