Алексей Туренко.

Джихад одинокого туриста



скачать книгу бесплатно

На хрен. Отложим…

Еще с пару сигарет я примирялся с мыслью, что мое выживание под большим вопросом. Кое-как уложив ее в голове, я принялся обдумывать планы на ближайший час. Планировать на большее означало терять время. Закончив с планами и позаимствовав в баре сигареты, шоколад и плоскую коньячную «фляжку», я пристроил добычу по карманам и потопал обратно, в коридор.


Вторник. 05.50.

На «перекрестке» ничего не менялось. Парень с девчонкой лежали у стены, опрокинувшийся чемодан – рядом. На стене десятки белых выщербин и хаотичный узор темных брызг. Оба «духа», почти соприкасаясь головами, лежали тут же, уткнувшись носами в вытертый ковролин. Спина одного, изогнутая под прямым углом, бугрилась разорванной, окровавленной тканью, из которой торчал кусок позвоночника.

Я отвел глаза и, стараясь не смотреть на месиво, носком ботинка зацепил автомат, придавленный телом. Железяка поддавалась неохотно. Я поднажал. Под телом что-то треснуло, и автомат подался. А я – едва не блеванул, увидев, как шевельнулась торчащая из тела кость.

Подобрав оба автомата, я прислонил их к стене, решив не трогать измазанные кровью разгрузки – желающие разжиться запасными магазинам могут мараться сами.

Пора переходить к следующей части.

– Братья-славяне! – громко произнес я, не сомневаясь, что минимум человек сорок, прильнув к дверям, ловят любой шорох из коридора.

– Нужна пара мужиков. Желающих жить. И лучше – не нервных.

Скрип открывающейся двери. Истерический всхлип.

– А почему только двое? – Женский голос срывался. – Что вообще происходит?

Так. Вместо мужиков сейчас здесь окажется толпа баб. В истерике. Полдня на слезы, валерьянку и прописные истины.

Я сменил пластинку.

– Все заткнулись! В коридоре четыре трупа! В холле – еще два! Первая дура, вылезшая в коридор, получит прикладом!

Новый способ подачи информации оказался действенным – в коридоре стало тихо.

– Нужны два добровольца, умеющих обращаться с оружием! – проорал я. – Желающие есть?

Сзади щелкнула «собачка» – нашелся первый идиот. Я обернулся – вчерашний «селянин»! Ё-мое!

– Здорово.

«Селянин» кивнул и вылупился на мертвых.

Еще одна дверь приоткрылась и захлопнулась. Ругань вполголоса. Отчетливо донеслось: «Заткнулась!» Словечко набирало популярность. Дверь опять открылась, и в коридор вышел второй – костистый мужик лет сорока. Тоже уставившийся на убитых.

– Мужики, – нарушил я тишину. – Понимаю – эмоции. Но времени в обрез – давайте к делу. А они такие – по поселку бегают местные и палят в кого попало. То ли у них бунт, то ли – революция, хрен разберешь. Эти двое, – я кивнул на трупы, – из этих самых Фиделей.

– Оружие я раздобыл, патроны – вот лежат, – я кивнул на разгрузки покойников. – Берите стволы и заступайте на охрану.

Объяснение не фонтан, но к этому брифингу я не готовился.

– Ты, – кивнул я «селянину», – обоснуйся со стороны пляжа.

А мы – к главному входу.

Добровольцы разобрали оружие. Костистый с немым вопросом посмотрел на свой единственный магазин и на несколько моих, выглядывающих из разгрузки. Я приглашающе указал на покойников – пора пачкать руки. Одеревенев лицом, тот нагнулся, принимаясь шарить по карманам. Глядя на него, «селянин» присел и, дернув кадыком, тоже запустил руку под труп. Его едва не вывернуло, однако парень сдержался.

Намокшие в крови, рваные разгрузки снимать никто не стал. Тихий мат, сопение. Понимаю мужиков – занятие, мягко говоря, непривычное. Опять-таки – все в крови.

– Готово, – проговорил костистый, разгибаясь и держа в руке стопку из четырех магазинов.

Второй, сидя на корточках, по-быстрому обтирал куском ткани изгвазданные кровью рожки и распихивал их по карманам. Закончив, он встал.

– Тебя как зовут? – спросил я.

– Андрей.

– Лады, Андрей. Расклад – не фонтан, но деваться некуда. Паси вход со стороны моря и старайся не маячить. Будет кто ломиться с оружием – стреляй. Остальное сам сообразишь.

«Селянин» кивнул и с оружием под мышкой двинул на пляж. Мы с оставшимся – к главному входу. Пройдя через фойе, я остановился перед тонированными, стеклянными дверьми.

– Ты тут с кем? – спросил я, не оборачиваясь.

– С подружкой.

– А… – глубокомысленно протянул я. И, захлопнув пасть, внимательно осмотрел площадку перед отелем. Пикап, пара прокатных машин… Можно сказать, что на тридцатиметровом асфальтовом круге было почти пусто. Никто не разгуливал и за кустами, растущими по периметру площадки.

Напарник молча пялился на бандитскую тачанку.

– Вещь! – наконец сказал он.

Взаимосвязь тачки и отсутствия полиции он явно не уловил. Ну и ладно.

– Пошли, – скомандовал я.

Стеклянные двери с шорохом разошлись, и мы, прислушиваясь, вышли на воздух. Снаружи было свежо и сумрачно. Тучи тянулись с моря, наседая на голые верхушки близких гор. Яркая зелень деревьев на сером фоне туч смотрелась тревожно. Ощущение – сродни затишью перед чем-то нехорошим.

Хлопок со стороны поселка. Потом захлопало часто.

– Выстрелы, – наконец вслух сообразил я. Напарник завертел головой. Стрельба смолкла.

Я не мог отделаться от впечатления, что в любую минуту на нас из кустов вывалится вооруженная толпа. Однако, как ни прислушивался, вокруг было тихо. Сделав над собой усилие, я отвел глаза от кустов и подошел к пикапу. В местных номерах я не разбирался, но они были. Полуторная кабина. Я заглянул поверх приспущенного окна – на заднем сиденье лежала куча-мала из шмотья и картонных коробок, в замке торчали ключи. Неплохо. Если что – транспорт есть. Обойдя капот и задрав голову, я посмотрел на стальную тушу пулемета, нависшую над кабиной. Сбоку торчал короб с лентой, тянувшейся к затвору. В звеньях виднелись зеленые патронные жопки. Кажется, заряжено.

Напарник подошел и встал рядом, рассматривая местную тачанку.

– Тю… – протянул он.

– Управиться сможешь? – поинтересовался я, имея в виду пулемет.

– С такой дурой?.. Не знаю, не пробовал, – мрачновато закончил он.

– Кинь клич. Может, найдутся умельцы…

Мы переглянулись. Именно в этот момент опять раздались частые хлопки. Со стороны поселка сухо и раскатисто треснуло. Это явно уже не автомат. С дороги послышался шум приближающейся машины. Мы оба напряглись. Машина, не сбавляя скорости, пронеслась по дороге, скрытой за деревьями и кустарником. Удаляющаяся стрельба, чей-то близкий, захлебнувшийся вопль. Машина тормознула, скрипнув шинами. Кратко и четко простучал автомат. Машина тронулась, удаляясь.

Костистый побледнел. Я, наверно, тоже.

– Убивают?.. – севшим голосом выговорил он.

– Похоже – охотятся. Прямо с машины. – Я обернулся к нему. – Сооруди в холле что-нибудь типа баррикады и засядь там. Обзор оттуда вполне приличный. А на улице нехрен отсвечивать. И возьми в помощь кого-нибудь из мужиков. А я пойду пошарю по окрестностям.

Глава 3

Вторник. Утро, 06.10.

Пожелав мне удачи, мужик шмыгнул в «родные стены», оставив меня наедине с чужой, во всех смыслах, действительностью. Чувствуя, как опять холодеет спина, я подошел к зеленой изгороди и, стараясь не отдаляться от нее, опасливо зашагал к дороге.

Поднятый шлагбаум при въезде, пустая стеклянная будка. Дорожка с единственным, «левым» тротуаром шла дальше. Я пересек ее и вломился в густой кустарник. Поимев пару царапин, но одолев кусты, я двинулся вдоль них к трассе. Дойдя, я присел и осторожно выдвинул голову из-за веток, осматривая дорогу. Широкая, обрамленная деревьями улица была пуста. Вдалеке, на противоположной стороне, виднелась пара одноэтажных строений утопающих в зелени. И три припаркованные и, похоже, пустые легковушки. Ни транспорта, ни пешеходов. Если не считать за такового труп на проезжей части. Бедолага, что орал минуту назад? Возможно. Машину, из которой стреляли, уже было не видно.

Судя по всему, дорога и была главной улицей поселка. Слева, насколько я помнил карту, мельком виденную вчера в фойе, дорога круто изгибалась в глубь побережья, соединяясь с приморским шоссе, шедшим выше. Справа начинался собственно поселок, тянувшийся пару-тройку километров между трассой и морем. Еще один выезд на трассу, кажется, был в самом конце.

Первым отелем, считая от ближайшего съезда, был соседний. Именно на его веранде убили четверых. Наш отель был вторым. Дальше, вдоль моря, с минимальными промежутками шли еще три десятка тур-борделей, в стороне которых теперь раздавалась стрельба.

– Ладно, что дальше?

Разгуливать в открытую по улице – не лучшая в мире идея. Я убрал голову и продолжил путешествие с «изнанки» – вдоль густых и колючих кустов. Первым открытием стала небольшая автостоянка за деревьями, с пятью блестящими туристическими микроавтобусами. Точь-в-точь как тот, что привез меня. Ровный ряд «мерсов» поблескивал тонированным стеклом. Не углядев на стоянке людей, я пересек ее, наугад подергав пару дверей. Заперто.

Снова колючие кусты. За ними началось подобие газона – выжженная, жесткая трава, редкие деревья. Метрах в тридцати замаячила новая стена кустов. За ней, в просветах деревьев голубел стеклянный фасад отеля.

– Вперед, Чингачгук, – скомандовал я себе и, стараясь не высовываться, на полусогнутых домчался к новым кустам и нырнул в них. Отдышавшись и прислушавшись, я присел на колено и медленно отвел в сторону пару веток, заглянув в открывшийся просвет. Вход в отель, просторная площадка перед ним. Правее начинался проезд, выводивший на главную дорогу. От края моих кустов до асфальта было около метра.

У отеля, кормой ко мне, стоял «Логан»-такси с распахнутыми дверями. На левой передней торчали чьи-то здоровенные ноги, задранные к небу. Хозяин ног, развалившись на пассажирском сиденье, курил. Судя по специфическому запаху – явно не табак. Воображение моментально нарисовало небритого, укуренного Конана.

Конан, Бэтмен… Какая, на хрен, разница! Обкуренный дядя обгадил мой план – тихонько просочиться дальше. Тут хрен пройдешь.

Убедившись, что страж беспорядка прочно засел в машине, я принялся за осмотр гОстеницы. В фойе просматривался еще один мужик, разгуливающий по холлу. Я пробежал глазами по фасаду. Несколько окон было открыто. Сквозняк колыхал занавески. Из одного, кажется – на третьем, послышались треск дерева и женский крик. Гортанная команда, женщина заткнулась. Похоже, к кому-то вломились гости. На этом события кончились.

Не знаю, как и почему, может – перегруз, но вместо продолжения наблюдения я погрузился в бесплодные, сожалеющие раздумья о рембате, где прошла срочка. Позитивный итог службы: два раза по полрожка и познание устройства гаубицы Д-30. Не, автомат я разобрать могу. Даже собрать. А толку?

Единственным светлым пятном моей «военной биографии» стал прошлогодний случай, когда наш, ошалевший от бабла учредитель вывез сотрудников и клиентов на пострелялки, решив разнообразить корпоративную жизнь. Отстояв длинную очередь на стрельбище, я получил дробовик, беруши и десяток патронов и был допущен на поле, где летали тарелки. Охренев от самого себя, я, впервые в жизни стреляя из двустволки, сшиб подряд десять тарелок. Охреневший не меньше моего инструктор отсыпал мне новую пригоршню пластмассовых цилиндров. И по какой-то особо извращенной траектории выпустил еще десяток. Первую я просто-напросто не увидел. Меня тронули за плечо и показали удалявшуюся красную точку. Я кивнул. И меланхолично подшиб девять оставшихся. Меланхолично – поскольку на тот момент пребывал в состоянии глубокого похмелья…


Вторник, 06.10.

Сеанс воспоминаний прервал шорох по соседству. Сердце забухало, и я замер, едва не оросив штаны. Осторожно скосив глаза, я увидел метрах в десяти крадущуюся вдоль кустов, почти голую фигуру. Мужик был в одних трусах. Дополнительно наличествовали исцарапанное пузо и грязные коленки. Сгорбившись и не сводя глаз со входа в отель, дядька тихо маячил у кустов, время от времени тихо шипя, наступая на сучок или колючку.

Я с облегчением выдохнул – собрат-турист.

– Эй… – тихо окликнул я «диверсанта».

«Следопыт» дернулся всем телом. Испуганные, затравленные глаза. При виде оружия в них появилась обреченность.

– Турист? – по-прежнему тихо поинтересовался я.

Глаза обрели жизнь.

– Да, – громко прошептал он. – Из этого отеля. Я с Кирова, – зачем-то добавил он.

– Тише! – Я оглянулся на вход и «Логан». Не обнаружив явного криминала, я жестом поманил его ближе.

Через две минуты тихого, срывающегося шепота у в общем-то матерого мужика от волнения так застучали зубы, что он умолк. Даже представить не мог, что они стучат так громко.

Основное, мужик, которого звали Мишей, выложить успел. Стараясь вести здоровый образ жизни, дядя Миша ежедневно совершал раннеутренний заплыв километра на два. Сегодня, подплывая к берегу, он едва не хлебнул воды, став свидетелем утреннего расстрела. Троих сбежавших, с его слов, какие-то проворные местные хлопцы «положили» в конце пляжа. Там, насколько он смог разглядеть, стояло что-то типа заградотряда.

Чуть очухавшись, Миша доплыл до пляжа и, хоронясь за лежаками, на пузе дополз до деревьев. Не рискуя соваться в отель в чем был, он уже минут двадцать бродил по кустам, пытаясь разглядеть, что творится в отеле.

– Ты сколько там народу видел?

– В конце пляжа стоит джип, – продолжая лязгать зубами, выговорил он. – Ч-человек пять-шесть. И из от-теля выходили на веранду д-двое. И в фойе од-дин.

– А этот? – я мотнул головой в сторону стоящего «Логана».

Миша, посмотрев в указанную сторону, помотал головой.

– Он же п-пустой!

– Ноги… – прошипел я.

– Ч-что н-ноги? – Миша глянул на себя. Я чуточку развернул его, кивком головы показав на машину. Узрев ноги Бэтмена, он тихо ойкнул. Впечатлительный дядька.

– Те, на пляже, они далеко?

Не отрывая взгляда от открытой дверцы, Миша пролязгал:

– М-мет-тров пп-ятьсот. Т-там еще с-сухое русло к-к морю в-выходит.

– А в-вы к-кто? – наконец решившись, спросил он.

– Прохожий.

– А я д-думал – в-вы из эт-тих…

– Нет… – отрезал я, пытаясь сложить информационный пазл. Исходя из того, что на улице нет постов – поселок заблокирован снаружи. Скорее всего посты на трассе. И с обоих концов пляжа. А по поселку гуляют «зондеркоманды», сгребая в кучу заложников. И просто развлекаются. Девок – до хрена, бухла – тоже.

По улице опять проехала машина. Постовой не пошевелился. Укурился в зюзю? Скорее всего знает – свои. Значит, «до кучи» имеем разъездной патруль.

Отчетливо дошло – из поселка не выбраться. Остаток жизни исчисляется часами. Мысль была не первой за утро, «нагнув» слабее. Привыкаю, наверно. С другой стороны, если нет возможности жить вечно, то на ближайший час открывается масса вариантов. К примеру – нажраться. Или застрелить того здоровяка в маленькой машинке… И не только его. Вон за стеклом еще одна рожа маячит. Максимум, что я теряю, – несколько часов в дополнение к бездарно потраченным сотням тысяч. Может, и в самом деле партизанщиной заняться? Автомат есть.

Пару секунд я обдумывал эту мысль, разглядывая «Конана» и второго араба, маячившего за стеклом фойе. Миша жалобно вздохнул. Еще один смертничек. Может, на «живца»? Все равно – не жилец. Я оценивающе осмотрел Мишу. Вид жалобный и безобидный. Чем не живец?

– Дружище. Отползи метров на десять. А потом, держа руки над головой, медленно и печально вылезай из кустов, завывая, что турист и хочешь сдаться.

– З-зачем? – лязгая зубами, спросил Миша.

– Пора кончать этот бардак, – ответил я фразой из любимого анекдота.

Говоря по правде, я собирался затеять маленькую авантюру. Выманить на открытое место побольше народу и «положить» сколько получится. Я, вообще, еще тот забавник. За что и огребал неоднократно. А тут – дальше фронта не пошлют. По идее, местные моджахеды вряд ли напрягутся при виде голого Миши. Правда, для нас с «живцом» это могло выйти боком. С другой стороны – а что нам терять?


Вторник, 06.20.

– Начинайте, Михаил.

Жалобно глядя на меня, Миша отступил метров на восемь. Я ободряюще похлопал по цевью и указал глазами на отель. Сгорбившись, «живец» проломился сквозь кусты и срываясь на фальцет, прокричал:

– Я т-турист! С-сдаться х-хочу!

Тачка качнулась – гигантские ступни опустились на асфальт. «Бэтмен» выбрался из машины. Потянулся. Здоровый – хрен промажешь. Встав рядом с машиной, он неприветливо посмотрел на почти голого «руссо туристо».

О черт! А магазин я не сменил! Интересно, сколько в нем осталось?

От Бэтмена меня отделяло всего метров двадцать – бренчать железом не тянуло.

Поглядывая на него, я вытянул полный магазин из разгрузки и осторожно положил перед собой, приведя в соответствие желания и возможности. Авось полсекунды это потом сэкономит.

Пока я терзался «менять – не менять», из дверей вышел второй. И, на что я не рассчитывал, третий. У этого вместо автомата была бутылка, к которой он с удовольствием прикладывался. Дикие люди. Еще семи утра нет – а уже пьют.

Хмурый Бэтмен зашагал к трясущемуся, как лист, Мише.

Понеслась! Автомат поднялся.

Два выстрела согнули Бэтмена, остаток магазина ушел в пару у дверей. Витрина с грохотом рухнула, открывая внутренности холла. Тип с автоматом упал. Любитель выпить – ломанулся в отель.

Отсоединив магазин и подхватив новый, я сиганул сквозь кусты, стараясь не терять из виду спину бегущего и одновременно воткнуть магазин. Под ногами захрустело стекло – холл. Долбаный магазин не сдавался. Беглец с разбега бухнулся грудью о барную стойку, протягивая руки к своему оружию. Роняя магазин, я выставил автомат вперед, набегая на него, как в штыковой. Ствол ткнулся в поясницу, и араб взвыл. Глухой звук удара приклада по кумполу. Скручиваясь, «дух» упал. Следом со стойки, с лязгом, загремело оружие.

Уф! Запаленно дыша и матерясь, я отступил назад и подобрал с пола магазин. Щелк, клац. Ура, я опять вооружен!

Топот из коридора, приближающиеся голоса. Плюхнувшись на кожаный подлокотник дивана и поджав под себя ногу, я примостил ствол на спинке. Выход из коридора был как на ладони. Не успев порадоваться удачной позиции, я услышал звук приближающейся машины. Кажется – патруль. Больше просто некому. Машина сбавила скорость, сворачивая… Мать, мать, мать!

Именно в эту секунду из коридора на мушку вывалились двое, и я нажал спуск. Частые выстрелы, вонь подпаленного дивана, сухой щелчок. Я сполз на пол, меняя магазин. Со двора длинно загрохотал автомат. Как зародыш, я скорчился на полу. Автомат заткнулся. Скрежет. Тишина.

Интересно – куда стреляли? Кажется – не сюда.

Обмирая и стараясь не шуметь, на четвереньках, я шустро прополз к соседнему дивану. Приподнял голову над подлокотником. Вид на два ряда диванов, пасмурное небо в выбитом окне. Тишина. Воображение нарисовало небритые, носатые рожи с оружием, засевшие напротив выхода. И пару таких же в коридоре.

Добегался, партизан. И Мишу добегал. На четырех костях, посреди диванного лабиринта выхода не видать. Ни из отеля, ни из ситуации. Только из жизни. Час истек досрочно. Надеюсь, пуля – не особо больно.

Глава 4

Вторник. Утро, 06.27.

Почему никто не орет, не щелкает оружием, не предлагает сдаться?

Подгоняемый тревожным любопытством, я приподнялся над спинкой дивана и поспешно согнулся, осмысливая «захваченную» картинку.

– Не понял… – перекрутив «видеозапись», я понял, что вообще ничего не понял. Во дворе, кроме «Логана», появилась еще одна белая малолитражка с мутно-белыми стеклами.

Откуда она взялась – примерно понятно. Но почему стекло – белое? И где люди?

В отеле стояла гробовая тишина. На пару с уличными непонятками это капитально давило на нервы. В очередной раз представив носатую засаду, я истерически хихикнул. Потом еще раз. Предел настал – пошла истерика.

С улицы донеслось:

– Парень, ты живой?

– Миша? – разом обрезало смех.

– Ага… Че ржешь?

– Крыша едет… Кто приехал?

– Не знаю… – Голос звучал растерянно. – Тут автомат лежал…

– И что?

– Я взял… пострелял…

До меня доперло – истыканный пулевыми дырками триплекс имеет белый цвет. Голый Миша спас мою задницу. Истерика вернулась громогласным хохотом, прерываемым всхлипываниями. Меня согнуло на полу, до слез и рези в желудке.

– Парень?! – смог расслышать я, когда приступ отступил. Вытирая глаза тыльной стороной ладони и все еще всхлипывая, я более-менее успокоился.

– Все-все, друже!.. А кто приехал?

– Сам сходи посмотри, – пробурчал Миша. – Тут битого стекла до хрена, а я – босый… И мертвяков боюсь.


Вторник, 06.30.

Я наконец привстал и, озираясь, покрутил головой. Любитель выпивки лежал ничком у стойки. Дальний конец холла был пуст. Никто не маячил в проеме. Вид на пол загораживали диваны. Держа автомат наготове, я взгромоздился на сиденье и разглядел два лежащих тела. Кажись – мертвые. Спустившись и подобрав пустой магазин, я сунул его в разгрузку и, держась ближе к стенам, по большой дуге обошел холл, по дороге подхватив автомат лежащего.

Не доходя метров пяти до проема, я наконец полностью увидел «мою» пару. Отпустило окончательно – живые так не лежат. Подобрав чужое оружие и свалив его на диван, я крикнул: – Выхожу.

Мишу я застал за мародерством. Пыхтя, он стаскивал с ног Бэтмена пыльные бутсы сорок пятого размера.

Утыканная дырками машина не побуждала к любопытству – заляпанные кровью стекла, какие-то бурые, обмякшие фигуры на передних сиденьях. Бр-р.

Не ограничившись обувью, Миша принялся вытряхивать мертвого бугая из разгрузочной жилетки. Бог в помощь.

Кстати, это мысль! На заднем сиденье «Логана» искомого я не обнаружил. Пришлось лезть в багажник. Ага, вот оно – початый цинк «зеленых задниц». Взяв одну и разогнувшись, я выщелкнул патрон из своего магазина. Сравнив оба и убедившись в идентичности, я набил найденными патронами карманы и, не поленившись, разыскал брошенный магазин. Набивание магазина напоминало поедание семечек. Щелк, следующий, щелк, следующий…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное