Алексей Тенчой.

Проза. Рассказы



скачать книгу бесплатно

© Алексей Тенчой, 2017


ISBN 978-5-4490-0483-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Легенда о спасении великого кижингинского мудреца

Дороомбо лама Эрдэни Хайбзун Галшиев был родом из Бурятии, из местности под названием Челсана, находящейся в районе Кижинги. В молодости он стал послушником местного дацана и вскоре прославился неподражаемо громким голосом. Выучив все молитвы наизусть, он стал доктором буддийской философии.


После этого, он решил поехать в далекий Тибет в паломничество. Попав на службу в одном из главных монастырей, он не сдержался и стал распевать молитвы громче ведущего голоса. Это было очень большое оскорбление всех монахов, которым было стыдно за своего запевалу. Тем более, хвастаться своим голосом в чужом монастыре, было принято дурным тоном. В это же время в соседнем лесу оказались 8 местных разбойников, которые сидели в засаде и ждали добычу. После, лама Галшиев спокойно отправился к себе домой через лес, но как только он вступил в темноту, разбойники напали на него и связали. Так как поживиться у ламы было нечем, они очень разозлились и решили его казнить.


Сожалея о своем поступке, лама уже приготовился к своей смерти в суровом Тибете. Но тут из ниоткуда появился огромный всадник. Это был хозяин местности Челсана – Буурал Баабай из далекой Кижинги, который явился к нему во спасение. Он держал в руке лук с восемью горящими стрелами. Разбойники испугались и разбежались в разные стороны. Хозяин Челсана схватил ламу и забросил позади своего седла, а конь, изрыгая из ноздрей огненное пламя, ударом копыта оставил на огромном валуне свой след. Нога лошади прошла внутрь камня, словно в глину.


Конь и всадник в мгновенье ока оказались дома, а лама поблагодарил судьбу, родину и хозяина местности Челсана – Буурал Баабай за свою спасенную жизнь.


Глубокий отпечаток от копыта коня хозяина местности из Бурятии можно и посей день увидеть в Тибете! Местные жители почитают его, как проявленное чудо!

Реинкарнация бабушки у Алены

Люди, не верящие в возможность чудес, думают, что такие истории о перерождениях – это мифы или плод фантазии. В нашей огромной Вселенной есть бесконечное множество чудесных качеств и деяний. На самом деле есть реальные случаи из нашей жизни, которые могут научить нас по-другому относиться к жизни и смерти. И тогда вы сможете совершать удивительные вещи, как это делали древние учителя.


И это прекрасно, что в нашей жизни есть место чудесам…


Вот такую неординарную историю рассказала мне моя хорошая знакомая Алена:


Какие могут быть чувства при потере любимого человека? Боль, горе… А мне было так хорошо… Позже я поняла почему.


В 1998 году умерла моя любимая бабушка. За день до этого я вдруг вспомнила про нее и достала из альбома фото, на котором были я и она. И мне на секунду показалось, что что-то случится, что фото потемнело… Ночью она явилась ко мне.

Но не во сне, а наяву как будто. На следующий день мне мама сообщила, что бабушки не стало. Через несколько дней я встречала самолет с севера с ее телом. Цинковый гроб, обитый деревянными досками, погрузили в микроавтобус. По дороге из аэропорта в город я сидела рядом, и мне было так хорошо! Тот запах свежего дерева, спокойствие и блаженство я не забуду никогда! Я долго думала: почему у меня были такие чувства? Мне казалось, что в такой ситуации должны быть слезы горя, боль утраты, а мне было хорошо… Тогда я не понимала своих чувств.


В 2002 году я родила дочь. Когда я взглянула ей в глаза – мне показались они до боли знакомыми и родными. Понятно, на меня смотрела моя дочь! Но у меня было чувство, что я этого человека давно знала. И в подсознании мелькнула мысль, что возможно она и есть моя бабушка! Дочь росла, я в глубине душе думала об этой вероятности, но не говорила никому. Мы готовились к Новому году, я начинала шить ей новогодний костюм, разбирала лоскутки тканей. Вдруг подбежала моя трехлетняя дочь, достала из мешка лоскут ткани и громко закричала: «Это мое! Я помню, я это носила!» Это был лоскут ткани от бабушкиного платья 30-ти летней давности. Я была в шоке. Сразу позвонила своей маме и тете. Моя мама, не верящая в подобные вещи – призадумалась. А тетя сказала: «Я всегда знала, что она наша мама».


Так мы и живем, зная, что бабушка к нам вернулась. Моя мама и тетя приезжали на каждый ее день рождения. И тогда она начинала говорить интересные вещи. Например, когда дочери исполнилось 4 года, она сказала: «Сегодня непростой день, сегодня два дня рождения: у Алины и бабы Дины». Моя мама, услышав это, просто оцепенела. Дочь до 5-ти летнего возраста говорила им напутствия, точно такие же, как и их мама, интересовалась их жизнью, вспоминала детали, известные только им, четко знала их родственные связи. Сейчас она уже не говорит такие интересные вещи, но мы живем и знаем, что наша любимая бабушка вернулась к нам в образе внучки.

И это доказывает, что явление реинкарнации, существующее в буддизме, все-таки есть и в современном мире, хоть многие и считают это сказкой…

Ступа Джарун Хашор

Много тысяч лет назад жила в долине Катманду птичница под именем Шамвара. Хотя была она из низшей касты, была она мужественной и достойно воспитывала своих четверых сыновей. За много лет ей не удалось накопить много богатств, и тогда она захотела построить ступу* для блага всех живущих. Заодно решив этой добродетелью накопить заслуги для благополучного будущего своих детей. Чтобы приобрести участок земли для строительства храма, женщине пришлось пойти на хитрость. Собрав небольшую сумму денег, Шамвара отправилась к королю и изложила свое желание купить участок земли.

– Сколько тебе нужно земли? – спросил король.

– Столько, сколько займет шкура одной лошади. – Ответила она.

Не ожидавший подвоха король согласился, а мудрая Шамвара разрезала шкуру на десятки узких длинных лоскутов, сшила их вместе и отмерила получившейся веревкой громадный надел, на котором ныне и возвышается Боднатх. Когда сановники возмутились и потребовали отказать ей, король произнес «Джарун Хашор», что означает «Я уже сказал». Так Великая Ступа стала известной под названием Джарун Хашор, что значит: если дано разрешение на постройку, то можно преодолеть любое препятствие. С помощью своих четырех сыновей, осла и быка, она приступила к осуществлению своего строительства. Она работала, не покладая рук в течение уже долгого времени, и огромный холм ступы поднимался мало-помалу. Для примера формы и вида своего сооружения они смотрели на древнюю ступу Будды Кашьяпы, которая была небольшая по размеру и находилась недалеко на возвышенности. Считалось, что внутри этой старинной ступы помещены мощи самого Будды Кашьяпы*. Богачи удивлялись и завидовали Шамваре, женщине низкой касты. Они исполненные негодованием стали жаловаться королю. Но тот тронутый находчивостью Шамвары, не обращая внимания на жалобы, только подтвердил свое разрешение на строительство. Время проходило, и, несмотря на многочисленные препятствия, гигантская ступа поднималась теперь, близкая к своему завершению. Старая женщина, чувствуя приближение смерти, позвала своих четверых сыновей и завещала им закончить работу и совершить освящение и благословение храма. Потом она скончалась, достигнув благодаря своим достоинствам нирваны. Легенда сообщает нам, что в момент ее смерти с четырех сторон донеся звон колоколов, дождь из нежных цветов пролился с неба благословением Божьим, и небо охватили разноцветные огни многочисленных радуг. Понадобилось еще три года, чтобы закончить строительство, завет благодетельной Шамвары был выполнен и миллионы паломников с тех пор совершали миллиарды благочестивых кругов вокруг большой Ступы Будды.


Что касается тибетского правителя Ландармы, то существует такое объяснение. Слово ланг означает «бык» – подразумевается его прошлое рождение в виде тягового животного, которое использовали для перевозки камней и земли на строительстве великой ступы Боднатх. Гуру Падмасамбхава объясняет: в то время как братья зародили благие желания, бык замыслил злое: разрушать все, что братья построят. Из истории Тибета видно, что это неблагое желание почти сбылось. Учение Будды утвердилось в Тибете при царе Трисонг Децене. Он через своего министр Ба Салнана пригласил из Индии Шантаракшиту и Гуру Падмасамбхаву. В одном из своих прошлых перерождений эти бодхисаттвы были братьями, строившими великую ступу Джарун Хашор. По окончании строительства они дали совместную клятву утвердить в будущем Истину в Стране Снегов. Придя в Тибет, Шантаракшита помнил о данной клятве, так же как помнил о ней и Гуру Падмасамбхава. В середине IX века в Тибете, при царе Ландарме, пришедшего к власти за счет убийства своего брата Ралпачана, начались сильные гонения на буддизм. Ландарма постоянно демонстрировал ненависть к буддийским монахам и святыням. Всякий раз, когда на его пути встречалась буддийская статуя, он приказывал ей говорить, и если статуя безмолвствовала, он приказывал отрубить ей нос или палец. Ландарма был убит выстрелом из лука монахом Лхалунг Пел Дорже, который, «преисполнившись сострадания к царю», убил его. Он спрятал лук и стрелу в рукаве своего длинного халата, одетого для исполнения религиозного танца царю. Во время строительства ступы, один ворон подслушал, как бык жалуется ослу и обещает все портить, что будут делать братья. И сорадуясь братьям, он стал молиться, что бы рождаться там же где и бык и подчищать за ним все зло. Этот ворон и переродился в монаха Лхалунг Пел Дорже.


Лхалунг Пел Дорже вначале натерся сажей сам и натер ею своего коня, а после удачного покушения на Ландарму омылся в озере, помыл коня, вывернул наизнанку свою одежду и таким образом ушел от погони. После этого Лхалунг Пел Дорже потеряв свои монашеские обеты удалился в уединение, посвятив всю свою жизнь медитации.


Прим. Слово «ступа» (чодтен, субурган) в переводе с санскрита означает вершина, верхушка. Так в древней Индии назывались могильные курганы.

Ступы это прекрасные культовые сооружения, обладающие магической силой добра, вносящие гармонию в нашу жизнь, очищающие наш ум от жадности и корысти, наполняющие наши сердца любовью ко всему живому на земле. Они представляют собой символ просветленного ума Будды и являются не только формой подношения, но являются объектом, излучающим и передающим благословение всем живым существам, вступившим с ними в контакт. Построенная по всем правилам и инициированная специальным ритуалом ступа, является генератором духовной энергии, целью которой служит принесение гармонии и мира всем живым существами и приведение в равновесие сил природы.


Кашьяпа (санскр. kasyapa «черепаха»). Будда Кашьяпа – шестой из тысячи будд нашей кальпы, предсказавший пришествие седьмого будды – Будды Шакьямуни. В его время человеческая жизнь длилась 20 тыс. лет.


Первые семь будд нашей кальпы:

1.Випашьин Vipasyin

2.Шикхин Sikhin

3.Вишвабху Visvabh;

4.Кракуччханда Krakucchanda

5.Канакамуни Kanakamuni

6.Кашьяпа Kasyapa

7.Шакьямуни

Почему нехорошо говорить нехорошо?

В старые добрые времена жил один монах по имени Гунчен. Много лет он изучал тантру в Тибетском монастыре, и достиг немалых высот в этом деле.

Гунчен был родом из Монголии. Пришло время, и стали ему сниться родные места. Бескрайние степи, цветущие весной ярко алыми цветами, быстрые горные реки, яркие звезды в ночном небе. Во сне его окликали по имени и просили вернуться домой. Однажды Гунчен решился вернуться туда, где родился и вырос. Он рассказал о своём желании настоятелю монастыря. Сказал, что снятся ему сны о родине, и в родные края зовут голоса предков.

На что услышал следующий ответ:

– Ты, конечно же, можешь ехать на родину хоть сейчас, и удовлетворить своё желание. Однако у меня вопрос: сможешь ли ты жить в миру?

Гунчен пожал плечами и подумал про себя: «Почему нет?»

Настоятель продолжил свою мысль:

– Двадцать лет уже как ты живёшь в монастыре. Среди молитв, покоя и тишины. Далеко от сансары. И вдруг внезапно ты решил жить в миру – среди забот и проблем. Ругани и криков. Выдержишь ли ты это?

– Постараюсь, – ответил Гунчен.

– Ну, раз так велико твоё желание вернуться, иди, я не могу держать тебя насильно. Однако знай, что мы всегда рады будем видеть тебя. И если у тебя там жизнь не сложится, возвращайся назад.

С этими словами настоятель отпустил Гунчена. Длинной была его дорога домой.

Вернувшись на родину, Гунчен никого из родных не застал живыми. Он так долго жил в монастыре, что даже юрту, в которой раньше жили его родители, он не нашел. Пришлось ставить новую. И жизнь налаживать заново. И зарабатывать себе на пропитание, как все остальные.

Он повесил на столбе при входе на рынок, который находился на окраине города, табличку с надписью, что проводит тантрические ритуалы и обряды на благополучие в будущем, и стал ждать, как говорят сегодня, клиентов…

Правду сказать вокруг было немало учителей специализирующихся в тантре и, Гунчен должен был конкурировать со многими образованными монахами.

Но он не стал унывать, уныние грех. И поэтому, набравшись терпения, стал ждать клиентов.

Первым пришёл сосед, владелец чайной Соел. У него имелась большая чайная на рынке, и он решил поставить еще одну юрту рядом, думая, что она будет заполнена посетителями. Однако этого не произошло, вот они обратился к тантристу.

Гунчен пришёл в чайную, провёл положенный ритуал, и уже на следующий день вторая юрта была заполнена людьми.

Соел щедро отблагодарил соседа и сказал, что для него в чайной всегда будет отдельное место и бесплатный чай.

С тех пор Гунчен любил посидеть в чайной и выпить чашку чая с молоком.

Чайная продолжала процветать. Хозяин тепло принимал ламу.

Соел, искренне считал, что его заведение процветает, именно благодаря проведённому обряду. Более того, он рекомендовал Гунчена другому соседу, молочнику Даши, поставлявшему молоко в чайную.

Тот также пригласил Гунчена провести обряд на благополучие в будущем, и вскоре после обряда его корова, которую все считали бесплодной, отелилась. Соответственно стало больше молока. Плюс появился телёнок.

Слава о Гунчене стала распространяться, и заказы повалились, что называется валом.

Однажды, находясь в чайной в окружении Соела и Даши, Гунчен увидел, как вор залез в карман к человеку и вытащил кошелёк.

– Нехорошо, – сказал Гунчен, глядя вслед удаляющемуся вору. И как только он это произнёс, раздались крики: «Держи вора!». Вор побежал. Его догнали, схватили и сдали стражам порядка.

В другой раз Гунчен увидел, как купец, набрав товара у мясника, отказался расплачиваться, сказав:

– Я беру в кредит.

Мясник стал возражать:

– Ты и в прошлый раз брал в кредит и не расплатился. Верни прежний долг, а потом одалживай!

Купец ударил его плетью и пошёл восвояси.

Гунчен снова сказал:

– Нехорошо.

И как только он это произнёс, купец упал, и из его носа потекла кровь.

Подбежали люди, помогли ему подняться. Вытерли кровь. А испуганный купец вернулся к мяснику и расплатился с ним.

Всё это видели окружающие, и слава о Гунчене мгновенно распространилась по всему городу. К нему стали приходить люди. Жаловаться на несправедливые поступки обидчиков. Просили вмешаться и сказать его знаменитое: «Нехорошо!»

Но Гунчен уклонялся от подобных просьб, заявляя жалобщикам:

– Я не судья, жалуйтесь властям. Пусть они наказывают обидчиков.

Но как бы он не уклонялся, люди шли и шли. Просили и просили. Гунчен стал задумываться над тем, что происходит.

Однажды проходя по улице, он увидел как мальчик, привязав собаку к дереву, бьёт её палкой.

Гунчен ничего не сказал, а только подумал: «Нехорошо обижать живое существо!»

Тут же мальчик выронил палку, его стало тошнить. Собака порвала верёвку, и убежала.

Было над чем задуматься, и Гунчен стал думать, как жить дальше. Теперь он боялся не только что-то сказать, но и подумать.

Лама решил написать письмо своему учителю в монастырь и посоветоваться.

Вот что он писал:

«Если я вижу, что кто-то обижает слабого, и думаю: „нехорошо“, то тут же хулиган спотыкается и падает, ломая себе кости. Если я вижу, как кто-то своровал чужую вещь, и думаю: „нехорошо“, то вора тут же ловят стражи порядка и сажают в тюрьму. Я сам не хочу наказывать этих плохих людей, но так получается. Я давал обет не обижать ни одно живое существо. А получается, что обижаю. Растолкуйте мне, что происходит? Как мне быть с появившимся неожиданно даром, который рушит всю мою жизнь? Если возможно, подскажите, как мне избавиться от этого дара? Я не хочу никому вредить, я не хочу никого судить. Пусть это делают власти и те, кому это предписано!»

Письмо было послано с посыльным, и через какое-то время Гунчен получил ответ, где были следующие строки:

«Те изменения, которые произошли в твоей жизни, это вовсе не дар, и произошли они не потому, что у тебя появился новый талант. Просто ты стал очень близок к защитникам местности и другим защитникам. Они уважают тебя и выполняют любую твою прихоть. Стоит тебе что-то подумать, и они спешат выполнить твою думу, твоё желание. Поэтому оберегай себя от дурных мыслей о посторонних. Такое бывает. И я слышал подобные истории не один раз. Насчёт того, как тебе жить дальше, скажу следующее: имея доброе сердце и мудрость, ты автоматически обретаешь правильную мотивацию и желание делать то, что необходимо. Если в своих поступках ты начнёшь руководствоваться подлинным состраданием, тогда ты сможем спасти и себя самого, и окружающих людей…»

Письмо что-то объясняло, но отнюдь не облегчало жизнь Гунчена. Люди, завидев его на улице, сразу просили кого-то наказать. Сразу жаловались и так далее, и тому подобное.

Монах перестал вообще выходить из дому, что бы не вредить людям. Но и дома ему не было покоя. Однажды в дверь постучал его сосед Даши.

Гунчен открыл ему и пригласил пройти в юрту. Как-никак сосед. Даши жил на той же улице, между их юртами стояла юрта Соела.

Уже с порога Даши стал жаловаться на Соела.

– Представляешь, Соел взял и передвинул забор, отделяющий мой двор от его двора аж на два локтя.

– Чего это он взял и передвинул?

– Мой телёнок сорвался с привязи и повалил забор. Меня не было дома, а Соел был. Он увидел поваленный забор, поставил его заново, но при этом сдвинул на два локтя внутрь моего двора. Таким образом, он украл у меня кусок земли шириною в два локтя, а длиною в тридцать локтей. Это немалый кусок! Согласитесь, что это нехорошо с его стороны?

Гунчен побоялся делать какие-либо выводы и ответил так:

– Я должен выслушать Соела!

– А я знаю, почему он это сделал.

– Почему?

– Потому, что он сватался к моей дочери, а я отказался породниться с ним.

У меня на это были свои причины! Прежде всего, он старше её на пятнадцать лет. К тому же он вдовец. У него есть дети, неизвестно как они будут относиться к мачехе.

И вот он взбесился, и решил таким образом отомстить мне!

Даши ещё долго говорил, Гунчен терпеливо слушал и когда он ушел, то облегчённо вздохнул.

Не прошло и двух часов, как появился Соел.

Он так же, как и Даши с порога стал жаловаться на соседа.

– Представляешь, Даши сдвинул забор, отделяющий наши дворы, на два локтя в свою пользу.

И Соел стал рассказывать свою историю:

– После того как его телёнок повалил забор, я восстановил его. Возможно, я чуть-чуть ошибся, и только я ушёл в чайную, как Даши не поставил забор на старое место, а передвинул его еще на два локтя внутрь моего двора! Ну, разве это хорошо? Скажи, что это нехорошо?

Каждый из них требовал от Гунчена, что бы он принял его сторону и осудил соседа.

Каждый из них хотел, что бы Гунчен произнёс своё знаменитое «нехорошо»!

Гунчен это понимал, и не хотел быть втянутым в конфликт.

– Согласитесь, скажите, что я прав. Сделайте так, что бы у этого негодяя кровь из носа пошла, как у того купца на базаре! – требовал один.

Второй говорил:

– Пусть этот негодяй споткнётся, и поломает себе кости! Согласитесь, что мою землю украл сосед.

Гунчен старался успокоить их, но из этого ничего не выходило. Всю свою жизнь, он пытался породить в своем сердце любовь ко всем живым существам. Но когда эти живые существа начинали ругаться друг с другом, желать друг другу смерти, Гунчен не хотел применять свои тантрические способности. Он решил помирить их, и придумал хитрость. Лама одолжил у мясника мешочек монет. Когда он пришел к соседям, те стояли около забора, который был сломан. Соседи толкали его, и кричали:

– Нет, он должен быть тут! Нет тут!!!

Гунчен остановил их и попросил указать, где должен стоять забор.

Соел указал: – Тут!

– Нет вот здесь! – топнул ногой Даши.

Тогда Гунчен отмерил середину между точками, которые указывали соседи, прочертил там линию и, указав на нее сказал:

– Каждый из вас получит по столько монет, сколько поместится в один ряд от этой серединной линии до точки, указанной соседом.

Даши и Соел задумались, а надо сказать, что ни один из них не захотел, что бы другой сосед разбогател. Оба заявили, что ошибались, согласились поставить забор на линию, указанную Гунченом, и так забор вернулся на свое прежнее место. Соседи пообещали ламе впредь не враждовать. Так Гунчен помирил Даши и Соела. Потом он вернул монеты мяснику.

Слава о его мудрости росла. Люди стали приходить к нему со своими обидами, и требовали разрешить их конфликты. И ждали от монаха, что он накажет их обидчика. «Вот она сансара!» – повторял он то и дело вслух, и больше ничего не мог сказать тем, кто обращался к нему с требованием осудить.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное