Алексей Туренко.

Джихад одинокого туриста



скачать книгу бесплатно

Держа магазин, я обернулся к соратнику. Патрон вырвался из рук, улетев… Прикольно – разгрузка, автомат, ботинки больше нужных размера на четыре, трусы и сбитые коленки. Боевой хомяк… Хотя побегаешь босиком и тапкам рад будешь. Хохот я сумел сдержать.

Сверху, со второго этажа, послышалось осторожное:

– Мужики… все кончилось?

– Началось, – пробурчал я.

– Выходить можно?

Из окон высовывались новые головы.

– Что происходит? – с нервными нотками, требовательно. Голос – женский.

– Чечня местная происходит, – пояснил я, стараясь быть кратким. И не обращая внимания на нарастающий галдеж, повернулся к упакованному Мише.

– Собери оружие с трупов. И запасные магазины. Раздай стволы.

– Кому?

– Откуда я знаю? Людям.

– Ты кто, парень? – кажется, это уже было.

– Турист. С соседнего отеля. – Я мотнул головой в сторону своей гОстеницы.

– А вообще?

– Просто торгаш. Манагер.

– Вояка бывший? – В его глазах еще светилась надежда. Я вылил на нее ведро воды.

– Полрожка перед присягой. Срочка – в рембате. Вот такой я вояка.

– Твою мать! – в сердцах высказался дядька. – Что делать-то?!

Из холла раздался женский визг – любопытные наткнулись на убитых.

– Для начала – собрать стволы, пока им не «приделали ноги».


Вторник, 06.35.

В итоге собирать стволы мы пошли вдвоем. Успели вовремя – отдыхающие начали просачивание. Шмон покойников сопровождался взглядами зевак и причитанием впечатлительных. Возбужденные туристы гомонили на нескольких языках. Краем глаза я косил на них – пара идиотов снимала холл на мобильники, вокруг убитых толпились кучки любознательных. В первых рядах впитывали новые впечатления женщины с расширенными, но любопытными глазами. Тянули шеи не попавшие в первые ряды. В глубине коридора кто-то рыдал. Начинался обыденный содом.

– Давай быстрей.

Под дикими взглядами мы обобрали трупы, свалив оружие на облюбованный диван.

– Из персонала кто есть? – поинтересовался я у собравшихся. – Мужики, подходите ближе!

Подходить никто не спешил. На нас поглядывали с опаской. Как на сумасшедших.

– Твою мать! Ты, – обратился я к ближайшему, – жить хочешь?

Мужик молча отодвинулся, увлекая за собой бабу и голенастую девочку-подростка.

Телок.

– А если девку твою сейчас трахнут? С дочкой?

Что-то я не то несу. Народ тупил глазки, избегая встречаться взглядами. Того и гляди – разбегутся. Отодвинув мудака и раздвинув женщин, просочилось четверо.

– Не кипешуй, браток. Не пугай козлика и девок.

Коллектив спаянный и спитый. Цепкие глаза с красноватым отливом белков, кирпичный загар на мятых рожах. Остальные особи мужского пола не спешили сокращать дистанцию. Пусть их. Я махнул четверке рукой:

– Сюда.

Мы разместились между баром и заваленным оружием диваном. Дяди выжидательно рассматривали то диван, ставший оружейным складом, то меня с Мишей.

– Минуту.

Обойдя их, я подтащил поближе беспамятного араба.

Все воззрились на лежащее тело, а я, пользуясь паузой, постарался собраться с мыслями.

– Этот парень и еще четверо… ммм… скажем так – лежащих в холле, вломились в отель и застрелили семерых. Отдыхающих, – уточнил я. – У нас в отеле – примерно аналогично. Там убили четверых. Судя по всему, такая хрень – по всему поселку.

Прочие присутствующие, старавшиеся держаться в отдалении, услышав сводку информбюро в моем исполнении, стали подтягиваться ближе. Всеобщий шум стих сам собой.

– На пляже стоит заградотряд из таких же моджахедов. Нескольких шустрых, попытавшихся сделать ноги, уже завалили.

Тишина стала полной.

– В общем, господа отдыхающие, мы вляпались в местную заваруху. Властей не видно и не слышно. Есть стволы и пленный, – я кивнул на лежащего. – Вот этот чел. Оружием предлагаю вооружиться, дядю – допросить. Короче, мужики, если жить хотим – давайте организовываться.

Выслушав спич, народ пару секунд молча переваривал услышанное. Самую быструю реакцию продемонстрировали женщины – пока мужики ворочали мозгами, сразу две тетки закатили истерику. Иностранцы загалдели, требуя перевода и хрен знает чего еще. Прочие заговорили в полный голос, выплескивая эмоции. К сваленному оружию потянулись «левые» руки. Ситуация шла вразнос.

Выстрел в потолок. Всеобщий столбняк.

– Вы четверо – взяли автоматы, – скомандовал я «похмельной команде». Команда молча разобрала оружие.

– Местных привели?!

Из толпы вытолкнули маленькую темноглазую женщину.

– По-русски говоришь?

– Да.

– Сюда. Будешь переводить.

Я вылил на голову пленного первую попавшуюся бутылку. Запахло сивухой.

Лежащий зашевелился и попытался приоткрыть глаза. Сразу же плотно зажмурившись, он зашипел и вялыми руками принялся тереть глаза. Я толкнул зажмуренного ногой.

– Кто ты?

– Переводи! – прошипел я местной.

Та злобно-вопросительно вякнула не по-русски. Пленный односложно пробормотал ответ. Хрен поймешь.

– Его имя Сирхаб, – перевела темноглазая.

– Пусть расскажет, что они делают в поселке.

Тетка протарахтела короткой фразой.

Пленный приподнялся на локте, устраиваясь поудобнее.

– Отдай оружие, – пробормотал он почти без акцента, не открывая глаз.

Солидный дядя, приметный увесистой цепью и здоровой «гайкой» на пальце, громко засопел. Судя по выхлопу, его вчерашний вечер удался. Подкачало утро.

– Сука! У меня тут дочка с женой! – взорвался он. Физиономия быстро принимала бордовый оттенок. Неожиданно проворно для своего возраста и комплекции он пнул лежащего ногой. Град ударов ногами, нечленораздельный мат. Пленный сжался на полу, закрываясь от ударов.

– Стой! – потянул я мужика.

– Тварь, пальцы топырит!!! Убью козла!!!

Судя по сноровке, опыт в разборках у мужика имелся.

– Кто-то едет! – истошный крик с улицы.

– Берите стволы! – заорал я, разворачиваясь.

Подбегая к разбитой витрине, я увидел нежно-салатовый мини-вэн, выворачивающий на площадку. Стрелять я начал прямо на бегу. Вэн клюнул, завизжав тормозами. Меня поддержал другой автомат, и я поспешно грохнулся на пузо, захрустев битым стеклом, – в такой кутерьме несложно получить пулю с любой стороны. Лобовик пошел белыми пятнами, двери машины распахнулись, и из них посыпались люди. Треск очередей, бледные вспышки ответных выстрелов. Машина затряслась от попаданий. Звон стекла, мат, женский визг.

Яростная и бестолковая перестрелка кончилась внезапно. Шипение пробитых шин, удаляющиеся крики с дороги. Пустая машина с открытыми дверцами оседала на ободья. На асфальте, под днищем расплывалась маслянистая лужа, быстро подбираясь к осколкам стекла и сбитым листьям. Уже ученый, я сменил магазин, прежде чем подняться над бортиком.

Глава 5

Вторник. Утро, 06.45.

Как ни странно – трупов не было. Ни у них, ни у нас. Захрустело стекло – Миша. И мужик с «гайкой». Уже с автоматом.

– Саныч, – обойдя фигуру в труселях, он протянул лапу.

– Дима.

– Пойдем договорим, – он кивнул головой на бар. Точно – тертый дядька.

– Эй, Махмуд, – крикнул Саныч, подходя к избитому арабу.

– Он Сирхаб, – напомнил Миша.

– Насрать, – мотнул головой Саныч. – Урод, тебя еще разок отоварить? Или просто ляжку прострелить?

Посеревший араб раскололся до попы. Сбивчивый трехминутный рассказ свелся к двум фразам: ночью захвачены около пятнадцати поселков на побережье. И самое главное – в Санталии шли уличные бои.


Вторник. 06.50.

Заперев гостя в подсобке, мы вернулись в бар. Остаток ракии, которой поливали Сирхаба, прикончили за один «проход».

– И куда нам бечь? – прервал затянувшуюся паузу Михаил.

Саныч вытащил мобильник и, посмотрев на экран, убрал назад:

– Связи нет.

– Интересно, что будет, когда «шуганутые» добегут до начальства? – «зашел» с другого ракурса Миша.

– Ничего хорошего.

– Валим к нам в отель, – гостеприимно отозвался я. – Там, кстати, и пулемет был… полчаса назад.

Саныч оживился:

– Какой?

– Большой, – максимально честно ответил я.

– Охрененно. Короче, давайте сваливать…

Договорить не дали. По зданию прошла вибрация, отозвавшаяся испуганными возгласами. Со стороны фасада на улицу посыпались обломки кирпичей. Вибрация перешла в прерывистый гул. Кирпичи, вперемешку со стеклом, лавиной хлынули на асфальт, подняв серое облако. Пыль шустро вползла в холл, погрузив его в едкий, кашляющий туман. Суматошные тени, крики, отрывистый вой пожарной сигнализации.

Не понимая, что происходит, на ощупь схватив автомат, я побежал в глубь гОстеницы. Ушибив плечо о приоткрытую дверь и едва не протаранив головой стену, я влетел в пустую комнату. Несколько секунд ушло на опознание типового интерьера туалета.

Вибрация прекратилась, возобновившись после короткой паузы. Подскочив к окну, я опустил ручку, открывая вид на собственный отель. На балконах торчали зеваки, пялившиеся на верхние этажи нашего здания. Покрытый известковой пылью, матерясь и кашляя, я перелез через подоконник и спрыгнул в кусты. Опять! Мат, новые царапины. Несколько раскрошенных кирпичей просвистели рядом. Поспешно выдравшись из колючих объятий и отбежав от стены, я задрал голову. Балкон четвертого этажа выстрелил дублем дымных фонтанов, обернувшихся дырами в стене и падающими обломками облицовки. Бум-бум, – глухо донеслось сверху. Новым фонтаном вылетело окно. Кусок стены.

Дошло – обстрел. Арабы добежали до своих.

Продолжая смотреть, я попятился. Дыры продолжали пятнать верхние этажи. Окна сочились пылью и дымом, газон пестрел пятнами битой штукатурки. Прекращение обстрела застало меня посреди газона. Из отеля валили люди, с верхних этажей – дым. Пожар занимался медленно, но верно. Вычленив взглядом из хаотично расползающейся толпы фигуру с грязными коленками, я замахал руками.

– Веди всех в наш отель.

– А ты?

Готового ответа у меня не было. Только смутные мысли, основанные на опыте прошлой жизни.

– К дороге схожу.

Огибая дымящееся здание, я кинул последний взгляд на маленький апокалипсис. Демонстрация мощи достигла своего – несколько сот перепуганных людей разбрелись по пустырю, не понимая, что делать и куда идти.


Вторник. 07.20.

Свернув, я остановился, не веря глазам – часа хватило, чтобы сделать неузнаваемым уютный уголок. Утерявшая холеный вид живая ограда, площадка, заваленная битым кирпичом, поседевший от пыли асфальт, выбитые оконные проемы. Сверху тянулся жидкий дымок с верхних этажей. Бриз относил дымную пелену в сторону суши, постепенно раскочегаривая маленькие язычки огня. Выражение «Мамай прошел» налилось пониманием и смыслом.

Как в кошмарном сне пройдя площадку, я направился к дороге, оставив сюр за спиной.

С обочины дорога просматривалась метров на пятьсот. Я добросовестно просмотрел – никого и ничего. Пора делать паузу. Вытащив сигареты, я присел на высокий бордюр и засмолил, поглядывая на окрестности и размышляя. Просидел я так минут пять.

Похоже, наше дурацкое сопротивление дало первые плоды – за несколько минут перекура – ни одной машины. Желание кататься мы отшибли. Человек двадцать гражданских, за те же пять минут вразнобой прошмыгнувших через дорогу, говорили, что туристы, в меру сил, разбегались.

Добивая чинарик, я переключился от частного к общему. Если Сирхаб не соврал, у его соратников хватает дел. На кону две ладьи – город-миллионник и туристический край. Кадровый резерв, как у всех, не безразмерный. И наверняка – жесткая нехватка квалифицированных кадров, при изобилии неопытных долбо…ов. Именно вторую категорию, по идее, должны были кинуть на туристов – зашел, пальнул в потолок. Тут даже идиот справится. Опять-таки – заложников наверняка выше головы. Возиться с отдельно взятым строптивым отелем сейчас просто недосуг. Волки придут, когда освободятся от важных дел.

Власти, думается, сейчас займутся самым ценным имуществом – городом. У них тоже кадровый голод. Кто победит – хрен знает, но день-два относительно спокойной жизни, наверно, есть, если я не ошибся в раскладе.

А потом?.. Конкретные ребята в зеленых повязках?.. Или – в зеленых касках. Еще вопрос – что хуже, учитывая квалификацию местных военных… Мысль о горном схроне посетила вторично. Додумать не успел – машина. Точнее – две.

Вот и шанс проверить теорию практикой. Я начал привыкать к высокому ценнику проверок. Выкинув бычок, без спешки и мандража я улегся за ближайшим деревом, рассматривая светлый пикап, шедший первым.

Машины не торопились. Подумав, я перевел рычаг на одиночные, усадив мушку на лобовое стекло. Первый выстрел. Пикап вильнул, открыв обзору вторую машину. В нее пошел следующий. Визг тормозов, грохот – пикап подпрыгнул, в развороте наехав на высокий бордюр. Легковушка визгнула тормозами, врубая заднюю. Вихляя, она шустро сдавала назад, к повороту. Я успел сделать еще выстрел, прежде чем машина укрылась за деревьями. Пикап обогнал ее по обочине, исчезнув там же. Спустя две секунды и три выстрела дорога была девственно пуста.

Похоже, в машинах сидят такие же лохи, как и я.

Оглянувшись в сторону поселка и не увидев ничего интересного, я на всякий случай отошел метров на десять и снова присел, закурив еще одну. Тучки на небе потихоньку рассасывались, намекая на грядущую жару. Неподалеку подали голос горлинки.

На чем я остановился? Пересидеть в горах? Десять дней голода и холода. Наверно – можно, при наличии одеял и колбасы. Минусов имелось два. Первый – если верх возьмут боевики? Второй минус мог показаться и менее и более весомым. Как смотреть. Свалить – бросить всех. Конечно, я никому и ничего не должен. Но эта логика однажды уже завела в тупик – мне так и не удалось наплевать на окружающих. А иметь совесть по нынешним временам – запредельная роскошь. Пропуск в рай, точнее – срочный вызов.

На трезвую голову такое не решить.

Я откупорил стеклянную фляжку, но глотнуть не успел – идиллию нарушил грохот скорострелки. Трассеры прошли над кронами, вонзившись в многострадальный отель. Похоже, все, что ниже, им просто не видно. Поставив коньяк на бетон, я привстал, пытаясь понять, где расположилась скорострельная дура. Примерно поняв – где, я припал к коньяку, продолжая пикник на обочине.

Горячие арабские парни с перерывами долбили отель минуты две. За это время я успел допить. И принять решение – не стоит плевать против ветра. В прошлой жизни из меня ни хрена не вышло. Рискну начать новую. Осталось понять – с чего?

Глава 6

Вторник. Утро, 08.00.

Отель переменился. Под козырьком подъезда возникла составная, «трехдиванная» баррикада, включающая в себя помимо мебели две малолитражки. Пикап, развернув, притулили сбоку. За пулеметом был незнакомый мужик, расположившийся с максимальным комфортом – на затащенном в кузов белом пластиковом стуле.

Передовой дозор в составе двадцати с лишним рыл стоял за баррикадой, вооружившись автоматами и пивом. Встревоженные рожи, местами – откровенно мрачные. Баррикада тихо гудела голосами и пыхала сигаретным дымом. При виде меня тихий говор смолк.

– Свои, – на всякий случай опознался я.

Четверть «похмельной команды», затесавшейся в эти ряды, подтвердила:

– Наш.

Как источник свежих новостей я оказался в центре хмурого, настороженного внимания.

– Что там?

– По поселку заложники бегают. Видел человек двадцать.

– А эти?..

– Арабы? Видел разок.

– И?..

– Две машины шли со стороны трассы. Скажем так – особого желания воевать у них не заметно.

– А власти?

– Вот власть, – я похлопал по автомату. – В кузове – еще одна торчит. Других нет.

Жестом прервав желающего оспорить, я добавил:

– Минут через десять договорим, подойду, – и, не дожидаясь ответа, пошел в отель.

Внутри хорошо ощущаемая тревожность уступала место подавленности и страху – диваны, кресла, стулья, местами – пол, везде сидели беженцы с потухшими глазами. Самый настоящий, до смерти перепуганный табор. В проходах бродили обеспокоенные «хозяева». У бара тихо бухали – приход коммунизма отмечали немногие. Как показалось – просто заливали страх.

Несмотря на количество собравшихся, было тихо. На шум разъехавшихся дверей обернулись почти все. Такого количества отчаявшихся глаз я не видел ни разу в жизни. Скрестившись на мне, коллективный взгляд надавил, породив неодолимое желание развернуться и убежать. Упрямство свело скулы, не давая сделать шаг назад. Сжав зубы до скрипа, я ощутил прилив злости и бешенства. Только оно помогло мне пройти страшный в своем отчаянии, молчаливый людской коридор.

Поворот наконец укрыл от взглядов. Напряженный затылок дико заныл. Выдох сквозь стиснутые зубы. Напряг слегка отпустил. Чуть-чуть.

Знакомый перекресток. Накрытые тела оттащили к стене, соединив убийц и жертв.

На Михаила я наткнулся за поворотом. Сказать, что обрадовался, – не сказать ничего. Похоже – взаимно.

– Здорово! Чего в коридоре ошиваешься?

– В лобби застрелиться тянет. Бабы, дети… Глаза… Штанами не богат? – неожиданно «свернул» он.

– Пошли.

Слабый запах блевотины встретил на пороге. Пленный исчез, оставив сквозняк и шевелящиеся занавески. Заглянув в сортир и убедившись, что гость и в самом деле смылся, я выкинул его из головы. Проветрил – и на том спасибо.

Порывшись в сумке, я извлек последние джинсы и пару футболок.

– Держи.

Санузел мы поделили по-братски – мне достался умывальник, Мише – душ. Вода пока была. По-быстрому ополоснувшись, мы вернулись в комнату. Исцарапанное пузо Миши прикрыла черная футболка «Джек Дэниелс», длинные штанины джинсов укоротили ножом. Поменяв безразмерные говнодавы на мои щегольские мокасины, кировчанин преобразился, смахивая в новом облике на пирата-неформала.

– Красавец, – пробурчал он, кинув взгляд в зеркало. – Что за стрельба была? – вернулся он к занимавшей теме.

Я кратко пересказал свои мысли о приоритетах воинственных арабов. Компаньеро задумался.

– Пошли пожрем, – предложил я.

Спустившись на цокольный этаж и отыскав столовую, мы уже почти привычно приступили к мародерству. С анархией свыклись не все – припасов пока хватало. Хотя, скорее всего, такое начало дня отшибло аппетит у большинства.

Холодное мясо, хлеб и сыр сделали нас более оптимистичными. Отяжелев на полкило на брата, мы не торопясь вышли на улицу, погрузившись в атмосферу раннего летнего утра. Тихий, прозрачный воздух. Поднявшееся солнце прижало тучи к горам, не успев прокалить местность.


Вторник. 08.20.

Обойдя отель, мы подошли к главному входу. Из личного состава заставы в наличии осталось двое – пулеметчик, дремавший в кресле, и разгуливавший под козырьком костистый мужик, предложивший подружке заткнуться. Остальные, судя по всему, переместились внутрь, привлеченные начинавшейся сварой в холле – там одолели апатию, начав оживленный обмен мнениями. Судя по обильно жестикулирующим силуэтам, участвовали все – дамы, ополченцы, погорельцы, иностранцы. И алканавты, покинувшие бар.

Неосторожное приближение к фотоэлементу – дверь Пандоры открылась, и меня шатнула звуковая волна – галдеж, ругань, призывы сплотиться и требовать. … ть!

Желания присоединиться к митингу не возникло. Отойдя от дверей и восстановив тишину, я вопросительно посмотрел на Мишу.

– Толку не будет, – дипломатично выразился он.

– Надеюсь. Хрен знает, до чего они могут договориться. Саныча найдешь?

– А надо?

– Да.

Пока Миша отсутствовал, я не утерпел.

– Пулеметчик!

– Чего? – отозвался голос из кузова.

– Ты в этом железе шаришь?

– Немного, – подмигнул он, опять погружаясь в дрему. Я сел «на измену» – немного? Это как? Видел передачу по «ящику»? Хотя… других – нет.

– Поговорим? – подал голос «костистый».

Пулеметчик приоткрыл глаз. Уяснив, с кем говорит его напарник, он с любопытством поглядел на меня, удержавшись от вопросов.

– Сам напросился. Ночью захватили больше десяти поселков. В Санталии разборки арабов и властей, на предмет – кто из них власть.

Оба помрачнели. Вот и поговорили.

– Сейчас еще двое подойдут – продолжим, – «обнадежил» я. И, усевшись на «баррикадный» диван, закурил, наслаждаясь тишиной.


Вторник. 08.30.

Двери раскрылись, впустив на улицу отголоски мерзко-настырного голоса. Вместе с воплями наружу проникли трое – Миша, Саныч и мужик с «похмельного отряда». Двери закрылись, и голос умолк.

– Привет, горячий столичный парень.

– Здорово… – с продолжением я затруднился. – Мужики, познакомимся, что ли?

Красномордый любитель золотых цацок оказался скуп на информацию.

– Я Саныч, он – Игорян. Мы с Ярославля.

Игорян кивнул, подтверждая слова шефа. То, что главный у них – увешанный золотом Саныч, было видно невооруженным глазом. «Быковатые» с «претензией» – никогда не любил таких, но выбор небогат.

– Сергей, – отозвался «костистый». – По жизни – автомеханик. Со Ржева.

– Саша, – представился «пулеметчик» из кузова. – Самарский ВОХР.

Слава богу – хоть один полувоенный.

– Михаил, – отрекомендовался пират-неформал, – главбух.

– А я – Дима.

– Дима-партизан, – пошутил Игорян. Мне захотелось сунуть ему в грызло.

– Ладно, с чего начнем? Окна закладывать или пароход искать? – Саныч мыслил предметно.

– Пароход, – это был я. Отсидеться в отеле – нереально. Кажется, это понимали и остальные.

– На чем плывем? – подвел я итог прений.

– Когда? – это Саша.

– И кто поведет? – дополнил автомеханик.

Пауза. Вопрос требовал осмысления – бесхозных пароходов с крыльца не просматривалось. А даже раздобыв оный – как с ним управляться? В отеле из всех корабельных специалистов найдутся только кочегары.

Тишина затягивалась, грозя перейти в ступор. В самом деле – не на матрасах же выгребать к нейтралке?

Забрезжила идея.

– А морские прогулки или дискотеки тут практиковались?

– Ага. И что?

– Славно. Значит, пароход и рулевой где-то тут имеются. При желании – найти можно.

– И что с того? – пробурчал Игорян.

– А то. Найдешь хозяина, сообщишь – есть желающие в вояж… пятьсот рыл, готовые скинуться по пять сотен. Итого – четверть ляма зеленью. Что-то мне подсказывает, что не откажется ни капитан, ни пассажиры.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное